Три ступени. 2 место в конкурсе МФ ВСМ

По итогам трёх туров Конкурса "21 строка"
эти миниатюры заняли 2 место. 

ДЕД ЛЕОН, ОРЛИК И МЫ
(Из воспоминаний моей мамы)

На женщинах, на стариках и подростках в годы войны держался тыл, считавшийся прочным, надёжным. Наша учёба в школе не прерывалась, но уже с последним звонком мы на всё лето поступали в распоряжение деда Леона - дробного, но ещё крепенького старичка, славившегося самым ловким и сноровистым скирдоукладчиком.

И были ещё закреплены за нашей бригадой четвероногие помощники, два бычка - Мартин и Орлик, которые выполняли обязанности недостающих в колхозе лошадей. Здоровым, лобастым был Мартин, но силушку свою всю не оказывал. Бывало, лишнего на его воз не клади - засипит, набычится и ни за что с места не тронется, хоть засеки его до смерти. А Орлик, наоборот, с виду маленький и слабенький, всегда тянул свой гуж из последней мочи. За выносливость и покорность мы все очень уважали и жалели Орлика. А вот Мартина недолюбливали.

Однажды перевозили с запольного снопы соломы поближе к фермам. Дед Леон укладывал, а мы подавали. Все изрядно устали. Выбились из сил и наши рогатые тягачи. На последнем рейсе дед Леон решил сократить путь. Срезав угол, он направил Мартина на дорогу, ведущую через лог. А «рулить» послушным Орликом доверил самому старшему из нас, пятнадцатилетнему Кольке. Легко преодолел подъём Мартин, а Орлик на полпути заспотыкался, и потянула его телега назад. Тогда он, бедолага, повалился на передние ноги, вытянул вперёд шею, пополз дальше. В мгновение ока, мы все как по команде, кинулись на подмогу Орлику.

«А ну-ка, живо расступись! - испуганно закричал дед Леон, - понесёт вниз, не остановишь, покалечит всех. Бросай, Колька, вожжи! Кому говорю, бросай». Но Колька и не слышал будто. Со слезами на глазах он молил Орлика: «Ну, давай, хороший, чуть-чуть осталось, не подкачай». Не внимали приказам старика и мы, кружась под колёсами и подталкивая тяжёлый воз. Не могли мы оставить Орлика в трудную минуту. Видя наше упорство, кряхтя, подставил под край телеги своё плечо дедушка Леон. Всё это заняло несколько минут, а показалось - прошла целая вечность. Сообща мы справились с трудной задачей, весёлые и довольные вернулись домой. Назавтра дед Леон устроил нам выходной, а Орлику «больничный». И был он на «больничном» до тех пор, пока полностью не зажили его сбитые до крови колени…
---------------------------
ТИМОШКИНЫ ВАЛЕНКИ

В тот день беда на пятилетнего Тиму обрушилась внезапно. Трагически погибла его мама. Малыш с отцом остались совсем одни, ни родных, ни близких.  Тимошкины родители были детдомовцами.

День-деньской мальчик проводил теперь у дружка Мишки, жившего по - соседству.  Его мамка жалела Тиму, своих детей, бывало, к столу зовёт и Тимку рядышком сажает. А меж тем обездоленного ребёнка подстерегал новый страшный удар судьбы. Отец Тимы был человеком неплохим, но слабовольным. С утратой жены, он потерял всякий смысл жизни, забыв про сына и отцовские обязанности. Отрешённый взгляд, безразличие ко всему… Всё чаще безутешный вдовец старался заглушить боль хмельными напитками. И скоро беспросветный омут затянул Захара целиком. В обмен на спиртное он вынес из дома последние пожитки. А однажды «навеселе» решил пустить «в расход» Тимошкины добротные валеночки, купленные матерью на вырост.

Сложив их один в один, Захар суетно шмыгнул за дверь. Увидев это, малец быстро спрыгнул с печки, накинул на себя пальтишко с капюшоном и босиком выскочил вслед за отцом. А на дворе - тьма и стужа. «Папочка, миленький, - давясь слезами, кричал ему вдогонку Тимка, - пожалуйста, не пропивай мои валенки. В чём я буду к Мишке ходить?!» Но одурманенный отец, словно, не слышал мольбу сына. Качающейся походкой он стремился к своей цели… 

Шаг, другой… пятый… двадцатый… и прозябший до костей хлопец в бессилии повалился в снег. Неизвестно, сколько времени он провёл на морозе. Полуживого малыша обнаружила тётка Донька, возвращавшаяся со святочных посиделок.

