Войска связи в Великой Отечественной войне. Ч. 1

                К 75-летию Победы

                Войска связи в Великой Отечественной войне

                1. Начало.

  Ранее я  рассказывал, с какими трудностями происходило становление Войск связи, как служба связи стала самостоятельным родом войск.

  Накануне Великой Отечественной войны Войска связи состояли из частей и подразделений, которые организационно входили в состав различных родов войск и резерва Главного Командования.

  Теория организации военной связи основывалась на обобщении опыта приобретённого в годы Гражданской войны, боёв на Дальнем Востоке, освободительного похода Красной Армии в Западную Белоруссию и Западную Украину, Советско–Финской войне и множестве мелких конфликтов и столкновений, постоянно провоцируемых нашими соседями.

  В результате для Войск связи были изданы наставления по радиосвязи, телеграфии, телефонии, линиям и сетям связи, эксплуатации материальной части и др. Наставления были изданы в виде отдельных брошюр.

  Общие принципы организации военной связи сводились к следующему. Связь в войсках строилась на комбинации осевых линий связи с направлениями связи и их дублированием. Эта система предусматривала возможность подготовки связи по направлениям перемещения командных пунктов путём заблаговременного построения линий связи.
 
  Радиосвязь организовывалась по принципу радиосети, когда радиограмма могла быть доставлена до адресата одновременно через несколько радиостанций. Для этого на радиоузлах создавались: радиоприёмный пункт – место, где были установлены радиоприёмники (15-20 шт.) и радиобюро – место, где размещали аппаратуру для быстродействующей радиопередачи – радиостанции. По направлениям перемещения командных пунктов частей организовывалась прямая радиосвязь с выше стоящим командованием.

  Дальнейшее развитие получила служба подвижных средств связи.

  В 1940 – 1941 годах были разработаны и приняты на вооружение новейшие общевойсковые радиостанции РАТ, РАФ, РАФ-КВ, РСБ, РБ; авиационные РСБ-3бис, РСИ-4, РСР-М; танковые 9Р, 10Р, РСМК; для воздушно-десантных войск была разработана специальная радиостанция «Север». Накануне войны нашими конструкторами была разработана помехозащитная аппаратура «Алмаз» к радиостанции РАТ, которая обеспечивала работу буквопечатающих телеграфных аппаратов Бодо по радио.

  Радиостанция РАТ была одной из лучших. Использовалась для связи фронтов с Генеральным Штабом. При мощности передатчика до 1 кВт, она обеспечивала связь на расстоянии 2000 км и более. Наши радиостанции по своим тактико-эксплуатационным свойствам превосходили многие образцы радиостанций, стоявших на вооружении европейских и американской армии.

  Отечественные радиостанции прошли успешные испытания при дальних перелётах внутри страны, на Дальний Восток и в условиях Арктики – на полярных станциях, при перелётах через Ледовитый океан. Так, например, установленная на самолёте АНТ-25 бортовая радиостанция обеспечивала передачу сообщений с самолета до 5000 км и позволяла пеленговать самолет с земли до 2000 км. При всех полётах не было отказов отечественной радиоаппаратуры. Воздушные сообщения надёжно обеспечивались развёрнутой сетью радиомаяков.

  На вооружении Красной Армии находились телеграфные аппараты Морзе, СТ-35, Бодо.

  В 1940 году был принят на вооружение новый телеграфный аппарат 2БДА-40, имевший лучшие конструктивные данные, чем аппарат Бодо.

  Из телефонного оборудования – телефонные аппараты УНА-И-31, УНА-Ф-31, УНА-ФИ, ТАТ-Ф, ТАБИП. Телефонные коммутаторы КОФ-33, РЭ-12, Р-20, Р-60 и номерники различной ёмкости.

  Проводная связь осуществлялась с помощью воздушных постоянных и полевых линий. Здесь применялись телефонные кабели ПТФ-7, ПТФ-7*2 и телеграфный кабель ПТГ-19. Для прокладки и снятия кабеля использовалась специальная машина – АСК.

  В 1939 году вступила в строй сверхдальняя воздушная магистраль связи Москва – Хабаровск, протяжённостью 8615 км. На этой линии была применена новейшая высокочастотная аппаратура, способствовавшая решению проблем сверхдальней связи. В 1940 году в западных округах было введено в эксплуатацию 40 важнейших объектов связи.

  К началу Великой Отечественной войны Красная Армия и ВМФ имели хорошо подготовленные кадры специалистов связи – офицеров, младших командиров, солдат и матросов.

  Военные кадры командиров среднего и старшего звена для Войск связи готовились
в Военной Электротехнической Академий связи, на военном факультете при Московском институте инженеров связи (МИИС), в восьми военных училищах свя-
зи: Ленинградском, Киевском, Воронежском, Сталинградском,Ульяновском, Орджоникидзевском, Муромском и Куйбышевском, а также на курсах усовершенствования командного и начальствующего состава Войск связи Красной Армии.

  В чём состояла сама подготовка можно судить  по следующему документу.

  29 марта 1941 года Управление Связи Красной Армии издало Инструкцию «О порядке проведения Всеармейских соревнований частей и подразделений связи Красной Армии на 1941 год».
 
  По плану подготовки к Всеармейским соревнованиям в течении 1941 года должны были проходить соревнования: весной – в отделениях (станциях) всех специальностей, в июне – во взводах (станциях) всех специальностей, в июле – в ротах и батареях, батальонах, дивизионах и полках, в августе – в округах, участвуют лучшие подразделения от частей связи.

  Приведу некоторые положения соревнований. Инструкцией предусматривалось следующее.

  2. На соревнования части и подразделения выходят со своими штатными средствами и транспортом…

  3. Части и мастера связи должны иметь персональные оценки по видам подготовки: политподготовка, стрелковая, строевая, дисциплина, полученные на окружных соревнованиях мастеров связи.

  4. Проверка соревнующихся подразделений и частей связи проводится по следующим вопросам:
  А) хранение и состояние всего имущества связи.
  Б) знание личным составом материальной части, правил её хранения и эксплуатации.
  В) тактико-специальная подготовка (работа на аппаратах и станциях, развёртывание узлов связи и станций, постройка линий связи).

  5. Отрабатываются тактические задачи (время работы, дальности линий).

  6. Тексты телеграмм, радиограмм, телефонограмм, светограмм, отрабатываемые Управлением связи Красной Армии, будут иметь не менее 30 и не более 50 групп, отпечатанных на машинке и содержать 75% цифрового и 25% буквенного текста.

  7. Работа на аппаратах телеграфистов, телефонистов и светосигнальщиков проверяется путём часового обмена в линию каждой пары, обслуживающей линию. Подготовка радистов проверяется путём часового обмена сети (отдельно начальник радиостанции, ст. радист, радисты).

  10. Ёмкость узлов и станций связи для каждой части и соединения, согласно условий и нормативов по специальной подготовке Войск связи (программ по боевой подготовке рядового состава Войск связи Красной Армии).

  11. Линейные подразделения строят линии на средне пересечённой местности, при среднем грунте, следующей напряжённости:
  А) телеграфно-строительный взвод (16 столбов на километр 2 провода) – 4 км.
  Б) кабельно-шестовой взвод – 4 км.
  В) кабельно-шестовой полувзвод – 12 км.
  Г) кабельный взвод – 15 км.
  Д) телеграфное отделение – 4 км.
  Линии должны строиться в соответствии с тактической обстановкой.

  12. Материальная часть средств связи должна быть полностью готова для работы.

  15. Оценка выполнения всех работ производится по пятибалльной системе.

  17. При вынесении оценки работы на аппаратах и радиостанциях руководствоваться нормами программ по боевой подготовке Войск связи, утверждённой Народным Комиссаром Обороны 20.11.1940 г.

  Далее перечисляются детали оценивания видов соревнований по специальностям.

  28) Мастера связи проверяются:
  А) на отличное знание материальной части своей специальности, правил её хранения и эксплуатации.
  Б) по работе на средствах связи.

  29. Председатель окружной комиссии по окончании соревнования представляет Начальнику связи Красной Армии доклад о результатах соревнования с приложениями.
  Пом. Начальника Управления связи  Красной Армии г-м Соколов.

  Как видно из документа Войска связи имели основательную многоуровневую боевую подготовку и были готовы успешно выполнять поставленные тактические и стратегичские задачи.

   К сожалению, оснащение Войск связи новой техникой было на начальном этапе. Большая доля средств связи была устаревшей и значительно изношенной. В большом количестве имелись радиостанции 6ПК, 5ПК, 11АК, 71ТК и др., неплохие, но громоздкие, разработанные в 1931-35 годах. Некачественными были отечественные телефонные кабели, с ними связисты хлебнули много горя.

  Не было проведено оснащение танков и самолётов радиосредствами. Радиостанции были только на командирских машинах, и то не везде.  Даже положенный при этом по штату комплект радиостанций в частях не достигал и 70%.

  Та фашистская лавина, которая обрушилась на страну 22 июня 1941 года, выявила недостаточный кадровый состав связистов в Красной Армии для такой небывалой, сверх масштабной войны. В первые месяцы войны части связи понесли огромные людские потери и материальной части. Командиры вынуждены были направлять связистов непосредственно для ведения боя в различные подразделения. Это крайне отрицательно сказывалось на руководстве операциями и взаимодействии между войсками. Более того, в начале войны зачастую не было информации о положении дел на фронтах и связи между ними и Ставкой Верховного Главнокомандования.

  По воспоминаниям А. И. Микояна «29 июня 1941 г. в связи с тяжёлым положением Западного Фронта Сталин позвонил в Наркомат обороны Тимошенко, но тот ничего путного о положении на Западном направлении сказать не смог. Встревоженный таким ходом дела, Сталин предложил всем поехать в Наркомат обороны и на месте разобраться с обстановкой. В Наркомате Сталин держался спокойно, спрашивал, где командование Белорусским военным округом, какая имеется связь.

  Жуков докладывал, что связь потеряна и за весь день восстановить её не смогли. Затем Сталин спрашивал о том, почему допустили прорыв немцев, какие меры приняты к налаживанию связи и так далее. Жуков ответил, какие меры приняты, сказал, что послали людей, но сколько времени потребуется для установления связи, никто не знает. Около получаса говорили довольно спокойно, но вскоре Сталин взорвался: что за Генеральный Штаб, что за начальник Штаба, который так растерялся, не имеет связи с войсками, никого не представляет и никем не командует, раз нет связи!»

