Женька и.. Женька

 1 Глава   

Кира сидела за столиком кафе, нервно постукивая пальцем по полупустому бокалу. Она уже в тысячный раз мысленно прокручивала в голове все те слова, которые готовилась сейчас ему сказать. Интересно, как Марк отреагирует на такую новость? Кира и сама пока толком не понимала, как к этому отнестись. Но вот сейчас Марк придём, мы все обсудим и сразу станет понятно, что делать дальше.
Марк вбежал в теплый зал их любимой с Кирой кафешки и, отыскав ее взглядом, быстрыми шагами подошёл к столу у окна.
- Привет, Кирюш! У меня такая новость!!!
- Марк, я тебе такое хочу рассказать!!!, - хором проговорили Кира с Марком.
- Ладно, Кир, давай сначала ты.
- Нет, Марк, сначала ты. Я же вижу - совсем не в терпёж! Тебя распирает так, что сейчас твоя новость из ушей польётся!
- Да, да, да, Кирюш! Ты помнишь три месяца назад к нам в институт с лекциями приезжала из Германии профессор генетики фрау Нойманн?
- Конечно помню, мы с девчёнками тогда три пары пропустили, чтобы её послушать. И дочку её с таким лошадиным лицом помню, как там её - фрау Эрика кажется.
- Почему лошадиным, Кир. У Эрики нормальное и вполне симпатичное лицо.
- Ого, Марк - вполне симпатичное?
- Ну ладно, не придирайся к словам. Ты не знаешь самое существенное -
Я еду в клинику фрау Нойманн на стажировку на целый год! Ты только представь, Кир! Годовая стажировка в лучшей клинике генетики в Германии. Ох, у меня аж дух захватывает, до сих пор поверить не могу!

Марк с сияющим лицом уставился на Киру, уверенный, что девушка вполне разделяет его восторг. Но на застывшем лице Киры не было и следа радости.
- Я не понимаю тебя, Кира. Ты что, совсем не рада за меня? Неужели ты не понимаешь, что это джекпот, который выпадает раз в жизни?
- Ладно, ладно, я понимаю, это как снег на голову, очень неожиданно, и эту новость нужно переварить. Слушай, давай что-нибудь перекусим, я с самого утра ничего не ел.
Марк поднял руку, призывая к столику официантку. Через пару минут к ним подошла молоденькая девушка в накрахмаленном переднике с меню в руках.
- Что вы будете заказывать? У нас сегодня рыбный день. К сожалению уха уже закончилась, но на второе советую взять парную рыбу с овощами.
Она сегодня очень повару удалась!
        Марк поднял вверх два пальца:
 -     Мне двойную порцию и чай с чем-нибудь вкусным.
  -    Кир, ты рыбу будешь?
       Кира подняла глаза на официантку и сказала:
   -  Только не рыбу! Мне достаточно чая, я не хочу есть.
   - Кир, давай теперь свою новость рассказывай. Пока ждём твой чай и мою рыбу, успеем всё обсудить. Кира внимательно посмотрела на Марка и опустила глаза.
 - Ну, Кирюш, давай, чего молчишь-то. Утром по телефону ты была такая взволнованная, а сейчас замерла как Снежная Королева. Что у тебя за новость? Кира нервно сжала руки в кулаки, глубоко вздохнула и, посмотрев Марку в глаза, сказала:
-Марк, я беременна. Уже 6 недель. У нас с тобой будет ребёнок. Через 7,5 месяцев ты станешь папой, а я мамой. Это моя новость.

Марк с шумом втянул в себя воздух и схватил салфетку, чтобы вытереть внезапно вспотевшие ладони.
- Но, Кир, как беременна? Сейчас? Это невозможно, мы же с тобой были осторожны, и потом, решили же, что семья и дети после окончания института.
- Знаешь, Марк, мне странно это слышать именно от тебя. Ведь мы с тобой почти врачи, и нам ли не знать, как это случается.

Марк закрыл глаза и сжал виски ладонями. В этот момент подошла официантка с их заказом, но ни Марк, ни Кира даже не взглянули на расставленные на столе тарелки и стаканы.
Кира не моргая смотрела в темноту за окном кафе. Около получаса они просидели в полной тишине. Затем Марк посмотрел на девушку и сказал:
- Кира, давай всё обсудим.
- А что здесь обсуждать, Марк? Ребёнок уже есть, он вот здесь.
Она сложила ладони на животе и посмотрела ему в глаза.
- Но, Кирюш, неужели ты не понимаешь, что я сейчас не могу. А как же стажировка в Германии? Я же тебе не всё ещё рассказал. Вот ты только не волнуйся и внимательно меня выслушай до конца, тогда и сама всё поймешь.
- Я тебе рассказывал, что у моего деда был брат-близнец Марк, в честь которого меня и назвали, который пропал во время войны и которого все считали погибшим. Вот в прошлом году на имя деда из Германии пришло письмо от волонтёров из какого-то фонда. Они писали, что Марк жив, но очень болен, и хотели, чтобы мой дед поехал к нему повидаться. Но дед, к сожалению, не успел об этом узнать. Тогда опять же с помощью этих волонтеров, мы стали общаться с нашим немецкими родственниками.
И как мне кажется, эту стажировку в Германии, я получил тоже не без их помощи.
Ты сама подумай - эта стажировка - возможность познакомиться с семьёй деда Марка, а если успею - и с ним самим. Понимаешь, для меня это очень важно! И потом, это ещё и возможность устроить наше с тобой будущее. Я думаю, что это важно и для тебя тоже.
-Марк, ты пока что ни слова ни сказал о нашем ребёнке. Что будет с нашим малышом?
Марк обежал стол и присел перед Кирой на корточки.
-Кира милая любимая. У нас с тобой целая длинная прекрасная жизнь впереди. У нас ещё будет 2, 3 малышей. Сколько захочешь. Но сейчас нужно повременить.
-Повременить, Марк? Повременить? С чем повременить? Он уже есть, наш малыш! Он УЖЕ существует.

