Валерия. глава 12

 Наташа долго не успокаивалась, доведя ссору до чудовищных размеров. В результате я ушёл из дома, хлопнув дверью. Хорошо, не успел переодеться, и ключи были в кармане. Прогревая мотор, я тупо смотрел вдаль, ни о чём не думая. В ушах звучали последние слова жены:»Ты мне всю жизнь испортил, я тебя уже просто ненавижу!» Пётр Маркович ничего не успел сказать, да мне и не хотелось ничего и никого слушать. Плохо понимая, что делаю, я выехал на улицу. Через несколько минут я притормозил у дома Валерии. Два слабо светящихся окна на втором этаже манили и как будто звали меня зайти, и я сидел, словно загипнотизированный, не сводя с них глаз. «Только кажется мне, что в этом окне, лампа настольная светит лишь мне...» - ничего другого на ум не пришло, только эти строчки из какой-то песни. Решиться и зайти в гости? Магазин тут недалеко, купить тортик и зайти? Что сейчас делает девушка? Лерочка...
Оставаться в машине становилось невмоготу, и я всё же решил отправиться в гости, купив тортик к чаю. Там мне всегда рады, я это знал точно. В семье Юрки Хазова.
- Да ладно, Вадим, всё пройдёт, не бери в голову, - убеждал меня Юрец, неторопливо потягивая чешское пиво из высокого стакана, - ну, своди жену куда-нибудь, подарок сделай хороший. Сам, что ли, не знаешь, учить тебя надо.
- Вадим, котлеты с тушёной капустой будешь или пельменей сварить? Свои, домашние, папа вчера привёз, - жена Юрки всегда была приветливой и доброй, во сколько бы ни пришли к ним близкие друзья, а Юрка вообще имел право заявиться в дом в любое время в любом виде, твёрдо зная, что его ждут и любят. Вот такая собственная вселенная была у него уже много лет, и Юрке завидовали многие наши знакомые и друзья.
- Спасибо, не откажусь ни от чего, - с благодарностью посмотрел я на хозяйку.
- Хорошо, что заехал, - повторил Юрец, - посоветоваться с тобой хотел. Мне работу предлагают, заместителем главврача, в нашем
районе. Родители рядом, и мои, и жены. Районная больница, конечно, не бог весть что, но зарплата хорошая, жильё сразу дадут, не придётся с родителями тесниться. Как думаешь?
- Думаю, что отличная идея, - с чуть заметной грустью ответил я, что не укрылось от друга.
- Что загрустил? - ткнул в меня пальцем Юрка, - не к кому поплакаться в жилетку, если что? В гости приезжать будешь, всей семьёй приезжайте, всегда рады будем. И знаешь, что сказать хочу - жить вам нужно отдельно. У тебя квартира есть, забирай жену с ребёнком, и туда! Совсем другая жизнь начнётся, вот поверь.
Я ответил другу, что правильно он говорит, нам и вправду нужно подумать о переезде. Юрка продолжал развивать свою мысль, а я представил себе реакцию жены на моё предложение жить отдельно. Особенно сейчас, когда она собралась работать. Что за бред! Какая ещё работа, подумал я, вновь возмущаясь внутренно и одновременно поддерживая разговор с другом.
Возвращался домой я поздно и в ещё более подавленном настроении. Почему я такой трус? Почему я не зашёл к Валерии, а поехал в гости к Юрке Хазову? И мне ещё больше захотелось поцеловать Валерию. Обнять и поцеловать её милые ямочки на щёчках, её нежные губки. Как это было бы сладко... Кажется, я нравлюсь девушке. Сегодня в больнице я имел возможность убедиться в этом в очередной раз: когда в первой палате происходило что-то весёлое, и все начинали смеяться, то Валерия всё время смотрела на меня. Психологи утверждают, что это верный признак - во время общего смеха каждый смотрит на того, кто ему симпатичен. Неужели я и правда понравился Валерии?
Дома меня встретил Пётр Маркович:
- Идём, посидим на кухне, вдвоём, по-мужски. Давненько не собирались, всё работа да работа. Я тебя иной раз неделями не вижу. Девок наших разогнал по спальням, решил вот тебя дождаться, ужин второй раз разогреваю. Ты с работы, и не поел даже!
Я ответил, что был в гостях и поужинал там.
- У кого был, если не секрет? - с улыбкой спросил Пётр Маркович.
- У Юры Хазова. Он посоветоваться хотел; работу предложили в
районной больнице, заместителем главврача. Он хирург опытный, а там как раз с этим напряжёнка. Жильё сразу, зарплату приличную обещают. Садик, школа, всё там есть.
- Не жизнь, а малина, - улыбнулся тесть, - в гости приглашай их, всю семью. Наташа рада будет, я знаю.
- При случае приглашу, пока они не уехали, - ответил я, понимая, что никогда этого не сделаю. Жене не нравились мои друзья, хоть и было у меня их немного. «Они неинтересны для меня, - заявляла Наташа не раз, - говорить с ними не о чем, и с их жёнами тоже.» Пётр Маркович убеждал её в неправильности мнения, но это было бесполезно.
- Если помощь какая нужна или консультация, пусть обращается, не стесняясь. Визитку мою передай своему другу. У нас в фирме юристы сильные, да и надёжные люди у меня везде пока ещё имеются, - тесть внимательно посмотрел на меня, - Вадим, а теперь о другом поговорим. Я не отниму много времени. Что у вас с Наташей происходит? Мы с Ольгой Станиславовной в недоумении. Вы красивая, гармоничная пара. Всё есть, не бедствуете, слава Богу; чудесная дочка растёт. Наташа никогда не плачет, ты держишь слово, и я доволен; но что-то не то у вас, не то.
Тесть покачал крупной седой головой и немного помолчал. Я не знал, что сказать, да и не очень хотелось что-либо отвечать.
- Я много думал, после твоего отъезда. Вадим, пойми правильно; постарайся понять, - с нажимом произнёс Пётр Маркович, делая ровные паузы после каждой фразы, - в испорченных отношениях всегда что-то меняют. Это аксиома. А иной раз нужно просто отдохнуть друг от друга. Поверь, это лучшее решение, это всегда вносит свежую струю в чувства двоих. Пока ты ездил, я успел позвонить нужным людям. В конце января в Африку отправляется группа врачей самых разных специальностей. Программа новая, но хирургов, как обычно, требуется больше всего.
- Мне никак не успеть с этой группой, - я ответил первое, что пришло в голову. На самом деле я не хотел уезжать так далеко от Валерии. Я буду скучать. Чёрт подери, мне без неё уже плохо. - Курсы не прошёл, лекции. Прививки, правда, есть, одну только повторно.
- Ну и отлично! Я за прививки только и беспокоился. А курсы... получишь подтверждение, что ты их прошёл. За это не волнуйся. Курсы - чистая формальность, ты сам это знаешь. Четыре месяца поработаешь от души, я же знаю, как ты любишь свою работу. Наташа просто не понимает, что ты не готов оставить практическую хирургию и сидеть протирать штаны в какой-нибудь поликлинике. Я уважаю твой выбор, хотя, работая в поликлинике, ты смог бы уделять семье намного больше времени.
Я был просто ошарашен словами тестя. Он не спросил меня, хочу ли я поехать в эту командировку. Он был уверен, что я этого очень хочу. Он не ошибся и в этот раз, мне давно хотелось уехать куда-нибудь подальше, хотя бы ненадолго. Но как я уеду теперь - от Валерии? И тут же я сказал себе: ты дурак, Вадим. У тебя жена, ребёнок, работа. Ты не имеешь права морочить девушке голову.
- И с Наташей уладятся все вопросы за это время, - продолжал Пётр Маркович, - подберу ей график, скажем, неполную рабочую неделю. Или укороченный рабочий день. Всё в наших руках!
Тесть придвинулся ко мне, и мы обменялись крепким рукопожатием.
- Ну и хорошо, - добродушно произнёс он, - с Наташей я успел поговорить тоже. Она признала, что бывала часто неправа. Иди, иди к семье, к жене. Всё будет хорошо!

