Воспоминания-3

                Опять о больницах

Редко кому не приходилось  лежать в больницах. Только очень  здоровые люди. А к старости её, больницу, посещают всё чаще.
Ничего в больницах интересного нет. Хотя Чехов, например, тоже часто лечился, но написал «Палата № 6». Хорошая интересная вещь. И другие знаменитости лечились в больницах и описывали там происходящее.

Мне тоже пришлось побывать в больницах несколько раз на операциях, диагнозы были не смертельными. А что в них происходило, иногда вызывало удивление, другой раз улыбку и смех. Что видел, то я и записал, не выдумывая. На классику не претендую, а так, для воспоминания.

Один товарищ заметил, что я слишком много записывал о том, как лежал в больнице.
Я говорю ему, что последние годы жизни я и нахожусь, в основном, там, других впечатлений не испытываю. Что чаще вижу, про то и сообщаю. Как тот казах на осле (по рассказам моего отца), который мурлычет себе под нос песенку про всё, что сейчас видит.

Здесь всё вкратце,  чтобы не утомлять читателя. Фамилии, имена – случайные, чтобы не обидеть знакомых.
Кому не интересно, могут не читать, пропустить. Скучноватое повествование.   

БОЛЬНИЦА № 14   на  Оборонной ул. СПб.

Угодило мне 6-го ноября.1996 года после работы поскользнуться на ступенях метро «Нарвская», упасть и сломать правую челюсть.
Я быстро поднялся, смущаясь, что кто-то из знакомых меня мог видеть. Приехал домой с синяком и болью. А завтра 7-е, праздник. Ночь еле пережил, а утром пришлось идти в травмпункт, который, к счастью, работал и врачи не были выпивши.

Просветили рентгеном и обнаружили перелом челюсти. Отправили в больницу на Оборонную.  Там тоже просветили, пощупали и через день я уже лежал на операционном столе.
Самое интересное осталось в памяти, что я чувствовал, находясь впервые под наркозом.
Надели маску, в руку вкололи иглу, и я стал считать до десяти, но недосчитал и поплыл куда-то.

Лежу и вижу над собой очень яркий свет, к которому я приближаюсь, вместе со столом, на котором лежу. Вокруг меня, чуть ниже поверхности моего стола, передвигаются с резкими щелчками какие-то плитки, подобные паркету, занимающие свободные клетки. Это было похоже на игру «15», где 16-той кости не хватает, а надо все кости упорядочить. Слышны были резкие щелчки от их перемещения. Ощущение у меня было приятное и упоительное. Людей я не видел, но их присутствие как-то осознавал. Возможно, на лице у меня была довольная улыбка.

Перевезли меня в палату, я очнулся. Всё плыло перед глазами, подташнивало. Физиономия была забинтована, рот не открывался. Оказалось, что челюсть восстанавливали крючками, проткнув в двух местах кожу в скуле и у глаза. Всё прошло в лучшем виде.
Через несколько дней я уже был дома.

БОЛЬНИЦА ИЭМ

(Институт Экспериментальной Медицины).
Утром 3-го июня 2009 года я приехал в больницу ИЭМ, Малый пр. Петроградской стороны. Взял все анализы, документы и явился утром к врачу больницы.
Дежурный врач посмотрел мои бумаги и сказал:
-- Направление на госпитализацию без штампа поликлиники и печати недействительны.

Еду в свою 51-ю поликлинику. Моих анализов на гепатит «В» и «С» в поликлинике ещё нет. Вернулся и сдал анализы в больнице ИЭМ ещё раз за 1150 р.
Палата № 8 на троих, 1-е неврологическое отделение. Койка прежня, что и была подо мной в 2008 году, у двери.

Врач  Ирина Владимировна назначает различные лекарства. Врач-окулист – капли в глаза.
Выполнил все предписания врачей, сделал бесплатный массаж у полной говорливой азербайджанки, отоспался.
Через 16 дней, подправив пошатнувшееся здоровье, вернулся домой.
   
     14-го июня 2011 года я опять в больнице ИЭМ по приглашению. Предварительно сдал все мыслимые и немыслимые анализы в 51-й поликлинике, поглотал прописанные заранее таблетки.
Сделали замеры: вес 70,5 кг. рост 168 см. (а был раньше 170,5 !) Расту  вниз.

Палата №7 на пятерых, я у окна (это неплохо летом). Но в 2009 г. в палате № 8 нас было трое.
Врач  Ирина Владимировна та же молодая красивая брюнетка, серьёзная евреечка.
Я ей рассказываю:
-- Меня ведёт вправо при ходьбе, как выпившего, головокружение при резком повороте и лёжа на спине, судороги конечностей при потягивании, боли в печени или поджелудочной железе, зрение и слух слабеют, псориаз не проходит. – наговорил больше, чем надо.

Описывать всё, что было в больнице, не интересно. Была капельница, уколы, таблетки, рентген, гимнастика, массаж, УЗИ, электросон.  (Сестра физиотерапии Америс. Ей я написал стих в 14 строк).
Прочитал книжки "Родники любви", "Серое шоссе", рассказы Новикова-Прибоя, книги, что были в больнице.

На третий день пребывания мною стал заниматься врач Ильгиз Бектаевич, татарин лет 60-ти. Очень тактичный и интересный собеседник. Он мне и выписку написал с рекомендациями, которые я так и не выполнял.
Больше 2-х недель пробыл я в больнице. Скука, каждый занят своим делом, кроссворды отгадывают, слушают плееры, спят. Кажется, 30-го июня я выписался домой счастливый и, якобы,  здоровый.


       БОЛЬНИЦА № 26, УЛ. Костюшко, д. 2

В субботу 1-го марта 2014 года в 12-00 вышли мы из дома в гости.
У нашего дома на кочке я оступился, в пятке правой ноги что-то щёлкнуло. От боли я чуть не упал. Постояли немного, и пошли на автобус.

Хромая, зашли в Окей за подарком и потом к трамваю. Залезая в трамвай, я наступил на больную ногу и в дверях свалился от резкой боли. Дверями меня чуть не придавило.
Спасибо женщине, помогла меня поднять. Доехали, отпраздновали 90-летие родственника. А домой  еле добрались.

Всё воскресенье я мучился с ногой. Пятка опухла. Надо было в воскресенье в «травму» обратиться, но думал, что она не работает.
Поехали в понедельник 3-го. Врач сразу определил, что оборвал ахиллово сухожилье.
Стали ждать скорую помощь. Приехали в больницу № 26 на Костюшко. Со мной приехала ещё одна пара, тоже с Ахиллом у парня Саши.

В приёмном покое сдали мои документы. Врач Татьяна Николаевна допрашивала меня обо всём, как в КГБ, прощупала пятку. Затем взяли кровь, сделали ЭКГ и направили во 2-ю травматологию на 5-й этаж, палата № 7.
Завтракали густой манной кашей и несладким чаем.

После завтрака пришёл лечащий врач Михаил Сергеевич, рыжий, лысеющий дядя лет 45-ти. Сказал, что можно оперироваться или лечиться консервативно, но будешь хромать. Операция тоже не даёт 76-летнему пациенту 100 % гарантию. Решайте.
Мы решились на операцию, хотя и долго будет заживать...

….Отступление. В палате 6 коек, все больные с ногами, не ходячие. Сегодня двоих выписали. Я в углу, здесь нормально, туалет близко, еда
есть, кроссворды есть, кружка, ложка, полотенце, жопная бумага – всё своё из дома. В больнице нищета…

Дали лекарства на утро и вечер, сделали укол в живот 3 раза в день.
Вылечившихся выписывают. Остались мы трое: я, Сашка, с которым ехали в скорой и дядя 1935 года, лежачий. Жена каждый день с ним, помогает ему покакать в судно. А мне стыдно при ней даже пукнуть и сходить в туалет. Когда гостей нет. все пукают, если хочется.

Нога отекает, подъём и кость большого пальца синеют и болят. Врач успокаивает, вылечим. Мне  привезли костыли. Ходить очень трудно, только до туалета, до холодильника в коридоре не хожу.

