Песчаные собаки Гоа

 
Они просыпаются в хозяйских кокосовых  садах засветло, разбуженные прибоем и уходят бродить по пляжу, сбившись в стаю, из дюжины псов. Все они подтянутые, худощавые и  короткошёрстные, добродушные, с вытянутой мордочкой, в основном рыжеватые, хотя встречаются беленькие и черные экземпляры, а при большой удаче, можно увидеть окрас далматинца. Их большие, стоячие ушки всегда на страже, для охраны своих красивых глаз, цвета лимонного сапфира, черного алмаза и топаза, цвета шампанского. И если Турция страна кошек, то Гоа, планета собак, бредущих вместе с вами по тротуару, спящих на обочинах дорог, там, где есть свободное место от мотороллеров, которых ничуть не меньше, чем собачек.

 А направляются они, куда ведёт их теплое утро, и совершают свой первый привал у спящего индуса, раскидавшего руки и ноги, на ещё не остывшем за ночь песке.
 В недоумении, поджимая хвосты, останавливаются и бесшумно тыкают носами, в его съедобный пакет, с лакомствами, из морского кафе, которые, тот не донес домой, из-за случайной встречи с приятелями, щедро угостившими его местным ромом "Старый монах". Позавтракав, благодарят спящего путника и оставляют досматривать сон, в первых лучах зарождающегося солнца, которое никогда не жалеет своего тепла, для этой части земли.

 Теперь они сыты, но по домам разбредаться не желают, а разделяются на три маленьких отряда, один из которых возглавляет рыжий Джеки, обкусанный блохами вдоль хребта и уводящий свою шайку на отдых, под лежаки. Другой командой верховодит чёрный Пират, с прищуренным сверкающим глазом, разглядевшим вдали, в начале пляжа, священных коров, бредущих вдоль берега.
 А Грета, мама своих щенят, возглавляет самую милую и забавную процессию, уводя их досыпать к ближайшей гостинице, где есть кухня с деликатесами и приятелями поварами.

 Для собак, утро подготовило новые  встречи и радости, на кромке  теплого Аравийского моря, составляющего единое целое с Индийским океаном и никто на Земле, не вправе отменить их осеннее счастье, слишком дорого, оно им досталось. Но, прошлое оставило и боль, когда во время обильных дождей с июня по сентябрь, у Греты, утонул любимый щенок Мо-Мо, прозванный так, в честь местных белых и пышных пельменей, а у Пирата погиб хозяин, во время тропического ливня, из-за обрушившейся крыши его хижины. Сейчас, с наступлением комфортного, тридцати градусного тепла, в эти восемь спокойных месяцев, у них есть надежда на отдых и угощения от незнакомых, приехавших людей.

 Эти новенькие, приметившие, бредущих собачек, первые, утренние туристы из Европы. Они занимают лежаки, резво скидывают сандалии и растирают друг другу спины цвета бледной поганки, эмульсиями, против загара, а Пират, с компанией друзей залегают, в цветущих розовых кустах, поджидая приближающееся стадо, и когда основная компания проходит, собаки радостно выбегают из засады и начинают гонять пятнистого и рыжего теленка.

 Его огромный папа, с горбом на шее, увидев нападки на родное дитя, резво отгоняет, собак, устроивших догонялки, своими бойкими копытами и кручеными, посягающими на природный шедевр,  рожками.
 С почтенным благоговением и редким потявкиваем, для очистки совести, команда Пирата удаляется под лежаки, дожидаясь десятилетних мальчишек, в футболках с надписью «I love Goa», которых можно слегка облаять, без ущерба своему имиджу. И когда один из ребят, оберегая океан, проходит чуть вперёд, нагибаясь и поднимая с песка пластиковую бутылку, псы выбегают всей сворой из засады, используя момент неожиданности.
 Мальчики, изумлённо, в пол-оборота поворачиваются и в нерешительности застывают, увидев приближающуюся группу четвероногих, и тогда, самый высокий наклоняется к земле, взяв горсть песка, но даже не успевает бросить, поскольку для собак, этот жест человека, всегда является сигналом для бегства.
 И они удаляются в сторону пляжного ресторана, забираясь под ротанговые кресла, прячась от полуденного жара и в надежде на куриные косточки или даже целый окорочок, в виде угощения от приезжих.

