Любовь слепа

     За окном стояла непроглядная ночь, а Екатерина Чернова,  уложив голову на  кулак, сидела в кухне у обеденного стола, облокотившись на столешницу. От слёз красивое лицо пятидесяти пятилетней женщины распухло, глаза смотрели через узкие щели набухших век, губы скривились от душевной боли, а голова, украшенная высокой причёской из длинных волос,  была полна обрывочными мыслями. Жизнь, за прошедшие тридцать лет, мелькала перед глазами, словно кадры кинофильма.

***    
     Новогодний вечер в актовом зале автотранспортного предприятия был в самом разгаре. Пары, разгорячённые танцами и весёлыми конкурсами, то и дело выбегали в коридор и разделялись по группам: мужчины выходили на улицу освежиться на морозном воздухе и выкурить очередную сигарету, а женская часть коллектива направлялась в туалетную комнату «попудрить носики» и с горящими глазами обменяться впечатлениями о вечере или поговорить на одну из женских тем.
 
     Михаил увлёк Екатерину к лестнице запасного выхода и, спустившись на один пролёт, они оказались в тёмном пространстве, скрытом от посторонних глаз.

– Катюш, выходи за меня, - одной рукой обхватив женскую талию, а другой, пытаясь забраться под подол шифонового платья, сказал Михаил.
– Ты что же, мне предложение делаешь? – с игривым удивлением спросила Екатерина, хотя в душе почувствовала неприятный осадок. Не так она представляла «предложение руки и сердца» от давно любимого ею Михаила. 
– Делаю, Кать. А сколько нам уже вот так по углам прятаться? Не дети уже. Давай после праздников заявление подадим?
– Я согласна, Мишенька, - пытаясь освободить своё бедро от мужской руки, - ответила девушка. А сама подумала, что ничего страшного в том, что предложение о замужестве прозвучало не в торжественной обстановке, без цветов и шампанского, главное, теперь она выйдет замуж за Михаила, который ей давно нравился, вернее, она любила его всей душой и сердцем.

     Окончив автодорожный институт, Катюша Новикова по распределению приехала в этот северный город. От предложенной должности инженера отдела эксплуатации отказалась и дала согласие на работу диспетчером одной из автоколонн, объяснив свой поступок желанием работать с людьми, а не с графиками и расписаниями движения автобусов.

     Михаил был любимчиком женской части коллектива. Для любой из них в его запасе была интересная история или анекдот, сладости или комплимент.

     Высокий брюнет с вьющимися волосами, неизменной улыбкой и светящимися голубыми глазами, прямым носом и пухлыми губами, немного прикрытыми аккуратно подстриженными усами, не мог остаться незамеченным и Екатериной. Был он старше её на пять лет и казался Катюше совсем взрослым. При каждом его появлении в кабинете диспетчеров, девушка краснела, но всегда общалась с ним с интересом и радостью.

 – Привет, красавица! – каждый раз получая у неё путевой лист, говорил он и оставлял на её столе конфету или шоколадку.

     Высокая, под стать ему, стройная, белокожая, с длинной русой косой, серыми глазами и пушистыми ресницами, маленьким аккуратным носиком и губами, покрытыми нежно-розовым блеском, она поистине была красавицей.

     Однажды, выехав через пост механиков на смену, Михаил, увидев Екатерину, открыл дверцу автобуса. Все водители, если в это время не было служебного транспорта, подвозили работников предприятия до города.

     Она легко поднялась в салон и расположилась на кресле рядом с водителем.
– Отработала, Катюша? – ласково спросил Михаил.
– Отработала, - ответила девушка и покраснела.
– Чем завтра будешь заниматься? – поглядывая на неё через зеркало, спросил Михаил.
– Да ещё не придумала, - ответила она, чувствуя, что вопрос был задан Михаилом не просто так.
– Может, в кино сходим?
– А почему бы и нет? – улыбнувшись, ответила девушка.
– Значит, завтра в семь вечера у входа в общежитие я тебя жду!
– А ты знаешь где я живу? – удивилась девушка.
– Конечно! – усмехнулся Михаил. – Ведь я в соседнем, мужском, корпусе живу!