05.03.14. утром говорили с врачом об операции. По его словам, русские нитки для шва плохие, нужны заграничные дорогие, стоят 15 тысяч. Однако мы согласились. Деньги, что навоз, сегодня нету, завтра -- воз.
Сделали утренний укол в живот, дали гречку и чай, стал есть. В этот момент дядька начал какать в судно. Жена хоть и заслоняет его, но его дерьмо запахло по всей палате.Пришлось гречку на время отставить.

Ночью привезли ещё двоих. Нас стало пятеро. Днём к ним пришли навестившие. Громко разговаривают и смеются все одновременно. Весело.
К молодым приходят жёны, братья, сёстры, тести. Ко мне родители и братья не придут, я их видел во сне.

Представляю одиноких стариков в больницах без надежды на помощь и сострадание близких. Получается, чем старше становишься, тем более одиноким оказываешься.
Вечером начинает беспокоить сустав 1-го пальца ноги. Опухоль дошла до него. Не дотронуться до этой шишки. Она стала ныть. В туалет приходится скакать на левой ноге. 70 кг она еле выдерживает, больно в колене.

Вернулся в постель, чуть не задохнулся, одышка, жжение в груди, изжога. Завтра всё расскажу врачу.
Вечер заканчивается уколом в живот и уколом в голень анальгина. Очень больно, но он снял ночью боль с шишки 1-го пальца.

06.03.14. Ночью почти не спал. Храп соседа в углу по диагонали напоминал артиллеристскую канонаду: взрывы, раскаты, грохот, клокотание газа из болота и пр. Такого храпа я в жизни не слышал.
День прошёл как обычно, уколы в живот, в попу. Затем повезли Сашку и меня на слепок гипса, который наденут нам после операции. Так как я плохо ходил в туалет, мне надо поставить клизму. Я согласился.

Чёрненькая (татарка, что ли) зовёт меня в спецкомнату . Говорю, что я не ходок, нужно кресло-каталка. Ждал 30 минут, явилась. Велела взять подтирку свою. Повезла по коридору в эту холодную комнату с унитазом, раковиной и топчаном. Лёг на правый бок, спустил штаны, согнулся, спрашиваю молодуху, умеет ли она вставлять клизму дедушке.

Отвечает:
-- Я всё могу. (Как сказочный Ляпунюшка).
Налила полный живот. Еле встал, а уже начинает вытекать содержимое. Она вышла, я  еле дотянулся до унитаза, сел. Всё, что сегодня, вчера, позавчера с удовольствием съел, вылил со свистом в унитаз. Стало очень легко и комфортно. Обтёрся, подтянул штаны, жду её.

Заходит старушка, просится пописать в этот унитаз. Я ей – пожалуйста, отвернусь. Жалуется, что до женского туалета не донесёт. Сделала своё дело и стала меня благодарить, ушла. За что, не понял.
Ждать мне надоело. Допрыгал на одной ноге до кресла в коридоре, сел и сам поехал в палату.

Пришёл мой врач, велел не есть утром, пить можно. Велел купить шприцы, катетер и лекарства в их аптеке внизу. Я дал 190 рублей жене соседа и она всё принесла.
07.03.14. Утром пришла жена, отдала врачу 15 тысяч на импортные нитки. Спросила, не мало ли. Тот пожимает плечами. Значит, не достаточно, дала ещё 5 тысяч на всякий случай, что б всё сделать, как надо. (А то без взятки, получается, можно сделать свою работу кое-как).  В больнице, видно, это допускается.

Думаю, что дома подсчитаю, во сколько нам, пациентам, обходится «русское бесплатное» лечение.
В 10-00 каталку привозит чёрный дядька. По-русски ни бум-бум, я еле понял, что мне надо делать. Взял мои шприцы, протезы изо рта велел оставить, велел надеть памперс. А у меня памперса нет. Спасибо новому соседу, дал взаймы. Памперс я надел, трусы снял, спрашиваю чёрного,  мол, зачем. Пригодится, говорит. Надел мне на голову колпак, покрыл моим же одеялом и повёз по коридорам, переходам в холодное помещение.

Там поставили мне капельницу с натрием-хлором 0,9 %,  2 бутылки влили по 0,4 л. Я лежу, все вокруг бегают, торопятся, меня не замечают.
Девки, в основном, с юга, -- жареные, да и мужчины тоже. Они на подхвате у врачей. Дали мне расписаться, не знаю за что. Подошли ко мне, согнули голову между ног, как могли, всадили длинную иглу куда-то в 4-й позвонок. Лежу. Наркоз стал действовать. Бёдра стали не мои, колени, икры ног, ступни, а также «хозяйство» не мои. Не могу ни чем пошевелить.

Ущипну себя и не чувствую. Можно отрезать и бросить всё собакам, не замечу даже. Такого меня завезли в операционную вместо Сашки. Перевалили меня на стол мордой в подушку, надели на палец левой руки браслет для проверки давления, подключённый к агрегату на колёсах с мигающими лампочками. Лежу, смотрю, чувствую какое-то шевеление в ногах, хотя они и не мои. Что-то кладут на здоровую ногу, просят подать ещё что-то.

Подошла тётка, я спрашиваю, когда будут оперировать.
Она -- уже заканчивают. Странно, что я ничего не почувствовал. Нижняя часть моего тела – не моя. Перенесли меня на каталку, под забинтованную ногу подсунули подушку.
Смотрю на часы на стене 11-40. Привезли в палату, перенесли на кровать и гуд-бай.
Трогаю себя и не чувствую. Становится как-то не по себе. Пошевелить даже здоровой ногой не получается. Писька как чужая. Однако, в памперсе сыро, пригодился.

Отходняк проходил, до ночи. Я успел перекусить. Мои  пошли  домой, а мы с соседями травили анекдоты до 24-00.
08.03.14. Женский день, а мы, одноногие, на койках. Поставили всем капельницы. Я вздремнул под неё. Ждал жену. Кто-то потрогал меня за плечо, думаю, она, говорю «привет», хочу поцеловать. А это медсестра градусник всучает. Обмишурился.

Дают много таблеток, уколов. Живот стал синим. Температура днём 37,3 градуса. Болит палец. Жена пришла после 12-ти. С ней добрался до туалета. Костыли стоят, ходить не умею, чуть не упал навзничь. День прошёл.
09.03.14. Ночь мыкался, крутился, затыкал уши берушами от храпа из угла. Не помогает.

И от храпа нам не спрятаться, не скрыться.
Храпуну же в это время сладко спится.

По отношению к храпуну я нахожусь в противоположном углу квадратной комнаты. Звуковые волны храпа, проходя вдоль стен, потолка, сходятся в моём углу и суммируются, усиливаются. Я оказываюсь в максимуме стоячей звуковой волны, нежели другие койки.

Вчера перед ужином, спуская ноги с кровати, задел свою банку с мочой и разлил. Позвали санитарку убрать. Так эта толстуха Оля размазала мочу по полу под кроватью и ушла. Даже остатки в банке опрокинула под кроватью. Вонью дышали все, пока напарница не исправила дело.

Ночью я достал из-под кровати банку-писуар под одеяло, чтобы отлить. Не заметил, что там ещё оставались остатки мочи и плеснул нечаянно под себя. Спал в мокрой вонючей кровати. Правда, к утру высохло.

Ведь санитаркам известно, что мы, неходячие, вынести  банку сами не можем. Это их обязанность отслеживать, чтобы в палате соблюдались санитарные нормы, проветривание, мокрая уборка. Нет, многие только отбывают на работе. Противно.
Температура за прошедший день 37,3 и 37, 1. Говорят, так и должно быть после операции.
Последний день без врачей. Моча стоит, испаряется. Санитарок нет, нюхай. На посту звякает телефон уже полчаса с перерывами. Люди в халатах ходят мимо, не слыша. А вдруг там что-то важное, смертельное? Им до лампы!

У соседа-храпуна чуть не упала стойка, за которую он поднимаясь держался. Поправить некому. Закрепили кое-как своими руками посетители. А я помню, как стойку устанавливал местный Вася с мужиком. Кое-как толком не закрепили её и умотали прочь. Результат налицо. Этот Вася не смог даже мне укоротить костыли, отвернуть гайки. Сашка с женой сделали. И так во всём. Бесплатная медицина!

