Долгая счастливая жизнь

«Долгая счастливая жизнь,
Такая долгая счастливая жизнь,
Отныне долгая, счастливая жизнь…
Каждому из нас… каждому из нас…»
 Е. Летов

Андрей приходил с работы ровно в семь вечера, по нёму можно было сверять часы, если бы кто это захотел сделать. Раздевшись в прихожей и  обув тапки, он прошаркивал на кухню, где мыл руки и ставил чайник на плиту. Пока вода закипала, Андрей ловко собирал бутерброды с колбасой, помидором и маринованным огурцом.

— Привет, мама!.. — каждый раз во время ужина, он звонил любимой мамочке, после того как устроившись на диване, откидывался на спину вытянув ноги. Так и в этот раз.

— Привет, родной… как у тебя дела на работе?.. Ты знаешь, сегодня днём приходила милая девушка из Собеса с опросом, как нам, пенсионерам живётся… А что нам говорить? С голоду не умираем и то ладно… Ты сейчас дома? Кушаешь?.. Представляешь… соседка Марья Васильевна упала на лестнице и ногу сломала… ох… старость не радость… — сплошной поток слов обволакивал мозг Андрея, раньше он пытался отвечать на вопросы матери, пока не понял, что ответы не нужны. Её сумбурность мыслей пугала неподготовленного человека, тут нужны привычка и терпение, а у него этого добра было по самое «сальдо». Лучший работник среди десяти бухгалтеров банка, такие люди просто так не висели на доске почёта. — …У меня иногда голова болит, но это из-за непогоды... тучи собираются и начинает суставы тянуть… А  как у тебя дела на работе?.. Ты знаешь, твой папа тридцать лет назад провалился под лёд, идиот, потянуло его на рыбалку, зимой… нормальные люди летом ходят, а он зимой… Дурень, что с него взять, потом три месяца с воспалением лёгких пролежал пластом… Ох и намучилась я с ним… Ну, дак как у тебя дела на работе?..

Наступила тишина в трубке… она там, за триста километров замолчала, Андрей даже слышал её порывистое дыхание, астма в начальной стадии давала о себе знать. — Нормально, ма.

— Как я рада, что у тебя всё хорошо складывается… Знаешь, мне уже шестьдесят пять лет и пора уже внука или внучку понянчить… Когда ты женишься? Там же у вас в городе много девушек… Я тебе говорила, что приходила девушка с Собеса с опросом?.. Спрашивала, как мы живём… Ооох, молодые не поймут… плохо живём, всё болит… ноги, руки, голова, ещё эта проклятая спина ноет, мочи нет… — Андрей тихо вздыхал, не шестьдесят пять, а уже семьдесят пять лет исполнилось маме, или она кокетничает, или… но об этом не хотелось думать… — …Вчера вечером у Малахова в гостях были какие-то «фрики», я не понимаю, кто это?.. Странно как-то всё стало, не могу ничего понять… А что там на Украине происходит?.. Ужас… просто какой-то ужас… Андрей, пора тебе жениться! Внуков хочу!.. Твой папа курил как паровоз, дурак… совсем не берёг здоровье… а какой безбашенный был, ох… Урал переплывал на спор, течение дикое, а он прыг и вперёд… гребёт, только его и видели... И опа, уже на том берегу, машет руками… ох же и дурень… Ну дак как? Когда женишься?..

На журнальном столике стынет чай. Андрей печально смотрит на пар, кружащий на поверхности горячего напитка в кружке. Скоро полтинник стукнет, а никого рядом нет, с женщинами как-то не ладилось. Он их боялся до жути, до дрожи в ногах. Сказать матери, что до сих пор у него никого не было, не поворачивался язык. — Скоро мам, скоро…

