Вспомнить всё фрагмент романа

Глядя с каким удовольствием Яна поглощает fish and chips (филе трески с картошкой фри – традиционное английское блюдо), Маркус улыбнулся.
- Что? What? – вопросительно посмотрела на него Яна.
- Ты очень красивая. Похожа на французскую актрису Изабель Аджани. И ещё очень русская. Мне кажется именно так должна была выглядеть Наташа Ростова.
- Для Наташи Ростовой я, к сожалению, не подхожу по возрасту.
- Ну тогда, как Анна Каренина.
- Не хочу «как Анна Каренина», она под поезд бросилась, а я вовсе не собираюсь. И вообще хватит меня с толстовскими героинями сравнивать, я девушка современная.
- Извини, я вовсе не хотел тебя обидеть, - смутился Маркус. 
- Ничего, всё нормально. А знаешь, на кого похож ты?
- Ну уж точно не на Болконского.
- Нет, - рассмеялась Яна, - на графа Болконского ты точно не тянешь. Всё гораздо прозаичнее, ты похож на моего кота.
- Что?! Как я могу быть похожим на кота, я же человек, мужчина. (Поскольку диалог шёл на английском, тут небольшая хитрость перевода. Дело в том, что Маркус сказал But how can I look like a cat? I am a man, а на английском «man» - это и человек, и мужчина).
- Ну да, такой же рыжий, как мой кот. Вот, сам посмотри, - Яна достала смартфон и продемонстрировала своё любимое фото с Арчи в обнимку.
   Взглянув на фотографию, Маркус невольно облизнулся.
- Ну вот, даже облизываешься точно также как он, - с иронией отметила Яна.
- Хотел бы я оказаться на его месте.
- Вот как? И почему?
- Чтобы ты меня с такой же любовью обнимала.

   На минуту оба замолчали, физически ощущая, как именно в этот момент внутри каждого зарождается что-то тёплое и очень важное, словно предвестник возможного счастья.
- What? Что? – не в силах справиться с нарастающим притяжением, тихо спросила Яна.
- Ты знаешь, то, что я сейчас скажу, может тебе показаться совершенно невероятным, невозможным. Просто бредом, - Маркус нервно облизнулся, - но…, но у меня полное ощущение, что у нас с тобой был секс.
- Что?! – Яна опешила, - действительно невероятное предположение.
- Ну да, я понимаю. Можешь не верить, можешь смеяться, можешь считать меня ненормальным, но я совершенно уверен, что это так. У тебя татуировка в виде бабочки на левом бедре, я прав?
 - Да, - Яна совершенно растерялась, - а ты откуда знаешь?
- Вот, вот в чём вопрос! – Маркус повторил известную гамлетовскую фразу. This is the question. Откуда я знаю. Действительно, откуда? Доказательство того, что секс у нас был, я видел тебя без одежды, naked. Но всё дело в том, что я не помню где и когда. Может, ты что-то помнишь? – Маркус вопросительно посмотрел на Яну.
-  Не помню я ничего такого. Я тебя голым точно не видела.
- Да, дела. А знаешь, чтобы вспомнить, надо воспроизвести ситуацию.
- Это как? Что ты имеешь в виду?
- Поедем сейчас ко мне.
-  Зачем?
- Как зачем? Для того, чтобы заняться сексом, то есть конечно не просто так, а в качестве эксперимента, для того, чтобы воспроизвести ситуацию. Нет, я конечно, понимаю, что это вызывающе наглое и совершенно неприемлемое предложение, и ты вряд ли согласишься, но как иначе я смогу вспомнить? И убедиться, что у тебя татуировка на левом бедре.
- Ну ты и ..
- Что «я и..»? Договаривай.
- Наглец. Такой же наглый как мой кот. Оказывается, вы и в этом похожи.
- Я просто не знаю, как ещё вспомнить. Я стараюсь, но не могу. Нужен триггер, и единственный выход – это именно то, что я предлагаю, просто воспроизвести ситуацию.
- Действительно, вызывающе наглое и совершенно неприемлемое предложение, - Яна повторила слова Маркуса и замолчала, прислушиваясь к биению собственного сердца, учащённые удары которого словно подсказывали «ну что же ты медлишь, давай соглашайся». Наконец, собравшись духом, произнесла:
- Ну хорошо, давай попробуем. Но имей в виду, ничего личного, только в порядке эксперимента, чтобы помочь тебе вспомнить.


Рецензии