Сейчас понял, что мой угол – худшее место в палате. Далеко от окна, духота, вентиляционная решётка заклеена, свежий воздух еле доходит, запахи лекарств, мочи, пищи – всё гонит ко мне.
Т=37,3 град. Почему? Спрошу у врача завтра. Появился лёгкий кашель, может, простыл. Все «гости» разошлись, а у Саши сидит лицом к нам его Наташа, не уходит, хотя уже около 20-00. Я еле-еле терплю, чтобы не описаться. Прошу её выйти на минуту. Она выходит, а я с радостью оправляюсь.

Позже научился пукать без звука. Лёжа под одеялом двумя руками раздвигаешь ягодицы, медленно спускаешь газ без звука. Но иногда всё же лёгкий звук проскакивает. Не обращаешь внимания, как будто не ты. Все так делают, не извиняясь.
За ночь надо налить мочу опять на анализ. Пьют они её что ли?

11.03.14. Спал неплохо. Вчера затолкал беруши почти в самый мозг и «ничего не слышу, никого не вижу». На ночь я принял анальгин и утром был бодр. Сдал кровь, «молодуха» сделала перевязку. Всё идёт путём, пока.

Днём увезли храпуна в отдельную платную палату. Все обрадовались, стали думать, куда теперь девать ненужные беруши. Около 23-00  с грохотом въезжает каталка с парнем в верхней одежде и с чашкой в руке. Я думал, он кофе пьёт, а это его анализ мочи. Посмотрел он на свободную койку и дал команду «домой!». Так и уехал с анализом в руке. Оставил записку на койке «не занимать». Расслабились. Кто-то уснул. Опять дверь на распашку, ещё один, шестой, приехал. Моя Т=37,5 град.

12.03.14. Ночь спал плохо. Ныла нога. Вчера отказался от укола обезболивающего и вот маялся.  Утром стало полегче. Т=37,3 град.
Соседа по койке выписали. Конвейер. Мы трое: Саша, Валерий Александрович и я – постоянные. В.А. вечером всё рассказал о себе, жене, детях, службе в Кремле. Это чуть скрашивает наше долгое пребывание здесь. В.А. -- человек с юмором. Днём до прихода жены надумал натянуть штаны. Сел на край койки, опустил ноги, надел штанину на здоровую ногу, подтянул. Дело за второй ногой. Накидывает штанину на больную ногу, не получается.

Только за пальцы цепляет, измучился, отдыхает. Я из-под одеяла смотрю, улыбаюсь.
Он заметил, говорит:
-- Ничего, что-нибудь придумаю.
Пробует второй раз, не получается.
Я ему:
-- Хорошо бы ноги были покороче, а то очень длинные, не достать, а руки короткие.
Он смеётся:
-- Да, с короткими ногами я бы быстро справился.
И всё же справился.

Привезли молодого армянина на соседнюю со мной койку.
13.03.14. 10-й день в больнице. Должны бы постель сменить. Не меняют. Выспался, температуру не измеряют. 6-й день после операции. В туалет за большим не хочется.

Врач советует ходить, взять «ползунки» на 4-х ногах у соседа. Прошёл с женой В.А. по палате. Получилось. Буду брать напрокат, удобно. С помощью их сходил в туалет. Но ходить всё же трудно. Вся нагрузка на левую ногу, бедро, колено. Не дай Бог зацепиться за что-нибудь голым больным пальцем правой ноги – искры из глаз от боли.

Опять перевязка, каждый день, мажут йодом. Врач заверяет, что всё хорошо. Но палец-то ноет, сустав воспаляется. Анальгин в ягодицу не помогает.
14.03.14. День прекрасен, пятница. Жена придёт после работы. Каждый раз моя спина, ноги, попа чувствуют в кровати мелкие крошки, песок. Я их смахиваю на пол, а они снова появляются. Ем я, спустив ноги с кровати, на колени кладу полотенце под миску. Крошки могут упасть только в миску или на полотенце, которое я потом стряхиваю на пол. Откуда им взяться в кровати?

Начинаю мыслить и прихожу к выводу, не знаю, правильному ли. С детства мы помним шутку, что у стариков сзади песок сыплется. Мол, по скользкому идёт и себе песочек посыпает, чтобы не упасть. Неужели и я, старый, не замечаю, как ночью посыпаю тем же свою постель? Смешно. Другого объяснения не нашёл.

Сходил с помощью ползунков в кабинет на перевязку. Врач поругал девок-медсестёр за то, что мне не колют Вольтарен в попу 2 раза в день. В живот - Клексан.
Брюхо стало как баклажан синее. Последний раз поставили капельницу.
Отгадал гросс-кроссворд. Дописал придумку  «Вручение подарка». Ждём  врача. Врач  сказал, что выписываться ещё рано, хотя заживление идёт хорошо. Надо подождать.

Жду укол вольтарена. Уже 23-00, хочется уснуть. Выхожу в коридор. Пусто. Идут две брюнетки.
Спрашиваю их:
-- Когда будет укол?
-- Уже сделали.
-- Мне не делали.
-- Всем сделали.
--  Покажите отметку в журнале, что мне тоже сделали.

Проходят мимо молча. Повторяю вопрос. Не обращают внимания. Во обслуга! Меня взбесило. Одна из них пытается меня загнать в палату, я не иду. Прошу показать отметку, что мне уже сделали укол. Она отходит к стойке, обиделась, обещает сделать укол. Ложусь.

Подходит и смазывает голень. Я не даюсь.
– В ягодицу, как велел врач, -- говорю.
А она хочет сделать мне больно, в голень.
Сделала всё-таки в ягодицу. Спрашиваю, какое лекарство влила. Не отвечает. Наконец ответила, не вольтарен. Я повторяю ей, что врач велел вольтарен, он у меня на тумбочке.

-- Они по реакции одинаковые, -- говорит мне.
Но всё же взяла у меня вольтарен, вышла. Через минуту идёт со шприцем.
-- Будем делать? – спрашивает.
--А второй укол одновременно не повредит?
-- Нет.
-- Тогда давайте.

Спустил штаны, оголил зад. Поблагодарил её, извинился за резкость и попросил выслушать меня:
-- Когда человек признаёт себя неправым, его прощают. Если человек не признаёт себя виноватым, его увольняют. Ушла молча.
15.03.14. Сегодня суббота, никого не жду. Сделали уколы вольтарена в попу, в живот – клексан. У меня всё есть необходимое.

Сделали перевязку.
У соседа В.А. жена и дочь,  гутарили  3 часа. Неудобно было ползти в туалет, который здесь же в палате.  Сходил  только в 19-00.
Пока нас трое. Я, В.А. и молодой армянин. Сашку выписали…

… О больнице. Вообще, здесь чисто, тараканов нет. Бельё не меняют с 03.03.14. Нету! В палатах отсутствуют кнопки вызова медперсонала, или свистка. Некому открыть форточку и закрыть её. Делают это больные или их родственники. Костылей тоже нет. На унитаз с одной ногой не опуститься, поручней нет. И так далее….

Воскресенье. Тихо. В палате нас трое. В 9-00 пришли убирать мочу и помещение.
Пришла Татьяна, жена В.А., угостила нас сырниками. Съел гречневую кашу, попил. На брюхе что-то некомфортно. Надо поменьше жрать.  Да ещё таблетки.
Ночью было жарко. Армянин Сергей гулял по коридору. Я крутился от бессонницы, потому что днём поспал. Но на работу-то вставать не надо.

Понедельник. Опять плохо спал с вечера. Приходил врач М.С. Соседа В.А. с ползунками выписали домой. Мне придётся ходить в туалет с костылями, ползунки забрали. Сходил на костылях на перевязку.
Был обход в 10-00 с нач. отделения. пожаловался на бригаду медсестёр.  Начальник  дал Ц.У. старшей медсестре.

Сходил в туалет на костылях. С трудом, но справился, уже не впервой. Хорошо, что нас трое. Боюсь, не надолго.
18.03.14. Проспал до 9-30. Пришла молодуха-чернявка. Уколола в живот.

А в попу, спрашиваю? Нет, говорит.
-- Врач просил  Вольтарен для попы 2 раза в день, -- говорю.
--Я прочитала, что надо диклофенак.
Опять доказываю ей – вольтарен. Еле доказал. Сделала укол вольтарена.

