Мои рассказики-7

     ФЕДИНЫ ПОДАРКИ

--...А ещё подарков надарили: градусник, сетка от мух и ...
-- А телефончик не подскажешь?
-- Записывай …
Когда фЕДЯ слышит эту рекламу про  «шведскую технологию ремонта окон"  руками русских специалистов, его разбирает не только смех, но и раздражение от услышанного.

Подарки... Которые, вошли в стоимость ремонта окон. Найдутся дураки бесплатно подарки дарить? Ищите.
Будучи в деревне Владимирской области летом 2011 года этот Федя с другом Толей представлял Федю своим соседям и родственникам как человека, который оставляет своим бывшим жёнам заработанные собственным горбом квартиры в виде подарка. Смешно, но правда.

И всё же речь не об этом.
Когда-то ребята были молодыми, встречались с девчонками в квартире другого парня Игоря, (Царство ему небесное) в пригороде. Как-то Феде приглянулась Леночка из Ленинграда, приезжавшая со своими подругами на танцы.  Толя, видимо, тоже ей понравился.

Глаза огромные, чёрные, как у армянки. Сама не высокая, но привлекательная своим дружелюбием и вниманием. Они дружили недолго. Федя был у неё дома, познакомился с мамой (про отца ничего не знал), видел фотографию, где её мама была в Москве как депутат Верховного Совета СССР от завода Красный Треугольник, снятую вместе с Климом Ворошиловым. Федя раз у Лены переночевал в коммунальной квартире на улице Шкапина, пока её мама была в ночной вахте. Было поздно и Лена предложила Феде остаться , чем ехать в пригород.

Соседи, конечно, это видели, но не знали, что между ними ничего не было.
Потом Федя женился на другой девушке. забыв про Леночку. Позже Федя узнал, что Лена вышла замуж за Бориса,  соседа и общего знакомого по пригороду.
Федя подумал, вот какой подарок он сделал Борису. Не то, что "сетка от мух"...
Но этот "подарок" оказался не единственным.
Правда, семья Бориса долго не просуществовала. Умерла мама Лены, потом и сама Лена. Боря остался вдовцом, детей у них не было.

Прошли годы. Федя работал на Севере, купил квартиру, женился. 15 лет прожил вместе, пока тёща их не разлучила, и Федя развёлся.
В феврале ежегодно все друзья встречаются на Серафимовском кладбище у могилы друга. Приходят друзья,  сослуживцы, родственники нашего умершего друга,
И вот как-то Федя увидел: подходят под ручку его бывшая жена с Борисом. Федю захлестнула волна непонятного чувства (ревности, что ли?). Почему они вместе? Может это длится уже давно, а я он не знал?

Оказывается,  их сдружили как двух одиночеств, рассказала позже  одна знакомая. Они теперь одна семья.
Федя вспомнил песню про двух одиночеств, желавших разжечь костёр у дороги, который так и не разгорелся. А у Бориса,  похоже, горит.

Понятно, что Федя сделал Борису  ещё один дорогой подарок, второй, свою бывшую, тогда любимую жену.
Вот это подарки!  Не то, что градусники, сетки от мух.

   ФЕДИНО  УТРО            

Обычное утро рабочего дня.
Она встаёт раньше, ей на работу. Он встаёт чуть позже, он  не работает на производстве. Его  работа – по дому. Он старается не мешаться у неё под ногами. Она всегда торопится, запаса времени, как всегда, у неё нет. Все общественные места он не занимает. Нельзя. А вдруг ей понадобятся. Поэтому, он ходит и  терпит, пока за ней не закроется дверь.

Она всё успевает доделать и, попрощавшись, уходит, частенько забыв на кухне что-нибудь. Он рассуждает так: «Значит, это ей не надо, если оставила».
А она позже скажет, мол,  забыла. Надо было напомнить мне.
-- А ты записывай.
-- Я могу записать, но потом не вспомню, куда бумажку положила.

Вот и сегодня. Он ходит по квартире, не мешая ей.
-- Что ты ходишь?
-- Жду, когда ты уйдёшь, и займусь своими потребностями.
-- Ты ведь уже был в туалете. Я слышала, как ты спускал воду и прыскал освежителем.
У него  глаза округлились от услышанного.

-- Как ты могла слышать то, чего не было?  Я жду, не дождусь своего часа, минуты, когда можно не спеша сесть, закрыть глаза и думать о чём-нибудь приятном, значительном.
-- Не болтай. Ты там уже сегодня был.
-- Ты путаешь это со вчерашним днём. Вчера было всё так, как ты рассказала, но не сегодня. Что ж мне теперь и не ходить туда, раз я там уже, по-твоему,  был.