  Катя давно знала, что они с Михаилом живут по соседству, но то, что он знает, где живёт она, действительно было для девушки удивительно.

     Михаил высадил Катю поблизости от общежития и продолжил путь по маршруту, а она, махнув ему на прощание ладошкой, с радостью вбежала по крыльцу здания.

     Её соседкой по комнате была Нина Матвеева, которая работала в школе и преподавала математику. Высокая, худощавая, с русыми волосами собранными в хвост, поджатыми тонкими губами и с серыми глазами, которые прикрывала крупная оправа очков, постоянно находящаяся на кончике острого носа. «Настоящая училка», - подумала Катя, когда впервые увидела Нину. Они с ней были совершенно разными и по внешним данным, и по характеру, но на удивление быстро сдружились и общались с удовольствием.

     После похода в кинотеатр, Михаил стал более настойчиво ухаживать за Екатериной. И вскоре их дружба переросла в близкие отношения. Чаще всего встречались они в комнате у Кати, когда их выходные дни совпадали,  и в то время, когда Нина была в школе. А иногда их свидания проходили после смены, в автобусе, спрятанном от лишних глаз  в дальнем углу стоянки.

     Так прошёл год, и вот, наконец-то Михаил сделал предложение Екатерине. Вернувшись после мероприятия в комнату общежития глубоко за полночь, Екатерина разбудила Нину и поделилась с ней радостной новостью.

– Везёт тебе, Катя, - с грустью сказала Нина. - Ты в мужском царстве работаешь, не то, что я, в женском монастыре!
– Ну, подруга, как говорится, кто на что учился! – бодро ответила девушка. – Не переживай! Мы с Мишей и тебе жениха подыщем! Вот пойдёшь ко мне свидетельницей, а Миша себе в свидетели холостого парня возьмёт! Будет тебе пара на вечер, а дальше сама посмотришь на него.

     Свадьба «пела и плясала» в столовой предприятия. С подарками от руководства и коллектива, с номерами художественной самодеятельности и танцами под вокально-инструментальный ансамбль своих же работников – празднество удалось. Но самым кульминационным моментом свадебного торжества явилось выступление председателя профсоюзного комитета, который вручил молодым супругам ключ от однокомнатной квартиры в только что сданном ведомственном доме. Квартира была положена Екатерине, как молодому специалисту, да и Михаил уже давно стоял в очереди на получение жилья. Получая ключи, жених, как глава только что созданной семьи, был горд и счастлив.

     Брачную ночь они провели в новой квартире, уснув на подаренных одеялах и подушках. При свете дня молодые супруги с интересом рассматривали теперь уже своё собственное жилище. 

– Эх, Катюха, жаль, что ты не беременна, а то могли бы и на «двушку» претендовать, - с досадой сказал Михаил. – Ну, ничего, пока следующий дом будут строить, мы уже обзаведёмся наследником, правда? – обнимая жену, спросил он.
– Хорошо бы, Мишенька, - вздохнув, ответила Екатерина. Она даже подумать боялась, что предупреждение врача, выписывающего ей направление на аборт, может исполниться. Она забеременела от своего сокурсника, с которым у неё случился скоропалительный роман, а после того, как сообщила парню о беременности, он её и знать не захотел, быстро переключившись на девушку курсом младше. Ни слёзы, ни уговоры Кати на него не действовали, и она решилась избавиться от ребёнка, чтобы без проблем окончить обучение.

     После свадьбы молодожёнам предоставили несколько дней отпуска и они с радостью перевезли свои немногочисленные вещи из общежития, и с удовольствием начали обустраивать квартиру.