Сосед В.А. уезжает домой. Врач опять дал нагоняй медперсоналу за мою попу и вольтарен. Коробку с вольтареном я подписал и передал медсёстрам. 19-го будет ещё перевязка.
Пообедал один, армяшка ест только домашнее. Помог мне помыть посуду. Молодец, парень. Пришла толстая женщина, физрук. Заставляет делать гимнастику для ног и тела, больше ходить. А у меня одышка, хочется лежать. Пока мы с Сергеем Симоняном вдвоём.

Вечером привезли деда со сломанной ногой. Положили на место В.А.  Я кувыркался, никак не уснуть.
Сашка приходит из дома на перевязку на костылях. У него это хорошо получается.
19.03.14. Среда. Утром сделали перевязку пятки в кровати. Не пошёл в перевязочную на костылях. Лежу на животе, перевязывают.

Пришёл мой врач, обещал давать на ночь лёгкое снотворное. А кашель не проходит. Сходил на костылях в туалет пописать. Устал, запыхался, изжога. Лёг, смотрю за окно. Моча мучает часто от лекарств. Вставать лень.
Всё же встал на палки в туалет. Думаю, может, заодно и покакать? Сел, гляжу, а бумаги-то нет, и я не взял свою. А процесс уже пошёл. Пальцем что ли? Вымою потом палец в бачке. Заглянул в мусорное ведро. Там белая бумажка, подтирка. Достал, вроде чистая, без говна. Могла быть просто салфетка. Ура! Лезу дальше -- вторая.

Мне повезло. Подтёрся, вышел довольный, как герой.
Лёг в койку, подтёрся мокрой салфеткой, обтёр руки. Порядок. Вывод: бери с собой то, что, кажется, и не понадобится, а после становится нужным.
До полуночи травили анекдоты с Серёгой-армянином, в основном, я ему, что бы «убить время». Мне принесли таблетку усыпления и я проглотил.

20.03.14. четверг. Пасмурный день, скучно. Лежишь – плохо, сядешь -- бока начинают болеть от сухого кашля. Платки мокрые от насморка. Медсестра принесла 10 таблеток от кашля. Т=37,3 град. Только этого мне не хватало, простудиться.
В 19-00 Т=37,7 град., выпил цитрамон, уснул. Ночью потел, вытирал мокрую грудь полотенцем. Под утро стало полегче, кашель заглушили.

21.03.14. пятница. Принял 1 таблетку от кашля. Сделали перевязку опять в койке швы пока не снимают, Сашке -- то же. Ждём понедельника. Жена принесла ещё лекарство от кашля синекод, сладкий сироп. стрептилс, апгрикапс, ешь не хочу.

Сегодня дед, Сергей, его сосед уедут по домам. Я остаюсь с парнем со сломанным плечом. Это Серафим. К нему пришли друзья, открыли окно, со мной не сговорившись. Я раздетый. Сижу, а мысли о том, что 2 дня не какал, тяжело. Взял бумагу, сел, кряхчу, не помогает, хоть пальцем ковыряй. Хотел встать уйти, но, думаю, погожу.

Из коридора кричат:
-- Ужин! Кто в туалете, будете есть?
-- Буду, отвечаю.
А сам ещё место для ужина не подготовил. Так и пошёл на ужин.

Кашель со свистом, Т=36,5 град. Понял, что заставлять её (попу) бесполезно, она упрямится и не делает своё дело. Пока сама не пригласит ТУДА и не сделает, что надо.  Ибо свободный кишечник – залог здоровья.

02-45 ночи, не спится. Дома написал про бессонницу, теперь её испытываю. Дома встал, походил бы, попил, лёг и сон сам приходит. А здесь на одной ноге не походишь ночью, только сидишь, слушаешь сопенье соседей (спасибо, что не храп), иногда бормотанье во сне. Только утром, проснувшись, забываешь ночные бдения. И так до следующей бессонницы.

Ночью дед стал шуметь, звать медсестру, всех разбудил.
22.03.14. Деда увезли домой. Мы с Серафимом вдвоём. Кашель не проходит, мокроты, из носа капает, голова побаливает. Вдруг попа позвала тет-а-тет, и я не стал капризничать, пошёл. Как хорошо, когда в «друзьях» согласье есть!

Приехали мои друзья, навезли еды, выпить. Я -- пас, а гости приняли за моё здоровье, поговорили и разошлись. Я остался один. На ночь воткнули в попу обезболивающее, но палец с вросшим ногтем продолжал ныть.
23.03.14. воскресенье. Спал неплохо, просыпался раза два. Серафима всё не оперируют. Врач ему говорит, что можно бесплатно оперировать, а можно и платно. Как на базаре.

К нам привезли ещё одного, Виктора.  В 2 часа ночи привезли ещё одного чернявого, кряхтит.
24.03.14. понедельник. Пришёл врач, сделали перевязку, сняли наружные швы, надели гипсовую накладку и отправляют домой

Приехала жена, сказала, машина с креслом будет с 11-ти до 12-ти. Ждём, звоним на вызов. Приехали в 12-30. Я попрощался, уселся в кресло и меня повезли к машине. Заплатили 2,5 тыс руб. Из ворот больницы не выпускают, плати ещё 30 рублей. В 12-50 я уже был дома.

Наконец-то! Кашель пока сухой, не проходит, нога ноет, палец дёргает. Встаю, голова кружится, долго лежал. Решили вызвать участкового врача на 25.03.14.
25.03.14. Спал плохо, кашлял, потел. В 15-00 пришла врач Светлана Петровна. Назначила новые лекарства, обещала вызвать хирурга осмотреть палец ноги.

26.03.14. В 14-30 пришёл хирург Леонид Ефимович из 51-й поликлиники. Посмотрел палец и посоветовал ехать на операцию, резать ноготь на большом пальце правой ноги. Просил позвонить ему. Отдал ему 1 т.р. за вызов.
27.03.14. Палец всё больше дёргает. Пью диклофенак, сплю, потею. Позвонил Рузанкину. Тот обещал прислать скорую помощь.

28.03.14. Приехала скорая и повезли меня в 14-ю городскую больницу в Кировском районе, где мне пришлось проработать в администрации с 1994-го по 2004-й год. Еду, смотрю по знакомым сторонам. На душе почему-то радостно.
               

БОЛЬНИЦА № 14, ПР. СТАЧЕК

28 марта 2014 года  привезли меня в кресле в приёмный покой. Три сотрудника приходили. Записывали то, что я уже рассказывал.
Расписался в том, что я полностью отдаю себя им в руки. Распутали мою ногу, сняли лангету. Врач посмотрел молча мою синюю затёкшую ногу. Медсестра наложила мокрую салфетку на подъём и забинтовала. Сделали рентген, ЭКГ, взяли кровь и отвезли в палату №26, 7-й этаж. Сказали не кушать.

В палате 7 человек. Жду. В 20-00 пришла рыжая тощая женщина, сказала, что бы я был готов на операцию. Я готов, но неходячий. Она
же прикатила каталку, заставила снять тапки, штаны. Я на всякий случай проверил свой боекомплект: писька – 1 шт., ко-ко – 2 шт., мешочек – 1 шт. Всё на месте. А то мало ли что.

На каталку положили моё одеяло, я лёг, и она покатила меня по коридору, задевая углы.
Подъехали к операционной. Там 6 человек: 5 женщин и парень. Я седьмой. Я лежу без порток, а они сидят, стонут, боятся операции.
Прохладно, накинул одеяло. Работают 2 хирурга. Пока ждали, разговорились (я без зубов, заставили снять протезы). Все боятся, а мне до лампочки: будь, что будет. Здесь же две молодые санитарки на подхвате. Пришлось отвлечь их от горьких мыслей и рассказать анекдот про профессора, который говорил в морге студентам, будущим врачам, каким должен быть врач.

Никто не засмеялся, а санитарка попросила, чтобы про медицину больше не рассказывал.  Хотел ещё рассказать, да не успел. Каждые 10 минут ввозили и вывозили на каталках из операционной. Остался я и грузный еврей или грузин. Сидел он, сидел и вдруг стал заваливаться на бок, глаза закатил, хрипит. Я зову на помощь. Откачали. Оказывается, он очень боится операции.

В 21-15 меня вкатили в операционную. Решили оперировать на каталке. Врач Александр Викторович  сидит на подоконнике.
Спрашиваю его, мол, палец останется?
-- Да, -- говорит, -- только ноготь снимем.
В левую руку вставили катетер, заливают наркоз. Мои последние слова были:
-- Я поплыл. -- под общим наркозом.

