Что общего в словах космонавт, косметика и Кузьма?

Для носителя русского языка ответ кажется абсолютно очевиден – ничего общего! Разве что в словах космонавт и косметика первые четыре буквы полностью совпадают! Однако это только на первый и совсем не искушенный взгляд. Между тем, эти уже во многом привычные русские слова происходят от одного греческого существительного – космос. Удивительно, но вполне себе греческое на вид существительное [kosmon'aute:s]- рус. космонавт - является заимствованием из русского языка в греческий, а не наоборот. Оно и понятно: до полета Юрия Гагарина такого слова не существовало, а греки сильно удивились бы, услышав его в речи. В 60-х годах 20-го столетия по-гречески оно звучало весьма фантастически, хотя и романтично одновременно – досл. 'космический моряк' или 'космоплаватель', в то время как американо-французская придумка с 'астронавтом' воспринималась на слух еще более невероятной – 'звездоплаватель'! Однако если со словом космонавт все вполне понятно: космонавт – это сотрудник "Роскосмоса", участник космических программ, работающий на орбитальной станции во благо российской и международной космонавтики, то при чем же здесь тогда косметика? Каким образом тушь для ресниц, всевозможные косметические крема, карандаши, румяна и пудра имеют или имели отношение к космосу?

В греческом языке и литературе термин космос встречается уже очень давно - более 2,5 тысяч лет назад. В сочинениях Гомера и Гесиода существительным космос и его производными описываются явления и предметы, находящиеся в порядке и гармонии. Даже стройные воинские ряды – это тоже "космос". У историка Фукидида космос - это порядок и дисциплина во власти. Для Платона прежде чем мир стал "космосом", мироздание представляло собою неопределенность и хаос – безликое сосредоточение элементарной материи: огня, воды, земли и воздуха. Эти четыре стихии хотя и обладали своими первичными свойствами, но в них "не было ни разума, ни меры, ни красоты, пока к ним не прикоснулся бог" (Платон: Тимей 53ab). Иначе говоря, существующая вселенная (космос) – это результат божественного творческого акта, приведшего все земное и небесное к жизни, суть которой в осмысленности, гармонии и порядке. Но хаос первичен и для мира всегда актуальна постоянная угроза возврата в свое первичное состояние. Акт божественного созидающего вмешательства, приводящего всё и вся в упорядоченное движение, дающего всему форму, вдыхающего во всё смысл и содержание, обозначается в греческих текстах глаголом [kosm'eo:], который может быть переведен на русский язык как украшать, устраивать или упорядочивать. Результатом и целью такого божественного вмешательства становится "космос", т.е. 'украшенный, нарядный, красивый и гармоничный’ мир. Примечательно, что в этом были убеждены не только древнегреческие философы. Следы этого архаического воззрения мы встречаем и в вавилонском кодексе Хаммурапи 18-го века до н.э., олицетворяющем венец божественного закона, гармонии и порядка на земле. Этот закон хранил мир людей и богов от первородного хаоса Тиамат. Даже в Библии, пусть уже и несколько приглушённо, отражена та же концепция о первичном хаосе: "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою" (Быт. 1,2). Библейское выражение [t'ohu - vav'ohu], которое было переведено на русский как "безвидна и пуста, и тьма над бездною" или "разорена и пуста" (Иерем. 4,23), на самом деле означает хаос, что соответствует также значению этого выражения на современном иврите.

Как же так получилось, что понятие "космос" настолько явно утратило свою связь с первичными представлениями о красоте и порядке? Почему слово космос уже никоим образом не напоминает нам о гармонии и благообразии? Все дело в догматическом противоречии, которое создала христианская культура и богословие, противопоставляя свой новый тезис о "сотворении мира из ничего" - греч. [ek tou me:den'os de:miourg'ia] - древним представлениям о первичном хаосе. Новая догма и радикально иные убеждения о мироздании привели к тому, что существительное космос потеряло свою первичную семантику. И хотя термин все также активно используется в греческом языке, он даже успел приобрести новые значения ('народ и люди'), но слово потеряло всякую связь со своими истоками, с глаголом и всем своим лексическим гнездом. В конечном счете даже в современном греческом языке слова [k'osmos]- рус. космос и [kosme:tik'e:] - рус. косметика, лишь с очень большой натяжкой можно назвать однокоренными.

С существительным косметика всё несколько проще: оно сохранило свою исконную семантику - это все так же 'инструменты, средства и материалы для красоты и украшения'. У Платона существовало выражение "косметическое мастерство", т.е. искусство украшать. Оттого и в русском языке стало возможным выражение "косметический ремонт", т.е. поверхностный, украшательский. Собственное имя Кузьма есть фонетическая интерпретация в русском языке греческого имени [Kosm'as], также происходящего от существительного [k'osmos] с отсылкой ещё и к греческому прилагательному [k'osmios] - рус. 'разумный, скромный, умеренный', поскольку именно эти качества считались достойным украшением человеческой натуры.


Рецензии