В больницу же мальчик попал только под утро. А проспавшийся Захар, узнав о случившемся, чуть было не лишился рассудка. Больше часа «нарезал» он круги вокруг дома и вскидывал к небесам чумной взгляд. Опомнившись, Захар заспешил к сыну.
 
«Ты прости, Тимоня, беспутного отца, - как заклинание твердил он всю дорогу, - гадом буду, если ещё хоть раз возьму в рот зелье. Ради тебя, сынок, жизнь новую начну. Ты только не умирай, Тимоня!» Одной рукой Захар то и дело утирал катившиеся по щекам слёзы, а в другой - крепко сжимал Тимошкины валенки. Не знал ещё Захар, что они сыну больше никогда не понадобятся. Отбегал по земле ножками его сынишка. Белый, как полотно, Тимоня лежал на послеоперационной койке и мучительно просыпался от наркоза…
-----------------------

ВОЛЧЬЯ ГОРА

 «Посадил дед репку…» - навязчиво повторяла Елена всю дорогу слова из любимой сказки её сыночка. Встревоженная, она подъехала на машине к высокому склону полноводного пруда и, оставив технику на косогоре, спустилась вниз. Мысли тотчас переместили молодую женщину назад, ровно на десять лет. Раннее утро. Лену нежно целует муж Володя и убегает на работу. Следом в дом заходит её отец, Семён Семёнович, бережно берёт на руки спящего пятилетнего Витю, несёт к машине и аккуратно укладывает на заднее сиденье. Витя для Лены с Вовой - центр Вселенной. После трудных родов врачи сказали Елене, что детей она больше иметь не сможет...  Проводив радостным взглядом рыбаков, Лена начала готовить праздничный обед к первому юбилею сыночка. Счастье оборвалось мгновенно… В бессилии Лена присела на кочку и устремила взгляд на тёмную зыбь водоёма, а мозг безжалостно стал рисовать страшную картину прошлого: отец запирает спящего Витю в машине, поспешает к воде и раскладывает удочки. Он не видит, как внук открыл глаза, как нажимает на все педали. Машина летит с горы и оказывается в воде далеко от берега. Она какое-то время остаётся на плаву, но этих минут недостаточно, чтобы запаниковавший Семён Семёнович смог высвободить внука… На это страшное место – Волчья гора Елену одну муж с тех пор не отпускал. Он больше жизни любил жену, но Лена никого не хотела ни видеть, ни слышать. Владимир после работы стал часто задерживаться, повеселел… А однажды он вернулся не один. «Мама, мама, моя мамочка, - вцепилась в Елену ясноглазая малышка лет трёх, - папа Володя сказал, что ты болела, теперь выздоровела и сильно меня ждёшь». Оказывается, всё это время муж навещал Анечку в детдоме и хотел удочерить сиротку. Требовалось согласие жены. «Ягодка ты моя, - встрепенулась Лена, - конечно, мы теперь не расстанемся никогда…», - крепко прижимая к себе малютку, простонала взволнованная женщина.  ...Робкое счастье понемногу заполняло сердце Елены. Но сегодня утром вредная соседка сообщила, что открыла сироте правду. Елена с мужем и не думали обманывать дочь, ждали, когда Аня повзрослеет. «Витенька, родненький мой, - захлебнулась слезами Елена, -  ты прости, сыночек, что не уберегли тебя и что Анютка стала смыслом всей жизни. Вдруг она чуждаться станет». «Мам-ка-а-а-а, - громким эхом прокатился голос Анечки, бежавшей вниз, - я тебя ещё больше любить буду!», - и с разбегу девочка устремилась в распростёртые объятия Елены. Казалось, ничто на свете не смогло бы в тот миг расцепить маму с дочкой! Владимир стоял наверху горы, и впервые за десять лет на месте трагедии его лицо озарилось улыбкой.


Рецензии
Хорошие у вас миньки.

Таня Глухова   22.03.2020 13:49     Заявить о нарушении
Спасибо, Таня!

Рада Вам, заходите ещё!

С признательностью, Нина

Нина Пигарева   22.03.2020 14:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.