Всё повторилось, как в 1996 году в больнице на Оборонной ул., когда вправляли мне сломанную челюсть. Я ощутил, что становлюсь маленьким по размеру, почти новорожденным, меня поднимает что-то под потолок к яркому свету. Я уже не я, я вылез из себя и смотрю на своё «я» (не на себя) со стороны со смехом. Чувствую, что могу вылезти из себя и увидеть себя со стороны. Я зародыш под потолком у яркого света. Слышу, как двигают и щёлкают костяными плитками, как в игре «15», где надо передвигать плитки, заполняя пустоту. Но это слабое сравнение с тем, что ощущаешь под общим наркозом. Там всё глубже.

Не помню, вернее, не понял, как привезли меня и переложили на койку. Я ещё «летал».
Состояние, как после литра водки, одуревшее. Уши не слышат, глазам что-то мерещиться, не то, что на самом деле. Во рту пустыня. Вижу рядом человека. Руки не слушаются, хочу попросить воды, не могу. Это был сосед Александр. Подал мне зубы, дал воды. Спасибо ему. Отходняк шёл медленно и тяжело. В 2 часа ночи я всё ещё ворочался. Ночь была разбита.

Но первым делом я проверил свой боекомплект, всё ли при мне. Потерь нет.
Принесли горячий компот не сладкий. Колют в попу,  не знаю что. На ночь принял диклофенак. Т=37,6 град. Ночью и утром потел.

30.03.14 опять укол в попу, микстура, таблетка, перевязка. Мусор и мочу не убирают, только из общей корзины. Кашель легчает, нога начинает зудить. Надо сдать мочу, а её пока нет.
Спал частями со снами. Ночью девки по коридору идут, хохочут. Наплевать, что больные спят. Утром пришёл врач, сказал, если всё пойдёт нормально, выпишут на неделе.

Перевязку сделал он сам, обработал рану. Забинтовала девица. Я воспользовался креслом и съездил в туалет в коридоре. Еле въехал на порог, затем в кабину, вылез из кресла, сел. Всё отдал накопившееся за три дня. Впервые сдал кровь и мочу. Сегодня просят две мочи. Зачем?
Пьют её, что ли.

01.04.14. Т=37,3 град. Кашель сухой, мокроты нет. Врач посоветовал принимать диклофенак 2 раза в день по 0,04, а у меня таблетки по 0,1. Значит, по половинке.
Народ потихоньку выписывается, кладут других. Ещё раз взяли кровь. Завтрак плотный, каша ячневая, яйцо, масло, чай. Дома утром я съедаю меньше, а здесь на халяву: пузо лопнет, а добру не пропадать.

В 11-00 большой обход начальства. Обещали выписать на этой неделе. Сделали ФЛГ. Живу без лонгеты. Она лежит на кровати, выбросить жалко. Хотел дать шоколадку студенткам-медикам, не берут.
Опять требуют мочу и мокроту. На койке у меня в ногах лежит здоровый мужик, «говорун». Без конца говорит, ест даже ночью, просит добавки. Неужели диабетики такие прожорливые? Правда, в нём кг 110, не меньше.
До 24-00 возили соседей на каталке. Ночью сопели, пердели, как выстрел крейсера, роняли  что-то на пол. Я 2 раза менял майки, потела грудь. Кашель сухой.

02.04.14. среда. Стул нормальный. Силы прибывают. Но лёгкая изжога достаёт. Сам дошёл до умывальника, вымылся. Сижу с градусником, пишу. При кашле темнеет в глазах. Делаю физзарядку и дыхательную. Капаю глазные капли постоянно.
Врач пробежал по койкам, ничего не сказал. Кресло от меня забрали, а мне срочно надо в туалет, живот схватило, терпеть не могу. Сосед привёз мне кресло, я в туалет. Там, как из пушки. Наука: не переедай!

Ночь была музыкальная. То никто не храпел, а тут взялись все: кто храпит, кто хрюкает, жуёт, свистит. Спать не дают. Кажется, повернись на бок, да и спи. Ан, нет. Издают такие звуки, не описать. Решил кое-кого разбудить своим кашлем. Один затих. Через минуту видит, что шухера нет, и опять за своё. А другой даже ухом не пошевелил, сколько я не кашлял.

У меня в головах лежит кг на 150 усатый дядя «Ян Френкель», который сочинил: «Для тебя, для тебя, для тебя…». Когда он поворачивается или поднимается в кровати, она трещит, щёлкает. Дело в том, что на этих кроватях нет сетки, а приварены железные толстые листы. Они-то и прогибаются с треском. Пердеть никто не стесняется и я, как все.

03.04.14. Проснулся, помылся в раковине. Кресло при мне. Таблетка, укол, налил мочу на анализ. Зачем так много? Доктор сказал, в пятницу 4-го выпишут. Перевязали, пятку смазали йодом. Брюхо бурчит. Т=37,2 град.  Ночью менял 2 раза майки.

04.04.14. Сделали последнюю перевязку, получил наказ от врача.
В 11-00 машина подана, и я дома.
Дома, числа 10-го,  на кухне упал, стукнулся больной ногой об пол. Может быть, что-то сломал, не знаю. Нога опухла. Вызвал хирурга.

15 04 14. пришёл уже знакомый врач. Назначил укол бициллина-5, обещал прислать медсестру, посоветовал обратиться к оперировавшему меня врачу. Дали мы ему 1 тысячу рублей за совет и вызов.  Поблагодарил.
Через день пришла медсестра, смуглянка. Сделала больной укол в попу. Я предложил ей 500 рублей. Взяла только 250, дала сдачу. Честная.

Всё же мы съездили к врачу-хирургу. Тот посмотрел, потрогал ногу, сказал утешительные слова, что процесс идёт нормально, проконсультировал, что делать каждую неделю до конца июля. Дали ему 1 тысячу рублей. Взял и мы разбежались.
Сижу дома, звоню родным и знакомым, на улицу гляжу из окна. Ем лекарства

Где-то я опять зацепился пальцами больной ноги, но внимания не обратил. Бедная нога! Палец чёрный. Не дотронуться. Решили вызвать на дом хирурга . В понедельник палец чёрный. Но врача пока не вызываю.

27.05.2014 мне снится сон, что я у врачей. Разуваюсь, снимаю с ноги длинный бинт, а почерневших пальца уже два. Терапевт, полная пожилая женщина посмотрела и советуется с соседкой в белом халате:
-- Это рак.
-- Как это рак?
-- Точно, рак.
-- Что же делать?
Идём к хирургу…

Я просыпаюсь и думаю. Рак бывает внутренних органов, а это что? Рак кожи или крови? Опять засыпаю. 
Уже 20.06.2014. Я всё ещё с костылями. Пробую ходить по квартире с одним костылём. Ступня сверху по-прежнему с отёком, наступать больно. На улицу не вылезаю. Мажу всякими мазями, кто что посоветует. Лечусь.

ЦЕНТР МИКРОХИРУРГИИ ГЛАЗА

В 2014 году после 1,5 года ожидания подошла моя очередь лечить катаракту в фёдоровском центре "микрохирургия глаза", что на пр. Ярослава Гашека.
К сожаленью, я лечил порванное ахиллесово сухожилье на правой ноге и лежал в больнице. Упускать возможность оперироваться, да ещё по квоте, не хотелось. Я позвонил в центр, объяснился и получил отсрочку до 15 января 2015 года, но сказали, чтобы принёс объяснительную.

В декабре прошёл с десяток врачей (стоматолог, лор, экг, флюшку, кровь и т.д.) и 15.01.2015 года явился в глазной центр. Отдал кипу анализов и заключений, что противопоказаний к операции катаракты нет, но к 15.01.15 анализы крови уже устарели (годны лишь 10 дней), требуют новые.

Я пояснил, что в новогодние каникулы с 01 до 12.01.15 врачи не работали. Согласились, приняли справки. Часа 4 проходил в центре кучу исследований, устал. Наконец дошёл до врача-хирурга.