     Как и обещала Катя, Михаил познакомил Нину со своим соседом по комнате, который и исполнял роль свидетеля на свадьбе. Анатолий Ракитин оказался покладистым парнем, приехавший из деревни, он устроился на предприятие слесарем по ремонту автобусов, затем поступил в автодорожный техникум и, окончив его, работал механиком. Крепкого сложения, среднего роста,  широкоплечий, светловолосый парень, с веснушчатым лицом и добрым взглядом серых глаз сразу пришёлся Нине по душе. Вскоре коллективы школы и автопредприятия гуляли на очередной свадьбе. Толик стал замечательным мужем, а немного позже и отцом. Нина родила сына Виталика, а через год дочку Валюшку. Семья переехала в трёхкомнатную квартиру и жила счастливо. После двух родов Нина раздобрела, поправилась, сменила причёску, осветлила цвет волос и обзавелась новыми очками в красивой тонкой оправе. В коллективе учителей она пользовалась авторитетом и была назначена на должность завуча.

     Шли годы, дети друзей подрастали, а Екатерина никак не могла забеременеть. Ни лечение, ни поездки в санатории не давали положительного результата. Она с болью наблюдала, с какой любовью Михаил относится к детям подруги и как сам мечтает стать отцом. Однажды муж предложил Екатерине  оформить усыновление, но она, испугавшись, что не сможет полюбить чужого ребёнка, отказалась. Так и жили они одни, всё в той же однокомнатной квартире, и всю свою любовь и нежность Екатерина проявляла заботясь о муже, кормила его разносолами, следила за его внешним видом.

     Она уже работала старшим диспетчером, но в случае необходимости выходила на подмену в ночную смену. Вот и в этот вечер, вместо заболевшей работницы она вышла на работу.

– Ой, Катериночка Сергеевна! – воскликнула девушка, вместо которой Катя должна была отработать смену. – Я совсем забыла вас предупредить, что меня выписали, и вот по своему графику заступила!
– Ну что с вами, молодыми, делать, - присаживаясь  на стул и улыбнувшись, сказала Екатерина. – Ладно уж, попью с тобой чаю и домой поеду.
     Через некоторое время, дождавшись служебного автобуса, Екатерина вернулась в город. Подходя к дому, она взглянула в тёмные окна их  квартиры и удивилась. Свет горел только в прихожей и давал слабый отблеск в комнату и кухню. «Неужели, уже спит», - подумала Екатерина о муже и поднялась на свой этаж. Открыв дверь, она тихо вошла в квартиру. Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить мужа, стала снимать верхнюю одежду и только в этот момент обнаружила на вешалке пальто, а у дверей сапоги своей подруги. Испуг и недоумение овладели Екатериной, и она боялась сдвинуться с места, не то, чтобы сказать слово. Диван в комнате был расположен так, что из прихожей его видно не было. Екатерина шагнула к комнатной двери и в зеркальном отражении посудного шкафа увидела движения двух тел, неистово ласкающих друг друга. Крик отчаяния и боли вырвался из груди Екатерины и, вбежав в кухню, сев к столу, она уронила голову на сложенные руки и разрыдалась. Она не могла видеть ни испуга любовников, ни суеты, с которой они собирали одежду, только почувствовав их движение в прихожей, взглянула в их сторону и выкрикнула: «Как вы могли?». Ответом ей был только стук захлопнувшейся двери. Выглянув в окно, Екатерина увидела Нину, бежавшую впереди, а следом за ней Михаила.
 
***
     «Эх, Мишка-Мишенька, кобель ты старый, ладно бы с молодой связался, я бы поняла и простила, а то с Ниной. Подруга ещё называется, да она не подруга, а змея подколодная. И что ей надо? Толик какой муж замечательный, и работает, и халтурит, а как осень наступает – всё в дом: и грибы, и ягоды, и дичь, а рыба у них круглый год не переводится. Ох, сколько же мы той рыбки поели», - вздохнула Катя. Мысли путались, голова была тяжёлой, а грудь, словно свинцовыми клещами сковало, что ни вздохнуть, ни выдохнуть. Тяжело поднявшись с табурета, Екатерина налила в чашку воды и жадно выпила её.