Кира медленно поднялась со стула и, взяв в руки куртку и сумку, спросила:
-Когда ты уезжаешь?
-Через 10 дней, у меня уже билет на 20 число.
Кира дрожащими пальцами одним движением застегнула молнию на кофте, повесила сумку на плечо и, взглянув на Марка, сказала:
- Я желаю тебе удачи в Германии, а обо мне не беспокойся, я всё сделаю сама. И пожалуйста, до отъезда, не тревожь меня, мне будет не до тебя.



2 Глава.

С третьего раза попав ключом в замочную скважину, Кира наконец открыла дверь. В коридоре с ожидающими лицами её встретили родители.
- Ребёнок, у тебя всё нормально? Время почти 11, у вас в институте что теперь, в две смены учатся?
Кира молча подняла глаза на отца и он, увидев выражение её лица, сразу замолчал. Они переглянулись с мамой и вдвоем засуетились вокруг дочки.
-Мам, пап, я в душ и спать. Устала очень.
Через 40 минут мама тихонечко постучала в дверь ванной
- Кира, девочка моя, ты не задремала в ванной? Ты как себя чувствуешь?
Прислонив ухо к двери ванной комнаты, Наталья услышала тихие всхлипы. Развернувшись на пятках, она бегом кинулась в спальню.
- Костя, Костя, вставай уже. Кирочка плачет. У нее что-то случилось. Она в ванной заперлась и не открывает. Костя, что делать?
Родители тихонько подошли к ванной комнате и в этот момент дверь распахнулась и оттуда вышла бледная заплаканная Кира.
-Так, мама, поставь нам чайник!, - Константин выразительно посмотрел на жену и подтолкнул её в сторону кухни.
- Знаешь, доча, взрослая жизнь часто преподносит нам сюрпризы, и далеко не всегда хорошие. Но даже если у тебя что-то случилось, то это не значит, что навсегда. Ведь даже ученые такую статистику вывели что хорошего в нашей жизни в разы больше чем плохого!
Кира подняла на отца заплаканные глаза:
-А если навсегда, пап? То тогда как?

Выглянув из кухни, Наталья сказала:
- Костя, Кирочка, я чаю с мёдом приготовила. Идёмте, пока не остыл.


В их огромной профессорской квартире кухня была хоть и большая, но очень уютная. В центре под шикарным японским плафоном стоял круглый дубовый стол, на котором сейчас призывно дымились три чашки с ароматным чаем. Рядом стояла розетка с мёдом и вазочка с домашним печеньем, от которого сладко пахло ванилью. У Киры заурчало в желудке, и она вспомнила, что последний раз сегодня ела за завтраком в пол-восьмого утра.
-Мам, пап, я должна вам что-то рассказать.
-Кирочка, может сначала чаю, пока он горячий?, - сказала Наталья.
-Нет уж, давайте сразу скажу.
Родители отставили свои чашки и в ожидании смотрели на дочь.
-Мама, папа. В общем я…. Я жду ребёнка.
- Ох! – Наталья зажмурилась и прикрыла рот ладонью. Константин ожёг жену взглядом.
- Доча, но ты как-то не рада этому или я ошибаюсь?
- Костя, а институт? – простонала Наталья.
- Пап, а я теперь даже не знаю, радоваться мне или нет.
-Что так, доча? А с будущим отцом когда нас познакомишь?
- А отца нет и не будет. Он послал меня на аборт.
Всхлипнув, Кира подошла к маме и уткнулась ей в колени.
Проплакавшись, Кира подняла глаза на родителей и сказала:
-Понимаете, я не могу туда пойти. Не могу. Он у меня уже есть. Я его уже люблю! Как же его убить-то??? Я уже всё решила, буду рожать и выращу его одна! Сколько таких вокруг! Ни я первая, ни я последняя.
- Как же одна, Кирочка? Как же одна? Нас трое. Что же ты нас в расчёт не берёшь?
Мама с папой стали наперегонки уговаривать и убеждать Киру в том, что всё будет нормально у них, и пусть она обязательно рожает этого малыша и вырастят они его все вместе прекрасным и умным человеком!

Они почти до утра просидели на кухне, все строили планы,  пытались представить, как теперь изменится их жизнь, и плакали и смеялись вместе. Кира отправилась спать, когда за окнами уже появились первые серые проблески наступающего утра.
А Константин с Натальей никак не могли успокоится, всё обсуждали, переживали и надеялись…


3 Глава

Первые два триместра беременности у Киры прошли на удивление легко. Только изменения в фигуре, да редкая тошнота по утрам.  На семейном совете было решено, что Кира доучится до зимней сессии, а потом оформит академку. Глядя на дочь, родители радовались тому, что она успокоилась и очень ответственно готовилась к предстоящим измененниям в своей жизни.  Им казалось, что Кира смогла собрать в своем сердце обломки и начала возводить новый дом на этих руинах для себя, для своего малыша, для всех них.

Примерно через пару месяцев после той памятной ночи, в тайне от дочки и мужа, Наталья набрала телефонный номер Анны, школьной подруги своей дочери:
-Анечка, доброе утро. Это тётя Наташа, мама Киры.
-Да, доброе утречко, тёть Наташ.
-Анечка, мне очень срочно нужно с тобой поговорить. Но я тебя прошу никому об этом не рассказывать. Потом всё сама поймешь. Сможешь прямо сейчас к нам прийти, я дома одна, пирог испекла. Забеги пожалуйста, это не надолго.
-Тёть Наташ, у вас что-то случилось? Да, конечно, через полчаса буду у вас.

Чтобы чем-то себя занять, Наталья смахнула невидимые крошки со стола, нарезала и красиво разложила пирог на овальном керамическом блюде, подогрела чайник и когда раздался звонок в дверь, с огромным вздохом облегчения пошла встречать Анну.