Игорь Валерьевич, молодой парень лет 28-ми. Он спрашивает меня, какие лекарства закапываю в глаза.
-- Тимонол и глаупрост, который закончился дней пять назад.
-- Операцию делать нельзя, т.к. большое глазное давление. Капайте в оба глаза лекарства и явитесь ко мне 27.01.15 со шмотками на поселение.

Сделал, как учили, пришёл утром 27-го натощак в центр с вещами, опять прошёл все те же кабинеты, дошёл до И.В. Тот посмотрел глазное давление -- нормальное, сами глаза, поле зрения -- не понравилось, посоветовался со старшими заявляет:
-- Вам надо принести справку от невролога., пройдите МРТ головного мозга. а вдруг у вас на операции случится инсульт?
-- Откуда? Невролог давал вам заключение, что всё в порядке и МРТ.
-- Но МРТ уже устарело, прошло более 2-х лет, нельзя рисковать.

Пошёл со шмотками назад, заказывать номерки к участковому врачу. Тот даёт направление к неврологу, тот отправляет к следующему и т.д., пока в апреле я только сделал МРТ (там всё в норме, противопоказаний нет). Явился в центр в конце апреля, просидел в кабинетах часа три, дошёл до И.В. Тот всё просмотрел, назначает день операции (не помню какой) я обрадовался, пошёл в гардероб одеваться. догоняет меня медсестра:
-- У вас устарели некоторые анализы. Операция отменяется. 15 дней прошло, анализ крови надо повторить. Вот ваши все устаревшие анализы.

Ухожу.  Дома заказываю по телефону номерки к участковым врачам. Народу тьма, номерки будут через неделю и т.д. майские праздники на носу, врачи не работают.
18-го мая получаю анализы (они по-прежнему в норме, но дата новая), звоню в центр. Говорят И.В. уже не работает,  к кому попадёте, тот и будет оперировать.

22.05.15 приношу все справки, прохожу все процедуры. просидел часа 4, продрог у них.
Врач Марина Михайловна велела купить 4 флакона разных лекарств, закапывать и явиться 28.05.15. Кстати, она спросила, что будем оперировать: катаракту правого глаза, или глаукому левого.
Договорились -- катаракту правого, а левый подождёт. Затем спрашивает:
-- Амбулаторно (в т от же день домой), или с поселением на 1-2 дня. Решили -- амбулаторно.

24-го у меня выступила на губе простуда (герпес), Ну и пусть.
28 мая натощак явился в центр, залитый каплями из 4-х флаконов 2 раза в день в правый глаз  в течении прошедшей недели.

В центре ещё раз проверили справки, врач Марина Михайловна, к.м.н., проверила глаза, стали готовить к операции. Переодели во всё белое, усадили перед операционной человек 15-20, заставили ждать. Время идёт, меня не вызывают, а прохладно. Джинсы сняты, только трусы и белые брюки.

Наконец, ведут меня к операционной. Вводят в большой зал без окон, кругом стерильно, оборудование--никель, сталь, стены, потолок -- серо-стального цвета, много света, операционных столов штук 15. Почти на всех трудятся хирурги, медсёстры.

Меня подводят к столу №2, укладывают на спину, руки пристёгивают, измеряют АД, оно нормально. Врач М.М. спрашивает, как я себя чувствую. Отвечаю, что нормально.
-- А что у вас на губе?
-- Простыл у вас неделю назад в зале, вот и вылезла простуда.
Врач и сёстры зашушукались, говорят, что оперироваться нельзя, опасно для меня, пусть пройдёт герпес.
-- Ну, сколько я ещё могу к вам ходить с января месяца -- 5 раз, -- возмутился я.
Слез я со стола, разругался, расплевался, заявил, что больше к ним не приду.
Переоделся и -- домой.

Сообщил своим, что произошло и своё решение. Кто как оценил ситуацию: кто --правильно, не судьба. Другие -- зря, доделай начатое.
01.06. в понедельник звоню в Центр М.М., извинился, говорю, что герпес проходит.
-- Приходите 2, 4, или 5-го в моё дежурство.
Велела купить 4 типа капель, вкапывать 4 раза, т.е. 16+3=19 капель в глаз. Герпес стал проходить.

Пришёл 2-го натощак опять к 8-20. Центр ещё закрыт. Погулял, открыли. Хочу спросить у "белых халатов", где найти врача Марину Михайловну.
Все молча проносятся мимо, в контакт не вступают. Ждите 9-00. Я обежал все этажи в поисках врача. Кто-то сказал, что она с 9-30. Дождался 9-30. Говорят, она у памятника Фёдорова во дворе, там конференция по случаю его дня рождения.

Опять жду. Народу у регистратуры уйма, а я не занял очередь. Стал умолять, чтобы пропустили, т.к. иду на операцию. Пропустили. Ищут мою карточку, не находят. Обслуживают других, а я жду. Минут через 10 находят.
Поднимаюсь на 4 этаж, очередь в процедурную. Обстригли веки, накапали в глаз капли, сделали укол в глаз. Ждём.

Приходит врач Сергей Григорьевич. Просветил глаз, велел готовиться к операции. Нас 4 человека. Повели нас на 1 этаж, переодели во всё белое и на голову шапочку. Сидим 15-20 человек, в основном пожилые тётки. Уводят по одному под ручку в операционный зал. То же помещение без окон с ярким освещением. Столов 15 с оборудованием, оптикой, медсёстрами, врачами, больными, лежачими на столах.

Меня положили на стол №2, где я уже лежал неделю назад. На часах 10-30, лежу, смотрю в отражения на зеркальных светильниках. Мимо провозят на тележках отстрадавших, приводят новых, бегают люди, я лежу. Через 30 минут снимают меня и ведут на другой стол. Я подумал, что опять меня выгонят, не везёт. Но нет.

Уложили, руки пристегнули, чтобы не сбежал, измерили давление, надели на лицо маску. Левый глаз зашторили, а правый (больной) оставили открытым.
Оперировать стал С.Г. Разговаривает со мной, спрашивает как самочувствие. Затем говорит, чтобы не шевелил головой и молчал. Я -- ему, мол, говорите по громче, мне не слышно. Он согласился.

Ещё раз укололи под глаз, залили лекарствами, чем-то заморозили и полезли в глаз. Ковырялся врач 30 минут.
То вижу мутный яркий свет, то темнота. Сильной боли не чувствовал, но не приятно. Слышу, как он разговаривает с сестрой, мол, не лезет. Что не лезет, куда не лезет -- не понятно. Про себя думаю, что опять со мной нелады.

В 11-00 операция закончилась. Перелез я на каталку, проехали в соседнее помещение, посадили в кресло и с повязкой повезли на 4 этаж отдыхать. Часов в 12 мы переоделись, нас осмотрел С.Г., дал рекомендации и отпустил домой. На следующий день 4-го велел явиться.

4-го июня я с женой пришёл в Центр. Прошёл врачей, С.Г., он дал рекомендации по закапыванию в глаза и велел явиться 9-го во вторник.
Опять проверили остроту зрения, ВГД, которое в норме: 21 и 22. Он спросил, как я себя чувствую, как глаз.

Говорю:
-- Нормально, но зрение не лучше, чем было.
-- Потерпите, -- говорит. Придите 16-го к 13-00, капайте всё, кроме цикломеда.
Делаю, как велено. Однако, и левый глаз стал видеть хуже. Может от обилия лекарств?

16-го проверили глаза и отпустили к врачу поликлиники.
Хожу в поликлинику. Выписал рецепт и купил очки для дали. Вижу как будто бы получше. Очки для чтения пока не заказываю, подожду.
Жизнь пенсионера течёт волнами: то себя чувствуешь на высоте, то в провале, т.е. -- СБТ – судороги ног ночью, бессонница, туалет каждый час.
                2015

              БОЛЬНИЦА  № 23 на Елизарова

Чем дольше живёшь, тем с большим количеством и разнообразием болезней встречаешься.
В августе 2016-го прихватило правую ногу от бедра до стопы. Не ступить, не повернуться в постели. Прострел, как электротоком бьёт.

Сделали рентген, затем МРТ тазобедренной части и позвонка. Столько понаписали, хоть ложись и помирай: грыжа межпозвоночная, некроз головок бедренных костей и т.д.   Но что-то делать надо?
   