  Как ни покажется странным, но именно Сталин, в отличии от многих командиров, понимал особое значение надёжной связи. В то время, как многие из генералов и офицеров пренебрегали проводной связью и боялись радиосвязи, Сталин значение связи для армии сформулировал кратко и чётко: «начальник Штаба, который …, не имеет связи с войсками, никого не представляет и никем не командует, раз нет связи!»

  Вот об этом нужно помнить всем командирам и к организации связи относиться как к первоочередной боевой задаче.

  Бывший командующий Западным фронтом Д. Г. Павлов на допросе в НКВД оценивал состояние связи в первые дни войны менее драматично. Он говорил: «Проверка ВЧ показала, что эта связь со всеми армиями прервана. Примерно около 5:00 по междугородному телефону обходными линиями мне доложил обстановку Кузнецов. Он сообщил, что войска противника им сдерживаются, но что Сапоцкин весь горит, так как по нему была произведена особо сильная артиллерийская стрельба, и что противник на этом участке перешел в наступление, пока атаки отбиваем.
 
  Примерно в 7 часов прислал радиограмму Голубев [командующий 10-й Армией], что на всем фронте идет оружейно-пулеметная перестрелка и все попытки противника углубиться на нашу территорию им отбиты».

  Таким образом, у Штаба Фронта не было связи по ВЧ, но радио и телефонная связь действовали. Два независимых источника утверждают, что с 3-й и 10-й Армиями у Штаба Западного Фронта связь была. Донесения принимались и приказы отправлялись.

  Иван Терентьевич Пересыпкин вспоминал: «Когда я вошел в приемную И. В. Сталина, там находился начальник Управления связи Красной Армии генерал-майор Н. И. Гапич. Он выглядел довольно грустным. Что случилось? — спросил я его. Не знаю,— как-то вяло ответил он.— Наверное, мне сегодня попадет. По телефону это уже было…

  В кабинет Сталина сначала вызвали меня одного. Там был и армейский комиссар I-го ранга Л. З. Мехлис. И. В. Сталин стоял у стола и что-то диктовал. Мехлис сидел и писал. Как отложилось в моей памяти, они готовили какой-то документ о руководстве Западного Фронта. В их разговоре часто упоминалась фамилия командующего фронтом генерала Павлова, управление, штаб…

  Затем пригласили Н. И. Гапича. Сталин строгим голосом спросил его: «Почему у нас так плохо со связью?». Генерал Гапич, сильно волнуясь, докладывал Сталину, что нарушения связи объясняются тяжелой обстановкой, сложившейся на всех фронтах, и острым недостатком сил и средств связи в войсках. Однако, как он ни старался, все его доводы для Сталина были не убедительны. Сталин продолжал оставаться раз- драженным. В конце этого неприятного разговора он сказал, что Гапич освобождается от обязанностей начальника связи Красной Армии. Гапич вышел из кабинета».

  В ту же ночь начальником Управления связи Красной Армии назначили меня. Одновременно за мной сохранялся и пост Народного комиссара связи».
 
  23 июля 1941 г., согласно постановлению СНК СССР № 1894 полковник И. Т. Пересыпкин, по совместительству, был назначен и заместителем Наркома Обороны СССР.

   Сложившееся положение со связью необходимо было срочно исправлять.
 
  Тогда же, 23 июля 1941 г., был издан ПРИКАЗ ОБ УЛУЧШЕНИИ РАБОТЫ СВЯЗИ В КРАСНОЙ АРМИИ № 0243   В нём, в частности, говорилось:   
  – Опыт войны показал, что неудовлетворительное управление войсками в значительной мере является результатом плохой организации работы связи и, в первую очередь, результатом игнорирования радиосвязи, как наиболее надежной формы связи. Первые месяцы войны ясно показали, что недостаточная организация связи в Красной Армии, пренебрежение и даже боязнь командиров радиосвязи явились одной из причин поражения в первых боях.
 
  В первые дни войны немцы умело ударили в первую очередь по линиям связи, засылая в наш тыл диверсионные группы, которые выводили их из строя.
 
  Вот что по этому поводу говорил командир 1023 стрелкового полка 307 дивизии Шеверножук Евтихий Ефремович:   –  Помню, сколько горя было в первые месяцы войны из-за плохой связи. Кто справа, кто слева – сосед ли, противник, ничего не знаешь.  И таких признаний тысячи.

  Связистов в армии не хватало, поэтому и были открыты курсы по подготовке специалистов связи. В основном туда направляли призывников с 8-10 классами образования, знакомых с электро-радиотехникой.
 
   Есть в этом приказе и такой пункт – в) укомплектовать формируемые школы и курсы командным и преподавательским составом, использовав заводы НКЭП №№ 203, 210, 197 и “Электросигнал” в качестве базы для производственного обучения.    Это значит, что создание курсов военных связистов уже шло полным ходом.
 
  Были открыты: 1 курсы радиотелеграфистов СибВО г. Иркутск,4 курсы радиотелеграфистов ЗакФ г. Тбилиси, 7 курсы радиотелеграфистов г. Елабуга, 8 курсы радиотелеграфистов ПриВО г. Куйбышев, 5 курсы радиотелеграфистов г. Темир затем г. Морозовск, 2 курсы радиотелеграфистов Уральского Военного округа, 10 курсы радиотелеграфистов ДВФ г. Петропавловск-на-Камчатке.
 
  В ходе войны открывались армейские курсы по подготовке связистов различных специальностей и электриков-связистов на Флоте.

  Несмотря на принимаемые меры со связью продолжало твориться что-то невообразимое. Юго-Западный Фронт находится в полуокружении. 29 июля 1941 года Военный Совет Юго-Западного Фронта издаёт абсурдный приказ №0022 всем частям и подразделениям связи от фронтовых полков до полковых рот стрелковых дивизий по которому  «…не увеличивая штатной численности указанных частей и подразделений за счёт сокращения в них телефонно-телеграфных подразделений, увеличить подвижные средства связи, соответственно прилагаемой ведомости. Начальникам отделов и управлений дать указания о порядке обеспечения подвижными средствами частей связи.
 
  Нач. Штаба ЮЗФ г-м Тупиков. Военный комиссар ФЗФ полковник Зиновьев. Начальник отдела укомплектования полковник Коновалов. Ст. пом. Нач. 1 отд. Майор Ляликов.»

  Что это всё означает? А это означает полное расстройство системы связи: вместо быстрой телефонно-телеграфной связи между частями в условиях окружения, отступления и смешения войск приказы и распоряжения будут доставляться вестовыми. Кто и какой транспорт им даст? Скорее всего, ни кто и ни какой! Транспорт, если он есть нужен самим! И будут связные  донесения доставлять пешком, ища под обстрелами и бомбардировками командные пункты, которые на месте не сидят. И доставят ли в этих условиях вообще?

  Почему техническую связь заменили на пешую? Да потому, что по-прежнему не верили в тактическую подготовку связистов, не знали, по-сути, о возможностях частей связи, боялись, что немцы по проводам и радиопеленгам засекут положение штабов и командных пунктов, подслушают переговоры, перехватят теле- и радиограммы.

  Представленная картина с двух фронтов говорит о том, что внутри войсковая связь в начальный период войны работала очень плохо. Для поддержания связи приходилось пользоваться гражданскими сетями. Спасало положение то, что их не все удалось немцам вывести из строя. Дезорганизация и окончательная потеря связи привели Юго-Западный Фронт к разгрому, а его командующего – г-п М. П. Кирпоноса к гибели в сентябре 1941 года.

  Штаб Фронта пытается вырваться из окружения. Баграмян так описывал эти события: « В Городище подсчитали свои силы. Осталось около трёх тысяч (из 15 тыс., прим Авт.) человек, шесть бронемашин полка охраны и несколько пулемётных зенитных установок. Вражеская авиация не оставляла нас в покое. К счастью, потери были незначительные. Больше всего нас огорчила гибель радиостанции – она была разбита взрывом бомбы. Порвалась последняя ниточка, связывающая нас с армиями и Штабом Главкома». В условиях окружения и расчленения частей Юго-Западного Фронта связь поддерживали только посыльными связными. Эффективность её была мизерна.

  Генерал-полковник Л. М. Сандалов (в 1941 г. начальник штаба 4 Армии) в своей послевоенной докладной описал следующий случай. Вечером 22 июня 1941 года заместитель командующего Западным Фронтом г-л Курдюмов находился на вспомогательном пункте управления (ВПУ) под Барановичами. Его запрашивает Штаб Фронта о том, установлена ли связь со штабами армий, где они находятся, вернулись ли делегаты связи?

  Курдюмов отвечает, что ожидает прибытия делегатов связи назад (в этот момент он ещё не знал, что все они погибли) и что у него нет связи с армиями Фронта. А далее в разговоре сказал, что по радио у него имеется связь только с 4 Армией, но разговаривать с ней не он может, так как нет шифра!
 
  Можно ли представить себе более нелепую ситуацию? ВПУ – есть, зам. командующего на месте, связь со Штабом Фронта – есть, связь с 4 Армией – есть, а толку от неё никакого!

  Оказывается можно! Ситуация была ещё нелепее! Потому, что ещё с 21 июня на ВПУ вместе с Курдюмовым был начальник связи округа-фронта генерал Григорьев! И у Григорьева не было с собой ни шифров ни шифровальщиков! Вот такие были дела!

  Тут ещё возникает один вопрос. А зачем двое высших командиров Фронта в момент начала войны были на ВПУ, в то время как другие в Штабе? Получается, что Штаб Фронта – это «мозг» Фронта разорван надвое! И можно ли в этом случае правильно планировать и командовать войсками. Но, это к связи не относится, хотя, как знать?

  А зачем создавались ВПУ? В подчинении фронтов и армий оказалось большое количество частей и соединений, при этом увеличились расстояния на которые необходимо было организовать управление и связь с войсками. Для этого и создавались выностные на переферию ВПУ, которые руководили операциями на определённых направлениях и решали самостоятельные задачи.
 
  Понятно, что без надёжной многоканальной связи между главным штабом, несколькими ВПУ (а кроме фронтовых, создавались армейские и корпусные, прим. Авт.) и отдельными частями здесь не обойтись. Нарушение связи в одном из звеньев грозит бедой. При этом нужно иметь ввиду, что, как пишут в специализированных источниках: «К началу войны не было закончено полностью перевооружение Войск связи новой техникой, да и количество её было недостаточно. Создание ВПУ в армии облегчало  управление войсками и организацию связи ограниченными средствами».