-Анечка, я думаю Кира рассказала тебе…
- Что она скоро станет мамой? Да, я знаю об этом практически с того момента, как Кира сама узнала об этом.
- Так вот, Анечка, я …. Даже не знаю как тебя спросить…
Это конечно не очень хорошо за Кирочкиной спиной, но она же ничего не …
-Вообщем я хочу расспросить тебя об отце нашего будущего внука. Пожалуйста, пойми меня правильно.  Кира сказала, что вычеркнула его из своей жизни, что ребёнок ему не нужен. Но она иногда во сне до сих пор плачет, а утром как ни в чем не бывало улыбается и идет на лекции. Мы с папой очень переживаем за нее. Он был плохим человеком? Он её обманул и бросил?

Анна молча уставилась в чашку с чаем.
- Тётя Наташа, вы знаете как я люблю и вас, и дядю Костю тоже, но поймите и вы меня! Я поклялась Кире никогда и ни с кем не разговаривать об этом. И я не обману подругу. Но чтобы так не мучились скажу только одно – он неплохой человек, просто был не готов взять на себя такую ответственность и, это Кира его бросила, а не он её.
- Я поняла, Аня, я поняла тебя. Спасибо, дорогая. Знаешь, это счастье, что у нашей дочери есть такая замечательная и верная подруга как ты.  А ведь у нас ещё одна новость, возможно ты даже и не знаешь – у Киры будет двойня – мальчик и девочка, последнее УЗИ точно показало.
- Супер! Тётя Наташа, вот новость, так новость!


Сначала Наталья долго не могла уснуть, потом металась по постели во власти страшных кошмаров и уже под утро проснулась от каки-то неясных звуков. Засунув ноги в тапочки, она потихоньку пошла на кухню, но замерла на полпути -  из комнаты дочери раздавались тихие стоны. Наталья рывком распахнула дверь в Кирину комнату.
Широко раздвинув ноги, Кира  держалась за живот и со стоном раскачивалась из стороны в сторону.
-Костя!!! – закричала Наталья громким воющим голосом.
Через пару минут муж был рядом. Отец опустился перед Кирой на колени и взял её за руки. Руки Киры были в крови.
- Кира, Кира, смотри на меня. Не бойся, дочка. Наверное начались роды. Да, рано, но раз начались, значит будем рожать. Не бойся, мы с мамой рядом, сейчас поедем в клинику к дяде Гере и всё у нас будет хорошо.
Обернувшись через плечо, Константин рявкнул жене:
- Что стоишь как вкопанная, вызывай скорую, звони Герману, собирай дочь и сама собирайся!
Слава Богу, скорая приехала буквально через 10 минут. Прямо из скорой Константин связался с Германом, своим однокурсником, который наблюдал Киру во время беременности:
- Да, Гера, думаю это преждевременные роды, да есть кровопотеря, но Герман, у неё же только 36-я неделя. Очень рано.
Да, понял, обо всем поговорим в клинике.

Скорая летела по городу, минуя все светофоры. Одной рукой Герман держал дочь за руку, второй сжимал руку жены. Наталья была также бледна, как Кира.
- Наташенька, не раскисай пожалуйста. Нашей дочери сейчас как никогда нужна наша помощь и поддержка. Мы же с тобой врачи. Давай, пожалуйста, очень прошу – сейчас мы с тобой врачи, а все родительские страхи и эмоции оставим на потом. Держись, родная.


4 Глава

Герман с Константином почти бежали по больничному коридору в сторону операционного блока.
- Костя, прошу, услышь меня как врач – УЗИ делать некогда, состояние критическое, кровотечение не останавливается. Я буду сразу кесарить.
- Да, Герман, я понимаю. Я тебе полностью доверяю.
Прямо перед входом в операционную Герман резко затормозил и взглянул в лицо друга.
- Я должен тебя спросить, а ты должен мне ответить: если передо мной встанет выбор – как я должен буду поступить?
Костя на мгновение закаменел,а потом резко обмяк и прислонился лбом к стене.
-Ладно, я понял – по ситуации.

Через 40 минут близнецов забрал неонатолог и Наталья ушла вместе с ними.  Следующие 4 часа оказались самыми длинными в жизни Константина Немцова. Чтобы как-то отвлечь себя, а точнее занять свои мозги, он стал вспоминать разные случаи из Кириного детства, её первые шаги, первые слова, её первый класс и первый выпускной. Этот яркий калейдоскоп воспоминаний в какой-то момент даже позволил ему расслабиться и слегка улыбнуться.

Дверь операционного блока открылась и оттуда ссутулившись, усталой походкой вышел Герман. Костя молча вскинул на него глаза. Герман успокаивающе похлопал его по плечу:
- Жива. Но крайне слаба. Чтобы дать Кире шанс, мне пришлось убрать все. Но впрочем, обо всех медицинских аспектах, потом прочтёшь в моем отчете. А пока давай по порядку
- Насчёт малышей тебе всё подробно расскажет неонатолог. А насчёт Киры… Скажи, как так получилось? Она потеряла критически много крови. Видимо кровотечение началось ещё ночью, или даже поздним вечером. Почему вы приехали так поздно?
-Не знаю, Гер, не знаю. Кира не жаловалась особо. Сказала, что очень устала и пойдёт спать. Мы её и не тревожили.
-Ну ладно, что ж теперь об этом. Костя, Кирочка очень слаба. Если переживёт сегодняшнюю ночь, то считай у твоей дочери появится второй день рождения. Прости, друг! Я сделал всё, что мог. Теперь всё зависит от нее и от Провиденья Божьего!
-Гера, я тебя понял. Можно мне к ней? Я хочу остаться с дочерью.
- Да, конечно, ее уже перевезли в реанимацию. Переодевайся и иди.

