Парк Александрия

     Все три новенькие, похожие на три тополя на Плющихе дома - хрущёвки, носили гордые имена: Юность, Веснянка, и Юбилейный. На отвоеванной у леса территории, на месте бывшего лесхоза, прямо среди многовековых тенистых деревьев, одним своим видом они радовали сердца своих будущих обитателей. Нам досталась Веснянка.
 
     Длиннющая, как электричка на Киев, шестиподъездная  хрущёвка, собрала под своим сводом разношёрстную публику.  И кого здесь только не было. Ближайшими соседями по нашей квартире с номером 77 оказались, с одной стороны- семья отставника в чине подполковника, а с другой, - самая обычная рабочая семья во главе с тетей Ниной. Если не считать регулярных утренних громких поверок-парадов в квартире нашего подполковника в отставке, то с соседями нам в общем-то повезло. Наша, как мне показалась тогда после слободки огромная квартира, была абсолютно пустая.  Слоняясь по всем её четырём комнатам в поисках какого-нибудь стульчика, я целый день путался у взрослых под ногами.

     На помощь в ремонте позвали самого лучшего маляра БЦ, дядю Сашу. Как тогда все говорили, дядя Саша был волшебник. За два дня он превратил обычную, унылую, серую хрущевскую распашонку в квартиру-сказку. Это сейчас мы можем легко и непринужденно купить в магазине обои на любой вкус. А в те далекие времена все было совсем не так просто. Обои была редкость и стены обычно красились с помощью каких-то лекал. Каждая из комнат была разукрашена по- своему.  Да, у меня теперь появилась своя отдельная комната! Дядя Саша раскрасил ее стены синими мячиками.
      Ирке досталась ее уютная комната на самой солнечной стороне нашей многоэтажки. Мы кстати иногда, именно из ее комнаты, с большим удовольствием слушали, как товарищ подполковник устраивает парад-построение в соседней квартире. Парады правда быстро трубили отбой перед Анной Гавриловной, супругой нашего громогласного подполковника. Она, наверное, у них в семье носила чин полковника, и товарищ подполковник ну явно не мог так грубо нарушать субординацию. Несмотря на тихую натуру, она имела всю полноту власти в их семье.

      После всех этих пертурбаций с массовыми переездами новых жильцов, двор нашей пятиэтажки потихоньку стали приходить в порядок. Так появилась громадная песочница между 3 и 4 подъездом.  В этой то песочнице и произошли все мои ранние знакомства с соседскими мальчишками. По странному стечению обстоятельств, я оказался почти на два года старше всех моих сверстников, будущих друзей детства. Помню их всех, и по случаю хотел бы передать всем им огромный привет!

      Теперь же хочу вам немножко рассказать за нашу Пионерскую. Район города, протянувшийся вдоль основной части парка «Александрия», упирался обеими границами в густой лес. С одной стороны, нас подпирал сам парк, а другая сторона уходила в тайные партизанские тропы урочища Толстого. Кстати, именно по этим партизанским тропам мой геройский деда и вошел в город в один из январских дней 1943 года.  Гуляя позже в этом лесу, рассечённого то здесь, то там старыми окопами, я не понимал тогда, что в одном из них мог когда-то прятаться и мой дед... Именно поэтому эти партизанские тропы позже переименовали в улицу Январского прорыва. Улица на которой я вырос...

      Подробности о нашем парке Александрия можно прочитать в Интернете. Весь мир знает, что мы вторые по красоте после Софиевского парка в Умани. Я же Вам хочу рассказать про МОЙ парк Александрия.

      Несмотря на платный вход, ни один уважающий себя пацан с Пионерской, никогда не платил за билет.  Вся ребятня знала наперечет все дырки в заборах и все подземные проходы для тайного проникновения. Внутренняя «таможенно-ремонтная» служба парка время от времени устраивала конечно регулярные набеги на наши контрабандные проломы в заборе.  Толстый слой вонючей солидольной смазки наносился на всю длину, высоту и ширину проёмов наших тайных переходов.  Порой было смешно наблюдать, как ребятня всего района, как отряд муравьев-разведчиков перед неожиданным препятствием, обсуждали с научным видом где пробивать в заборе следующий лаз. Вся история с проделыванием нового “окна в Европу” занимала примерно минут двадцать. После этого вся подружившаяся на этих пограничных работах гоп-компания летела всей гурьбой отдыхать на речку.
      Как вам описать нашу речку Рось. Конечно, тяжело нам тягаться в силе и славе с воспетым во многих песнях красавцем-Днепром. Но это ж еще как посмотреть! А вы бы вышли на речку на восходе солнца, где-нибудь, в любом месте, по всему течению нашей тихенькой, почти бесшумно-журчащей, заросшей вдоль берегов густой зеленой ряской, и торчавшими тут и там из воды белоснежными или ярко желтыми бутонами водяных лилий, в зарослях густого камыша, своими стрелками напоминающего толстые кубинские сигары. И послушали бы вы соловьиные трели где-то в кустах пахучей сирени, в первом отделении утреннего концерта, с переходом во втором отделении, на хоровое  пение наших жаб и лягушек  с их противными голосами.
 
      А запахи, вернее ароматы... Скажите мне пожалуйста, ну вот как передать Вам то, как благоухает воздух ранним утром на берегу нашей любимой речки Рось?  Как можно описать запах воды, вида парного молока? Когда каждая травинка вносит свою лепту в гамму всего букета ароматов. Сквозь почти морской прозрачности воду видно стайку мелкой рыбешки, греющейся на песчаной подводной косе.  За всем этим наблюдает здоровенный, почти голубого цвета, рак. Видно, как он недовольно шевелит своими длинными усищами.

      Опять же не смею утверждать, но бытует мнение, что название “Киевская Русь”, произошло от словосочетания “Киевская  Рось”. И, мол  жило когда-то давно мужественное племя россов, которое потом стало племенем руссов.  Но очень осторожно с моими историческими интерпретациями! Я обязуюсь более или менее честно отвечать только за мой короткий промежуток временного пути. И пока, заканчивая разговор о нашей замечательной реке, хочу только одним комментарием добавить то, что мы там провели добрую половину нашего Пионерского детства.

      С восемнадцатой  школой пришлось расстаться. Меня перевели тогда, пускай не в новую, но сильно обновленную среднюю школу намер пять. И так как мы переехали в нашу Веснянку в начале весны, пришлось юному студенту знакомится с первым-А классом аккурат после весенних каникул. 

      Перед, почему-то черным (запасным) входом в школу стояла огромная очередь из школьников. Старшеклассники у входа требовательно поспрошали у всех: “Сменная есть”? Кто такая сменная мне ещё было непонятно, поэтому я, как и все, сказал, что есть. Оказывается, из-за того, что район был еще очень молодым, на улицах было очень грязно, и при входе в школу надо было обязательно иметь сменную обувь.

      В класс меня тогда не пустили. Пришлось бежать домой за тапочками. Почин оказался пророческим! Я потом часто убегал со школы, но правда уже не за тапочками...


Рецензии
На меня такое же впечатление произвел Сфиевский парк в Умани на Украине. Прочла с удовольствием.Спасибо!

Ольга Хамдохова   04.02.2020 16:08     Заявить о нарушении
Да. мы за ними вторые. И Вам спасибо.

Алекс Еваленко   04.02.2020 21:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.