  На суде по делу разгрома Западного Фронта бывший начальник связи Фронта г-м Григорьев заявил: «Виновным признаю себя в том, что после разрушения противником ряда узлов связи я не сумел их восстановить». Он так же «признал себя виновным в том, что не была бесперебойно осуществлена связь Штаба Фронта с действующими частями Красной Армии и в том, что не было принято решительных мер к исправлению повреждённых проводов и пунктов связи как диверсантами, так и в результате бомбардировки самолётами противника».
 
  А в том, что им не было предпринято решительных мер к формированию частей фронтовой связи по расписаниям военного времени, признал лишь свою косвенную причастность т. к. он мобилизацией не занимался.

  Вот такая унылая картина со связью сложилась в первые месяцы войны. Самое страшное, что подобное происходило на всех фронтах. При всём при этом важно отметить, что до 22 июня никаких проблем со связью в Красной Армии не было. Связь по всем каналам и всем средствам работала чётко, как между частями так и между округами и Наркоматом обороны. По этим каналам прошли все приказы о подготовке и приведении войск в боевую готовность, начиная с апреля 1941 года и заканчивая Директивами Жукова №1 и №2 переданными 22 июня 1941 г. в 02:35 и в 7:15. Никаких нареканий на сбои в системе связи вы не встретите ни в мемуарах, ни в документах, относящихся к предвоенному периоду.

  Начальник разведывательного управления генерального штаба Германии Курт Типпельскирх отмечал: «Конечно, от русской разведки не укрылось, что центр тяжести военной мощи Германии всё больше перемещался на восток. Русское командование принимало свои меры». 10 апреля Высший Военный совет под председательством Тимошенко принял решение о приведении войск западных округов в боевую готовность, а 18 июня была направлена, санкционированная Сталиным, директива НКО и ГШ о приведении войск приграничных округов в полную боевую готовность.

  Игорь Самочеляев.

  8 января 2020 г.

  2. Первые бои

22 июня 1941 года красноармеец 675 обс 13 Армии Савченко Григорий Степанович в районе г. Бреста организовал группу бойцов в 8 человек и с боем вывел её на автомашинах вместе с имуществом связи.

  25 июня 1941 г. Штаб 13 Армии находился в лесу северо-восточнее ИВЬЕ. Немецкие разведывательные танковые подразделения с десантом пехоты во второй половине дня с виленского направления прорвались в расположение Штаба 13 Армии и атаковали командный пункт. Защищая Штаб, в бой вступили единственные его защитники – красноармейцы 675  батальона связи и офицеры штаба, вооруженные карабинами, пистолетами и ручными гранатами.

  В этой кровопролитной схватке погибло 35 офицеров управления, а батальон связи потерял почти весь свой состав – около 500 человек. Те, кто вышли из боя, двумя группами стали продвигаться к Минскому Укрепрайону. В первой  группе, возглавляемой командующим Армией г-л Филатовым, было 60-70 человек связистов и 20-25 офицеров штаба и батальона связи. В этой группе находились также начальник штаба комбриг Петрушевский и начальник связи Армии полковник Ахременко. Она выбралась к рассвету 26 июня в район ЖДАНОВИЧИ 15 км сев-зап МИНСКА.

   Вторую группу, понёсшую меньшие потери, возглавил подполковник оперативного отдела штаба Иванов С. П. и вывел её в район Марковичи (северо-западнее Ждановичей) в расположение штаба 64-й стрелковой дивизии. Вскоре обе группы управления 13 Армии соединились.

  Майор Иванов Михаил Ильич из 675 обс под огнём немецкой артиллерии, которая била по нашим автомашинам в месте расположения Штаба, сумел организовать вывод всех радиостанций и  личного состава радиороты батальона и направил их в  Минск. Сам же остался на месте для сбора остальной части батальона.

  Он собрал 25 бойцов, и они с боями стали продвигаться к Минску. В стычках погибли шесть человек. Остальные 19, в том числе политрук Бахиновский и сержант Новиков, вышли на КП Штаба 13 Армии в районе г. Могилёв.

  27 июня 1941 г. посланная майором Ивановым М. И. колонна с имуществом связи 675 обс наткнулась на немецкий десант и подверглась ружейно-пулемётному обстрелу. Начальник колонны был убит. Красноармеец Савченко Григорий Степанович, узнав, что начальник погиб, организовал бойцов и увлёк их личным примером в атаку. Вражеский десант был уничтожен.

  28 июня 1941 г. части 64 и 108 сд геройски дрались на подступах к МИНСКУ, нанося тяжелые потери противнику, но уже с утра 28.6.41 г. связь с 64 сд была нарушена и больше не возобновлялась. Попытки восстановить связь посылкой делегатов не удалось, несколько посланных командиров назад не вернулись. Со 108 сд связь прекратилась в 24:00, попытки установить с нею связь, так же не увенчались успехом. Таким образом, в подчинении 13 Армии осталось всего две дивизии 161 и 100 сд, которые были объедены под управлением 2 стрелкового корпуса.

  28 июня 1941 г. посланная майором Ивановым М. И. колонна 675 обс прибыла в Минск, который в тот же день был захвачен немецкими войсками. Части 13 Армии отступили к Могилёву.

28 июля 1941 г. в целях улучшения работы по организации оперативной связи Красной Армии и материально-техническому обеспечению Войск связи И. В. Сталиным былподписан приказ № 0251 «О реорганизации Управления связи Красной Армии в Главное управление связи Красной Армии». 30 июля И. Т. Пересыпкин издал приказ начальника ГУСКА № 001«О реорганизации Управления связи Красной Армии в Главное управление связи Красной Армии», в котором приказал закончить реорганизацию и укомплектование к 1 августа.

  Результатами этой реорганизации стали:
— возложение организации всех видов связи Ставки ВГК и ГШКА с главкоматами направлений, фронтами, армиями, военными округами военного времении резервами на ГУСКА, снижениев этом деле роли НКС;
— ограничение функций отдела связи Оперативного управления ГШ КА и постепенное их сведение к обеспечению внутренней связи Генштаба и планированию связи со стратегическими резервами;
— совершенствование органов полевой связи НКС (Цупосвязи),Уполесвязи при штабах фронтови отделов полевой связи при штабах армий;
— подчинение во всех отношениях начальнику ГУСКА Узла связи НКО;
— ликвидация чрезмерной раздробленности ГУСКА путем ведения промежуточной централизации по следующим направлениям: оперативно-техническому, вооружению и снабжению средствами связи;
— увеличение численности ГУСКА;
— создание при ГУСКА резерва старших и высших начальников связи в количестве не менее 40 человек. 

  Для комплектования ГУСКА были привлечены опытные и хорошо знавшие вопросы связи генералы и офицеры, а также молодые способные специалисты различных отраслей военной связи.

Обеспечение связи Ставки ВГК со штабами фронтов, военных округов и армий, а иногда и с отдельными соединениями являлось одной из главнейших задач ГУСКА. Верховному Главнокомандованию необходимо было иметь обширную информацию на каждый день, а иногда и на каждый час о ходе военных действий. Ставка ВГК для связи со штабами фронтов, военных округов, отдельных армийи с соединениями, находившимися в ее резерве, использовала телеграфную, телефонную и радиосвязь, а также авиацию связи. Однако она не имела каких-то особых средств связи, как не имела своего аппарата. Ее рабочим органом являлся Генеральный Штаб, а для обеспечения связи с фронтами использовался Узел связи Наркомата Обороны.

  Он был хорошо связан по подземным кабелям с Центральным телеграфом, Центральной междугородной станцией Наркомата связи, с автоматическими станциями Московской городской телефонной сети, а также с узлами связи штабов ВВС, войск Противовоздушной обороны страны и Наркомата Военно-Морского Флота. Это позволяло широко использовать общегосударственные телеграфно-телефонные каналы для связи со штабами всех фронтов и военных округов и одновременно обмениваться телеграфной корреспонденцией со штабами ВВС, ПВО и ВМФ.

  Впоследствии для повышения мобильности связи Генштаба был создан специальный поезд связи,оборудованный мощными средствами радио и телеграфно-телефонной связи, и узел связи, смонтированный в кузовах автомашин.

  Затем подобные узлы связи поддерживали непрерывную связь с представителями Ставки, координировавшими действия фронтов, по требованию руководства Генштаба устанавливали прямую связь с отдельными корпусами, группировками и гарнизонами, выполняли много других важных задач.
 
  Пока шли все эти реорганизации, простые солдаты и офицеры выплняли свой долг имевшимся в их распоряжении оружием и средствами связи. По штату стрелковой дивизии Красной Армии перед- и в начале войны в ней находился отдельный батальон связи и в каждом полку – рота связи. Артиллерия дивизии имела свою роту связи и батарею управления со взводом связи. Все эти подразделения подчинялись начальнику связи дивизии. Такая организация связи была достаточно насыщенной людьми и оптимальной.

  Уже в ходе  войны в некоторых дивизиях стали появляться учебные роты и батальоны связи.

  Аналогичное построение было в танковых, артиллерийских и авиационных войсках.
  Штат связи стрелкового полка должен был быть следующим.

1. Начальник связи полка – 1.
2. Пом. начальника связи по радио – 1.
3. Писарь –1.
Итого – 3.
Рота связи:
1. Командир роты – 1.
2. Зам. по политчасти – 1.
3. Зам. по строевой – 1.
4. Старшина – 1.
5. Писарь – 1.
6. Зав. тех. складом –1.
7. Телефонный мастер – 1.
8. Начальник зарядной базы – 1.
9. Радиотехник – 1.
Итого – 9.

Штабной взвод
1. Командир взвода – 1.
2. Пом. командира взвода –1.
3. Начальник ЦТС – 1.
4. Два отделения – 18.
Итого – 21.

 Линейные взвода:
1. Два линейный взвода по три отделения  – 54.
2. Командир взвода – 2.
3. Пом. командира взвода – 2.
Итого –  58.

Взвод подвижных средств связи:
1. Командир взвода – 1.
2. Писарь-экспедитор – 2.
3. Пеших посыльных в штаб дивизии – 3.
4. Конных посыльных – 3.
5. Мотоциклистов –2.
6. Пеших посыльных в подразделения – 10.
7. Велосипедистов – 5.
8. Почтальон – 1.
Итого – 28.

Радиовзвод полка:
1. Командир взвода – 1.
2. Пом. командира взвода –1.
3. Начальник радиостанции – 8.
4. Радист – 16.
5. Ездовой – 1.
Итого – 27.