-- Да мне не жалко. Можешь сходить и второй и третий раз, сколько хочешь. Только не убеждай меня, что я этого не видела, не слышала. Я пока ещё в своём уме.
Это его  удивляет. Как это можно высосать из пальца чушь и в неё твёрдо поверить. Ведь она не шутила, а говорила уверенно и веско. Он только и мог, что отговариваться и оправдываться, что он – не верблюд.

Он даже стал сомневаться в том, что был он, или не был ещё в туалете. Может быть, был и она права? Нет, не был. Он всё помнит. До мелочей.
Однако этот факт его даже настораживает. А если и в будущем будут повторяться такие созданные в её голове небылицы, в которые она будет верить, как в произошедший факт? Ума не приложить.

Они  чуть было не поссорились, но он сдержался (он умнее). Её нельзя расстраивать, она идёт копеечку зарабатывать.
И вот она ушла, он закрыл входную дверь на запор, чтобы никто не побеспокоил,  и пошёл по надобности. Там расслабился, не торопясь воспроизвёл весь утренний разговор, а выйдя, помывшись, решил всё записать. А вдруг пригодится?
               
               
     ФЕДЯ   МЫСЛИТ

Посмотрев по ТВ, как возвеличивают роль некоторых работников искусств, (артистов, режиссёров, авторов), которые действительно достойны такого внимания, Федя напряг свой узкий лоб и стал рассуждать:

-- Чем ближе к старости, а может, она уже наступила, хочется подумать о том, что после тебя останется в памяти хотя бы своих потомков?
Я когда-то об этом уже думал. И всё же. Живёшь и надеешься, что жить будешь всегда и постоянно. Всегда будет то, что наметил, спланировал, о чём мечтал. Надо только постараться и всё сбудется. Хотелось бы.
Однако...

Постоянно "гложет" (не найти другого слова) мысль: наши родители, их предки и далее, разве не думали о том же, или подобном. Ну и что в итоге?
Их труд, дела, выдумки, изобретения, постройки, механизмы, и т.д. и т.п., т.е. всё то, что они создали, мы молча, как  подобает потомкам, употребляем за милую душу, считая всё это нашим, своим?
Не справедливо.

Наши предки, да и мы, старики, не сидели на печи, не блаженствовали, а вкалывали, пахали, сеяли, таскали на горбу тяжести, когда бульдозеров не было, рожали детей.
Правда, в знаменитостях не ходили, на сцену их не вызывали, громадные деньги им не платили, в газетах, на ТВ не говорили о их делах, жизни, смертях. А надо бы.

Разве для страны они мало сделали, чем, допустим, те же артисты,  юмористы и другие? Некоторые из них даже молоток или грабли в руках не держали. Всю свою жизнь посвятили, простите, «кривлянию» перед толпой на сцене, жили не своей жизнью.  Повторяли то, что мы видим без них в нашей жизни. А такой почёт, такие деньги!

Пусть им, заработали. Такие у них расценки.  Бог с ними. Но не надо забывать и о тех, кто кормил, согревал, одевал их и им подобных.
А мы будем по-прежнему тюкать топорами, строить дома, дороги. Будем благодарить, восхищаться, не своим трудом, а «сливками» общества, сочинителями жизни. Будем рады удивляться их домам, виллам за границей, парку автомобилей, молодыми жёнам и т.п., миллионами, заработанными непосильным трудом!

А где же меценатство, доброта, помощь людям, обманутым при строительстве квартир за свои кровные, брошенным детям, старикам? Государство этого безобразия, несправедливости не видит, что ли? Вот такой перекос.
Молодёжь громит всё, что попадает под руку, выражая, якобы, какой-то протест против чего-то или кого-то. Зачастую, не понимая (или ради развлечения), зачем это надо. Кому?

Повзрослеют и, надеюсь, поймут…
Каждый, мне кажется, при жизни обязан оставить после себя (даже для своих, или других детей, потомков), то, на что он сам был способен при жизни. Не память о своих похождениях, разрушениях, насилии и т.п., а о добрых, полезных для большинства людей делах, вещах, мыслях, рассуждениях.

К сожалению, не у всех это получается. У меня тоже. А хотелось бы.
Очень хочется передать своим потомкам (детям, внукам, правнукам, простите, и т. д.) то, чем мы жили, дышали.  Это счастье, муки, болезни детей, навыки, жизненный опыт от родителей и предков, своё образование, разум и всё подобное, т.е. всё, что каждый имеет хорошего и полезного в себе…

Телевизор давно мигает, а Федя под его шуршание крепко спит, не раздевшись.             


