Болото

Из цикла «Значимые события и люди»

Мы с приятелем,Володькой Николаевым ,договорились после школы сходить на болото – за осенней клюквой. Осенняя клюква сильно дорожала. Ягоды можно было продать не за 10 копеек, как всегда, а за все 20. К концу октября она наливалась соком, в котором витаминов было намного больше, она была  спелая и самое главное, считалась незаменимой для приготовления морса, основного напитка из этой чудесной северной  ягоды. Деньги нам понадобились на концерт заезжих артистов. Афиши на клубе  и у вокзала  висела уже две недели. На ней были нарисованы клоуны с ярко-красными косами и девчонки на велосипеде с одним колесом. Мальчишки рассказывали небылицы про этих самых артистов. Говорили, что они сбежали из циркового училища и создали свою группу, которую назвали «Бродяги».  И что, мол, среди них есть одна девочка, которая не только ездит на одном колесе, и седло поднято над полом на целых полтора метра ,а делает всевозможные акробатичные этюды, так было написано в сопроводительном тесте афиши. И имя у девочки потрясало наше воображение – Янга. Билет стоил от 50 копеек до рубля. Вот  мы с Володькой решили подзаработать  денег, чтобы сходить на концерт во чтобы то не стало.  Нас пугали, что концерт будет вечером и ребятишек до 16 лет пускать не будут.  Но, мы с Володькой знали не один способ, как попасть в зал.
Во-первых, на проверке билетов стоял наш знакомый, Женька Колотильников. Он был инвалидом  с детства, поэтому на серьезную работу его не брали, а вот билетером  в клуб взяли, еще он подрабатывал в библиотеке, помогая Вере Павловне выдавать книги, а главное ходил по домам, когда книги не возвращали в указанный срок. Он даже ко мне раза два приходил.
- Толик, что ты не сдаешь во время книгу?
- Какую?
- «Подвиг разведчика», книга только вышла, на нее очередь, а ты не несешь.  Срок давно прошел.
- Жеха, у меня со временем туго было. Мать в больницу слегла, пришлось самому хозяйством управляться. Не до книг дело... Но, я честное пионерское ,прочитаю за пару дней. Разреши продлить еще на два дня?
- Ладно, беленький – ласково назвал меня Женька, за мои выгоравшие за лето волосы.
- Два дня и не больше!
Так вот Жеха по свойски, когда надо пропускал меня и Володьку.Во вторых,зав клубом,Вера Павловна, с матерью которого дружила мать Женьки – Любовь Николаевна,  сама пускала нас на взрослые фильмы или концерты,если они были интересными и  поучительными.
Дело стало за малым, раздобыть по одному рублю, чтобы попасть на первые места в зале. Смотреть из задних рядов нам казалось не серьезным занятием, тем более концерт с настоящими артистами-акробатами.
Куда конкретно идти, в какое болото у нас вопроса не стояло. Рядом почти с домами сразу же за станцией,  начинался лес, по кромке которого тянулась узкая полоска болота. Весной в нем скапливалась талая вода, а на высоких кочках грелись змеи.  Летом болото подсыхало, и на кочках росла лесная ягода: голубика, брусника, реже морошка и, конечно же, северная красавица – клюква.
Поскольку болото было рядом с домами, почти за огородами, то ребятня успевала собрать ягоды по мере их поспевания. И к осени в нем ничего не оставалось. Поэтому за настоящими ягодами ходили за Верети – лесной бор, который располагался  в нескольких километрах от станции в глухом и труднопроходимом месте и тянулся на десятки километров. Со всех сторон его окружали болота, но самое большое было расположено за Веретью, среди кочек и низкорослых березок и сосёнок, а дальше тянулся сырой мох и тьма клюквы. Вот сюда-то мы и решили с Володькой податься. Рассчитывая, что наберем по быстрому по 5 кг. и, пойдем домой.  Ну, а на следующий день сдадим клюкву заготовителю в сельпо и получим долгожданные рубли. Со школы мы уговорились уйти пораньше, отпросившись с уроков физкультуры и труда. Тем более учитель труда и физкультуры был один и то же – Артур Юрьевич, бывший студент, но за что-то выгнанный из техникума в крупном городе. Он осел на какое-то время в Кушавере у своей матери, школьной учительницы, Анны Васильевны. Парень он был не плохой, но форс держал, не позволяя никому, относится к нему по-братски. Хотя и был на несколько лет постарше нас. Но, хороший костюм с галстуком и новенький портфель, да еще очки, которые Артур Юрьевич одевал скорее для солидности,чем по делу, заставляли соседей и знакомых, а то и просто старших ребят, его ровесников,относится к нему уважительно. Артур Юрьевич лишь спросил:
- Куда собрались, если не секрет?