По стрелковым батальонам:
1. Командир взвода – 1.
2. Пом. командира взвода –1.
3. Начальник ЦТС – 1.
4. Два телефонных отделения по 9 человек – 18.
5. Одно отделение для связи с минротой – 6.
6. Радиоотделение – 15.
7. Почтальон – 1.
Итого – 43.

По батареям 76 мм и 120 мм:
1. Командир взвода – 1.
2. Пом. командира взвода –1.
3. Телефонное отделение – 12.
4. Радиоотделение – 6.
Итого – 20.

Всего –  209 человек.

  Это по штату только одного стрелкового полка полагалось. А в дивизии их три, плюс дивизион артиллерии или целый артиллерийский полк плюс другие службы. Умножаем на четыре, как минимум – 836 человек!

  Ещё отдельный батальон связи. Это основная часть связи стрелковой дивизии. Привожу его штат как в документе с некоторыми обозначениями:

Отдельный батальон связи  – 201 чел.

Командир батальона (31 / 30 ) 1
Зам. командира батальона по политической части 1
Зам. командира батальона 1
Начальник штаба 1
Пом. командира батальона по материально-технической части 1
Начальник химической службы 1
Зав. делопроизводством – он же казначей 1
Фельдшер старший 1
Старшина-писарь 1
Шофер ? 1
Писарь ? 1
Штабная рота (59 чел.);
Командир роты 1
Зам. командира роты 1
Старшина 1
Писарь 1
Шофер 1

Взвод телефонно-телеграфная станция
Командир взвода 1
Повозочный 2
Телеграфное отделение
Командир отделения 1
Телеграфистов-морзистов старших 2
Телеграфистов-морзистов 3
Два телефонных отделения
Командир отделения 2
Телефонист старший 2
Телефонист 8
Шофер 2 ?

Взвод радиосвязи
Командир взвода 1
Пом. ком взв, он же нач радиостанции РСБ 1
Радиостанция РСБ
Радиотелеграфист старший 1
Электрик старший 1
Радиотелеграфистов 2
Шофер-электрик 1
Радиостанция РБ с повышенной антенной
Начальников радиостанций 4
Зам. начальников радиостанций 4
Радиотелеграфистов 5
Шофер-электрик 1
Повозочных 3

Взвод подвижных средств связи
Командир взвода 1
Пункт сбора донесений
Командир отделения 1
Экспедиторов 2
Отделение подвижных средств связи
Пом. командира взвода 1
Кавалеристов ? 6
Мотоциклистов 3

Радиорота (54 чел.);
Командир роты 1
Зам. командира роты 1
Старшина 1
Командир взвода 1.+2. (радиостанция ?) 1 (2)
Начальник радиостанции 11 AК , 5 AK 4 / 3
Электромеханик 4 / 0
Радиотелеграфист 16 / 6
Электрик 4 / 0
Шофер 8 / 3
3-й взвод (рук) (рук-1)
Командир взвода, он же начальник радиоузла 1
Радиомеханик старший 1
Электромеханик 1
Радиотелеграфист старший 2
Радиотелеграфист 8
Шофер 2 ?

Телефонно-кабельная рота (39 чел.);
Командир роты 1
Зам. командира роты 1
Старшина 1
Командир взвода 1 (3?)
Командир отделения 3 ?
Телефонист старший 3 ?
Телефонист 11/12 ?
Телефонистов-повозочных 3 ?
Линейный надсмотрщик 18 ?
Шофер 3 ?
Взвод технического обеспечения (18 чел.).
Командир взвода 1
Командир отделения 3 / 4 ?

  Т. о. получается: только по минимуму в стрелковой дивизии должно было быть 1037 человек связистов – целый полк! Так было в теории. Спросите любого ветерана, ничего подобного ни перед-, ни во время, ни после войны в армии не было! Замечу, что в войну мы вступили с батальонами связи в стрелковых дивизиях, а в начале 43 года их переформировали в роты связи, понизив тем самым численность, и только в конце 44-го снова преобразовали в батальоны.

Отдел связи 43 Армии. 16 декабря 1944 г.   Секретно. Экз. №2.
Начальникам  связи корпусов 43 Армии
Только начальнику связи 19 ск

  В связи с переформированием отдельных рот связи в стрелковых дивизиях в отдельные батальоны связи по штату 04/548, начальник Войск связи Армии приказал: представить ему к 20.12.44 г. заявку на недостающий офицерский состав в отдельности за каждую дивизию.
  Ст. помощник начальника связи 43 Армии майор В. Краснов.
  Отп. 6 экз.
  №1 – в дело.
  №2 – 6 адрес.
  16.12.44 г.

  На практике отдельный батальон связи стрелковой дивизии имел численность 100-120 человек. Из него же, в основном, обеспечивали связистами полки и батальоны, кроме артиллерийских частей. У артиллеристов были свои штаты связистов.

  Шифрогр.  Командующему 8 Армией.  Копия командиру 11 ск.

  Противник теснит батальон связи на м. Кояру.  К 21:30  30.7  противник занял м з Пибе. Прошу принять меры, иначе пути выхода штаба дивизии будут отрезаны.

30.7.41 / 0,30   Сафронов.  Исх. №180  1.00  31.7-41


  Игорь Самочеляев.

  19.01-2020 г.

  3. Численность и оснащение

Посмотрим изменения численности батальона связи на типичном примере.
 
Численный и боевой состав 733 отдельного батальона связи 307 стрелковой дивизии на 13.12.1941 г.

  Офицеров – 20, сержантов –18, рядовых – 30, всего –68 человек. Это после выхода из окружений и наступления в районе Ельца и Ливен.

Численный и боевой состав 733 отдельного батальона связи 307 стрелковой дивизии на 18.02.1943 г.

  Штат 114/ 207, численность ( по штату/ в наличии). Офицеров – 24/33, сержантов – 34/37, рядовых – 120/102, всего – 178/172 человека. Конский состав – 34/38. Винтовок – 146/128, автоматов – 0/2.

Численный и боевой состав 70 отдельной роты связи 307 стрелковой дивизии на 12.02.1944 г.

Офицеров –14, сержантов – 38, рядовых –80, всего – 132 человека. Лошадей – 32, автомашин – 1. Винтовок – 70, автоматов ППШ – 12, др. вооружение –12.

Численный и боевой состав 733 отдельного батальона связи 307 стрелковой дивизии на 11.03.1945 г.

  Штат 04/ 548, численность ( по штату/ в наличии). Офицеров 18/17, сержантов – 37/33, рядовых – 88/76, всего 143/126 человек. Конский состав 30/29. Автомашин: легковых – 1, грузовых – 3, специальных – 1, винтовок 113/88, автоматов –12, радиостанций – 10, противогазов  – 137.  А перед операцией по ликвидации банд Армии Крайовой в Польше и Белоруссии в июле 1945 года численность батальона была всего 112 человек.

  Об укомплектованности средствами связи стрелковой дивизии в целом можно судить по следующему документу.

НКО СССР 178 сд 9 декабря 1942 г. Секретно.
Начальнику оргпланового отдела 178 сд

Ведомость обеспечения дивизии имуществом связи по состоянию на 9.12.1942 г.
(по штату / в наличии)

1. Радиостанция РБ с пов. антенн. - 14/0
2. Радиостанция РБ (13Р, 12РП) - 39/10
3. Радиостанция 5АК – 0/2
4. Радиостанция РСБ – 1/1
5. Радиостанция РБС – 14/6
6. Радиостанция американская - 0/1
7. Радиостанция 6ПК – 0/7
8. Приёмники коротковолновые - 5/4
9. Агрегаты зарядные - 2/2
10. Волномеры КВ-5 – 1/1
11. Аппараты телефонные индукторные – 16/54
12. Аппараты телефонные фонические – 311/234
13. Аппараты телеграфные – 2/2
14. Шесты для забрасывания кабеля – 68/7
15. Катушки для кабеля - 244/244
16. Двуколки для связи – 58/31
17. Коммутаторы всех систем – 25/29
18. Кабель телефонный км – 473/280,5
19. Палатки для рации – 0/7
20. Вольтомамперметр – 24/5
21. Приборы химической тревоги - 5/4
22. Полотнища для обозначения передн. о – 99/98 (сигнальные опознавательные полотнища, причём они были летние и зимние, прим. Авт.)
23. Сосуды для разогревания состава – 5/1
24. Фонари для работы ночью – 67/18
25. Флаги сигнальные – 190/36
26. Свистки сигнальные – 180/2

Начальник ВТС 178 сд инженер-капитан Долинин-Иванский.

  Об оснащении специализированных частей связи средствами связи можно судить по следующему документу. В числителе дроби – наличие, в знаменателе – положено по штату.

55 полк связи  13 Армии

  Средства связи полка на 24 марта 1942 года: радиостанция РАФ – наличие – 2/ по штату – 2, радиостанция РСБ  – 2/4, радиостанция 5-АК – 0/0, радиоузел РУК – 1/1, зарядный агрегат 1,5 ЭС-3 – 3/4, телеграфный аппарат Бодо двуплекс – 2/2, телеграфный аппарат СТ-35 – 6/14, телеграфный аппарат Морзе – 17/14, коммутатор Р-60 – 1/3, коммутатор Р-20 – 2/2, коммутатор КОФ – 0/0, телефонный аппарат УНА- ФИ – 10/12, телефонный аппарат УНА-И – 28/120, телефонный аппарат УНА- Ф и ТАТ-Ф – 45/50, кабель телеграфный – 80,2/104, кабель телефонный двухпроводный – 21,5/60, кабель телефонный однопроводный – 68,4/32, двуколки материально-кабельные – 0/12.
 
  Из приведённых примеров виден заметный некомплект средств связи. Существенный недостаток средств связи в войсках был особенно велик в начальный период войны и связан был с нашими потерями и отступлением в первых боях.

  Начальник связи 6 гв. стрелковой дивизии, а это была одна из первых дивизий, получивших звание гвардейской ещё в 41 году в своём отчёте приводит такие сведения:
  – Техникой связи к началу Отечественной войны батальон был укомплектован полностью, согласно штата, за исключением радиостанции РСБ, прибывшей в район Ельни. Потери имущества связи в 1941 году составили 70%. Пополнение имуществом связи составило 20%.

  Возместить потери материальной части удалось лишь на 20%, и это в привилегированной гвардейской дивизии, а что было в обычных?!