Ждал несколько месяцев, хотя квота на моё лечение уже выделена. Но, видно, врачам выгоднее оперировать тех, кто платит наличными, а остальные подождут. А мне было уже невтерпёж, наступать больно, ночью бедро и колено ноют, не найти положение.
05.07.17. В поликлинике № 51 мне дали 2-ю группу инвалидности.

07.07.17. В поликлинике № 51 хирург дал направление в городскую больницу № 23 на пр. Елизарова. Я туда позвонил и меня записали. Через несколько дней меня пригласили на осмотр, а затем и на операцию.
Пообещали оперировать. Неизвестно, как пойдёт это дело. Могут и отсрочку дать по какой-либо причине. Может по старости. Известно будет в понедельник от Дмитрия Вадимовича, зав. отделом травматологии.

Сколько надо ещё денег давать на лапу, не знаем. Некоторые по 20, 40 тысяч дают,
несмотря, что государство выделило квоту тысяч на 100. Посмотрим.
30.10.17 в понедельник встали в 7 часов, в 8-05 ждём заказанное соц. такси. Чуть не опоздали на приём.

В 8-50 взяли мою кровь, сделали ЭКГ, рентген, осмотрел терапевт приёмного отделения. Народу много, многие хромают, как и я.
В 11-30 поместили в палату № 20. Я перекусил, что было с собой
Нас в палате 4 человека, ждут обед, а я врача.

В 13-30 встретился с врачом. Это Владимир Николаевич. Расписался у него в бумагах, не читая.
Операция будет 31.10.17 часов в 12-00. Пришёл анестезиолог Алексей Васильевич. Опять подписал бумаги об уколах, переливании крови и пр. Он сказал, что здоровье слабовато, крови мало.

Позже пришёл зав. отделением травматологии, ругал оперированных, что в крови мало белка, приказал всем есть больше мяса.
Отдыхаем. Сосед тоже Олег, храпун. Я засёк время, он спит на спине, «пухает» губами. Затем взрыв храпа (я вздрогнул) и минута тишины. Как я буду ночью спать? Не знаю. Опять не везёт с соседями.

Вечером 30-го прошёл экзекуцию: бритьё паха, ноги. Брила станком тётя, татарка. Яйца и испуганный член отодвигала в сторону. Но разик зацепила бритвой мошонку, правда, без крови. Через несколько минут позвала меня делать клизму.

Вот тут-то я и оплошал. Костыль поставил в угол (я без него даже встать не мог), лёг на левый бок, брюки спустил ниже колен, согнулся, получил мундштук в попу. Сколько она налила мне, не знаю. Говорит:
-- Терпи, ещё немного.

Внутри всё лопается, не могу. Вскакиваю, а палка-то далеко, хватаюсь за тётку, извиняясь, а из меня уже течёт, не удержать. Кое-как вдвоём усаживаюсь на унитаз и о! блаженство.
Становится легче. Хотя спущенные брюки, как и халат татарки  испачканы рыжей водой.

Она разрешила мне посидеть немного, затем пришла повторять. Я взмолился, но подчинился. Опять было так же тяжело, но выдержал.
Пошли в душ меня голого мыть, а я и стоять один не могу, тем  более, что раковина скользкая и мне ногу за борт не перебросить.

Помогли две татарки, держали и обмыли сзади. Мокрое бельё застирали и посушили. Молодцы, не брезгуют. Ночью слушал рулады трио, почти не спал.
Утром взяли кровь из пальца. Прежняя кровь из вены, видать, не понравилась.

В 11-40 женщины голого меня, беззащитного, погрузили на каталку. Накрыли моим одеялом и повезли на операцию.
Около 12-ти часов тоже татарка (или азербайджанка) вставила в член катетер, содрав внутреннюю оболочку до крови.
-- Дышите глубже, -- говорит и дальше толкает трубку. Там её и оставила.

В 12-00 операция. Здесь хирург В.Н., анестезиолог А.В. и медсестра. Сделали укол в нижнюю часть поясницы, и я отключился частично, подрёмывал, но ничего не чувствовал, слышал какие-то непонятые звуки. Пилили, стучали молотком. Даже пахло горелыми костями…

… Позже дома я посмотрел по интернету, как проводят эту операцию. Ножовкой отпиливают часть тазобедренной кости и выбрасывают (собакам, что ли). Сверлят фрезой углубление в тазу, в кость забивают зубчатый (чтобы не вылез обратно) штырь, в углубление таза приклеивают чашку, защёлкивают чашку со штырём и шов зашивают. Всё очень просто!..

31.10.17 в 14-30 перевезли в реанимацию, я дремал после наркоза до утра.
В палату перевезли 01.11.17 утром с катетером, который вытащили в 10 -00.
Искололи всю здоровую левую ногу и руки.
Пришёл красивый высокий азербайджанец-физрук Рубен, научил делать гимнастические упражнения для восстановления ноги.

02 11.17. утром сдал красную мочу, и ещё два дня, когда анализ  мочи сдавал (спасибо той медсестре). Давление 120 на 80, 36,5 град., как у молодого. Сделали обезболивающий укол.
Заменили перевязку с уколами, отсасывающими жидкость.
Пробовал встать – качаюсь, рано, надо ждать. Снова уколы, А/Д, анализ крови (в норме).

Заведующий  ругает:
-- Жрать, жрать, гимнастика, а то под себя будешь ходить. Ты – ноль (это он мне).
Говорил с дочкой,  мне даже слово вставить не давал.
4-й день. Попытка освободить кишечник не удалась. Дали таблетки.

03.11.17.  В.Н. велел ходить с ходунками, 5 шагов. Он же сделал  перевязку с уколами, отсасывающими лишнюю кровь и всякую бяку. Терпеть можно.
Все эти дни ел до упора, пил лекарства, сдавал мочу, старался больше ходить.
Сосед Олег выписался, прибыл другой пациент. Галина Борисовна сделала массаж здоровой ноги, обещала завтра прийти, но не пришла.

Т=37,2 Жарко, дали капли Морозова, еле уснул, крутился. Ночью вспотел, спал на левом боку. Сны всякие, даже женщины. Приснился экран ТВ, канал 28. Два дня назад – тот же канал 28. К чему это?

08.11.17. В.Н. не велел спать на левом боку, только лежать на спине, продолжать ходить на 6 ногах, но не долго. Сегодня – без перевязки.
Сосед Серёга слабо храпит. Может, если захочет. Уже выписывается.
В 12-00 пришёл зав., прощупал мою ногу, обещал выписать в пятницу.

В палате появился Коля, металлург, шутник. Зав. сказал вечером, что выпишут  не в пятницу, т.к. я ещё слаб.  Под утро опять весь мокрый от пота.
09.11.17. Т=36,4 В.Н. сказал, что перевязки не будет, выписка в понедельник, 13-го. Мой вес 65 кГ в шароварах и рубахе. Сделали перевязку. В.Н. велел пробовать ходить на костылях вместо ходунков.

Т=38,3. Встретил физрука, еле оторвался от него. Придёт завтра. Днём слегка знобило. В 1 час ночи взмок. Под утро сам перестелил постель и переоделся. Бельё развешано на спинках кроватей, сохнет.

10.11.17. сделал гимнастику. Т=36,4 град. Слегка ноет правое колено. С трудом сходил в туалет. Это от мяса! Колено беспокоит, чуть затихнет, вдруг под чашечкой спазм. Нога дёргается, как струны натянуты от колена к ступне. Не проходит минуты, как опять всё повторяется.

Пришёл зав. Ругается на больных, бубнит себе под нос, грубит:
-- Ешь мясо.
--Запор. Не могу!
--Тогда ешь кашу. В понедельник выпишу.

Я спросил ребят, платили они врачам, или нет. Те, кто по квоте, как я, сказали, что ничего не платили.
11.11.17. Ночью обтирал тело полотенцем. Хорошо, что спал без майки, сохранил её сухой. Под утро подушка, одеяло и простыня мокрые, переворачивал. В 7 часов пришла сестра, позвала санитарку азерку. Постель, наконец, поменяли на всё чистое. Ведь я лежал 10 дней в одной постели. Никто не беспокоится о тебе, пока сам не напомнишь.