     «Интересно, а давно это у них? – вдруг пронзила мозг очередная мысль. - Вроде, не похоже. Неужто так маскировались, что я ничего не заметила? И тут же вспомнились все совместные посиделки в семье Нины и Толика. Их дети всегда были рады приходу Екатерины и Михаила. Не имея своих, они любили Виталика и Валюшу, как родных, а те всегда знали, что гости порадуют их подарками и гостинцами. Встречались семьями регулярно, то у одних, то у других. И ни разу Катя не заметила ни жеста, ни взгляда мужа или подруги, чтобы что-то заподозрить. Неужели, это у них впервые? И надо же было такому случиться, чтобы я их поймала. Ох, лучше бы я ничего не знала и жила в неведении. Что же теперь будет? Как дальше жить-то будем?» – задавалась вопросом Екатерина.
 
     Снова и снова выглядывая в окно, она ждала мужа. «Придёт или не придёт? – в который раз подумала Екатерина. – Ну, конечно, придёт, - тут же успокаивала она себя. – Не к ней же он ушёл, там ведь Толик». И, словно, в подтверждение своих мыслей сразу заметила, как Михаил, пересекая двор, направляется к их подъезду. Как и была, в одежде, Екатерина, откинув простынь, легла на диван и притворилась спящей. Ни надеть ночную сорочку, ни сменить постельное бельё у неё ни сил, ни желания не было.

     Михаил тихо вошёл в квартиру. Заглянув в комнату, он проследовал в кухню. Катя прислушивалась к каждому шороху и звуку за стеной и не заметила, как сон сморил её.

     Проснувшись, она поняла, что находится в квартире одна и заволновалась, что Михаил отправился на работу после  бессонной ночи.
 
     Екатерина поднялась с дивана и не умывшись, не позавтракав,  принялась за уборку. Сменив постельное бельё, она вымыла полы и приготовила обед. Все дела женщина делала, автоматически, будто во сне. Звонок в дверь вывел её из этого состояния. На пороге стояла Нина.
 
– Катюш, можно я войду? – виноватым голосом спросила подруга.

     Екатерина молча отступила вглубь прихожей. Как только Нина оказалась в квартире, сразу же опустилась перед Екатериной на колени.

– Катенька, дорогая, прошу тебя, прости!
– Встань, - уставшим голосом произнесла Екатерина и прошла в кухню.

     Нина поднялась и устремилась за подругой.

– Борщ будешь? – спросила Екатерина.
– Да кусок в горло не лезет, - ответила Нина.
– А я поем. Жизнь продолжается, - сказала Екатерина, накладывая еду в тарелку. Она ощущала себя словно в вакууме. И все слова, которые говорила Нина, для неё звучали будто через вату.
– Катя, прости, - повторила Нина. – Сама не знаю, как всё получилось, забежала к тебе, хотела вас на сегодня в гости пригласить, а тут Миша один, слово за слово, а потом всё как в тумане.
Екатерине очень хотелось узнать как давно они стали любовниками, потому что чувствовала, что подруга врёт, но что-то останавливало её, не хотелось делать свою рану ещё глубже и болезненнее.
– Катя, ну что ты молчишь? Скажи хоть что-нибудь.
– Не готова я с тобой, Нина, разговаривать, - только и сказала Екатерина и, отломив кусок хлеба, принялась за еду.
– Умоляю тебя, не говори Толику, - поднимаясь с табурета, сказала Нина. – Не заслужил он такого отношения.
– А я, значит, заслужила? – отставляя тарелку и не глядя на гостью, спросила Катя.
– И ты не заслужила, прости, подруга.
– Бывшая, - сказала Екатерина.
– Что? А, да… прости меня, Катя, - сказала Нина и покинула квартиру Черновых.
 