 Приняв душ, я подошёл к нашей спальне. Различные чувства одолевали меня, но выполнить свой долг перед женой было необходимо. Я осторожно повернул ручку - дверь оказалась запертой изнутри. Наташа не «простила» меня. Ладно, не больно-то и хотелось, шёпотом произнёс я и отправился в свой кабинет. На этот раз там не оказалось даже постели. Я улёгся на узкий кожаный диванчик, где полностью поместиться не мог - придётся теперь всю ночь спать с поджатыми ногами, укрылся старой курткой и закрыл глаза. Примерно так мы на работе отдыхаем в ординаторской, если есть возможность. Ничего удивительного или нового. Кажется, я уже задремал, когда скрипнула дверь, и вошла Наташа. С трудом разорвав сон, я приподнял голову.
- Вадим, прости меня, пожалуйста, я не хотела... у тебя даже подушки нет! Идём в спальню! Мы столько не были вместе, я понимаю, что неправа, но и ты должен понять...
Наташа что-то жарко шептала мне на ухо и крепко обнимала меня; она гладила руками моё лицо, плечи, её руки спускались всё ниже, и она, ощутив моё возбуждение, засмеялась довольно:
- Мой. Мой и только мой! Никому тебя не отдам!
Я рывком притянул жену к себе, и она податливо изогнулась, прижимаясь ко мне как можно ближе. Её руки не знали преграды и не стеснялись совершенно, как и мои.
- Дверь зачем заперла? - прошептал я, отвечая на жаркие поцелуи, и не расслышал отчётливо ответ - то ли меня наказать хотела, то ли доказать что-то.
Наташа продолжала возбуждающую игру с моим телом; она хорошо знала, что мне хочется больше всего, и действовала умело. Такой она была с первого дня нашей близости после свадьбы, что иногда заставляло меня задуматься об её умениях и познаниях.
Я резко вошёл в неё, и она сразу отдалась мне, застонав негромко и сладостно.
- Я люблю тебя, Вадим, люблю, и никогда никому не отдам, - тихо засмеялась жена, когда всё было кончено. - Запомни - никому и никогда!
- Запомнил. И я тебя тоже, - прозвучал мой ответ, единственно правильный в эту минуту и до безобразия фальшивый. Но Наташа, довольная всем происходящем, фальши не заметила.

