Маленькое, но чудо

  Сказка... мечта-полуночница...
Но где ее взять? Откуда?
А сердцу так чуда хочется,
Пусть маленького, но чуда!    Э.Асадов
 
      
                Ольга грустно бродила по улицам, ярко наряженным к Новому году, не обращая внимания на спешащих, с сумками и пакетами, прохожих. Забрела в сквер, смела рукой снег с первой подвернувшейся скамейки и устало опустилась на холодную доску. На душе было муторно.  Встречать Новый год одной ей ещё не приходилось.
- Почему не поехала с дочерью и зятем к сватам? Звали же. И Наташка, закадычная подружка, некстати, укатила с семьёй отдыхать.
             Ольга натянула на глаза шапку, накинула на голову капюшон, зарылась подбородком в пушистый мохеровый шарф, а руки механически засунула в широкие рукава шубы, как в муфту. Со стороны могло показаться, что одинокая женщина приготовилась встречать Новый год тут, прямо на скамейке.
Прохожих становилось всё меньше и меньше. Ольге всегда нравилось наблюдать за людьми и угадывать их характеры. Вот идёт молодая беззаботная парочка. Видимо, ещё не женаты: никуда не торопятся, никакая компания им не нужна, они никого и не замечают вокруг, упиваясь своим счастьем. Нарядная молодая мама, чуть не бегом, везёт в санках полусонного малыша. Куда она его, кроху? Наверное, к бабушке? Напротив, из универсама вышла женщина средних лет, нагруженная пакетами. Она озабоченно смотрит по сторонам. Заулыбалась, просияла лицом, увидев своего благоверного. Тот торопливо подойдя, чмокнул в щеку, забрал у неё пакеты, и они дружно заспешили к машине.
 
         Предновогодняя суета с улиц перекочевала в дома. Казалось, что в ожидании новогоднего чуда, окна перемигиваются разукрашенными ёлочками, моргают всеми цветами радуги. За ними счастливые семьи, влюблённые пары, желанные гости… За столом ожидание: ещё чуть-чуть и часы пробьют двенадцать – всеобщее ликование, шампанское, поздравления, пожелания в новом году только хорошего, только счастья! В первые минуты Нового года в это свято верят.
 
         Ночь, мерцающие звёзды, сказочно пушистые от инея деревья и тишина – романтично, если бы не было так одиноко.
Когда-то Ольга верила, что в Новый год всё изменится, что счастье войдёт и в её дом. Но очередной Новый год уходил, а вместе с ним уходила  надежда. Так получилось, что она двадцать лет из года в год ждала мифического счастья, жила прошлым. Двадцать лет - с ума сойти! Ради чего? Да, конечно, ради дочери.
 
          - Снегурочка, вы живы? – молодой мужчина, склонившись, тронул её за плечо. Ольга оторопело подняла глаза.
- Новый год на носу, а вы в одиночестве. Вас скоро занесёт снегом «и никто не узнает, где могилка твоя», - он рассмеялся и присел рядом.
Его доброжелательный смех струился вместе с мягкими, пушистыми снежинками откуда-то сверху. Ольга с опаской посмотрела на незнакомца: «Однако, симпатичный, молодой, прилично одетый. Как же он похож на моего Андрюшу: тот же взгляд, мягкая, едва заметная, улыбка...
Не может быть!
          Неужели он?!
                Невероятно!
                Он!
Почти не измениться за двадцать лет! А я?! Скукоженная, замёрзшая бабка… Ольга в смятении уткнулась в шарф, бормоча себе под нос:
- Ну и шуточки у вас, - она сделала вид, что не узнала его, - какое вам дело до меня? Сижу и сижу. Может быть, мне хочется в «снежную бабу» превратиться.
- Да, ладно вам! В «снежную бабу»… Придумали тоже. Поднимайтесь!
Так и простыть можно,- он ловко приподнял её со скамейки, поставил перед собой и стал сметать снег, как с малого ребёнка.
- Ну, вот теперь можно и познакомиться. Андрей, - улыбаясь, он подал руку, - уж извините, перехватил я инициативу.
- Ольга, - протянула она озябшие пальчики,
Её ладонь ощутила сильную,  в то же время мягкую мужскую руку, от чего на неё повеяло теплом, спокойствием и надежностью. Голова пошла кругом. В сердце будто зазвенели, запели колокола-колокольчики.
          - Это он! – пронеслось в голове.  - Конечно, он!
- Оленька, так вы почти ледяная! Бедные пальчики! Скорее греться! Бежим, Новый год на пороге!
 Андрей сжал её руку. Они, убыстряя шаг, выбежали из сквера. Андрей, увлекая Ольгу за собой через дорогу, подвёл её к большому девятиэтажному дому. Они, запыхавшись, ворвались в подъезд.

