Синий бархат

        С самого раннего утра к главному телевизионному зданию города начали стекаться струйки сотрудников и просто любопытных, постепенно превратившиеся в широкий людской поток. Вскоре этот поток захлестнул узенькую улочку, на которой стоял местный телецентр. Половину эфирного времени в этот день отвели марафону «Подари чудо!» Он был призван собрать несколько миллионов рублей, чтобы сделать доброе дело и оплатить дорогущую операцию за рубежом ребенку - инвалиду, который в ней экстренно нуждался. Звездные гости и ловкие сценарные ходы обещали зрителям необычайные приключения в прямом эфире. Из телеприемников ежечасно трубили анонсы. Толпы зевак окружили здание плотным кольцом - так, что массовка шоу и занятые его обеспечением технари с трудом протискивались к месту действия. Казалось, еще немного - и нетерпеливые бездельники полезут в окна, как бывало на «Музыкальных бомбах» - регулярных выпусках супермодного телешоу.
Но всеобщее внимание привлекали не регалии гостей телевизионного марафона, не сложная постановочная и световая партитура предстоящего праздника, а складки бархатного платья ведущей - оно было темносинего цвета, отлично гармонировавшего с мрамором плеч и пеплом ее пышных волос. В юности эта провинциальная студенточка, обитавшая в общаге универа, как и все, мечтала прославиться. Она заказала дорогое бархатное платье, чтобы иметь в эфире достойный вид. Правда, оно стоило столько, что оставило Стеллу без завтраков на два месяца! Однако студентка была счастлива: ее запомнили! Молва побежала впереди: злопыхатели принялись злословить, что собираемые на телемарафонах деньги она тратит на себя! Так или иначе, ведущая Стелла Макарова считалась звездой канала и провела в прямом эфире в общей сложности год жизни. Но все же и она нервно пила кофе, то и дело пытаясь что-то отыскать в сценарии и постукивая зубами в ожидании действа. Платье Стеллы отличалось глубочайшим декольте, пышным кринолином и тонкой талией. До сих пор ни одна из трех знакомых хозяйке платья серьезных певиц на спор не смогла застегнуть его на себе. Даже в корсете. Впрочем, оперные Дивы традиционно и обязаны быть толстыми. Для голоса.
Наряд был отшит в мастерских Большого и занимал огромную площадь - все складки широченной юбки не смогли расправить, чтобы обработать ее подол, ни в одном ателье. Завистницы злословили, что в сборках хозяйка платья прячет своих многочисленных любовников! Да не было их у нее! Когда три мастерицы-белошвейки закончили отделывать одеяние, будущему мужу Макаровой пришлось арендовать целый микроавтобус, чтобы доставить платье к месту постоянной дислокации, то есть на телестанцию. Увидев радостную обладательницу обновки крутящейся перед зеркалом на примерке, которую она устроила немедленно, будущий муж принял твердое решение: «Женюсь непременно! Стелла - красотка!» По прошествии пятнадцати лет платье все еще смотрелось роскошным! Как и сама Макарова! Никто из завистливых сотрудниц так и не смог это платье заносить: оно ни у кого не сходилось в талии! Но никто из зевак не мог заподозрить, что в потайном кармашке звезды эфира позвякивает мелочь и перекатываются табачные крошки.
А вот спонсору Стеллы Макаровой было чем гордиться. Тридцатилетний парень с нуля создал самую процветающую туристическую фирму города, приносящую большой доход. Дело разрасталось от сезона к сезону, привлекая новых клиентов, создавая дополнительные рабочие места и расширяя географию охвата. Отныне своей профессией хозяин фирмы мог считать не туризм, а само зарабатывание денег. В этом ему не было равных. От доброхотов, желающих помочь ему распорядиться доходами, у мужика не было отбоя! И это им удавалось. Чем больше становилось средств, тем грубее были льстивые слова, в которые он охотно верил. И все ближе подходили те, кого раньше он бы не подпустил и на пушечный выстрел. Для них важно было откусить ломтик свежеиспеченного пирога. Кусали-кусали, пока не объели со всех сторон. А ведь друг Стеллы замешивал тесто с таким трудом и любовью. Ему пришлось все начинать сначала. Турфирма… Так ли важно, чем ты занимаешься, весьма продуктивно превращая деньги в еще большие деньги?
Злые языки неустанно твердили, что в потайной кармашек бархатного наряда Макарова и собирает средства при помощи марафона. Мол, на объявленный благовидный предлог пойдет сдача от покупки ее новой машины. А утренние газеты? Представить страшно! С грязью смешают! Зачем же они так? Ведь она умела быть великодушной. Стелла с удовольствием заплатила бы бедствующим сама и не высиживала часами в унизительном эфире, уворачиваясь от нападок недоброжелателей. Но - платить ей было нечем, и марафон в прямом эфире длился и длился. Забавное мероприятие для общества, где большинство считало копейки. Про меньшинство говорить не будем. Про меньшинства я уже писал. Итак, всеобщее столпотворение. Журналисты, фотографы, массовка… Действие - захватывающее. Взносы - не ахти, но впереди - еще несколько часов в эфире! Телемосты с помехами связывали зрителей с местом происшествия, корреспонденты наскоро интервьюировали замызганных очевидцев, немногочисленные отечественные звезды, сочувствующие виновнику, делали вклады в общую копилку. Хозяйка бала пребывала в смешанных чувствах: «Много не соберем… Ну, хоть платье продемонстрирую!»