  Приведу один из множества примеров. Он мне понравился оформлением – сделано красочно с любовью. В нём подробно перечисляются все подразделения. Покажу данные по службе связи. Написано в цвете плакатным шрифтом:

Штат стрелковой дивизии военного времени

  Отд бат связи: командный состав – 23, млад ком состав – 35, рядовых – 120, всего – 178, лошадей – 34, автомобилей грузовых и спец – 2, повозок – 20; раций: РБ – 4, РБС –1; кухонь – 1.

  В этой же дивизии в штате полка.

  Рота связи: командный состав – 6, млад ком состав – 8, рядовых – 36, всего – 50, лошадей – 11, повозок –6.
 
  Примечания. Зато в полку есть музыкальный взвод: командный состав – 1, млад ком состав – 1, рядовых – 11, всего – 13; чего нет в самой дивизии!
  В артиллерийском полку службы связи нет. Странно…

  Зато, в пулемётном батальоне есть взвод связи: командный состав – 1, млад ком состав – 4, рядовых – 16, всего – 21.

19 января 1942 года был издан Приказ Народного Комиссара Обороны
Союза ССР  № 042

  Потери имущества связи и выход его из строя – чрезвычайно велики. Учёт потерь не налажен. Причины перехода имущества в категорию «негодное» и «требующее капитального ремонта» не устанавливаются. Виновные в потере или порче имущества не выявляются и к ответственности не привлекаются.

Приказываю:
  1) Каждый случай потери или порчи радиостанций всех типов, приёмников, зарядных агрегатов, телеграфных аппаратов Бодо, СТ-35, Морзе, полевых телефонных аппаратов, коммутаторов, номераторов, светосигнальных аппаратов, приборов АСК-33, кабеля телеграфного и медной проволоки немедленно расследовать на предмет выявления причин порчи или потери.

  Расследование производить на основании распоряжения командования воинской части.
  Материал расследования высылать в штаб вышестоящего соединения по линии отделов (управлений) связи.
  На виновных в порче или потери имущества связи накладывать строгие взыскания…

  Заместитель Народного Комиссара Обороны Союза ССР генерал-лейтенант Войск связи И. Пересыпкин.

  К концу войны картина кардинально изменилась за счёт поступления отечественной, союзной  и трофейной техники. Так численность 62 гв. отдельный батальон связи 28 гв. стрелкового корпуса, в котором довелось служить моему отцу сразу после войны, составляла 636 человек, в том числе 49 офицеров.

  На вооружении батальона было 520 винтовок и карабинов, 53 автомата, 7 пулемётов, 3 противотанковых ружья. Автомашин – 43, броневиков – 3, бронетранспортёров –1, мотоциклов – 7. В распоряжении отца была машина связи – Додж-3/4 и мотоцикл.  Эта машина ему очень нравилась и её он часто вспоминал за надёжность и хорошую проходимость.
 
  Какие существовали части связи? Разнообразные по своему назначению. Перечислим наиболее распространённые: фронтовой отдельный полк связи – опс, армейский отдельный полк связи – опс, корпусной отдельный батальон связи – обс, дивизионный отдельный батальон или рота связи обс/орс, отдельный батальон связи резерва – обср, отдельный линейный батальон связи – олбс, отдельная кабельно-шестовая рота – окшр, отдельная телефонно-телеграфная эксплуатационная рота – отэр и т. д.
 
Части связи Брянского Фронта
на 18 сентября 1941 г.

1. 38 полк связи. 10 км севернее Карачева.
2. 65 полк связи. Район КП Фронта.
3. 133 батальон связи. Район КП Фронта.
4. 707 олбс. Комаричи.
5. 768 отэр. Карачево.
6. 849 отэр. Навля.
7. 865 отср. Район КП Фронта.
8. 867 отср. Район КП Фронта.
9. 578 отср. Район КП Фронта. В стадии формирования.
10. 857 окшр. Район КП Фронта.
11. 860 окшр. Район КП Фронта.
12. 861 окшр. д. Заставище.
13. 862 окшр. Район КП Фронта.
14. 879 окшр. При штабе 3 Армии.
15. 22 окшр. 10 км севернее Карачево. В стадии формирования.
16. 569 отр. ст. Цементный завод.

  Телеграмма. ===Из цинка 415 51 21/10 41 0400===
  =Особо важное=  Командирам взрыв. Командующему ВВС и начальнику артиллерии Западного Фронта.

  Утром 22 октября исполняется 4 месяца войны. Немцы видимо приурочивают к этому сроку свои широкие наступательные действия на всех направлениях. Это подтверждается активизацией боевой разведки на всех направлениях и подтягиванием группировок. Чтобы не быть достигнутым врасплох и не дать противнику произвести внезапные удары приказываю: 1/ предупредить немедленно все войска до командира роты об особой бдительности в эти ближайшие два-три дня. 2/ держать непрерывную связь с войсками при помощи самолётов, радио и прочих средств связи === не допуская ни на один час перерыв. Ежедневно в 6:00 проверять наличие связи на всю глубину. 3/ командному составу и штабам в течении трёх дней быть на ногах с 6:30 готовыми к управлению войсками. 4/ авиацию как можно шире рассредоточить по полевым аэродромам и тщательно замаскировать все самолёты, обеспечив быстрый взлёт всех  самолётов. 5/ начальнику артснабжения и командующим армиями немедленно проверить обеспеченность бронебойными снарядами и запасы прочих боеприпасов.

  ===Жуков Булганин Соколовский===
  +++Пер Гути 0420+++

  Судя по тексту, горький опыт начала войны был усвоен основательно. К 22 октября готовились основательно. Правда, ничего подобного 22-му июня тогда не произошло.  К этой дате закончился, в основном, выход советских армии из окружений, а у немцев уже не хватало сил для ведения массировного широкого наступления по всему фронту.

Игорь Самочеляев.

27 января 2020 г.

4. Герои-связисты

  Многие командиры-связисты по своим профессиональным качествам ни в чём не уступали, а зачастую и превосходили командиров-пехотинцев. Интересна история полковника Иосифа Ивановича Груши. Перед началом войны он служил начальником связи Кубано-Терской каваллерийской дивизии Сталинского корпуса. В составе дивизии находились красные казаки с Кубани и Кавказа.

  22 июня 1941 г. дивизия вступила в бой под Ломжей с напавшими немецкими фашистами. «Майор Груша, как большевик, с непосредственной опасностью для жизни, организовал связь с частями дивизии, способствуя тем самым приведению их в порядок».

  26 июня дивизия оказалась в тяжёлом положении в момент бомбёжки авиацией противника. Майор Груша, собрав разрозненные группы казаков, сформировал из них два эскадрона и возглавил над ними командование. Казаки отразили наступление немецкой пехоты и помогли, тем самым, другим частям дивизии.

  28 июня дивизия вела бой в окружении у деревни Галынка Крыновского района. Иосиф Иванович руководил обеспечением направлений связи командования дивизии с частями. В этом бою он был дважды ранен, но не ушёл с поля боя.

  По окончании боя, он собрал отряд из 14 человек и вывел его с оружием и в форме из окружения. При выходе отряд взорвал железную дорогу в тылу противника между посёлками Кайданово и Негорелое.
 
  В июле 1941 г. майор Груша И. И. был назначен командиром 55 отдельного полка связи 13 Армии.

  В конце августа 1941 г. 55 полк связи 13 Армии находился в окружении под г. Унеча.

  31 августа 1941 г., находясь в тылу противника, 55 опс под его командованием в деревне Контукузовка уничтожил немецкую часть, захватил у них оружие и под миномётным огнём противника вышел из окружения в расположение  6 стрелковой дивизии 13 Армии, сохранив средства связи.

  15 октября 1941 г., выходя из окружения вместе с 13 Армией в районе Злобино Сковородино, заметив замешательство и разрозненность бойцов, майор Груша организовал группу в 30-40 человек и этот отряд принял все меры к спасению материальной части и артиллерии.

  За совершённые подвиги он был награждён орденом Красной Звезды. В апреле 1942 года был назначен командиром 109 отдельного полка связи 3 Армии. Погиб полковник Груша в июле 1943 года.

  22 августа 1941 года только что сформированная 307 стрелковая дивизия прибыла на фронт в 13 Армию на станцию Знобь, переправилась через Десну и вступила в бой.

  23 августа дивизия атаковала противника из района Дахнович, Мишковка, Кистер в направлении на Стародуб. После кровопролитного боя части дивизии отошли на исходные рубежи.
 
  26 августа 1941 года 307-я стрелковая дивизия участвует в контрударе советских войск в направлении на Стародуб. Парируя его, 47-й немецкий танковый корпус нанёс удар по правому флангу нашей группировки. В результате 13-я Армия оказалась разрезанной на две части, а 307-я стрелковая дивизия и вошедшие в неё 155-я стрелковая дивизия и 386-й стрелковый полк оказались в окружении: с восточной стороны река Десна, а с западной и юго-западной река Судость.

  26 августа командир 733 отдельного батальона связи 307 стрелковой дивизии старший лейтенант Данилов Николай Никифорович в районе г. Погар на территории действия противника со своими солдатами выявил его силы, под постоянным обстрелом построил линии связи и передал сведения командованию.

  29 августа в районе д. Витемля Данилов в роли командира пулемётчиков, а позднее, в роли командира оперативного отряда, лично водил своих бойцов в атаку в районе моста через Десну, отбивая атаки немцев. Мост необходимо было удерживать любой ценой т. к. по нему переправлялись наши отступающие части.

  1-2 сентября 1941 г. в районе Нововасильевки и Знобь Данилов командовал сводным отрядом, удерживающим более суток занимаемый рубеж от превосходивших сил противника с мотопехотой и танками.

  12 сентября под Глазова связисты батальона Данилова  прикрывали от наседавшего противника штаб 307 дивизии пока тот не эвакуировался.

  2-3 октября 1941 г. в районе Рудня 733 батальон связи оборонял участок фронта дивизии со стороны Дубровки под ураганным миномётным и пулемётным огнём противника.

  9 октября, находясь в окружении, в районе п. Ишуткино ст. лейтенант Данилов с группой связистов в 12 человек прикрывал колонну штаба дивизии, дав ей возможность перегрузить особо ценное имущество на машину, которая смогла двигаться дальше с дивизией. В этом бою погибла половина связистов, но своё задание они выполнили.

 12-13 октября, находясь в окружении, 733 батальон связи прикрывал отход дивизии в районе п. Ясное Солнце.

  15 октября 1941 года 733 батальон связи под Стрекаловом участвует в прорыве немецкой обороны.