 (Продолжение следует


Рецензии
Добрый вечер, Мирослава!

Конечно, тесть Вадима всерьёз озабочен семейным будущим дочери. Он-то понимает, насколько шаток их союз. На его глазах происходят все скандалы. И он сугубо по-мужски вполне осознаёт, насколько Наталья несдержанная и не права бывает, и что когда-то может настать предел терпежу мужчины…
Странная она, эта Наташа! У меня такое впечатление, что она из тех женщин, которые не могут существовать в спокойном, размеренном режиме семейной жизни, им непременно требуется стрессовая ситуация в доме. Только так они чувствуют себя на высоте положения. Вот и Наталья - женщина типа энергетического вампира. Ведь не скажешь на сто процентов, что она совсем без чувств к Вадиму. И сценка близости в финале Главы - тому подтверждение. Но любовь её к мужу, конечно, странная… какая-то вздорная, по-другому не сказать…
Мирослава, я заметил, что и Вы эволюционируете и прогрессируете. Потихоньку и с осторожностью начали вносить в свои произведения элементы эротики, чего ранее за Вами категорически не наблюдалось. Наверное, сказывается на Вас моё влияние – с кем поведёшься, от того и наберёшься!.. Помню, как в разговоре со мной Вы как-то ратовали и даже убедительно утверждали, что всё, что касается интимной стороны жизни Героев, должно быть свято заваулированным и надёжно скрытым от постороннего взгляда. Что, мол, только и единственно лишь намёки на блихость уместны в серьёзной прозе, претендующей на солидное признание публики. Кстати, в Вашей же интерпретации и том же духе у меня проистекали разговоры с Автором Риной Филатовой. Знаете, конечно, таковую. Я, разумеется, ни на чём тогда не настаивал и не пытался особо Вас переубеждать... Но позицию свою чётко обусловил. Однако вот прошло некоторое время, и Вы впервые решились слегка отойти от своих закоренелых принципов и ошибочных взглядов и… И, знаете, должен Вам сказать, что правильно делаете. Надо давно уже прекращать стесняться писать о том, без чего наша жизнь просто блёклая, а произведения становятся скучно пресными и не до конца искренними. Никто же не призывает прямо-таки в элементах и сплошь и рядом расписывать скользкие сцены, буквально тиражируя эротику. Но вот, смотрите, как органично вписалась Ваша фривольная сценка в общую картинку Главы! Прекрасно, скажу я Вам. Продолжайте в том же духе. Я осмелюсь выразить предположение, что и грядущая близость Героя с Валерией не пройдёт мимо читателя, соответственно не отмеченной Вами в эротическом плане.

С неугомонными симпатиями и феерическими пожеланиями,
Вячеслав

Мореас Фрост   06.12.2019 23:19     Заявить о нарушении
Мирослава, отдельные «блошки»:

1) «Какая ещё работа, подумал я, вновь возмущаясь внутренно(-е) и одновременно поддерживая разговор с другом».

