Командир, полоса!

           Э-хе-хе... Опять всё заросло! Дай волю, тут уже давно шумел бы лес... Сергей с упорством, понятным лишь ему одному, выдёргивал молодую поросль, которая вновь и вновь пробивала себе дорогу к жизни. Вот так уже двенадцать лет они и сражались друг с другом — Сергей, который каждое утро расчищал от сорняков давно заброшенную взлётно-посадочную полосу некогда действовавшего местного аэродрома, и неукротимая сила природы, диктовавшая свои законы. Прибавить к этому хозяйственную смекалку односельчан, норовивших устроить из никому не нужной полосы автостоянку или, скажем, дровяной склад, и получится удручающая картина полного упадка аэродрома посёлка Ижма. А ведь когда-то здесь кипела жизнь, по расписанию вылетали и приземлялись самолёты, и, как положено, трудился целый штат сотрудников. Теперь же Сергей Михайлович Сотников был один во всех лицах — и начальник, и сторож, и разнорабочий, как говорится, «и швец, и жнец, и на дуде игрец». А аэродром, не обозначенный ни на одной карте, ныне использовался лишь как вертолётная площадка.

- Михалыч, чего тебе неймётся, что ты всё чистишь эту полосу? - сосед Николай, давно наблюдавший за работой Сотникова, глубоко затянулся и пустил колечки дыма. - Кому она теперь нужна?

- Не могу я, Колян, как ты не понимаешь... - отвечал запыхавшийся Сергей. - Душа ведь болит... Такой был аэродром, а теперь что? Всё пошло прахом... Пусть хоть эта полоса будет в порядке.
 
- Слушай, а можно я подержу здесь брёвна? Временно, конечно...

       Сергей так посмотрел на соседа, что тот сразу стушевался и начал оправдываться.

- А что здесь такого? Мне брёвна должны подвезти... Те ведь знаешь, мы дом перестраиваем...

        Николай, не дождавшись ответа, бросил сигарету и поспешил убраться восвояси. И так всё ясно: Сергей никогда не разрешит на своей драгоценной полосе устроить склад. Что зря сотрясать воздух?

        Сотников с трудом разогнул натруженную спину. Годы уже не те, и всё труднее стало справляться с работой, которая раньше делалась играючи. По привычке он посмотрел в небо, приложив ладонь козырьком. Бесконечная синева начала сентября, ещё совсем летняя и такая необъятная, что дух захватывает. Невольно чувствуешь себя песчинкой на маленьком земном шарике. И вдруг Сергей увидел самолёт, летевший низко над землёй. Опытным взглядом профессионала он сразу определил, что тот терпит катастрофу. И не ошибся.

         Почему так случилось, что у самолёта Ту-154, выполнявшего рейс из Якутии в Москву, вдруг отключилась система электропитания, перестали работать все навигационные приборы и насосы, качавшие керосин из топливных баков?

- Командир, у нас проблемы, - стараясь оставаться спокойным, доложил второй пилот Андрей Ламанов, управлявший самолётом на обратном пути в Москву.

- Вижу, Андрей, - отозвался командир экипажа Евгений Новосёлов. - Будем запрашивать аварийную посадку!

         Последний вопрос «земли» был «Причина?» - и тут радиосвязь оборвалась. Теперь «земля» уже ничем не могла помочь, и экипажу надо было рассчитывать только на свои силы.

- Снижаемся до 3000 метров! - принял решение Новосёлов. - Пробьём облачность и попробуем запустить резервный генератор!

- Есть, командир!

        Загорелось табло «Пристегните ремни!» и тут же стало постепенно гаснуть. Самолёт резко пошёл на снижение. Но резервный генератор запустить не удалось.  Среди пассажиров началось движение. Все почуяли неладное. Тревожный гул нарастал.

- Господи Всемогущий, спаси и сохрани нас, грешных, Господи Всемогущий, помоги нам, грешным, Господи Всемогущий....

      Некоторые пассажиры стали молиться, кто как мог. Одна дама везла с собой двух котов, которые, будто почувствовав смертельную опасность, забились в корзинку и замолчали. Беременная женщина словно окаменела и смотрела прямо перед собой. Бортпроводница участливо склонилась над ней.

- Не волнуйтесь, всё будет хорошо!  У нас опытные пилоты, они справятся... - девушка улыбалась, стараясь говорить бодро и убедительно, но её выдавали глаза — страх смерти невозможно скрыть, и всё равно она должна, любой ценой должна была сохранять спокойствие и вселять уверенность в перепуганных людей.

- Командир, топливные насосы отказали, у нас запас топлива на 30 минут, - бесстрастным голосом доложил второй пилот. - Что будем делать?

- Внизу река, - сообщил штурман Сергей Талалаев.

- Попробуем приводниться, - решил Новосёлов. - Ищем подходящее место, без изгибов.

     Экипаж стал подыскивать место, пригодное для приводнения, желательно рядом с населённым пунктом, чтобы тем, кто выживет, смогли скорее оказать медицинскую помощь. Время стремительно таяло. И вдруг:

- Командир, полоса! - воскликнул штурман.