 В ресторане, их поведение отличается безукоризненной выдержкой и учтивостью, они никогда не лают и не вступают в спор из-за еды, пасть открывают плавно, как бы стесняясь, медленно оттягивают косточку на себя и бесшумно, не чавкая, перемалывают её. А насытившись, вновь залезают под кресла, охранять покой сегодняшнего дневного хозяина, наблюдая ползущего по потолку геккона, явно пытающегося свалиться в чью-нибудь вкусную тарелку.  И тогда становится ясно, почему они нападали на священных коров и мальчишек, всё это, во имя одной цели, ради угощения, чтобы никто не претендовал на косточки, а уж они постараются и никого не подпустят к еде.

 Вот и команда Джеки просыпается и подмечает двух высоких людей, в униформе песочного цвета, бредущих вдоль побережья с тонкими и длинными, деревянными палочками. Собачки помнят, что они их не угощали косточкой и инстинктивно чувствуют, что эти люди, могут прогнать их из ресторана, а этого, допустить нельзя. Одного они только не знают, что туристическая полиция, самая добродушная в мире, а выбежав и окружив их, к изумлению парочки начинают их облаивать, хотя подобного, дерзкого обращения псы не применяют ни к мальчишкам, ни к стаду коров, на которых они лишь снисходительно потявкивают. Но, взмах палочки ставит всё на свои  места...

 А в это время,  мама Грета, возится со щенками и кормит их своим молоком, и они всей ватагой подбираются к ней, под теплый бочок и доверчиво засыпают, согретые ее любовью. И она в забытье, прикладывает свою голову на теплый песок, но чутко дремлет, и даже чувствует, как пара тропических бабочек садится на её ушки, но она не прогоняет их, а ощущает себя цветком. В безоблачном и вечном, райском небе Гоа парят Браминские  коршуны, высматривая рыбу, сотни стрекоз летят со стороны океана, что кажется абсолютно фантастичным, и голубь расклевывает, у кромки воды, случайно занесённую волной, спиралевидную ракушку с маленьким крабом...
 
 Океан дарит свои плоды лангустов и креветок, заботливо перемешивает пенистыми трёхбалльными волнами песок у берега, даруя пляжу первозданную красоту.
 Вот, по манговому дереву, спускается бурундук, заметив мелкого ворона, прилетевшего с куском кокоса и выскабливающего лакомство, и проворный зверек, всеми силами извивается, в желании присоединиться, но подлетает еще одна птица, силы становятся неравными и он перепрыгивает на пальму, дирижируя хвостом.

 А день медленно угасает, и солнце, не дойдя до линии горизонта, растворяется в молочных далях, там, где на западе, затерялся другой, противоположный берег Аравийского моря.  Любители пляжного отдыха уходят, а на смену им бредут молодые, влюбленные пары, для которых только начинается вечерняя прогулка у моря, с его необъятной далью и вереницей огней от рыболовных судов на темнеющем горизонте и дыханием ароматов с прибрежных ресторанчиков.
 Собачки перебираются поближе к хозяйским домам, выходят на оживленную улицу, где начинает закипать ночная жизнь, а мимо, нескончаемой вереницей, неспешно проезжают, по узкой улице мотороллеры и жёлтые музейные такси Тук-Тук, и здесь же снуют компании местных жителей и разноязычных туристов, которым явно не хватает тротуара, находящегося только на одной стороне дороги и они шествуют по обочинам улиц, да и к чести водителей, можно сказать это безусловно безопасно, да и скорость движения небольшая.

 Экзотическая индийская ночь погружает и в сон и в океан жар тропических, воздушных потоков, и вот уже вся природа Гоа, смешивается с глазами собак, торговыми рядами рынка, фруктовые плантациями в пальмах, Индуистскими храмами, запахом серебристых рыбок в заливе, где распутывают сети рыбаки и улетает аквамариновая птичка кингфишер, с оранжевой грудкой, чтобы однажды вернуться к этим берегам, пусть даже в воспоминаниях.


Рецензии