          По лестнице на третий этаж.  Щелчок дверного замка.  На пол шапки и шубы, шампанское из холодильника, два фужера.
          УРААА!!!
                С Новым годом!!!
                Звон бокалов, новогодний безвинный поцелуй, и… глаза в глаза.
 Можно за улыбкой спрятать многое, но глаза – предатели наших душ. За минуту Ольга увидела в глазах Андрея удивление, восторг.
- Оля, постой,- Андрей мягко отстранился, - что-нибудь приготовлю, я умею, - скрывая смятение, торопливо вышел на кухню.
- Что это было?
                Какое-то безумство!
                И с кем?! Со мной?!
                Узнал он меня или нет? Конечно, узнал.

- Интересно: какой он увидел меня? - Ольгу начало трясти мелкой дрожью, чтобы успокоиться, она начала оглядывать комнату. - Ничего лишнего, современно, со вкусом. Женского присутствия вроде бы нет. Может быть, это вообще не его квартира. Не всё ли равно? Вернётся, начнёт расспрашивать как живу:
« Помнишь ли… А это? А то?»
А что помнишь-не помнишь, если оно двадцать лет не забывалось! Сказать ему всё разом или снова утаить правду о дочери? Нет! Только не сегодня. Пусть наша встреча останется светлым маленьким чудом. Сейчас посижу минут пять, успокоится дрожь и уйду. Чего ждать? Разве успокоишься? Кому скажи о встрече - не поверят. Наваждение, да и только! Надо встать и уйти.                Ольга тихонько прошла к двери, взяла в руки шапку, шубу, вышла на лестничную площадку. Одевшись, спустилась на первый этаж и шагнула в искрящуюся новогоднюю ночь. Душа уверенно заполнялась счастьем.

           На следующий день ощущение счастья не покидало Ольгу с раннего утра. Вчера, в смятении, скинув шубу и сапоги, забралась на диван. Укрывшись тёплым, мягким пледом, будто в бездну провалилась. Проснулась с рассветом. Растерянно оглядевшись, мысленно вернулась ко вчерашней встрече. Ни о чём другом она думать не могла, да и не хотела.
 
- Растерялась, убежала, - пронеслось в голове. Ольга встала, автоматически умылась. Мельком бросила взгляд в зеркало и привела себя в порядок. Сердце подсказывало ей, что они обязательно встретятся вновь. Она быстро оделась и вышла из дома. Ноги сами несли её в сквер.


          Первый день нового года встретил Ольгу лазурью неба, лёгким морозцем. Солнышко, забавляясь, озорно заглядывало ей в глаза, игриво набрасывало свои лучики на искрящийся снег. Душа пела в унисон позванивающих под лёгким дыханием ветра тонких, заледенело хрустальных веток.
Она подошла к «своей» лавочке, присела, закрыв глаза, постаралась воспроизвести встречу с Андреем. Перед глазами, сквозь прикрытые слегка ресницы, в серебристой дымке поплыл вечер, подрагивающие звёзды, а на этом фоне – Андрей.
 Она его хорошо знала: Андрюша, мимо чужой беды никогда не пройдёт. Поэтому  не случайно он  задержался возле женщины, обречённо сидящей на скамейке в холодную предновогоднюю ночь.
 Ольга оглянулась по сторонам, в желании скорее увидеть спешащего к ней Андрея. Увы, на улице пустынно - народ отдыхал после праздничной ночи. Вдруг взгляд Ольги остановился на хворостинке, торчащей в снегу, как раз напротив скамейки. Она вздрогнула, порывисто встала. На снегу виднелись какие-то буквы. Ольга в радостном предчувствии, шагнула к письму на снегу. Конечно, оно для неё: «Жду в 18. Андрей»

          - Ой! Который час!? Да где же телефон! - Ольга лихорадочно хлопала себя по карманам курточки. Наконец-то нашла, взглянула: 
- Десять часов... Как долго до вечера! Скорее домой! - В голове рой мыслей. Почему-то именно сейчас возникли вопросы:
 - А что надеть? Причёску делать самой или пригласить мастера... Нет, лучше самой, естественней. А платье вечернее или проще? Лучше - скромнее.  А вдруг пригласит в ресторан… какой ресторан! В Новый год всё давным-давно занято. Может, к себе пригласить? Удобно ли к себе? Да, что может быть неудобным?! Тогда надо приготовить праздничный ужин. Нет. Всё должно быть с пылу, с жару - глаз радовать. Намечу, что можно приготовить, а потом  вместе справимся, за разговорами, расспросами накроем стол. Впрочем, чего засуетилась? Возможно, поговорим на лавочке, да и расстанемся. Нет, надо взять себя в руки: организую всё, не суетясь, тем более времени полным-полно, - суматошно, размышляла Ольга.
 