— Ты не затягивай с этим, тебе уже под сорок… пора, сына… — всё-таки, как она умудрилась потерять десяток лет и у себя и у него? И вообще, почему жизнь шла как-то не так? Много вопросов кружилось в голове Андрея, а ответов не было… Все его друзья давно стали чужими, конечно же, у них семьи, а у некоторых уже и внуки появились… — сегодня в магазине купила килограмм лука, а он внутри гнилой… представляешь? Везде обманывают нас, стариков, подсовывают всякую гадость… а вижу плохо, расплывается всё перед глазами. Марья Васильевна говорит надо идти в больницу, на операцию… как это называется?.. Хрусталик какой-то заменить… А на двадцатилетие свадьбы с папкой твоим, нам подарили хрустальный набор… помнишь, наверно, оливье на Новый Год в чашу насыпала… Ох и дурак он был у нас… вот ей богу, дурак… Выходной у него, начальник цеха звонит, на заводе авария… дак этот остолоп едет на работу… а когда на пенсию ушёл, они ему фигу показали и никому он не нужен стал!.. На его похороны никто из них не явился, не вспомнили… только из стариков-то и пришли друзья-товарищи… Ооох, Андрей… как есть, говорю… дураком был… Хм… хм… ты когда приедешь? Скучаю я одна… почему он без меня ушёл?..

Сегодня днём на работе девочки-коллеги хихикали в кулачки. Ошибка в квартальном отчёте и молодой начальник отдела, ему наверно ещё и тридцати нет, орал на Андрея перед всеми, как на школьника, а он пристыжено стоял с опущенной головой и красными щёками… Как-то всё не правильно складывалось, никакой перспективы, ни в семейном плане, ни в каком другом. А потом Андрей решился на последний свой шаг, так сказать, красиво завершить эту счастливую жизнь и в конце рабочей смены он прошёл в кабинет к этому мальчику - папенькому сыночку, Ивану Сергеевичу… И со всего маху дал в наглую морду, после чего пошёл домой… На этот раз дуры эти молча провожали его променад по залу… не хихикали...

— А девушка из Собеса очень красивая… с опросом своим странным… говорит нам, пенсионерам, тяжело жить… Я говорю, это вам тяжело… мы то что, одной ногой уже там, а вот вам сейчас тяжело… Нам и квартиру бесплатно давали, а теперь-то вам не дадут… А американцы эти… ох же и противные какие, всё подлости свои делают… Андрей с тобой всё в порядке? Ты какой-то не такой… — рядом с кружкой лежит пистолет, в своё время он заморочился на разрешение, помотал нервы… И сейчас Андрей смотрел на него, соображая куда лучше приставить дуло: к виску, или присунуть в рот? В старых фильмах, классика жанра к виску - смерть такая кинематографичная получалась, но в современных - в рот и бац, мозги на потолке… феерично… — Ох же как я хочу тебя обнять… и внука хочу обнять… А ведь если бы ты познакомился с этой девушкой из Собеса, какие бы у вас красивые дети получились… Я ей говорю, у меня сын - писаный красавец, а она, все они писаные, пока трезвые, знаем… Ох, какие же женщины глупые, счастье своё не видят… Недавно в ухе стало звенеть, громко так… не знаешь, что это?.. Сон ночью приснился, ты маленький бежишь ко мне и плачешь… Глаза все на мокром месте, уткнулся мне в живот, а я тебя глажу… ты мне говоришь – не отпускай меня, мама… не знаешь к чему такой сон?.. Ох, не спокойно сердце… сынок, ответь… с тобой всё нормально?..

И мама замолчала, Андрей сидел и плакал, прикрыв рукой микрофон на телефоне.

— Да, ма… — прохрипел наконец Андрей, чувствуя, что молчание затянулась чуть дольше привычного. – Нормально, всё.

— Вот и хорошо, родной… Дак я этой девушке из Собеса дала твой номер телефона, так и сказала… не пьёт мой сын, очень добрый и работает на хорошей должности, она обещала позвонить сегодня в восемь вечера, познакомьтесь… она очень красивая… А то, что между вами триста километров, это такая ерунда в наше время… это раньше на лошадях добирались по нескольку дней, теперь-то всё иначе… Андрюша… пожалуйста, я прошу тебя… я хочу внуков… не делай глупостей… Ох же как суставы болят, страшно идти по улице, а если упаду? Я уже не смогу подняться, кости-то хрупкие… сразу сломаются… А сколько уже время, сынок?

— Без пяти восемь…

— Ну всё, сына… завтра поговорим, пойду спать… Девушка из Собеса такая красивая…
 
— Пока, ма… — в трубке уже пищали короткие гудки и Андрей навзрыд, со стоном завыл во весь голос. Почему-то он чувствовал себя самым одиноким человеком в мире…

И тут раздался звонок… Андрей разрывался между пистолетом и телефоном: или конец «счастливой» жизни или начало чего-то нового…

— Алло!?.. — выбор был сделан…


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.