                ПИТЬ  ИЛИ  НЕ  ПИТЬ

В каком-то  году прошлого века Федя с женой был в городе Порхове у её родных. Жена была в положении дочкой, с брюхом. С ними была его тёща. Они  прошли почти весь город.

Тёща показала, где она была в концлагере во время оккупации. Потом  втроём пошли по её старым знакомым. Она  привела их в дом одинокого мужчины, её старого друга (или любовника, не известно). У него был заросший участок со старым домом. Мужик узнал её.

Было жарко, и они решили зайти в дом. Пахло сыростью. На неубранном столе стояли пустые бутылки, грязные тарелки, остатки хлеба. Был полумрак, окошко маленькое в паутине, хотя во дворе светило яркое жаркое солнце.
Тёщин знакомый улыбался беззубым ртом, вспомнил её. Но тёща вела себя строго, серьёзно. Поговорили о том, о сём. Или ни о чём. Может быть, молодым надо было побыть во дворе? Не сообразили. Спустя минут 15 все двинулись назад.

Федя тогда (и потом) подумал: как можно так опустить свои руки? Дойти до состояния безразличия ко всему на свете:  опрятности, внешнему виду, порядку и чистоте в доме, поиску ещё раз счастья с женщиной и т.п.
Извините, можно.  Надо только побыть в этой ситуации, в таком, казалось бы, безвыходном положении. Стоит очень захотеть.

А в таком положении мысль трансформируется. Меняются приоритеты, цели, смысл жизни. Руки опускаются. Пусть всё идёт своим чередом, как Богу угодно. Страшно, но жить-то  можно.
А ведь и мы становимся (или можем оказаться) такими. Не зарекайтесь.


                ФЕДИНО  ЖИТИЕ

Удивительно в жизни многое.  Федин брат, сказал это очень давно: 
-- Всё происходит, мгновенно. Надеешься, планируешь что-то сделать в будущем, осуществить свою давнишнюю мечту, и вдруг неожиданно тебе становится дурно, плохо, ты уже не в себе, ты не управляешь собой. Внутри тебя ещё теплится мысль, мол должно пройти. Не может этого быть. Не хочу. Но губы, увы, не шевелят словами, которые стараешься донести до стоящих рядом родных, любимых, друзей.

Тебя охватывают чужие, незнакомые раньше желания оставить всё так, как есть -- умиротворение, спокойствие. Нет боли, беспокойства, сердце остановилось. Ну и что?  Я доволен, освобождён от земных (или как их ещё назвать) забот, проблем, мыслей. Я -- в себе.

Приблизительно так (или похоже) описал брат будущее. Федя и так это всё представлял, но брат внёс всё-таки свою мудрую поправку в это мнение (он постарше и умнее, Феди).

К чему всё это? Видимо, так и произойдёт. Вопрос в том: что сейчас надо бы делать?  Ответ: продолжать жить и всё. Все будут там.

Интересно: то, что раньше наше отношение к поступкам других людей казалось справедливым и объяснимым, со временем требует нового объяснения заново, с высоты прожитых лет и опыта. Потому, что прежнее молодое мнение меняется. Самое последнее является более правильным, справедливым.

Вот пример: Пришли как-то Федя  и старший брат к его дочки домой. Давно не виделись. Её муж лежит на кровати днём, не спит, но ен встаёт, зная, что кто-то пришёл.  Они  втроём на кухне сообразили за встречу по стопочке.
Дочка сказала, что муж не встанет. У него под подушкой и так есть «маленькая» водки. Он, якобы, сам опохмеляется, когда хочет.

Федю откровенно это очень возмутило. Как так? Пришёл тесть и я, а он...
Прошли годы после смерти мужа.  Федя об этом вспомнил, когда сам пожелал сделать то же самое от жены, что делал тогда он. Абсурд, а правда.
А Федя всё размышляет:

-- Годы идут, старые ещё больше стареют, если живы пока. Съел что-то не то, не отходи далеко от унитаза. Не ровен час – прихватит живот. Не удержать. Не дай Бог, случится где-то на улице. Или наоборот. Пошёл по большому. Сидишь, давишь, упрашиваешь её «Освободи».
Она и не думает. Что-то мычит в ответ, или ругается. Не поймёшь . (Будучи молодым, всего этого не знал, не испытывал. Теперь-то знаю).