   Они не верили своим глазам — внизу промелькнула бетонная взлётно-посадочная полоса.  Как, откуда? Её не должно здесь быть. «У меня, наверное, от напряжения галлюцинации», - подумал второй пилот. Но нет, полосу видели все, она существовала. Это просто какое-то чудо! Как будто сам Господь протягивал им руку помощи. Самолёт сделал два захода, пролетев над полосой, чтобы разведать обстановку.

- Слишком короткая она, наша спасительница, - озвучил Андрей то, что было очевидным для всех: эта полоса  намного короче пробега, который требовался для «тушки».

- У нас нет выбора, - констатировал Новосёлов, и это также было для всех очевидным. - Садимся, и да поможет нам Бог!

   Главное — благополучное первое касание, чтобы сразу «не разложить» самолёт, а остановятся они на этой полосе или нет, пилоты старались не думать. Ориентиром вместо отказавшей навигации служил пластиковый стаканчик с водой, позволявший контролировать положение самолёта по горизонтали. Бортпроводники начали готовить пассажиров к экстренной посадке. Уже не работали табло и громкая связь, поэтому они, по двое в салоне, во весь голос чётко объявляли:

- Дамы и господа, через несколько минут наш самолёт совершит вынужденную посадку. Убедительная просьба соблюдать спокойствие. Займите, пожалуйста, свои места в креслах, освободите проходы. Снимите очки и зубные протезы, а также обувь на высоком каблуке, расстегните воротники, ослабьте галстуки. Застегните привязные ремни и туго затяните их, положите мягкие вещи для защиты головы. За несколько секунд до посадки будет дана команда «Внимание, посадка!». В этом случае вам необходимо принять следующую позу: наклонитесь вперёд, обхватите колени руками, положите голову на мягкие вещи, приготовленные заранее.

      Сотников видел, как самолёт дважды делал заход. «Проводят разведку», - догадался он. Каждый раз казалось, что на тебя надвигается огромная грохочущая махина. Да так оно и было. Сергей отбежал на приличное расстояние, понимая, что лётчики собираются приземлиться на его полосу. «Эх, слишком короткая», - успел подумать он, а самолёт в это время пошёл на третий круг и попытался попасть в самое начало полосы. «Закрылки-то не работают, и скорость у них гораздо выше допустимой, - Сергей, с огромным волнением наблюдавший за маневрами лётчиков, невольно перекрестился. - Давайте, ребята, давайте, родные!» Ту-154 сделал последнюю, четвёртую попытку, и, наконец, шасси коснулись бетонки в нужном месте. Самолёт пронёсся по взлётно-посадочной полосе и выехал в редколесье, замедлившее движение. Будь деревья чуть постарше, попадись на пути хоть один мощный ствол, и — конец. «Глупо вот так погибнуть от какой-нибудь берёзы, когда ты уже на земле», - пронеслось в голове у Евгения Новосёлова.

        И вот всё стихло. Где-то неподалёку, как ни в чём не бывало, напевала птица. В считанные минуты экипаж провёл эвакуацию пассажиров: открылись двери, были выброшены надувные трапы, и люди один за другим стали покидать воздушное судно, едва не ставшее им могилой. Последними спустились на землю бортпроводники, пилоты, штурман и бортинженер. Все были целы и невредимы — и это тоже казалось чем-то невероятным! А навстречу им уже спешили пожарные, милиция и жители посёлка Ижма.   

- Спасибо, родные! - бросилась к экипажу какая-то пожилая женщина.

       Люди благодарили лётчиков за спасение, многие, почувствовав, как отпустило напряжение, плакали, не стесняясь своих слёз. А члены экипажа, всё ещё не веря в чудо, которое они сотворили собственными руками, стояли в стороне и лишь улыбались. Когда подоспели жители посёлка, стало совсем многолюдно. Радостные возгласы, поздравления, слёзы, слова благодарности — всё слилось в один оживлённый гул.

- Михалыч, - бросился к Сотникову Николай, - этот ведь и твоя победа! Дождался ты, пригодилась твоя полоса! Спасибо, друг!

       И он крепко обнял Сергея.

- Ребята, вот он, ещё один герой! - вдруг громко объявил Николай. - Начальник аэродрома! Он поддерживал полосу все эти годы!

- Да ладно тебе, - засмущался Сотников, не привыкший быть в центре внимания.

 -Ничего не ладно! - воскликнул Николай.

       И теперь уже пассажиры и экипаж благодарили Сергея, обнимали, хлопали по плечу. Неяркое осеннее солнце мягко освещало площадку, молоденькие деревья и кустарники. Люди шутили, смеялись, смотрели по сторонам, словно по-новому оценивая эту красоту. Скоро они разойдутся и больше никогда не встретятся, но пока ещё все были вместе и праздновали своё спасение. Беременная женщина стояла поодаль и тихо улыбалась. Положив руку на живот, она как будто прислушивалась к тому новому, что зрело внутри и обрело второе рождение, ещё не появившись на свет. Жизнь продолжалась.   


Рецензии
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.