Т=36,4 град. Надел последнюю сухую майку, трусы сохнут на мне. Попытка в туалете не удалась.
Суббота и воскресенье мы вдвоём с Владимиром Витальевичем. Коля, похожий на Хэмингуэя, и Серёга ушли в город до понедельника.
Т=38,5 град. Мёрзну под одеялом. Два раза казалось, что выскакивал протез. Сделали какой-то укол, стало жарко, всё снял, на теле испарина.

12.11.17. Т=36,3. Два раза перестилал постель за ночь. Перед обедом В.Н. снял швы, всё заживает хорошо. Завтра натощак сдать анализы. Т=38,4 Подарил шоколадки санитарке Наташе и медсестре Наиле. Три раза потел ночью.

13.11.17. Т=36,3 В.Н. дал нитроксалин по 2 табл. 4 раза в день. Выписки не будет. Вот те на! Взяли кровь из вены и мочу. Сделали рентген грудной клетки 2 проекции. В.Н. сделал перевязку и 4 укола в рану. Приходила комиссия, Зав. меня помял и всё, ночую здесь. Раздаю шоколадки – Вале. Синяки на запястье, где был вставлен катетер, проходят.

Это же 12 дней! Пришла терапевт Олеся: хрипов нет, горло чуть розовое, надо полоскать и всё. Т=36,7град., 100 на 69 давление, это в 14-00. В.Н. дал мне свой номер телефона.  Звонить в любое время.

В 18-00 поставили капельницу с физ. раствором. Т=37,5, состояние лучше. 4-ую шоколадку отдал медсестре Свете. А вчера ночью вспотев менял трусы. В темноте надел их задом наперёд. Пуговицы на ширинке оказались на попе. Подумал, что в туалет теперь по большому можно будет ходить, не снимая трусов, только пуговки сзади расстегнуть.

14.11.17. Т=36,2. Два раза потел и сам перестилался. Допил все таблетки, опять ощутил щелчок в бедре. В.Н. успокаивает, что это мышца в бедре. А мне кажется, что кость за кость зацепляется, когда садишься на унитаз. Сейчас ноет бедро сзади.

Ставили капельницу, дали таблетки. Т=36,5 Ура! Раздаю последние шоколадки, спрашиваю их, как зовут, благодарю за заботу и кладу шоколад им в карман. Благодарят. Осталась последняя, сломанная. Съем сам.
15.11.17. Т=36,5 Два раза потел съел таблетки. Взял домой таблетки. Повязку с руки снял. Едем на такси домой. Дома вечером Т=37,7.

16.11.17. Температура не проходит. 37,1; 37,1; 37,8 Вызвал участкового врача  поликлиники Е.Ю.
Подтвердила пить лекарства: продакса, цеброфлаксин. Вызвала хирурга. Тот приходил к парадной, звонил по домофону. Пока я дополз до двери, он ушёл, не дождавшись.
18.11.17. Опять вызываю хирурга. Звонит мне участковая врач. Говорю ей, что потею, Т=37-38.

Советует заменить цирофлаксин на амоксиклаф, может быть поможет. Как говорится – авось. Началась диарея. Звоню в поликлинику: болит ступня здоровой ноги.
23.11.17. Приходят наша участковая врач и хирург-чеченец. Советует: мазь на ступню и таблетки,  отменяют амоксиклаф (диарея), на линекс.

24.11.17. Звоню  В.Н., всё объяснил. Он подозревает мочевую кислоту в крови. Лекарства одобрил. Просил звонить ему 27-го в 12 часов.
27.11.17. Понедельник была медсестра Ольга Васильевна, взяла кровь. В.Н. пригласил меня в больницу 01.12.17. с 13 до 14 часов.

… Приснилась мама в тёмной комнате. Она в туалете. Я говорю: «Выходи». Она: «Я раздетая». «Я отвернусь».
Она в сумерках проскользнула в кровать, как тень. Я-то тоже люблю спать нагишом, видно, и она. Думаю, что она стесняется меня? Сама рожала, я её всю видел даже изнутри, чего она сама не видела. В животе, как кур во щах, варился. Рядом какие-то кишки и прочее.

Темно, мокро, но тепло. Когда я стал подрастать, понял, что я пацан, а не девка. А там, снаружи, рассчитывали на девку. Иногда мама подставляла брюхо солнцу, и внутри светлело, всё становилось розовым. А потом, когда она одевалась, опять было темно.

Папа любил погладить маму по животу, оказалось – меня по головке, что-то говорил, возможно, мне. Только я не понимал. А однажды кто-то чужой прислонил ладонь и ухо к животу мамы. Я не выдержал и, кажется, выкрикнул: «Брысь!» Тот отпрянул и говорит маме: «Шустрый ребёнок».
Потом роды. Я прошёл все огни и медные трубы, пока вылез. А мама ещё стесняется. Я видел её всю, глупая…

Однако, то справа, то слева болят лимфоузлы у горла. Ноги зудят от ступней до колен. Боковая мышца от раны до колена не функционирует.
29.11.17. За окном выпал лёгкий снежок. Т=36,5. Лимфа справа у горла болит.
30.11.17. Почти не спал, потел. Т=36,5 – 36,7 град. Месяц назад я попал в больницу. Анализ крови получен. Идёт процесс воспаления. СОЭ=75.

01.12.17. Снежок во дворе покрыл машины, газоны, дорожки. Опять зима! Сколько их впереди?
02.12,17. Всё по-прежнему. Т=35,84; 35,2. АД= 113 на 73 (78). 4-го поедем с  больницу к  В.Н.

04.11.17. Встал в 8-15, Т=35,2. Приехали в больницу. Я всё рассказал В.Н. Он меня осмотрел, сказал: «Всё идёт нормально, спи на спине и на левом боку с подушкой между ног. Принимай те же пилюли, на боль не обращай внимания. Не 17 лет (и не 90!). Через неделю сделай повторный анализ крови и сообщи мне по телефону, сделаем рентген. Выпить можно немного красного вина, или рюмку хорошей водки. Спину и ступню разрабатывай!»
Слушаюсь!

«Бошка таблетками забита, стихи и рифма позабыта,
болезнь желание отбила отрифмовать всё то, что было».

Лекарств куча, запутался в названиях. Не дождусь, когда всё наладится.
17.12.17. Первый раз полностью вымылся в внне.
19.12.17 Были опять у В.Н. Терпи, говорит, всё идёт нормально. В ординаторской при посторонних велел спустить брюки, потрогал шов и отправил на рентген. Там тётя разрешила, не разуваясь, лечь на стол, спустив брюки. И просветила ни чем не защищённое мужское место, как и в прошлый раз. На снимке всё проявилось: (1 + 2).

А то, что дома «оно» работать не будет, её не волнует. За рентген уплатили 800 руб. В.Н. посмотрел, успокоил. Жена передала В.Н. сумку с коньяком и коробку конфет. В.Н. быстро поблагодарил и убрал под стол подарок.
Просил звонить в любое время. С тем и отправил домой. Жена также подарила коньяк и зав отделением. Тот тоже взял, не отказываясь.

Сижу дома, на улицу не выхожу, глотаю тромбо-асс, супрастин, закапываю глаза, делаю гимнастику (иногда, лень и больно). Через полгода после операции надо будет позвонить  В.Н.

17.05.18. Прошло полгода, как я выписался из больницы. Хожу с палкой. Наступать на ногу больно в бедре и голени. Сегодня я позвонил  В.Н. Он согласился меня посмотреть, но надо приехать с рентгенограммой. Сейчас он работает в Больнице ветеранов. С 12 июня уйдёт в отпуск. Я записался к участковому врачу на 22.05.18 взять направление на рентген таза и двух бёдер. Надо успеть сделать до 12-го.

Всё успел сделать: рентген и анализ крови. Приехали в больницу ветеранов ВОВ на Народной ул., еле нашли В.Н. Он посмотрел мои снимки, сказал, что всё нормально. Пей тромбо-АСС, палку отставь, лучше взять две для скандинавской ходьбы, иначе скривобочишься. Я дал ему 1 тысячу рублей, он быстро её скомкал и сунул в карман, чтобы коллега не заметил.

Вернулись мы домой. Хожу с палочкой, особо на неё не налегаюсь. Но с лыжными палками, как В.Н. посоветовал, да без лыж, ещё и летом!  Нет, стыдно.
Вот такие скучные дни. А это – часть жизни.
                2019


Рецензии