Холодная стерильность реанимационных палат всегда угнетающе действовала на Константина. Здесь всегда витал дух напряжения, надежды. Здесь не было ни тепла, ни теплоты. Всё как будто замерло в ожидании…
Подойдя к единственной занятой кровати, Костя с трудом проглотил комок в горле, который вдруг стал огромным и липким, не дающим вздохнуть свободно. Всё его тело  превратилось  в один тонкий сильно натянутый канат.
В первый момент Костя даже не узнал свою дочь. На огромной кровати лежала маленькая худенькая девочка, с лицом, белее кипельных простыней, с заострившимся носиком, с бесцветными губами. Вошедшая следом медсестра молча подставила Константину стул, на который он и опустился без сил.
Через два часа в реанимацию пришел Герман. Проверив все медицинские показатели, он вывел Костю в коридор.
- Костя, у Киры произошла преждевременная отслойка плаценты. Что этому способствовало – сильный стресс, удар, заболевание- пока непонятно. Но сейчас мы делаем всё, что только возможно.
- Гер, может кровь нужна? Препараты какие? Ты только скажи.
- Костя, остановись. У нас всего этого в избытке. Сейчас всё зависит только от организма Киры и её силы воли.

Почти всю ночь Костя просидел на стуле, держа Киру за руку. Пару раз приходила из детского отделения Наталья.
- Наташенька, как там малыши?
- Пока сложно сказать, такие маленькие, такие слабенькие.
Но до чего же они красивые, Костя! А как ты считаешь, Кирочка когда проснётся? Ведь она проснётся, да, Костя? Скажи, ты же ничего от меня не скрываешь?
-Ну что ты, родная. Ты же сама врач и видишь, что наша дочка просто спит, наркоз ещё действует. Как только она проснётся, я сразу за тобой приду. А пока иди к малышам, ведь ты же сама неонатолог, пусть наши близнецы с первых минут своей жизни почувствуют родные любящие руки. Иди, Наташенька.

Уже почти под утро Костя задремал, но вдруг почувствовал, как дрогнула в его руке Кирина ладонь.
- Ребёнок, ты проснулась? Кирочка, посмотри на меня, узнаешь?
Кира чуть заметно сжала отцу руку.
-Ну Слава Богу! Слава Богу! Господи, да почему же я ни одной молитвы-то не знаю!
-Папа, я про малышей хочу спросить.
- Кира, молчи, береги силы. Я всё тебе скажу сам. С малышами все нормально, правда маленькие, слабенькие, но это дело времени! Выходим, поднимим на ноги! Ещё какие большие и здоровые будут всем на загляденье! Главное сейчас, чтобы ты в себя пришла, сил набралась.
- Пап, я всё слышала, когда вы думали, что я ещё сплю. У меня просто сил не было вас позвать. Я знаю, что со мной, и я слышала, что мои малыши в тяжёлом состоянии. Медсестра сказала, что будет счастье, если хотя бы один из них выживет.
- Кира, остановись, у тебя просто был кошмар после наркоза.
-Пап, ты наверное забыл, что я почти врач и кое что понимаю.
Я хочу попросить, давай малыша, который останется, ну который…
Давай назовём его Женечка.
-Хорошее имя, но ты и для второго имя пока придумывай. Нам два имени нужны.  Знаешь, мы тут с мамой размечтались, как летом возьмём вас с малышами и все вместе махнем в Феодосию, помнишь, у дяди Геры там шикарная дача. Будем все загорать, фруктами объедаться.
- Пап, я тебя так……

Ладонь Киры обмякла и разжалась, повиснув безвольной трявочкой в огромной руке Константина………………………………………..


5 Глава

   Костя с ужасом уставился на тонкую линию на мониторе. Она была похожа на непрерывную змею кроваво-красного цвета. В его глазах она подрагивала и двоилась.
Через пару минут в палату влетел Герман, за секунду оценив обстановку, он рявкнул:
-Массаж сердца, срочно!
-Готовьте шприцы!

Пока медики суетились вокруг Киры, пытаясь завести её сердечко,
Костя не моргая всматривался в дочку, надеясь заметить дрогнувшие ресницы или пульсирующую жилку на шее.
Он повалился на стул, когда рядом прозвучали слова:
- Время смерти 5.45……………………………………………………..

Константин не заметил, как Гера привел его в свой кабинет и сунул в руки полстакана коньяка.
-Пей. Просто выпей все. И я с тобой, не чокаясь.
Костя одним мощным глотком опрокинул коньяк в себя, но кажется даже не почувствовал его вкуса. Подняв глаза на друга, он сказал:
- Наташа там… Нужно как-то сказать Наташе….
-Хочешь я ей все расскажу? – спросил Герман.
-Нет, я сам. Вот сейчас пойду сам к Наташе….

Ссутулившись, шаркающими шагами он стал подниматься по лестнице на 3 этаж, где находилось детское отделение.
Подойдя к большому во всю стену окну в палату интенсивной терапии, Костя увидел свою жену, склонившуюся над  кувёзом, в котором находился один из их внуков.
Костя прислонился лбом к стеклу и по нему сразу потекли его слёзы. Вскоре Наталья обернулась и, увидев мужа, махнула ему рукой. Подойдя к окну со стороны палаты, Наталья одними губами беззвучно произнесла:
-Кира??????
Костя молча кивнул. Медленно сняв халат, Наташа вышла из реанимации и подойдя к мужу уткнулась ему в грудь.
-Как же так, Костя, как такое возможно?
Их слёзы смешались на груди у Кости, так же, как смешалось их дыхание и биение сердец. Сердец, которые не могли и не хотели принять эту страшную реальность, эту непереносимую тоску и боль.
Обнявшись, как два немощных старика, они поплелись в кабинет Германа. Увидев Наталью, Герман достал приготовленный шприц с успокоительным, но она только покачала головой:
-Мне коньяка, а лучше просто корвалола – сразу убойную дозу.