- На болото, за клюквой –коротко ответил Володька.
- Понятно! Деньги потребовались? – подытожил разговор учитель.
Мы согласно закивали головами.
- Только не заблудитесь в болоте-то. Осенью, как говорит моя бабка , Леший шалит, куда не надо заводит...
Мы с Володькой засмеялись.
- Нет, мы в Леших и чертей не верим,Артур Юрьевич, мы пионеры! – ответил я за нас с Володькой.
С обеда мы уже были в болоте, прошли через Вереть, и оказались в большущем болоте. С краю ягод не было, и мы углубились в поисках хорошей клюквы.  Под ногами ходила мягкая, как матрас, подстилка из мхов  и мелко переплетенных между собой корнями ягодной основы.  Попадались и большие ямы с черной водой, к ним близко мы не подходили. В народе плохая о них слава – попадешь, засосет с головой и каюк, нет человека. Поэтому все, кто шел в болото, брали с собой слеги- длинные, но крепкие палки из вереска или осины. Высохнув, они были легкие и очень прочными, особенно из вереска, которая пружинила не хуже настоящего амортизатора от мотоцикла. Мы с Володькой обвязались палками сразу же, как вошли в болото,  они  стояли приставленные к деревьям  теми, кто уже покидал болото. Тащить домой далеко, да и неудобно, а вот в болоте самое то,в следующий раз  пригодятся...
Слегами промеряли подозрительную яму, особенно в глубину, спугнуть лежащую на солнышке змею или крупную ящерицу, и тут палка могла сгодится.  Но, особенно она помогала, когда проваливаешься в яму, кидаешь ее поперек ямы,чтобы края были на мху и опираясь на неё, выбираешься, не давая себя засосать  болотной жиже.
В середине болота ягод оказалось немеренно. За час -полтора мы с Володькой  набрали полные кузовки, рассчитанные, не менее чем на пять кило. Клюква была отборная, словно средних размеров виноград, сочная и очень сладкая.  Видимо уже попала под первые заморозки. Именно такие качества больше всего ценились в народе и за ней охотились любители этой чудесной ягоды.
Солнце уже склонилось к западу, мы, наконец, присели на упавший и высохший ствол сосны, повязали поверх корзинок взятые платки, чтобы не рассыпать ягоду при переноске или нечаянном падении. Посидели, перекусил взятыми из дома краюхами хлеба с яичками и малосольными огурцами, и, запив водой из фляги, довольные сделанным делом, решали, куда будем выходить.
- Нам нужно возвращаться  во так!– решительно произнес Володька, указывая рукой прямо перед собой.
- Почему туда? – возразил я. – Мы же пришли вот оттуда – и я показал назад себя. Мы шли прямо на солнце – продолжал я развивать свою идею. Солнце пока мы шли, сместилось на запад, значит нам нужно в противоположную сторону – на восток – закончил я свои мысли.
- Солнце идет по кругу – возразил Володька. Пока мы шли, оно зашло нам за спину, и выходить нам нужно  идти строго прямо.
Я подумал и решил не спорить. Володька чаще меня ходил в лес, потому, что их дом стоял почти на опушке леса, и вся жизнь Володьки проходила в лесу: там он собирал валежник для печи,летом ягоды,осенью шишки от елей на сдачу,грибы... У Володьки не было отца, и он жил с матерью и младшей сестренкой.  Но, мать была занята хозяйскими  делами по дому и работали на железке, а Володька выполнял всю мужскую работу. За это я уважал Володьку и прислушивался к его советам. Взяв корзинки с ягодами, мы пошли по  болоту строго прямо. Солнце оставалось справа и мы, уверенные в правильности выбранного пути, шли и шутили на разные темы. Через час ходьбы по нашим подсчетам мы должны быть на Верети, а за ней и наша станция. Но, никакой Верети нам не встретилось, а мы все продолжали идти, как нам казалось только прямо. Каково же было наше удивление, когда мы вышли на тоже дерево, от которого час назад начали свой поход.
- Володька – сказа я. – Мы же по кругу прошли. Солнце по кругу идет, и мы по круг шли, вот и оказались там, где были.
Володька смотрел на меня удивленно.
- Ничего не пойму! Не может быть такого.
Я не стал спорить.
- Давай теперь пойдем строго на солнце, оно нас должно вывести к Верети там, где мы заходили. Когда в Кушавере вечером солнце садится, оно садится за Вереть. Значит она где-то рядом и солнце идет к  нам – стал доказывать я.
Володька ничего не ответил.  Посидев и, отдохнув все на том же упавшем дереве, мы встали и приятель сказал:
- Веди, раз ты уверен!
И мы снова пошли. Три раза мы снова и снова возвращались к этому месту, словно какие-то невидимые силы нас водили по кругу. Мы устали, нас мучила жажда, фляжка с водой выпита давно. Болотную воду мы боялись пить. Ходила легенда, что вода в болоте, настоянная на сон-траве и кто выпьет воду – засыпает и тонет . Но, после третьего круга, я решил сменить тактику.