  16 октября 1941 г., находясь в окружении, под Борисовским Хутором, получив приказ, 733 обс совместно с 1019 стрелковым полком удерживал хутор от занятия его противником.

  18 октября 1941 г. 13 Армия прорвала фронт у Семёновки и, переправившись через реку Свапу, вышла из окружения. Из окружения вышли: 6 сд – 500 человек, 132 сд – 400 человек, 143 сд – 600 человек, 141 танковая бригада – 300 человек, сохранив стрелковое вооружение и два 122 мм орудия. Имевшуюся технику и тяжёлое вооружение пришлось уничтожить.

  307 стрелковая дивизия выходила последней у д. Хомутовка. Она прикрывала выход 13 Армии. Дивизия начала переправу через Свапу по двум наведённым мостам под огнём наседавшего противника.733 отдельный батальон связи под командованием ст. лейтенанта Данилова Н. Н. прикрывал выход дивизии, находясь у Хутора Борисов. Батальон сдерживал немцев не давая им прорваться и отрезать наши части от переправ. Когда дивизия вышла, Данилов вывел свой батальон вместе с примкнувшими бойцами из других частей, всего – 350 человек, в числе которых был комиссар дивизии Зорин.

  За совершённые подвиги старший лейтенант Данилов Николай Никифорович был представлен к награждению орденом боевого Красного Знамени. Награждение подписали начальник связи 307 сд Коровайков, командир дивизии подполковник Лазько и военный комиссар Зорин. Но, командующий 13 Армией генерал-майор Городнянский и член Военного Совета бригадный комиссар Козлов посчитали, что достаточно будет медали «За боевые заслуги», чем и наградили героя.

  В наградном листе было сказано, что Данилов талантливый командир и обладает даром полководческого искусства: «Командир отдельного батальона связи Данилов Н. Н. …привлекался командованием дивизии не только как руководитель специальной части, на которую возлагался ряд спецзаданий, но одновременно и как командир части с заданиями свойственными стрелковым частям. Во всех случаях т. Данилов проявлял себя как стойкий, инициативный, исполнительный командир, неизменно выполнявший возложенные на него командованием задания, увлекавший своим примером бойцов подразделения».
 
  Редкий на войне случай. В 1943 году Николай Никифорович, уже служа в Главном Управлении Связи Красной Армии, был снова представлен к награждению. Утверждал награждение сам Пересыпкин. В наградном листе снова описывались события 41 года и уточннялось, что «майор Данилов, командуя 733 батальоном связи 307 сд, обеспечивал связь в сложной обстановке боёв 1941 года. Неоднократно принимал участие в боях и руководил боями как командир передового отряда на реке Десна, на станции Знобь и в других местах. Лично в боях уничтожил до 20 гитлеровцев. При окружении дивизии организовал выход группы в 350 человек, которую вывел на нашу территорию.
 
  Работая по обеспечению группы т. Александрова связью, проявил настойчивость, заботу и упорство по добыванию и поддержанию устойчивой связи с фронтами и армиями 4 Украинского Фронта.

  В 1941 году два раза представлялся к награждению, но материал был утерян.
  Делу Ленина-Сталина и Социалистической Родине предан. Заслуживает награждения орденом Красное Знамя.

  Зам. начальника 1 Управления ГУСКА  г-л в/с Мирошников.
  1 ноября 1943 г.»

  Примечательно, что начальник связи 307 дивизии Коровайков Александр Александрович впоследствии стал начальником штаба дивизии.

  В то же время, в середине октября 1941 г., 55 полк связи 13 Армии оказался в окружении южнее г. Орла. Телеграфист Оля Максимович, переодевшись в гражданскую одежду, несколько раз самостоятельно ходит в разведку. Устанавливает силы противника, его огневые средства их расположение и передвижение. Находит проводника из местных жителей и приводит его к командованию полка. Добывает трёх лошадей для голодающих солдат полка.

  Во время проведения одной из разведок погибает комиссар полка. Максимович забирает его партийный билет, орденскую книжку и одна выходит к своим частям. За успешное выполнение боевых заданий, позволивших полку вырваться из окружения, Оля Максимович была награждена орденом Красной Звезды. О ней была написана статья с фотографией в «Комсомольской Правде».

  18-19 октября 1941 г. 13-я  Армия с боями прорвалась из окружения на левый берег реки Свапа и заняла оборону на линии Фатеж – Михайлово. В селе Казаки Елецкого района Орловской области началось переформирование и пополнение 55-го полка связи людьми.
 
  22 ноября 1941 г. 1019 стрелковый полк 307 сд ведёт бои в райне п. Ольховатка Краснозоренского района Орловской области. Один из батальонов полка находился в засаде. В это время по дороге двигалась немецкая колонна. Командир полка капитан Фёдоров с сапёрной ротой и ротой связи пошёл в атаку на колонну с целью заставить развернуть силы противника, а батальону справа ударить во фланг немцам.
 
  Сам лично, командир полка с группой бойцов выдвинулся вперёд для прикрытия оврага и в это время был убит немецким снайпером. Солдаты продолжили бой без командира. Колонна была разгромлена. В ночь на 23 ноября по приказу командования дивизии полк отошёл в район д. Малиновка, где вёл бои до 25 ноября. 25 ноября командиром полка был назначен майор Агапов.
 
  Из воспоминаний ветерана 307-й дивизии Варчука С. С. о переходе через брянский лес: «Отступая с боями через брянские леса, мы были свидетелями расправы немецко-фашистских войск над мирным населением. Это был тяжёлый период для нас; отступая в октябре, ноябре и декабре 1941 года на подножном корму, где шли проливные дожди, мокрый снег, метель, холодные морозные дни. В конце ноября начале декабря месяца остатки частей вышли в Калужскую область (скорее всего опечатка, правильно в Курскую, прим. Авт. ) в тылы Красной Армии. Из личного состава 155-й, 307-й стрелковых дивизий и 386-го стрелкового полка в живых осталось менее трети солдат».

  Из Отчёта о проведённых боях частями 307 стелковой дивизии
 
  Итоги боёв 6-10.7.1942 г.  показали, что пехота стойко и упорно дралась с врагом. Командиры и бойцы действовали самоотверженно, защищая каждый метр нашей священной земли.

  В период наступления в районе Ростани командный состав полностью показал свой наступательный порыв и непреклонную волю к победе над коварным врагом.  Проведённые бои так же показали, что в подразделениях изжита танкобоязнь и боязнь налётов авиации и её бомбёжки.

  Средства связи как радио, так и телефонная связь в течении 5 дней боевых действий частей дивизии в районе Ростани работали безотказно и хорошо. По телефонной связи штадив мог разговаривать даже с командирами батальонов, действующих на основных направлениях.

  Начальник штаба 307 сд подполковник Поляк. Военком штаба 307 сд батальонный комиссар Синченко.

Из Плана проведения операции 1019 сп 307 сд по овладению высотой 203,6 и блокировки дзотов

6. Оборудовать НП– постройка козырьков в районе высоты 212,4. 2-х скатный блиндаж для рации – 2. Землянок для телефонных аппаратов – 2. Сроки к 21:00 28.8.42 Кто выполняет – Инженер.
 
7. Подготовить средства связи – радио, телефон, конных и пеших связных. Сроки 28.8. Кто выполняет – Нач. связи.
 
10. Подготовить новую таблицу СУВ для радио и телефона. Сроки 28.8. Кто выполняет – Нач. связи., Нач. штаба.

Начальник штаба майор Новиков.

  Из наградного листа на сержанта 733 обс 307 сд Мазурова С. С. : «За время наступательных боёв с 26.01.43 г.  в трудные минуты помогал командам прокладывать линии и устранять повреждения под сильным миномётным и артиллерийским огнём противника. Там, где тов. Мазуров был первым номером команды, несмотря на разрывы мин и снарядов, команда давала связь только в срок. Под станцией Касторное во время нападения немецких автоматчиков тов. Мазуров убил двух автоматчиков, засевших около вагона». Мазуров – сослуживец отца по взводу.

   К утру 29 января 1943 г., после упорных боев, войска Брянского и Воронежского фронтов полностью очистили от противника Касторное, перехватив пути отхода противника через этот крупный узел дорог.

  В итоге Воронежско-Касторненской операции юго-восточнее Касторного были окружены семь немецких и две венгерские дивизии, и другие части, основные силы которых в ходе ожесточенных боев были уничтожены к 2 февраля 1943 г.

  Сокрушительные потери на воронежской земле понесли и итальянцы, входившие в Альпийский корпус. Ещё 18 января 1943 года в районе деревни Алексеевки четыре итальянские дивизии попали в окружение. Советские войска продвинулись на запад до 240 километров. Они освободили большую часть Воронежской и Курской областей, в том числе: Воронеж, Касторное, Старый Оскол, Тим, Обоянь и много других крупных населённых пунктов. Перед войсками Красной Армии открывались возможности для дальнейшего наступления на Курском и Харьковском направлениях.

   Из заметок известного писателя и корреспондента газеты «Красная звезда» Ильи Эренбурга, вступившего в Касторное с нашими войсками:
«Почему Гитлер не объявил „дня траура" по своей второй армии? Ее судьба ненамного  лучше судьбы шестой немецкой армии. В Сталинграде немцы пережили первое окружение, в Касторном — второе!»

  В общей сложности в результате Воронежско-Касторненской операции  враг потерял более 83 тысяч солдат и офицеров. Только убитыми противник потерял до 15-17 тысяч человек. Особенно большие потери понесла 2-я венгерская армия и итальянский Альпийский корпус. Из 57 тыс. итальянцев вырвались из окружения 27 тыс., потеряв почти весь транспорт и артиллерию. В качестве трофеев войсками Воронежского фронта взято 143 танка, 516 орудий, 149 минометов, 589 пулеметов, 12000 винтовок, 2360 автомобилей и 32 железнодорожных эшелона.
 
  Потери наших войск также оказались большими – например, 13-я Армия Брянского фронта в Воронежско-Касторненской наступательной операции потеряла 13876 чел. убитыми, 23547 чел. ранеными.
 
Из воспоминаний радистки 307 стрелковой дивизии
Порсевой Софии Яковлевны

  Прибыв в ноябре 41 года после окончания курсов в штаб 307 дивизии, я обратила внимание на исхудавших, потрёпаных офицеров. Все они недавно вышли из окружения. В первые два-три дня на новом месте выдавали сухари, сахар, селёдку: походной кухни и повара не было. Нашей дивизией, входившей в 13 Армию, командовал генерал-майор Лазько.