     После её ухода Екатерина не находила себе места. Она оделась и вышла на улицу. Холодный воздух поздней осени, казалось, пробирался под одежду и проникал в каждую клеточку женского тела. Катя бесцельно ходила по периметру двора, то  и дело поглядывая на тёмные окна своей квартиры. Муж задерживался. Сильно замёрзнув, она отправилась домой.

     Вскоре пришёл и Михаил. Екатерина предполагала, что он мог встречаться с Ниной,  и с нетерпением ждала его прихода. Она мысленно вела разговор с мужем, но когда он вошёл в квартиру, то все заготовленные слова сразу исчезли из головы. Она сидела на диване, спиной к прихожей. Михаил, сняв верхнюю одежду, вошёл в комнату с букетом тёмно-бордовых роз, которые всегда дарил ей в особых случаях, и положил цветы рядом с женой.

– Прости, Катя, бес попутал, - переминаясь с ноги на ногу, сказал он. Катя молчала, взяв букет, она вдохнула дивный аромат, и волна радости наполнила её душу. Она боялась признаться себе, что больше всего страшится ухода Михаила.  Теперь же у неё появилась уверенность, что он не уйдёт, а останется с ней. 
– Если хочешь развестись, давай, разведёмся, - добавил Михаил.
– Нет, не хочу, - поспешно проговорила Екатерина.
– Тогда живём, как прежде, - строго сказал он и скрылся в кухне. Она пошла за ним следом и, налив в вазу воды, поставила в неё розы. Михаил молча наливал в тарелку уже остывший борщ.

     «Как прежде уже не получится», - подумала она и вернулась в комнату. С трудом сдерживая слёзы, попыталась вникнуть в телепередачу, но у неё ничего из этого не вышло.

     В квартире повисла гнетущая тишина. Екатерине казалось, скажи она хоть слово, Михаил может вспылить и уйти от неё, а этого она допустить не могла, она не представляла жизни без него.

     С этого дня у них начались молчаливые будни и такие же праздники. Только изредка они обращались друг к другу по бытовым вопросам. Жизнь, словно, замерла для Екатерины. Она не замечала весну, так любимую ею, не ждала с радостью лета, когда они с мужем ежегодно выезжали к морю.

– Миша, мы на юг поедем, пора бы билеты покупать? – как-то спросила она мужа.
– Если хочешь, можешь ехать одна, - ответил он, и они снова промолчали весь вечер.

     Всё сложнее для Екатерины становилось на работе делать вид, что в их семье ничего не изменилось. А если у кого-то и возникали вопросы, она отмахнувшись, отвечала, что они с мужем немного повздорили. А у кого в семьях такого не бывает? 
Екатерину съедала ревность, она была уверена, что встречи Михаила с Ниной продолжаются, сколько раз она пыталась проследить за мужем, но в последний момент отказывалась от этой затеи, боясь унизить себя.

     Встречаясь с Анатолием Ракитиным на работе, она здоровалась и старалась как можно скорее расстаться с ним. На все его вопросы о том, что они давно не собирались вместе, ссылалась то на большую занятость, то на недомогание. 
Екатерина всё чаще стала вспоминать, как они мечтали с Михаилом доработать до выхода на пенсию и уехать с севера, купить дом, выращивать свои овощи и фрукты, и провести остаток жизни поближе к природе.

– Миша, а, может, пришло время изменить нашу жизнь и уехать? – подобрав момент, когда они вдвоём были дома, спросила она.
– Согласен, думаю, для всех это будет лучший выход, - задумчиво ответил он.
И Екатерина обрадовалась согласию мужа. В душе она надеялась, что переехав, Михаил, не встречаясь с Ниной, тоже отвлечётся и начнут они на новом месте свою семейную жизнь с чистого листа.