-Скажите, Кирочка успела проснуться?
-Да, родная, мы даже с ней поговорили немного. Она спрашивала про малышей. Решила почему-то, что выживет только один из них.
Наташенька, ты мне как врач скажи – наши малыши ведь останутся с нами? Оба останутся?
- Мальчишечка покрепче, поактивнее. А внучка..., пока не знаю, очень слабенькая, спит всё время.
Прошло шесть недель. Похороны. Поминки. Родственники. Друзья. Слёзы. Сочувственные слова и взгляды. Им пришлось пройти через весь этот кошмар. Иногда они останавливали взгляд друг на друге молча, словно спрашивая – это правда происходит с нами?
У кого спросить совета – как жить дальше? Как вообще можно с этим жить? Для чего???
А вот на последний вопрос ответ существовал, и ответ очень весомый. Только звучал вопрос иначе – не для чего, а для кого!
Жить для тех двух крошечных сердечек, которые так старательно сейчас пытались быть сильными и смелыми!

- Костя, завтра внуков забираем домой, а ведь мы до сих пор не решили как их назовём!
- Кирочка всё давно решила. Она думала, что останется только один малыш и хотела назвать его Женечкой. А я вот подумал, пусть у нас будут Женька и Женька! Евгений и Евгения! Как тебе?
-Пусть так и будет!


6 Глава

Малыши росли очень разными. Внук был очень активным, подвижным и самостоятельным, а внучка была похожа на нежный белый цветочек на тонком стебельке. Казалось что даже небольшой ветерок способен  в любой момент закружить её и унести вдаль.
Костя с Натальей решили, чтобы дети не путались, когда их зовут, внука будем называть Женей, а внучку Евгенией.  Но Женя всё решил по-своему! Когда он только начинал учиться говорить, то своё имя называл легко:
- Я – Зеня Немацов!
Но имя сестры никак ему не давалось, из-за чего он страшно переживал, злился. И однажды выдал свою версию, которая и осталась с Евгенией навсегда.
- А это моя Геша!
Бабушка с дедушкой долго не могли расшифровать подоплёку этого имени, пока однажды, зашедшая к ним на чаёк Анна не сказала:
- Это он хитрец маленький так Евгению переиначил: Евгения-Евгеша-Геша.
Так и стала маленькая Евгения – Гешей. И родные и знакомые очень быстро привыкли к этому новому необычному имени. Да и малышка стала откликаться только на него.

И во дворе, и в детсаду, и позже в школе все знали, что Гешу обижать нельзя. Женька налетал на обидчика коршуном и остановить его могла только Геша.
Дети росли без особых проблем. Геша с 5 лет занималась с тётей Аней немецким языком, а Женька увлекся японской борьбой кёкусенкай.

Уже в 7 классе Геша стала победителем всероссийской олимпиады
по немецкому языку. А Женька удивил всех! Получив в 9 классе зелёный пояс по кёкусенкай, он принес его бабушке  с дедушкой и заявил:
- Защитить себя и Гешу я теперь сумею. Больше мне это не интересно.
- Очень интересно мне, внук, а чем же ты теперь планируешь заняться? – спросил дед.
-Знаешь дед, я раньше времени не хотел вам с бабулей говорить, но я решил продолжить нашу династию. Вот ты врач в 4 поколении,
бабуля у нас тоже врач, мама бы тоже стала…., ну вот и я тоже буду врачом.
- А Геша то же пойдёт с тобой в мед?
- Да что ты, дед. Какой Геше мед? С её-то здоровьем! Нет, Геша ведь у нас полиглот – немецкий почти в совершенстве, английский уже на полпути, а теперь ещё на китайский нацелилась!
Я тут порылся в инете, в нашем меде есть подготовительные курсы, хочу пока туда попробовать. А дальше видно будет.

7 Глава

   Когда раздался звонок в дверь, Костя поднялся из-за праздничного стола и быстро пошел в коридор.
- Наконец-то, Анечка, все уже собрались, давай, давай скорее, проходи прямо за стол!
Аня, чмокнув Костю в щёку, быстренько пробежала на кухню.
- Так, кто сегодня принимает поздравления?? Ну что, дипломированные специалисты, дипломами хвалиться будете?
Геша и Женька притянули два диплома.
- Даже не буду спрашивать, чей красный, а чей не красный!!
Умничка Гешенька!!! Ну и ты, Евгений Константинович, тоже неплох! Итак, сначала тосты и поздравления, а потом разговоры за жизнь! Давайте, тётя Наташа, начинайте наш поздравительный марафон!
Костя подал жене бокал с шампанским. Но прежде чем начать, Наталье пришлось достать платок, чтобы промокнуть набежавшие слёзы.
-Дорогие наши дети! Геша и Женя! Мы с дедом так гордимся вами!
Вы оба большие молодцы! Вы – самое важное и самое главное, что есть и будет в нашей жизни. Наверное вы этого не знаете и не понимаете, но с самого первого дня своей жизни именно вы стали для нас с Костей опорой в этой жизни, именно благодаря вам мы каждое утро просыпаемся и радуемся этой жизни! Спасибо!
Костя поднялся и встал рядом с женой.
-Да, ребят, поздравляю от всей души! Ну, собственно, бабушка все сказала, осталось только одно – мы приготовили для вас подарок:
Через три дня едите в Румынию на рок-фестиваль, вот путёвки!
Ребята сорвались со своих мест и бросились обнимать бабушку с дедом!!
-Дед, ты даже не представляешь, как это круто! Геша, скажи!