На ум Макаровой пришла известная певица Нора, ее подруга. Несмотря на успешную карьеру, бесконечные гастроли и изматывающие звукозаписи, Нора нуждалась до конца. И вроде бы, все у нее было: друзья, машины, квартиры, но… Всегда находился какой-нибудь пустячок, который мешал ей почувствовать себя «в полном фарше». Она часто твердила: «Мне для счастья не хватает-то всего-навсего пары миллионов рублей!» Предвидя недоуменное лицо Стеллы аж на другом конце телефонного шнура, певица Нора продолжала: «Да ты по себе не меряй, лучше меня пойми!» Ее не стало совершенно внезапно, и кому теперь нужны все эти ее из последних сил приобретенные яхты, виллы, квартиры и драгоценности? А Нора была такая славная! Стелле ее так жалко! Но даже для Норы - успешной и небедной - делать взнос в копилку марафона было бы болезненно. А теперь ее вообще нет. Скромные финансовые вливания в кошелек марафона текли стыдливо-скудной струйкой.
А как плохо обстояли дела у друга Стеллы - знаменитого театрального режиссера Вадима! Признанный во всем мире, до последнего вздоха он звонил помощнику мэра и намекал на финансовую аномалию: «Это край, это - край!» Зритель шел плохо, свет и звук давно стоило поменять, актеров - переодеть. Вряд ли Вадиму было комфортно этим заниматься… Друга не стало, а театр до сих пор барахтается. А бизнесмен Анджей процветал, отстраненно относясь к деньгам, как к исходному материалу. И в этом был залог успеха. Вы никогда не задумывались, почему главбухи так редко сбегают со всей выручкой? Да потому, что для них деньги - это только ДЕНЬГИ. И не более того.
И - вот она, сенсация! На шестом часу теледействия произошло незапланированное чудо! Накануне пышного бракосочетания на удаленном пляже Тайланда некие футболист и кинозвезда решили засветиться в прямом эфире. Он - двукратный чемпион мира, она - известная киноактриса, хотя обоим не исполнилось и тридцати. Она пережила в фильме драму Анны Карениной, футболист объехал аж половину земного шара. Проснувшись далеко за полдень, им захотелось начать совместную жизнь с какого-нибудь доброго дела. Тут-то и подвернулся телемарафон «Сотвори чудо!» Стелла расправила смятый корешок банковской квитанции, который вручила ей невеста. Тонкие брови поползли вверх, накрашенные глаза округлились. Ничего себе! Десять миллионов рублей. Это что, сон? До сих пор марафону не удавалось собрать больше ста тысяч! «Это - мой месячный доход!» - развеял сомнения звезды позолоченный футболист. Ни фига себе! С одной только зарплаты жениха счастливые влюбленные погасили стоимость дорогостоящей операции за океаном неимущему мальчику-сироте из провинциального детдома. Если все пройдет успешно, то они этого ребенка потом и усыновят. Но больше всего Макарову удивило, что эти миллионеры и по жизни ходят одетыми кое-как: по случаю «выхода в свет» оба нацепили чистые футболки и джинсы. И все. Ни тебе золотых украшений на них, ни дорогой обуви. Но так ли это важно?
Благая цель тут же была объявлена достигнутой и многочасовое изнурительное действо, слегка скомкав финал, завершили. Но так или иначе на подоле бархатного платья Стеллы остались следы от комьев грязи, которыми злобные критики кидались в телезвезду. Как много тех, кого ошибочно принимают за миллионеров, населяет «общественное поле зрения!» В зрительском сознании любая маломальская знаменитость обязана быть богатой. И деваться им некуда, приходится оправдывать. А как же иначе?
Когда погас свет софитов и эфирная индикация на камерах, заботливая костюмерша отволокла тяжеленное бархатное платье на склад. А Макарова отправилась восвояси, переоблачившись в кожаные джинсы и чернобурую шубку. Хотя дома, куда телезвезда торопилась вернуться, ее никто не ждал. Родной сын Стеллы, почти ровесник бархатного платья, некоторое время наблюдал за разговорами мамаши на экране. Когда он понял, что эфир близится к финалу, то выключил телевизор и ушел. На улице парень смешался с бурным морем расходящихся от телецентра зевак. Ноги понесли прыщавого Макара в сторону ближайшего борделя, где собирались продолжить веселый вечер самые разгоряченные зрители. По иронии судьбы, злачное место называлось «Blue Velvet», что в переводе означало «Синий бархат». Мальчишка направился к подвалу, где намеревался ночь напролет засовывать не без усилия скопленные рубли, которые мать выдавала ему на завтрак, в стринги полуголым танцовщицам. Он искренне недоумевал: спрос рождает предложение! Почему же наряду с сервисами «Яндекс-еда» и «Яндекс-такси» не существует «Яндекс-секс»? Он представил себе рекламу с собственным изображением и текстом «Вас обслужит первый освободившийся оператор»!
Стелла с мужем, вернувшись в полутемную квартиру, не обнаружили отпрыска, но услышали на автоответчике слезную жалобу матери звезды на кредиторов и коллекторов, которые мешали ей спокойно стариться. Старушке катастрофически не хватало пенсии, и она просила, чтобы суперсостоятельная дочь помогла ей погасить долги. Сама-то небось в бархате щеголяет!


Рецензии