  Это было во время сражения на Орловско-Курской дуге. Командованию нашей 307 стрелковой дивизии  потребовалось узнать численность и техническую оснащённость противника, стоявшего против нашей линии обороны. С этой целью из разведывательной роты оправили 18 бойцов и двух радистов.

  Задание заключалось в следующем. Половина группы с радистом-разведчиком пробирается в немецкий тыл, захватывает языка и возвращается. Остальные бойцы маскируются в нейтральной зоне, а вторая рация служит промежуточной для передачи информации в штаб дивизии.
 
  Орловские болота, как известно, топкие и трудно проходимые. Но, проводник – партизан из местных жителей хорошо знал всю округу. В штабе дивизии для этой операции тщательно готовили радиста Рашида Таймасова. Это был музыкант из оркестра Татарского оперного театра. Однако, в день выхода на задание, у Рашида поднялась температура до сорока градусов. Он заболел сыпным тифом. Тогда в нашей части вообще много болели – в блиндажах, где мы жили, не было условий для мытья и стирки.
 
  Заменить заболевшего радиста приказали мне. В политотделе дивизии разъяснили задачу, забрали красноармейскую книжку, а вместо неё выдали карманный пластмассовый медальон с моей фамилией. Я знала, что такие медальоны нужны для опознания убитых. Откровенно говоря, мне стало не посебе, вспомнилась мама: как она перенесёт, если что случится…

  С наступлением темноты двинулись в дорогу. Путь в тыл противника был далёким и нелёгким. За плечами у меня была радиостанция, в руках две «басовки» – батареи «БАС-80» для питания рации, размером и весом с кирпич.

  Переходом через болота командовал партизан-проводник. Выстроились гуськом, следом за проводником поставили меня. У каждого в руках был высокий посох. Партизан приказал ребятам взять мою ношу, сказав мне: «Доченька, будь внимательна, ступай след в след».

  Пройдя по нейтральной полосе километров пять-шесть, группа разделилась: половина с радистом-разведчиком направилась в сторону немцев, а остальные ребята принялись за бугорком сооружать приземистый шалаш из хвойных веток для ночёвки. Когда замаскировались, я развернула и включила рацию.

  Проводник начал прощаться: «Задание я выполнил, обратную дорогу, вы ребята, знаете. Командир приказал мне сегодня же вернуться в партизанский отряд». Перспектива остаться без опытного партизана (мне было тогда семнадцать лет, а ребятам-разведчикам – немногим больше) привела меня в ужас. Я выползла из шалаша, схватила проводника за руку и устроила настоящую истерику. Рыдала, умоляла не уходить, заявила, что боюсь ребят (это были отчаянные сорви-головы, некоторые, как я узнала позднее успели побывать за решёткой) и одна не останусь, грозилась вместе с рацией утопиться в болоте, тогда его, дескать, за срыв операции расстреляют.

  Мои слёзы помогли, он остался. Спросил: «Доченька, зачем ты пошла на войну?»  Потом добавил: «Меня могут расстрелять, если я сегодня не вернусь в отряд». Я пообещала в ответ: «Если мы сегодня останемся живы, даю слово, что оправдаю Вас перед вашим командиром – всю вину возьму на себя». Согнувшись мы вползли в шалаш и я долгое время держала его за рукав шинели.

  Уговор с радистом, ушедшим в тыл, был таков: после налаживания с ним связи, рации выключаем и возобновляем работу в первые пятнадцать минут каждого чётного часа. Я должна была передавать полученную информацию в штаб дивизии. Времени между сеансами связи было предостаточно, особенно у разведчиков. Во флягах у них оказался спирт. Мелькнула мысль: не заставили бы пить насильно! Я попросила оставить мою долю для растирания замерзавших рук и ног (до этого у меня зимой было познобление конечностей и после каждого переохлаждения набухали вены на ногах).

  У ребят после спирта языки развязались, каждый стал вспоминать свою  жизнь на «гражданке». Выяснилось, что у некоторых были сроки даже по «мокрому» делу (пришлось познакомиться и с этим жаргоном). А я поведала о своём более благополучном детстве и незабываемой 19-й школе им. Белинского.

  Её директором был талантливый педагог Иосиф Ильич Малкин, организатор пионерии в Татарии, перу которого принадлежит книга «Первые галстуки». Взахлёб я рассказывала обо всех школьных делах и событиях: увлекательных уроках истории преподавателя Надежды Евгеньевны Козыревой, занимательных химических опытах Клары Григорьевны Ходес –жены Малкина, о том, с каким энтузиазмом вступали в Комсомол.

  Вспомнились познавательные тематические вечера с приглашением участников экспедиций на Северный полюс, а ещё – участников Цусимского сражения, уже глубоких стариков. Не меньший интерес вызывали у нас комсомольские собрания.

  Мой полный патриотизма рассказ о школьных годах был ответом партизану зачем я пошла на войну. В шалаше воцарилась тишина – ни кто не перебивал. А я продолжала повествовать о драматическом кружке, где ставили сцены из «Бориса Годунова» Пушкина, детскую оперу «Грибной переполох», читали отрывки из «Войны и мира» Толстого.

  Вспомнила о школьном военно-морском отряде, о походах на шлюпках, организованном завучем Константином Владимировичем Францевым.  Ребята слушали, затаив дыхание, и, казалось вместе со мной, переживали те незабываемые счастливые годы.

  На рассвете вернулась группа с пленным немцем. Среди трофеев были патефон, часы, шоколад – полные карманы. Мне подарили часы с металлическим браслетом. Это были первые часы в моей жизни, служили они долго до окончания мною медицинского института после войны. За выполнение боевого задание командование наградило разведчиков орденами, а меня – медалью «За отвагу».

  С Порсевой С. Я. мой отец учился вместе на 7 курсах радиотелеграфистов в Елабуге, а потом воевал в 307 стрелковой дивизии. Прим. Авт.

  Игорь Самочеляев.

  5 февраля 2020 г.

 5. Фронтовые будни

Приказание по связи

  В целях безопасности атмосферного грозового разрядного тока ввести в действие с 26.4.1943 года во всех телефонных аппаратах громоотвод заземление. Начальнику связи дивизионов и командиру связи штабной батареи лично проверить исполнение.
Начальник связи 25 гв. ап гвардии ст. лейтенант Агаев.

   О вооружении радиста
 
  Опыт прошлых боёв в Прибалтике показал, что радисту неудобно носить карабин, т. к. при походах в наступлении за спиной у радиста находится радиостанция, лямки занимают оба плеча. В случае надобности стрелять (встреча с противником) на ходу неудобно радиостанция за спиной трясётся (21 килограмм), её нужно поправлять.   И бывает так, что карабин отдаёшь нести второму радисту, а в последний может отстать и в нужный момент не будешь иметь оружия.
 
  Считаю удобнее для радиста иметь автомат ППС. Его можно носить наперевес на шее, (руки в это время свободны, всегда можно поправить рацию и , главное, автомат всегда находится на изготовке к стрельбе, он находится на груди.   Если радистом приходилось доставать автомат во время боя, то их впоследствии отбирают и обратно выдают карабин.
   
  Необходимо радисту карабин заменить автоматом.
 
  Радист 884 срп   11.06.45 г.  красноармеец Вологодский.
   
Писатель Владимир Бушин.  Правда и ложь о войне.

— Сейчас стало модным на главных телеканалах к юбилеям великих сражений выпускать документально-публицистические фильмы. Которые, в большинстве случаев, воспринимаются неоднозначно — и специалистами-историками, и самими ветеранами.

 — Лично я стараюсь не смотреть, но несколько штук видел. Вот, например, есть такой Виктор Правдюк. Он слепил нечто с безумным количеством серий. Называется «Вторая мировая война — русский взгляд». Я посмотрел парочку серий. Вот вроде бы и фамилия режиссера обязывает, и название фильма… Да только ничего РУССКОГО там в помине нет! А еще были фильмы этого… с НТВ… Пивоварова. У него даже не знаю чего больше, потому что порой трудно отличить невежество от сознательной клеветы. Например он там в кадре берет в руки знаменитый автомат ППШ и высказывается в том духе, что, мол, зарядить его в бою была целая проблема.

Да не было там никакой проблемы! Откуда? Диски заряжались заранее, один ставился на место, другой, уже заряженный, был в запасе. Сменил диск и — всё! К концу войны я как раз с ППШ ходил. Великолепное оружие! Конечно, если человек ничего, кроме столовой ложки или микрофона в руках не держал, ему с непривычки трудновато обходиться с автоматом …

— И сколько немцев из него удалось покрошить? Не подсчитывали?

 — Я был на войне радистом, так что немцев убивать мне не доводилось. Вот Владимир Солоухин, который всю войну прослужил в охране Кремля, в свое время на эту тему даже стишки написал. Хвастаясь тем, что в войну не убил ни одного человека.

— В смысле: вроде как и долг Родине отдал, но в то же время и не взял греха убийства на душу?

 — Именно. Так вот я считаю, что хвастаться, гордиться этим — кощунственно! Потому что пока он сторожил Кремль, другие убивали. Много убивали. Потому что выхода другого не было.

  А возвращаясь к вашему вопросу про немцев убитых… Знаете, если бы каждый советский солдат убил хотя бы одного фашиста, война бы закончилась в два месяца! Но ведь фронт нужно было обеспечивать и связью, и питанием, и интендантской нуждой… Мне тут однажды звонит Проханов и по какому-то поводу заводит: «Вот когда ты был на передовой…» Я ему: «Саша! Я на передовой не был!» Вернее так — я, конечно, бывал на передовой, но солдатом не был и в окопах не сидел.
 
  А сидел со своей РСБ (радиостанцией среднего бомбардировщика). Или вот тоже, в другой раз слышу от кого-то: мол, ты Кенигсберг брал… Милый! Я сидел на каком-то чердаке с радиостанцией «5-Ока» (неправильно понял журналист, правильно – радиостанция 5-АК, прим Авт.), какие-то сведения мы там получали и куда-то передавали. Вот и всё, что я видел, когда мы брали Кенигсберг!
 
Приложения

  По табелю штатов для 45 обс винтовок не положено. А положено карабинов в 144 шт. Пистолетов или наганов 22 шт. Но состоено обыкновенных винтовок на 22.2. 42 года 142 шт. Из них две винтовки убыло в 211 ап, одна 89 сп. Пять винтовок на курсы мл. лейтенантов, три винтовки неисправные сдано в доп. На место их взято на поле боя. Две винтовки СТВ и один карабин.