          К четырём часам в квартире был полный порядок: всё приготовлено для ужина, и сама «как конфетка» - так  ей не раз, бывало, говаривала старая тётушка, смотря, как Ольга прихорашивается перед зеркалом. С одеждой тоже решила: чем проще, тем лучше. Тёмно-синий брючный костюм из тонкой шерсти, слегка укороченные зауженные брюки и короткий жакет, белая шифоновая блузка с бантом, который можно завязать сбоку у плеча. Хотя можно не завязывать, можно сместить его под горлышко. Словом, как захочешь, так и завяжешь. Жакет дома надевать не буду, если только куда пойдём. Ко всему приготовлю лодочки, на небольшом каблуке – вот и весь наряд.
        - Стрелки часов, проклятые, едва ползут! - Ольга нервно поглядывает на циферблат. Её начинает трясти изнутри. Пока суетилась, на душе был покой. А тут опять нахлынуло…
-Как встретимся?! Как он живёт?! Жена, дети? Как воспримет, что у него есть дочь? Обязательно скажу о Галочке. Вот это будет для него новость! Обрадуется? Рассердится? Обидится? Да разве обо всём расскажешь… Как сказать, что утром мысли о нём, и днём о нём, и засыпаешь с мыслями о нём. Разве признаешься, что она молит Бога о его здравии… и в то же время просит помочь забыть, изгнать из сердца!
Однажды прочитала цитату: «Полюбить – счастье, не разлюбить – наказание».  И, правда – наказание. Знать бы где он, здоров ли. Иной раз сердце обмирает от плохих предчувствий: кажется, что Андрей-Андрюша где-то рядом, что ему очень плохо. Слава Богу, жив и здоров. Сегодня узнаю подробности. Если - семья, то это будет последняя наша встреча. Никогда в жизни не нарушу спокойствие его семьи. Только бы знать, что ему хорошо, что он любит и любим.
Ольга снова бросила нетерпеливый взгляд на часы. Подошла к окну, всматриваясь в студёный алый закат, от которого, даже через стекло, потянуло холодком.
- Нет сил больше ждать! Пойду потихоньку. Может, на улице полегчает.
 
          Какое там - потихоньку! Ольга чуть не бегом припустила в сквер, к «волшебной»  скамейке. Вот оно - чудо чудное! Со скамейки ей навстречу поднялся Андрей. Они бросились навстречу друг другу. Андрей то крепко обнимал дрожащую Ольгу, то заглядывал ей в лицо, в глаза, всматриваясь в знакомые, дорогие черты. Отмечая что-то новое, внесённое годами, но всё равно такое родное и близкое.
Всё благоразумие и слова, что Ольга думала сказать при встрече, улетели в тартарары. Она таяла в его объятьях, не чувствуя себя, всё кружилось, вместе с зыбким мерцанием звёзд, фонарей, уличных гирлянд…
- Андрюша, Андрюшенька! Разве такое возможно…
- Лёлька! Лёлечка! Как же я тосковал в одиночестве…
Вечность стояли бы они, обнявшись, не отводя губ, не замечая ничего вокруг, если бы не сердобольная бабушка: «Милок, ты же девоньку-то заморозишь».
От заботливых слов старушки, пришли в себя, рассмеялись, им стало легко и просто - словно, они в далёкой юности.




    Коллаж автора.


Рецензии
Новогодние чудеса! Ах, если бы они случались со всеми и всегда! Хороший рассказ, и настроение поднимает, и дарит надежду.
Людмила, радостей, здоровья Вам и чудес!

Светлана Шаляпина   02.03.2022 23:00     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Светлана. Спасибо Вам за внимание и отзыв. Сейчас главная радость и чудо - это мир без войн. Светлана, Вам всего самого доброго и светлого. С уважением,

Людмила Алексеева 3   03.03.2022 08:09   Заявить о нарушении
На это произведение написана 61 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.