2) «Они неинтересны для меня, - заявляла Наташа не раз, - говорить с ними не о чем, и с их жёнами тоже(.)»
- тчк перенести за скб.

3) «Но Наташа, довольная всем происходящем(-им), фальши не заметила».

Мореас Фрост   06.12.2019 23:41   Заявить о нарушении
Доброе утро, Вячеслав. Спасибо за подробную деловую рецензию. Вы все подмечаете, замечаете, и делаете правильные выводы. Ну так у меня были героини, особенно первая, совсем девочка, простая, неискушённая, как я могла туда поставить эротику или секс? Такой героини, конечно, у меня больше не будет, поэтому и тексты начинают взрослеть.
Здесь герой - мужчина, зрелый, в некоторых смыслах, искушённый, и вот поняла, что как можно было оставить этот вопрос в стороне? Конечно, заслуга лично Ваша во многом есть. Если даже не в основном. Да, такие эпизоды нужны. Может быть, я и в роман что-то добавлю. Мне уже писали, в личку, что сцена первой ночи у Тани и Олега могла быть представлена. Думаю и об этом. Просто пока нет времени исправлять. Сейчас всё внимание на Вадима.
С уважением и воскресными пожеланиями добра, М.

Мирослава Завьялова   08.12.2019 08:26   Заявить о нарушении
За ошибки спасибо, исправлю.
Уже вовсю начался рабочий день, захожу на сайт часто, но делать что-то пока не получится)

Мирослава Завьялова   08.12.2019 08:28   Заявить о нарушении
Вероятно, запамятовали, но это же я Вам и писал по горячим следам про слишком уж скромно прописанное Вами в тексте рубежное событие у Героев романа Тани и Олега. Хотя, возможно, и ещё кто-то в унисон со мной отмечал это, не знаю...
Но это хорошая черта у Вас, что Вы не тонете в догмах, совершенствуетесь во взглядах, прогрессируете с учётом тенденций и современных нравов и реалий. Потому как многие пишущие, взрощённые на "закрытой" классике 19-го века, не могут себя заставить переродиться во взглядах, и читать таких авторов пресно и не интересно. Они не берут во внимание, что классики брали читателя совсем иными преференциями - высочайшей художественной составляющей и отточенной до совершенства образностью своих повествований, чего в настоящее время нынешние пишущие достичь по великому счёту не в состоянии, таланта не достает, значит, логика подсказывает, что надо перестраиваться в плане показа действительности. Значит, следует брать внимание читателя чем-то иным, а они этого понять не желают. И якобы борясь за чистоту морали, огульно хаят у других всё подряд, что выбивается из привычного им круга понятий. Но признать факт, что творения их выглядят скучными и блёклыми, много чего не добирают, они не желают. Это писатели, которые приостановились во времени, застряв в соцреализме. Мир-то давно ушёл вперёд, а они остались в прошлом веке.

Мореас Фрост   08.12.2019 11:59   Заявить о нарушении
Нет, я помню, так мне вы тоже говорили. Но тогда я думала иначе, это был первый текст, я писала о любви, романтике, и девочка была полуребёнок...Но я подумала и уже о том, что сцена первой ночи может быть представлена, и вы говорили, и ещё один очень интересный читатель писал мне это в личку. Но я думаю, что тогда придётся таких сцен на протяжении романа вставлять несколько. У меня есть моменты, когда герои сближаются, и написать их действия и чувства дальше. Можно, конечно вставить сцены волнующие,
С эротикой, с каким нибудь описанием проявление чувств. Спасибо за подсказки.)

Мирослава Завьялова   08.12.2019 12:53   Заявить о нарушении
Ну, Мирослава, скажете тоже, полуребёнок!.. О чём Вы?!... Какой же это полуребёнок - первый курс института?!... Я имею в виду момент знакомства Татьяны с Олегом. Как раз вся осознанная женская чувственность достаточно созрела в девушке и обнажена на полную, требуя своего выхода! Иначе бы настолько скоро Ваша Героиня не решилась бы на женитьбу...
Не вижу никаких ограничений в количестве фривольных сцен в плане освещения интима Героев на протяжении долгого повествования. Они в самом выгодном свете оживили бы временами чрезмерно тягучий ход повествования, добавив ему большей живой естественности и притягательности.

Мореас Фрост   08.12.2019 13:56   Заявить о нарушении
Да, согласна)

Мирослава Завьялова   08.12.2019 16:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.