- Давай будем слушать поезд, где-то в пять  должен пойти пассажирский поезд из Кабожи в Хвойную. Он всегда гудит около подъема на большую «трубу», так называлось место, где через железную дорогу проходила огромная, сделанная из камня арка для отвода весенней воды, прозвана в народе «трубой». Там висел знак с буквой «С». Отец, когда я с ним ездил на паровозе, показывал на знак  и всегда дергал за ручку свистка-гудел.
- Зачем? – спросил Володька.
- Не знаю! Так положено! – ответил я.
Солнце почти полностью зашло за горизонт, стало прохладно, и на болоте появился предзакатный туман, еще розовый и слегка заметный.
- Да, скоро ночь, а поезда не слышно. Далеко ушли – тихо проговорил Володька. Что делать будем? – спросил он меня.
Я пожал плечами.
- Слушать!  Должен же звук от поезда дойти до нас.
- А если не дойдет? – бросил мне Володька реплику, будто это я завел в это болото.
- Будем ждать, свисток может и не услышим, а вот, когда поезд пойдет по железнодорожному мосту через речку – шум всегда слышен. Мы с отцом на покосе  по нему ориентировались – ответил я.
- Ладно – махнул рукой Володька. – Пусть будет по-твоему.
Мы присели, прижавшись друг к другу, чтобы было теплее и стали слушать. И вот чудо, мы услышали, как где-то слева от нас загремели, словно барабанные палочки, но очень тихо, тихо. Это поезд проходит через мост! – крикнул я. - Идем туда! -  И мы схватив корзинки и ринулись налево. Через час ходьбы по болоту,  услышали шум воды.
- Кушаверка – крикнул с радостью я. – Ура! Мы нашли дорогу.
- А куда нам идти? – не понял меня Володька.-Влево или вправо?
- Сейчас определю.
Я спустился на берег речки, и опусти руку  по локоть закатанной  рубашку, в воду. Зачерпнул горсть и плеснул себе в лицо. Потом я взял кепку, набрал воды и с удовольствием напился,и передал кепку с водой Володьке.Тот тоже от души напился.
- Хорошо!
- А куда идти то?  - дергал меня Володька.
- Течение несет вправо, а  шум от моста был  выше,значит мост стоит слева. Так что идем вверх по течению. 
Два часа ходьбы через кусты ивняка, камыша привели нас к Мартыну. Сев на край древнего Кургана, мы долго не могли отдышаться. Потом почти в   полной темноте спустились к реке,помылись,попили и пошли к железной дороге. Оставшиеся два километра мы едва тащились, спотыкаясь на каждой колдобине . К девяти вечера, когда темнота уже сгустилась до черноты, и окружила  нас своим осенним холодом, мы вышли к  стрелочной будке. Красный фонарь ярко горел, словно маяк, означая, что железнодорожные пути закрыты для поезда. Мы обрадованно пошли по железке и скоро уже были у дома Володьки.
- Ну, все! Ты иди домой, заходить к тебе не буду.А я пойду  к себе-сказал я на прощание.
 Володька вяло махнул рукой.
- Давай!
Так закончился наш поход в болото. Собранную клюкву мы сдали и получили каждый по рублю с копейками. Но этот поход так сильно выбил нас из привычных дел, что мы еще долго не могли прийти в себя. А концерт акробатов мы все же посмотрели. Полюбовались девочкой, которая словно резиновая, вытворяла невероятные трюки, когда связывалась в узелок, то развязывалась, как ни в чем не бывало. Потом она всем посылала воздушные поцелуи,сделав растяжку на высоте.
И нам казалось, что эти поцелуи она посылает нам ,за наш трудный поход в болото.
Такие события не так часто происходят в мальчишечьи годы и остаются в памяти навсегда. Болотная история вспомнилась мне совсем недавно, когда я уже взрослый и опытный в жизни человек, чуть не запутался в хитросплетениях современных технологий, связанных с похищением интеллектуальной собственности. И как когда-то в детстве, я долго «бродил» вокруг до около, пока не нашел отправную точку, и не вычислил «хакера». Им оказался мой бывший студент, которому захотелось быстро и главное без особых затрат сделать себе диссертацию. Так, что закалка, полученная в далеком детстве, сослужила мне добрую службу. Помогла найти правильное решение..


Рецензии
Рассказ понравился и сюжетом, и
повествованием, и лёгкостью прочтения.
С Новым годом, Анатолий!
Всего самого доброго и светлого!

С теплом,

Ирина Христюк   30.12.2019 15:01     Заявить о нарушении
Рад нашему творческому знакомству,Ирина.Спасибо за добрый отклик! С уважением-Анатолий.

Анатолий Аргунов   30.12.2019 17:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.