     Заботы о переезде отвлекали и успокаивали.  К радости Екатерины  их квартира продалась быстро и они, оформив отпуск с последующим увольнением, собрали вещи и уехали в небольшой городок одной из центральных областей страны. Ракитины в полном составе пришли провожать Михаила с Екатериной. Прощание было трогательным, со слезами, напутствиями и обещаниями обязательно приезжать в гости друг к другу.
Некоторое время пожив в съёмном жилье, Черновы подыскали себе дом рядом с рекой и заселились в него поздней осенью.
 
     Благоустраивая своё новое жилище, супруги были заняты каждый своими делами. Екатерина наводила чистоту и порядок внутри, а Михаил облагораживал дом снаружи. Благоустройства требовала и прилегающая дворовая территория, а так же сад и земля, запущенная прежними хозяевами и заросшая сорняками. По вечерам, уставшие, они встречались за ужином. Всё чаще Екатерина убеждалась, что они с Михаилом отдаляются друг от друга, и отношения между ними вряд ли улучшатся, они по-прежнему совсем мало разговаривали, а Михаил регулярно начал употреблять алкоголь, покупая самогон у соседей. На замечания и просьбы Екатерины «не пить много», реагировал агрессивно и она, махнув рукой, уходила в спальню, а он, засидевшись у стола допоздна, засыпал на диване в комнате.

     Так прошла зима, наступила весна. Екатерина занималась огородом,  радовалась цветению фруктовых деревьев и ждала первого урожая.  А в разгаре лета позвонила Нина.
   
– Катюша, позволь я с детьми приеду. Толик в лесу пропадает, а дети к вам просятся, скучают без вас. Я уже не знаю, как их отговаривать. Услышав про любимых детей, с которыми сама давно не виделась, Катя почувствовала в душе тёплую волну.
– Приезжайте, я тоже по ним соскучилась, а то обзаведутся своими семьями и вряд ли мы с ними увидимся.

     Когда Екатерина сообщила мужу о звонке Нины, то сразу заметила какой радостью осветилось лицо Михаила. Ревность больно кольнула её женскую душу, но она и сама не могла ответить себе на вопрос, почему позволила Нине приехать, хотя знала заранее, как горько ей будет видеть любовников.
 
     Встречать гостей Михаил поехал один. Не могла Екатерина пересилить себя и присутствовать при встрече мужа с Ниной.

     Когда прибывшие вошли в дом, Екатерина бросилась с объятиями к детям, и в общей суете никто не обратил внимания, что на Нину она даже не взглянула.

     Ракитины гостили у Черновых уже больше недели. Валя и Виталик всегда находились поблизости и взрослые общались при них, как и прежде, дружелюбно. Екатерине, порой, казалось, что всё ещё у них с Михаилом может наладиться.
Как-то раз хозяева и гостья пили чай на веранде.

– Кать, я вот, что подумал, - не глядя ей в глаза, сказал муж. – У нас ведь нет детей…
– К чему ты клонишь? – прервав Михаила на полуслове, спросила Екатерина.
– Я решил, что надо завещать наш дом Валюшке и Виталику, - ответил муж.

     Если бы этот вопрос встал намного раньше, Екатерина ни минуты бы не колебалась, сейчас же всё изменилось.

– Это вы с Ниной решили? – взглянув на подругу, строго спросила она.
– Нет-нет, я ни о чём не знаю, - замахав руками, поспешно ответила Нина.
– Тогда и говорить не о чем, - глядя на мужа, ответила Катя. – И если ты помнишь, у меня есть брат, а у него тоже имеются дети, которые могут быть моими наследниками.
– Но ведь ты с ними почти не общаешься, - возразил Михаил.
– Как показала жизнь, - глядя в сторону, сказала Екатерина, - близкое общение может только навредить отношениям.

     Она встала из-за стола и вышла во двор, где, сидя в беседке,  Валюша и Виталик лакомились вишней из большой миски. Хоть они и были уже студентами, для Кати так и оставались любимыми детьми. И, конечно, она совсем не была против, чтобы их дом достался детям подруги, но слишком глубокой оказалась рана, нанесённая ей близкими людьми и решать вопрос о наследстве именно сейчас, она не была готова.
 
