Солнечным утром

Владислав Сергеевич с утра выглядел озабоченным. Когда все сотрудники его лаборатории собрались и устроились в препараторской традиционно выпить чаю с разными принесенными из дому вкусняшками, он сообщил, что сейчас ему придется отбыть по личным делам. С начальством все согласовано. Потом пояснил, что должен встречать тестя, про эпопею с которым мы были уже наслышаны.

Тесть жил в деревне на Алтае. Не смотря на свой приличный возраст (а ему недавно уже перевалило за восемьдесят), прибиваться к какой-то из своих дочерей не хотел. Теща его испилила, но он держался до последнего. Дочерей они имели двоих. Старшая с мужем и тремя детьми жила в небольшом городке под Харьковом, младшая с Владиком (так называли нашего шефа друзья и коллеги во внерабочее время) и сыном – в Иркутске.

Обсуждение необходимости переезда длилось не один год. Наконец, нынче весной тесть объявил свое решение. Он – сибиряк и ни в какую Украину не поедет. Иркутск ему тоже не нужен. Но, если Владик подберет им дом с участком, где-нибудь в красивом месте и не очень далеко от города, то на такой вариант он согласен. Тут надо пояснить, что тесть держал пчел. Несколько десятков ульев. Имел специальную платформу и трактор для их перевозки за взятком. И без пчел свою жизнь он не представлял. Почти все на Алтае пришлось продать, подарить или просто оставить. Но десять лучших ульев он отправил контейнером в Иркутск. Пришлось, конечно, договариваться с железной дорогой, приплачивать за быстроту доставки, но пчелы сегодня пришли. Надо было их срочно забирать.

Тут возникла еще одна проблема. Подходящий дом с участком нашли в Шаманке. Деревушка располагалась в живописнейшем месте на берегу Иркута, в полусотне километров от Иркутска. По всему ; именно то, что надо. Ввиду каких-то своих обстоятельств, хозяева дома могли освободить его только через три дня. Обсудив получившийся расклад с тестем, решили, что временно ульи они разместят на даче у Владика, а потом перевезут в Шаманку. Рассказав об этих своих проблемах, которые сегодня надо решить, начальник дал указания – кому и что надо срочно сделать, и отбыл, полный решимости выполнить поручение тестя наилучшим образом. Порассуждав еще немного о перипетиях судьбы своего шефа, мы разбрелись по кабинетам, занявшись каждый своей работой.

Этот день пришелся на пятницу. В понедельник утром в отделе, как обычно, те, кто не находился в отпусках или командировках, собрались на чай. Владислав Сергеевич пришел последним. На его голове находилась вязаная шапочка, а лицо закрывала медицинская маска. На вопрошающие слова и взгляды начальник махнул рукой и снял все закрывающие его лицо вещи. От открывшейся картины народ ахнул! Вид Владика, и в самом деле, был изумительный! Левый глаз нашего зава почти вообще ничего не видел, нижняя губа, размером с сардельку, норовила опереться на подбородок, красное правое ухо втрое превышало по размерам левое! Венчал все это великолепие нос, распухший в приличную бугорчатую картофелину!

Всеобщее веселье по поводу внешнего вида начальника и дежурные шутки быстро сменились сочувственными словами, и уверенностью в скорейшем выздоровлении. В жизни Владислава Сергеевича случалось всякое. Срочная служба в Советской Армии, подработка санитаром в психбольнице во время учебы, руководство противоэпидемическим отрядом при подавлении вспышки холеры. В последние годы, помимо заведования лабораторией, он выполнял обязанности парторга института. Как человек прошедший через множество самых разнообразных испытаний и приключений, Владик реакцию подчиненных воспринял спокойно и рассказал о произошедшем, даже пытаясь шутить.

Как оказалось, пока они с тестем провозились с получением контейнера, его доставкой на дачу, выгрузкой и расстановкой на участке, уже свечерело. Тесть, оценив ситуацию, решил, что пчел они выпустят для облета завтра. А пока они достали привезенную с собой снедь, литру алтайского самогона и очень даже душевно вдвоем посидели. Утром, после завтрака, тесть осмотрел окрестности и сказал, что можно начинать.

Немного помявшись, добавил, что пчелки долго ехали, намучились и, наверное, находятся сейчас не в самом лучшем расположении духа. «В общем, я буду открывать летки, а ты, Владик, держись подальше! Лучше спрячься на веранде!» После этого предупреждения тесть еще раз прошел вдоль ряда ульев, вернулся, повздыхал, потоптался и, наконец, решившись, открыл у первого улья леток. Затем пошел ко второму. К третьему он уже двигался рысцой, странно подергиваясь и подпрыгивая.

Стандартный дачный участок в шесть соток находился на склоне горы и имел довольно сильный наклон. Садовый домик на нем располагался в самом верху, примыкая к забору садоводства. Ульи они расставили ниже, в нескольких метрах от границы участка. Владик стоял на бугре, как раз между выстроенными в ряд пчелиными жилищами и домиком. С интересом наблюдая за манипуляциями тестя, он не сразу сообразил, что могло так больно звездануть его в глаз. Схватившись за пострадавшее место, он тут же был ужален и в ухо.

Поняв, что происходит, Владик развернулся и стремглав бросился к домину. Влетев на веранду, мгновенно захлопнул за собой дверь, но за ним успели влететь еще пара пчел, с удовольствием проведя еще несколько прицельных атак в открытые части его тела. Отбившись от нападавших мокрым полотенцем и уничтожив их с помощью мухобойки, он подошел к краю веранды и через стекла, с безопасной позиции, продолжил наблюдения за разворачивающимися на его участке событиями.

В этот момент тесть заканчивал процесс. Он с невообразимой для его возраста прытью, подскакивая и извиваясь телом, издавая пронзительные вскрики, домчался до крайнего улья. Оттуда сразу повернул под прямым углом в гору, сделал несколько гигантских прыжков и на последнем, рыбкой, прямо в одежде прыгнул в большую емкость с водой для полива. С веранды было хорошо видно, как тесть лег ничком на дно и некоторое время там находился. Затем он перевернулся, высунув из воды губы, сделал вдох и снова ушел на дно. Вода, кстати, там была далеко не теплая.

Пчелы мелкими злобными группами патрулировали уже весь участок, выискивая врагов или тех, кого они принимали за своих обидчиков. Ошеломленный столь быстрым разворотом событий, чувствуя, как опухают части его лица, коленка и кисть руки, которым тоже досталось, Владик с предчувствием нехорошего перевел взгляд на своих соседей.

Стояло чудесное солнечное утро. По календарю была последняя суббота мая. Погода позволяла заниматься сельским хозяйством. На всех садоводческих участках их обитатели садили овощи, цветы и прочее. Сейчас вид происходящего очень напоминал Владику эффект от воткнутой в муравейник палки. Мирно копошащиеся в земле люди внезапно подпрыгивали на месте, тут же с необыкновенной скоростью начинали метаться из стороны в сторону, потом мчались прямо по грядкам в сторону своих домиков.

Граница возбуждения и панической активности множества дачников быстро распространялась полукругом от мирно стоящих ульев, захватывая все новые и новые участки. Владик уже с полным отчаянием и осознанием случившейся катастрофы смотрел на происходящее. Взвизги укушенных дам, крики и ругань заполнили уже значительную часть садоводства. В бассейне тесть снова всплыл, глотнул воздуха и опять лег на дно.

Махнув рукой, Владик пошел искать в аптечке супрастин, с тоской прикидывая, что ему предстоит сегодня выслушать и какие действия предпринять для примирения с соседями.


Рецензии