Когда с шампанским и основными закусками было покончено, Наталья внесла огромный торт, украшенный двумя шоколадными фигурками в шапочках выпускников с дипломами в руках.
-С официальной частью мы разобрались, теперь можно и за жизнь поговорить! – с улыбкой произнесла Анна.
- Ну с Гешей всё более-менее понятно! Гешенька, наша корпорация «Интер-мед» будет счастлива получить такого квалифицированного специалиста, говорящего на 3 языках!!
- А вот ты, Женька, меня удивил! Почему генетика? Ведь насколько я помню, до 3 курса речь шла исключительно о кардиохирургии, ты хотел пойти по стопам деда. Что сподвигло тебя так кардинально поменять направление?
- Это не было спонтанным, сиюминутным решением. После 3 курса, мы все поехали отдыхать в Феодосию, к дяде Гере на дачу. А у него на даче куча медицинских журналов со всего света. И вот по вечерам Геша переводила мне некоторые статьи из этих журналов.
Чаще всего нам в руки попадался немецкий журнал «Klinic». Там был целый цикл статей о генетике, о её возможностях сейчас и в ближайшем будущем. А когда вернулись в Москву, я пошел на кафедру генетики, пообщался с ребятами-студентами, даже пару раз был у них на лекциях – вот так постепенно я влюбился в эту науку. Это реально интересно, захватывающе!

Через некоторое время Наталья наклонилась к Ане и прошептала ей на ухо:
-Анечка, проводи меня в спальню, что-то голова закружилась, даже в глазах потемнело.
- Давай, давай, тёть Наташ, потихонечку. Я рядом, я держу вас.
Аня помогла Наталье прилечь и опустилась рядом на краешек кровати.  Через некоторое время Наталья глубоко вздохнула и сказала:
- Девочка моя, у меня к тебе очень серьезный разговор.
- Ой, тетя Наташа, не пугайте меня. Что-то случилось?
-Да, случилось, но случилось давно.  Я очень больна. У меня неизлечимое заболевание. А если ещё точнее – я умираю.
-Бог мой! А дядя Костя, а ребята об этом знают?
-Костя конечно знает. Разве это можно скрыть от врача, с которым живёшь больше 40 лет в одной квартире? Для ребят это будет страшная неожиданность.
- Тетя Наташа, как же вы можете так просто и спокойно об этом говорить? Вы же сами врачи, у вас миллион знакомых медиков и у нас, и за границей! Неужели ничего нельзя сделать?
-Поверь, Анечка, всё, что можно, мы уже сделали. Последние 1,5 года я жила только молитвами с просьбой дожить до сегодняшнего дня. Так хотелось подержать в руках их дипломы, чтобы потом…., там… рассказать Кирочке как мы гордимся нашими внуками, какими замечательными они выросли. И самой быть спокойной, что подняли детей, поставили на ноги.
Наталья тяжело вздохнула и ненадолго прикрыла глаза.
- Но поговорить с тобой я хотела о Геше.


8 Глава

Ты – крёстная мама наших ребят. Ты рядом с ними практически с их рождения  и знаешь их пожалуй лучше, чем  мы с Костей. Не мотай, не мотай головой, я прекрасно знаю, что все свои секретики и тайны они сначала обсуждали с тобой, а потом уже шли к нам с дедом. И кто, как не ты, Анечка, знаешь и помнишь, какой слабенькой родилась Геша. И как бы мы не закаляли её, как бы не накармливали витаминами, она всё равно не тянула на свой возраст, всё равно отставала от ровесников в физическом плане.
Мы с Костей просто закрывали глаза на многое, главное, считали мы, что жива, что умненькая. Мы около 40 лет лечим чужих, а своего ребёнка почти просмотрели. Никогда себе этого не прощу!
Аня, ты же помнишь, что год назад Геше пришлось взять академку.
Этот год мы посвятили доскональному обследованию Геши, потому что её состояние резко изменилось в худшую сторону. В своих обследованиях мы дошли до института Генетики. Там впервые речь зашла о генетических маркерах поражения соединительной ткани.  Ну ты не медик, тебе это сложно понять.
Мы с Костей метались от одного врача к другому, но диагноз до конца так и не подтверждён.
- Тётя Наташа, а это очень опасно? Что нужно, что можно сделать, чтобы Гешу вылечить?
- Если это точный диагноз, то вылечить нельзя. Генетику нельзя вылечить, можно только подобрать комфортное лечение для поддержки стабильного состояния. Мы уже всех знакомых на ноги подняли. И вот на прошлой неделе один из Костиных учеников принес последний выпуск одного медицинского журнала, где есть статья о немецком профессоре генетики, который всю жизнь занимается этой проблемой. Через 2 дня он приезжает к нам в Москву на международный форум. Сейчас мы пытаемся найти выход на него, чтобы показать ему последние анализы Геши. Правда пока никак. Но мы обязательно что-нибудь придумаем.

Аня поднялась с кровати и подошла к столу, на котором лежал развёрнутый журнал. Прямо под кричащим заголовком «Немецкий гений генетики» с развернутого листа на неё смотрел Марк.
Руки Ани задрожали и она присела на стул. Наталья
 Взглянув в её сторону, встревоженно спросила:
- Анечка, что случилось? Тебе плохо?
Аня сказала:
- Тётя Наташа, у меня есть выход на этого профессора.
Наталья быстро села в кровати и зажмурила глаза. От резкого подъёма у неё чёртики забегали в глазах. Не открывая глаз, она протянула руки в сторону Ани:
- Аня, девочка моя, неужели это возможно?

Анна глубоко вздохнула, развернулась на пятках и с журналом в руках подошла к кровати.
-Вы же знаете, тётя Наташа как я любила и люблю Киру. А её близнецы для меня роднее родных. И я была уверена, что никогда не нарушу клятву, данную Кире незадолго до её смерти. Но сейчас так всё сложилось, что молчать….
Надеюсь Кира поймёт меня и простит!
Повернув развёрнутый журнал к Наталье, Кира сказала:
- Знакомьтесь, Марк Оранский – это папа наших Женек.