– А, пойдёмте-ка на речку! – как можно бодрее сказала Екатерина.
– А мама и дядя Миша с нами? – спросила девушка.
– Нет, они отказались, - ответила Катя и, сняв с верёвки, где сушилось выстиранное бельё, три полотенца, направилась к воротам, а брат с сестрой присоединились к ней.

     Небольшая речушка, журча, несла свои воды, переливаясь на солнце, не ведая, какие бури бушуют в душе немолодой, но ещё красивой женщины, одиноко сидящей на берегу. Молодые люди резвились в воде, наслаждаясь её прохладой, а Екатерине, сидящей под палящими лучами солнца, казалось, что и голова, и грудь могут взорваться от обиды на мужа и подругу, и от жалости к себе.

     Оглядываясь на прожитые годы, она понимала, что надо было раньше расстаться с Михаилом, отпустить его, чтобы он смог устроить свою жизнь с другой женщиной, которая могла бы родить ему детей, но она любила его, а он не давал повода усомниться в его чувствах к ней. Но Нина… Она же обманывала Толика, и он теперь в таком же положении, что и Катя. Неужели, он так и не знает, что произошло в их семьях?  А если знает, то тоже терпит, как и она?

– Тётя Катя, идите к нам! – прервал её размышления Виталик.
Екатерина присоединилась к детям, с удовольствием поплавала в реке, и ей показалось, что тревоги и волнения, наполнявшие её душу смылись и уплыли вместе с водой.

     Возвращались они в приподнятом настроении.

– Дети, пора и честь знать! – встретила их у ворот Нина. – Давайте-ка домой собираться, а то отец там без нас заскучал, звонил, ждёт уже.
– Так быстро? Мы ещё не нагостились! – сказала Валя.
– Ну вы теперь взрослые, можете в любое время сами к нам приезжать! – обнимая девушку, сказала Екатерина, а в душе порадовалась, потому что присутствие в их доме Нины угнетало.

     Гостей провожали вместе с Михаилом, нагрузив их гостинцами со своего огорода.

     На обратном пути  Катя пыталась разговаривать с мужем, но он, внимательно глядя на дорогу, не поддерживал с ней разговор. Быстро стемнело, день клонился к закату.

     Оказавшись в доме, Екатерина, включила чайник, выставила из шкафчика вазочки с конфетами и печеньем, и  предложила мужу попить чаю на веранде, которая летом выполняла функцию кухни, но Михаил, молча открыв холодильник, выставил на стол бутылку самогона и сразу же налив полный стакан, залпом его выпил. Катя поставила перед ним тарелку с жареной картошкой, оставшейся от обеда, и малосольными огурцами.

– Закусывай, Миша, - тихо сказала она и, уйдя в спальню, переоделась, приготовившись ко сну. Пить чай в его компании ей расхотелось.

     Внезапно началась гроза и тут же отключилось электричество. Катя вернулась на веранду, достала из ящика стола свечу и, установив её в стеклянный подсвечник, зажгла фитиль.

     Всё же решив попить чаю, Екатерина села за стол, напротив мужа. Она смотрела на него и видела, как он изменился за последние часы после отъезда Нины. Его некогда красивое лицо было хмурым, отрешённым и… чужим.

– Миша, как мы дальше жить будем? – вложив в этот вопрос всю боль женской души, спросила Екатерина.
–А разве это жизнь? – закричал он. – Да разве мы с тобой жили? Мы существовали!

     Екатерина во все глаза смотрела на мужа, которого всё ещё любила, и не узнавала его. Неужели, это её Мишенька, всегда весёлый и внимательный. Когда же он изменился, и почему она не заметила этих перемен. Не зря говорят, что любовь слепа. Михаил снова налил целый стакан самогона.

– Миша, прошу тебя, не пей, - сказала Катя.
– Может, ты со мной выпить хочешь? – зло спросил он и выплеснул содержимое стакана на жену.