Кто-то спросит: «А секс?» Хорошее слово. Не совсем нам понятно, что это такое? Но несмотря на наш возраст, снятся сны всякие: и ностальгические, и страшные, и эротическе (простите), а куда от этого деться? Природа. Да, и половой акт.
Вернее, полу-акт, или четверть-акт… Потом давление, одышка, усталость. Думаешь, наконец-то конец, отдых. Такие дела.

Глаза слезятся, чешутся. Глазной врач, красивая молодая женщина, смотрела глаза, упёршись круглыми коленями в мои. Думает, я не замечаю, нахалка. А я побрился, даже галстук чуть не надел, собираясь к ней на приём, а она сквозь меня смотрит. Говорит, в одном глазу начальная глаукома, в другом – катаракта.
Спасибо.

-- Капайте капли всю оставшуюся жизнь, говорит. Капли недорогие: 5 мл за 700 рублей! Пенсии хватит на лекарства.
-- А можно по квоте на операцию катаракты записаться хоть на три года вперёд? Может, доживу?
-- Нет, -- говорит.-- У вас ещё недостаточная катаракта, чтобы её  оперировать.

Значит, когда созреет, придётся вне очереди за 40 тысяч собственных оперироваться. Такие порядки. Что это за жизнь?...
О ком это я?... Да о себе и себе подобных пенсионерах, уже 15 лет, а то и больше на иждивении у государства. Не работают, спят, шатаются группами по
аллеям, судачат обо всём и обо всех. В аптеках они торчат, в транспорте, метро, сберкассах, магазинах, поликлиниках, да мало ли ещё где.

-- Что вам не спится, не сидится дома? Нам на работу надо, в детсад, а вы под
ногами путаетесь, -- часто слышишь от молодых.
И то правда. Спи до полудня. Добрый дядя или тётя сходят за тебя в магазин, аптеку, за пенсией, заплатят за квартиру, понянчатся с внуками, правнуками, возьмут номер к врачу и т.д.  А если их нет? То собственной персоной – добро пожаловать, в переполненный транспорт влезай и слушай недовольства или безразличия, как будто нас нет. Откуда их принесло, этих старых?

Смотрят и не видят, что это мы, их предшественники. Опускают головы, лишь бы не уступать место. Стоишь на своих двоих, а то и с палкой.
У стариков собственного транспорта нет, только хилые ноги. Молодые на колёсах. Хоть бы один притормозил и спросил:
-- Подвезти?

 Что ты? Это русская сказка. Чудеса. Хромой, старый ковыляет по дороге, отскакивая во дворах от брызг проезжавших машин, в которых сидят молодые здоровые девицы и ребята (лень пешком ходить). Почему не наоборот? Не заслужили, видно, мы. Не достойны.

Чудеса. Утешаешь себя мыслью: ты-то уже за три четверти века перевалил, а они доживут ли до нашего возраста? Вон какая экология, пища, развлечения, нестабильность в мире.  Пусть потешатся, порадуются. Может быть, мы так долго и живём, потому что пешком ходим.

Однако. Хотите вставную челюсть отремонтировать бесплатно? Пожалуйста, если у вас на одного человека в семье доход менее 13 тыс. руб. Иначе – за свои деньги  (это в мае 2013 г.).

А я, Федя, в 1942 году 4-хлетним пацаном болел цингой и эвакуировался с родителями из Кронштадта через Лисий нос в Сталинградскую область, немецкое Поволжье, пос. Кольб. Молочные, да и постоянные зубы шатались и с кровью вываливались. Хорошо, что там, в степях, росли помидоры, которые мне врачи рекомендовали есть. Но соли там не было. Дефицит. Противные томаты мне приходилось жевать и глотать через не могу.

А всё же цинга прекратилась и всё наладилось во рту, хотя последствия цинги и в старости дают о себе знать.
Сейчас я за 1358 руб. вставляю ещё один зуб в съёмную челюсть, чтобы жевать и не умереть от голода и несварения желудка от не разжёванной без зубов пищи.

Спасибо, ребята, за нашу счастливую жизнь. А ещё два раза протез  нижней челюсти ломался. Отдал тысячу врачу. Медицина-то у нас бесплатная.
А ещё враньё.
Бывает в жизни всякое, бывают стрессы, как сегодня говорят. А откуда стрессы
берутся? Из нашей повседневной жизни. Куда ни обратишься, везде (в основном), обман, враньё, обираловка, а всё по закону, отсюда возмущение и стресс, сокращение нормального цикла течения жизни.

-- Ну и мысли у тебя, Фёдор Иванович, -- подумал, засыпая, Федя.   
                2019


Рецензии