Охнув, Наталья опустилась на подушку, и минут 10 лежала с закрытыми глазами. Анна продолжала пристально вглядываться в фотографию.
Да, конечно, изменился, постарел. И волна, когда-то чёрных волос, стала реже, и седина украсила виски. Только пронзительный взгляд и подрагивавшие в чуть заметной улыбке губы напоминали того далёкого знакомца.
Наталья открыла глаза и, протянув руку, попросила:
- Можно мне на него взглянуть?
Аня молча подала ей журнал. Наталья надела очки и впервые внимательно взглянула в такие знакомые глаза.


9 Глава

Анна тихонечко вошла в переполненный зал, где проходила встреча немецкого профессора с лучшими представителями мира генетики России. Все последние ряды и балкон занимала молодежь, очевидно студенты и выпускники медицинских вузов страны. Уверенный и спокойный голос Марка, усиленный десятком микрофонов, был прекрасно слышен даже на последних рядах огромного зала.
- Так, друзья мои, давайте ещё 3-4 вопроса и будем заканчивать нашу встречу.
По себе знаю, что о генетике можно разговаривать круглосуточно и бесконечно, но всех вопросов мы с вами сегодня всё равно не решим, поэтому давайте на чём-то остановимся.

Молодая девушка, очевидно помощница профессора, передала микрофон куда-то в середину зала.
-Сергей Новичков, Новосибирский медицинский институт.
Скажите профессор, Ваши книги издаются на многих языках. Не теряется ли суть Ваших идей при этих многочисленных переводах?
- Спасибо, Сергей, за вопрос. Мои книги издавались на 7 языках. Четырьмя из них – немецким, английским, французским и русским, конечно, - я владею в совершенстве. Книги на этих языках я пишу сам и надеюсь там ничего не потеряно!! Переводом же книг на японский, испанский и иврит, занимается постоянная команда переводчиков, с которой мы работаем уже много лет и работе которых я вполне доверяю.
Сергей, я ответил на Ваш вопрос?
- Да, профессор, вполне. Спасибо.
Куда дальше уплыл микрофон Анна не заметила, но вздрогнула, услышав знакомый голос:
- Евгений Немцов, Москва, 1 –й медицинский.
Господин профессор, почему  в генетике Вы выбрали именно это направление?
И есть ли в Вашей практике долгожители с таким заболеванием?
- Евгений, видите ли в чём дело, к исследованию этих маркеров я пришел не случайно, в этом была жизненная необходимость. Обычно в интервью и на подобных встречах я избегаю вопросов о своей жизни, но у вас я услышал личную заинтересованность. Это правда?
- Да, у меня огромная личная заинтересованность!
- Хорошо, Евгений, я отвечу на Ваш вопрос.
15 лет назад от этого заболевания скончался мой двоюродный брат. Ему было 32 года. Тогда у нас не было тех знаний и возможностей, которыми мы обладаем сегодня. Я уверен, случись это сегодня, мы смогли бы надолго продлить жизнь Феликса.

Марк взглянул на свою помощницу и отошёл от края сцены.
- Коллеги, спасибо! Я прощаюсь с вами,  а для решения организационных, или каких-то иных вопросов, прошу обращаться к моей помощнице Кларе. Удачи!
Девушка поднесла микрофон к губам:
-Дорогие друзья! Мы заканчиваем нашу встречу, благодарим всех, кто нашёл время и возможность приехать сегодня сюда.
Марк слегка поклонился и поднял руки в приветственном жесте.
Весь зал поднялся и проводил профессора громкими аплодисментами.
В этот момент в кармане Анны завибрировал телефон.
- Анечка как дела? Тебе удалось с ним поговорить? – голос Натальи дрожал от волненья.
- Тётя Наташа встреча только что закончилась, и я сейчас как раз пытаюсь встретиться с Марком. Не волнуйтесь, я Вам обязательно перезвоню.
Когда Анна взглянула на сцену, Марка там уже не было, а вокруг его помощницы толпилась нетерпеливая молодёжь.
Анна с досадой сжала в руке, так некстати зазвонивший телефон, и направилась в угол сцены, где Клара бойко отбивалась от будущих светил генетики. Ей пришлось ждать ещё почти 20 минут, пока последний вопрос Кларе был задан.
Когда помощница Марка наконец вздохнула с облегченьем и начала складывать в папку разложенные на столе листы и визитки, Анна подошла к ней.
-Добрый день, мадам! Чем могу быть полезна?
- Добрый день, Клара. Мне срочно нужно поговорить с господином профессором!
- О нет, мадам, это невозможно! Герр профессор не проводит индивидуальных консультаций!
- Клара, Вы не понимаете. Это вопрос жизни и смерти!
- Поймите, профессор очень устал, а рано утром мы улетаем в Японию на презентацию его новой книги. Он должен отдохнуть.
- Это не займет много времени, мне нужно буквально полчаса. Прошу Вас, помогите. Речь идёт о жизни молодой девушки.
- Нет, нет, простите, но это невозможно.
Клара собрала наконец все документы и двинулась в сторону коридора.
Анна быстрым шагом обогнала девушку и встала прямо перед ней:
- Я прошу всего полчаса.
- Мадам, не вынуждайте меня вызвать… как это по-русски… секьюрити.
Анна подняла перед собой обе руки в успокаивающем жесте.
- Нет, не нужно никого вызывать. У меня есть идея. Есть у Вас ручка и лист бумаги? Я напишу для профессора всего одно слово и буду ждать здесь 15 минут. Если он не придёт, я обещаю, что больше его не побеспокою.
На предложенном листе бумаги Анна написала КИРА и отдала его Кларе.
- Пожалуйста, отдайте это господину Оранскому.