     От неожиданности Екатерина отпрянула и, не удержавшись на табурете, упала на пол, сильно ударившись головой.

     Михаил, не обращая внимания на жену, резко толкнув стол, поднялся и вышел из дома, сильно хлопнув дверью. Он не видел, как подсвечник качнулся и упал на пол. Пламя свечи с треском начало пожирать распущенные волосы Екатерины, перекинувшись на влажную от самогона ночную сорочку, прилипшую к телу. Михаил в полной темноте вышел за ворота и пошёл, не разбирая дороги, вдоль улицы. Дождь хлестал его по лицу, постепенно отрезвляя. Мысли путались в его голове, он задавался теми же вопросами, о чём недавно его спрашивала Екатерина, «как дальше жить и что делать?». Зачем он только согласился на переезд и покупку этого дома? Да гори он синим пламенем этот дом! Надо его продать и разъехаться с женой, как можно, скорее. Видеть её каждый день у него уже не было ни сил, ни желания.  Оглянувшись, Михаил не сразу понял, что их веранда освещена ярче, чем должно быть света от свечи. Страшная догадка кольнула его сердце и он, как мог быстро, побежал к дому.
 
– Катя, Катенька, Катюша, - твердил он, вбегая во двор.

     Сюда же бежали люди из соседних домов.

     Спасая жену из огня, Михаил пострадал и сам. Приехавшая вслед за огнеборцами машина «скорой помощи» увезла их обоих. Дом остался цел, только веранда почти полностью сгорела.

     Врачи долго боролись за жизнь Екатерины, но спасти её не удалось. Испытывая страшные боли, уходила она из жизни. И всё же женщина нашла в себе силы составить завещание в пользу своих племянников.
 
     Михаила, после перенесённого инфаркта и незначительных ожогов, выписали из больницы накануне похорон, организацией которых занимались приехавшие родственники Екатерины и Нина Ракитина. От финансовых трат он сразу отказался, объяснив это тем, что ему ещё предстоит восстанавливать дом.
 
     Когда наступило время прощания, и муж, и его любовница кинулись к гробу Екатерины со словами о прощении. 

***
     Состоявшийся суд признал Михаила невиновным, обвинив Екатерину в неосторожном обращении с огнём. Но родственники были уверены, что без подкупа определённых лиц здесь не обошлось.

     Через некоторое время Михаил отстроил новую веранду и устранил последствия пожара в доме, убеждая родных Екатерины добровольно отказаться от наследства. 

     А через два года он решил съездить в город, где они прожили с женой более тридцати лет. Он бродил по знакомым улицам, навестил свой родной автопарк, встретился с приятелями и, конечно же, побывал в гостях у Ракитиных.

     Нина отмечала свой день рождения и Михаил пришёл поздравить её с большим букетом белых роз. Среди приглашённых была пятидесятилетняя  женщина, директор школы, в которой работала Нина. Поздним вечером, простившись с друзьями,  он отправился провожать гостью. В последующие несколько дней они встречались, а перед отъездом Михаил предложил ей выйти за него замуж и поменять место жительства. Та, нисколько не сомневаясь, согласилась и через месяц вошла в дом Михаила новой хозяйкой.

Иллюстрация из интернета. Спасибо автору.


Рецензии
Замечательная, очень поучительная история. Не стал я читать всех отзывов, но не сомневаюсь, что читатели благодарны Вам за столь трогательную историю. Давным давно я тоже написал на эту тему: "Когда предают любовь". Никогда это не оканчивается добром. Поздравляю с хорошим текстом! Василий.

Василий Храмцов   08.04.2020 16:07     Заявить о нарушении
Сердечно благодарю Вас, Василий, за Ваше восприятие истории!
Читатели приняли рассказ неоднозначно...
Непременно прочту и Ваше произведение.
Будьте здоровы!
С уважением и признательностью,Т.

Татьяна Микулич   08.04.2020 22:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.