10 Глава

Когда минутная стрелка упала на цифру 16, Аня взяла в руки сумку и направилась к выходу.
- Тётя Наташа сказала, что возможно Марк – это шанс для Геши. Ну не могу я лишить нашу девочку этого шанса. Чего сидеть-то, нужно как-то найти Марка и заставить его меня выслушать!
Но Анна вдруг резко остановилась: - А что, если  Марк Оранский даже и не помнит Киру, и ему это совсем неинтересно и неважно. Что тогда ?
Да ничего тогда! Это ровным счётом ничего не меняет, ему всё равно придется меня выслушать.
Во время этого внутреннего диалога Аня не услышала, как тихонько хлопнула входная дверь и у неё  за спиной раздались шаги.
- Кира! Здравствуй, Кира!
Анна резко развернулась и чуть не столкнулась с подошедшим вплотную Марком.
Марк сделал шаг назад.
- Простите, я ошибся. Мне сказали, что меня здесь ждёт Кира. Но Вы не…
- Добрый день, Марк. Да, я не Кира. Но ты не ошибся, тебя действительно ждут.
Это я тебя жду. Ты не узнаешь меня, Марк?
- Да, мне кажется мы были знакомы…
- Были, Марк, были. Я – Анна, подруга Киры.
- Конечно, конечно я тебя помню! Хотя если быть точным, я помню длинноногую хохотушку с ярко-рыжими кудряшками. Но сегодня ты – леди.
Скажи, Анна, а где Кира? Она не дождалась меня? Ушла? Почему?
- Марк, подожди, не спеши. Киры здесь нет и не было, это я тебе написала записку.
- Зачем? Почему так?
- Я не знала, как ещё можно с тобой увидеться. А мне очень нужно с тобой поговорить. Это важно и срочно! То, что я хочу тебе рассказать, это…
я даже не знаю, как тебе обо всем сказать.
- Аня, не волнуйся так. Что бы это не было, я всё внимательно выслушаю.
Знаешь, у меня через полчаса заказан столик в ресторане. Может быть там посидим, поговорим?
- Нет, прости, в ресторане много людей, мне бы не хотелось…
Понимаешь, разговор будет непростым для тебя, да и для меня тоже.
Вообщем, я искала встречи с тобой, чтобы попросить тебя о помощи, пожалуйста посмотри вот это.
Анна передала в руки Марку объемную папку, в которой находились все многолетние анализы и медицинские обследования Геши.
Марк раскрыл папку и начал внимательно, лист за листом, перечитывать ее содержимое. Прошло долгих 15 минут. За это время Марк дважды оторвался от папки, чтобы мельком взглянуть на Анну.
Аня замерев, неотрывно наблюдала за профессором, надеясь уловить в его эмоциях или приговор, или надежду для своей любимой девочки.
Когда профессор перевернул последний лист, Анна подалась к нему с немым вопросом.
-Аня, скажи, это - твоя дочь? - Марк опустил ладонь на закрытую папку.
- Не совсем... точнее нет, не моя. Это - дочь Киры. И ещё мне нужно сказать...
- Я тебя не понял. Тогда почему Кира сама не пришла? Она не хочет меня видеть? До сих пор не простила?
- Марк, я отвечу на все твои вопросы, только сначала скажи - что с нашей девочкой? Есть шанс ее спасти?
- Шанс есть всегда. Конечно, нужны еще кое-какие обследования, но я на 90% уверен, что это наша пациентка. Ситуация на данный момент конечно сложная, но мы беремся и за более тяжелые случаи.
- и всё же, Анна, пожалуйста объясни мне...
- Понимаешь, видишь ли в чём дело...
дело в том, что Кирочки нет с нами. Она умерла. Давно. 23 года назад.
Анна резким движением открыла сумку и достала упаковку влажных салфеток. Вытянув одну, она начала протирать мокрый лоб и щёки, а потом стала судорожно сжимать её во вспотевших ладонях.
В этот момент в кармане опять завибрировал телефон.
- Анечка, прости, но я не могу просто сидеть и ждать. Скажи хоть что-нибудь!
- Тётя Наташа, профессор посмотрел Гешины анализы и сказал, что случай не самый тяжелый.
- Знаешь, мы вот с Костей поговорили... а может ты пригласишь его к нам в гости, чтобы мы все вместе тут и обсудили. Пускай он нам сам скажет... Как ты думаешь, Анечка, он согласиться?
- Я не знаю тётя Наташа, я Марку ещё самого главного не сказала.
- Ну так может это будет проще у нас дома сделать? Как считаешь?
- Я попробую.
Убрав телефон в сумку, Анна подняла глаза на Марка.
Уперевшись локтями в стол, он закрыл глаза скрещенными ладонями.
Обойдя стол, Аня подошла к Марку и положила ему ладонь на плечо.
- Марк, послушай меня пожалуйста.
Когда он поднял к ней лицо, Анна увидела, что его ладони полны слёз. Достав ещё одну влажную салфетку, она молча подала её Марку.
- Марк, мне сейчас позвонили родители Киры. Они приглашают тебя в гости. Хотят познакомиться, поговорить и услышать твое мнение о состоянии Геши. Они старые и больные люди, очень переживают за внучку и я была бы очень тебе признательна..
- Да, Анна, конечно я согласен, не нужно меня уговаривать. Я с удовольствием познакомлюсь с ними. Но ты кажется ещё что-то хотела мне рассказать?
- Знаешь,вот там и расскажу. Пока ты собираешься, я вызову такси.
В этот момент в аудиторию вошла Клара:
- Герр профессор, вы опаздываете в ресторан.
- Клара, я сейчас должен уехать. Пожалуйста позвони в ресторан и извинись.
И ещё, сдай завтрашние билеты в Токио. А также дозвонись и перенеси нашу презентацию.
- Но профессор! Специально на эту встречу прилетел академик Кииоши Наито!
- Клара, просто сделай как я прошу! Скажи, что я болен.
Встреча не отменяется, просто переносится на несколько дней!

(продолжение следует)


Рецензии