Итого состоит на 29.2.42 года обыкновенных винтовок 131 шт, карабинов 11 шт , СВТ 10 шт. Всего винтовок всех видов состоит 153 шт.

В/тех 2 ранга Подпись.

-354-  Совершенно секретно. Экз. №1.

Штадив НИК. КР.

16 ноября 1944 г. № 0495   Начальникам штабов частей 243 СНКД
Только в дело.

  По полученным данным немцы на территории Венгрии и Чехословакии широко применяют установки, обнаруживающие наши самолёты на расстоянии – радиолокаторы.

  Установки эти могут быть стационарные и смонтированные на автомашинах подобные радиостанции.

  Начальник штаба дивизии приказал:
  Принять все меры к обнаружению, захвату и сохранению радиолокаторов. О захвате установок немедленно доносить.
 
  Начальник 1 отдела 243 СНКД майор Пилаг.

Отп. 5 экз.
Экз. №1 в деле.
Р/р при 1 экз.
16.11.44 г. Ф. М.

Шифровка №1401
  Из 61 Армии. Подана 24.8.44   1415 г.  Принята 24.8.44 г. 1700
Поступила в шифрорган 24.8.44 г.  1715

Начальникам штабов корпусов

  Имеются сведения, что немцы применяют для связи дециметровые радиоволны, дающие возможность работать по четырём и более каналам.

  По некоторым предположениям стационарные установки дециметровой радиосвязи имелись по линиям: Берлин – Брест – Минск – Орша, Берлин – Рига.

  Линии представляют собой ряд мачт высотой 40-60 метров, решётчатой конструкции, укреплённой металлическими оттяжками, бетонированное основание. Эти мачты отстоят друг от друга на расстоянии 25-40 км и имеют на своих вершинах площадки для установки аппаратуры. Мачты имеют стационарные строения для размещения агрегатов и личного состава.

  При обнаружении установок дециметровой связи, немедленно брать их под охрану и доносить мне с точным указанием мест их нахождения.

№1772
4333/ш      Власов.
Расшифрована 24.8.44 г. 1750

Вх. №1919   16.5.42 г.
  Командир 450 сп майор Степин.   Командиру 265 стр. див. полковнику Ермакову.

  При этом направляю радиопередатчик, сброшенный самолётом при помощи резинового шара. Шар при падении был порван. Радиопередатчик был спущен в 0,8 км от расположения полка.

Описание радиопередатчика

  1. Передатчик имеет цилиндрическую форму.Имеется нижняя и верхняя крышка. На верхней крышке имеется припаянная трубка, внутри которой имеется чувствительная медная пластинка. Трубка это, по видимому, служит микрофоном. На верхней крышке, так же, находится переключатель.

  2. Внутри этого прибора помещается лампа передатчика, тип лампы Телефункен. Так же имеется небольшая схема (осмотру которая не подвергалась). Ещё имеется внутри цилиндрическая коробка, у которой по-видимому  находится заряженный конденсатор, возможно этот прибор работает по принципу световых волн.

  3. С обех сторон аппарата имеются две клеммы, к которым подключена антенна примерно 10 метров.

  4. Аппарат имеет шкалу настройки приёмника.

  5. Передатчик полностью не изучен. Прошу лично не дотрагиваться.

  Командир 450 сп майор Стёпин.

16 ск
Шифровка №906
  Из 33 Армии Подана 01.13   10.4.45   Принята 01.35   10.4.45
Поступила в шифрорган 01.45  10.4.45

Начальникам штабов корпусов и дивизий

  1. К 12.4.45 года полностью укомплектовать во всех дивизиях радиофицированные группы лазутчиков, обеспечив их радиостанциями и военной немецкой формой с расчётом на каждого разведчика.
  2. с 13.4.45 г. организовать с указанными группами специальные занятия и подготовку радистов по спец. программе.
  3. Исполнение донести 14.4.45 г.

  9.4.45 г. Орлеанский.
  №223с/ш.

  Игорь Самочеляев.

  10 февраля 2020 г.

6. «Порядок в танковых войсках»

5.12.41 г. № 084/оп  Немедленно.  Всем наштармам.

  1. Перерыв телеграфной связи не может служить причиной непредоставления оперсводок установленный срок. Таких случаях их немедленно передавать шифром радио сокращенном виде.

2. Оперсводках часто не указываются потери и трофеи. Впредь требую обязательно их отмечать. Случае неполучения данных о них моменту составления очередной сводки указывать дополнительно следующей сводке.

  Соколовский.  Казбищев.

  В отношении таковых войск до сих пор не угасают жаркие споры об их готовности и неготовности к войне. Однако, в целом, можно сделать вывод о том, что к началу войны танков у нас было достаточно, чтобы успешно противостоять евроорде. Историки путаются в различных деталях, в которых, как известно, и «прячется дьявол»: якобы было мало новейших образцов типа Т-34 и КВ, слабая подготовка кадров танкистов, неумелое командование, не умение вести манёвренную войну, неправильное распределение танковых войск и т. д. и т. п. вплоть до абсурдного – замены танков кавалерией.

  Я остановлюсь на одной, совершенно очевидной причине – на радиосвязи, вернее её практически отсутствии. Выше было сказано, что радиостанции были  только на командирских танках у командиров танковых рот и батальонов и то не у всех, т. к. по представленным документам оснащение было не более 70%.

  Немцы быстро сообразили, что танк с антенной – это командирский танк и по нему стали бить в бою в первую очередь. Остальные танки – полуслепые и глухие, слаженность между ними слабая. Чтобы дезориентировать противника нам пришлось на танки устанавливать ложные антенны.

  Исх. 1   21.10.42/15.40

  Начальнику штаба 3 МК от первой мехбригады

Ложные штыревые антенны на танках установлены.

Соловьев.

21.10.42/ 15.05

  Обратите внимание – это уже октябрь 1942 года, а танки по-прежнему без радиосвязи!

  У немцев с радиосредствами проблем не было. Практически все танки были радиофицированы и в бою могли поддерживать связь как с командованием, так и между собой, что давало им подавляющее преимущество над нашими.  Кроме того, командиры крупных танковых частей от батальона и выше применяли оригинальную систему управления боем.

  В распоряжении командира было, кроме своего танка, ещё два радио- бронетранспортёра, на одном из которых, он ехал и руководил боем по радио, наблюдая за картиной сражения. Если один бронетранспортёр выходил из строя, он быстро пересаживался во второй. Свой танк немецкий командир использовал, как правило, в критических ситуациях или на заключительном этапе боя. Радио-бронемашины обеспечивали связь и управление с одноуровневыми и вышестоящими командирами и другими частями.

  Кстати, немцы нередко использовали против наших войск радиоуправляемые танкетки-торпеды, начинённые взрывчаткой.

  В отчёте 2 гв. Танковой Армии читаем: «Танковые армии в Великую Отечественную войну появились в половине 1942 года. Опыта в управлении и организации связи в танковых армиях не было. Имелись некоторые теоретические выводы, но всё это было недостаточно проверено в боевых условиях. Как показали первые дни войны, многое в этих выводах было надумано. Пришлось их изменять в ходе операций и боёв.

  Штабы корпусов совершенно не имели проводных средств связи, армейские части связи, кроме полка, все были на конной тяге, что явно противоречило духу подвижности танковых войск.

(Вот это, да! Танки рвутся вперёд, а связь за ними поспевает на лошадях! И это ещё не так плохо! Ниже мы увидим более мрачную картину. Прим. Авт.)

  Нельзя говорить о том, что организацией связи в танковых войсках вообще не занимались. Наоборот, в 1936 году была создана Ульяновская школа особой техники, где готовили офицеров-связистов специально для танковых и механизированных войск. Позже она была преобразована в Ульяновское военное училище связи, которое стало готовить командиров для всех родов войск, но первоначальная специализация сохранилась. Вот как описывает своё обучение в училище накануне войны Межебовский Борис Вениаминович:

  – С мая 1941 года мы были в летних полевых лагерях недалеко от Ульяновска. 22/6/1941 был и для нас выходным днем, и каждый из курсантов занимался своими личными делами. Вдруг по лагерному репродуктору объявили: «Всем явиться в летний клуб». Мы быстро собрались. Начался митинг. Первым выступил полковник Камолов. Он говорил с нескрываемым волнением: «Сегодня на рассвете немецкие войска вероломно напали на нашу Родину. Они с утра бомбят советские города и села. Это война!...»

  В начале июля из Москвы поступил приказ о срочном сформировании из числа отличников, курсантов выпускного курса, отдельной учебной роты, выделить в нее по 50 радиотелеграфистов и «проволочников». В этой роте нас готовили для службы в танковых и механизированных частях в должностях командиров рот связи и им соответствующих. Готовили нас по ускоренной программе – два с половиной месяца, в программу обучения были включены вопросы по изучению материальной части танков и их эксплуатации, организации связи в танковых частях, устройству радиотехнических средств. Мы даже стреляли из танковых и орудий и водили танки под руководством инструкторов.

  Изучили танковую рацию 71-ТК. Мне тогда даже довелось увидеть на полигоне экспериментальные радиоуправляемые танки. В сентябре программа подготовки курсантов отдельной «танковой» учебной роты была завершена. Состоялся скромный выпуск, нам буднично объявили приказ о присвоении звания лейтенантов, выдали новую форму. Но в танковые войска нас так и не направили. Из-за огромных потерь в танковых частях в начальный период войны, танков в армии уже почти не осталось, и мы оказались невостребованными.

  Всех распределили по стрелковым дивизиям. Нас, шесть молодых лейтенантов связистов из Ульяновска, направили в город Чкалов, где формировалась 360-я стрелковая дивизия. Я попал служить командиром роты связи в 1195-й стрелковый полк, которым командовал подполковник Гончаров, интеллигентный и добрый командир лет 45-и, про таких как он говорили «человек старой закалки»…

  На протяжении всей войны и после, в мирное время, ориентировка на подготовку офицеров-связистов для механизированных и бронетанковых войск в Ульяновском училище связи сохранялась. Большое внимание уделялось изучению материальной части танков и бронемашин, их вождению и стрельбам по целям. Курсанты учились работе на танковых радиостанциях ТК-2, ТК-3, 71ТК, 6ПК непосредственно в танках и бронетранспортёрах.

  Весной 1942 года в училище стали принимать девушек для подготовки младших специалистов связи – радистов, телеграфистов и телефонистов. Примечательно, что один из выпускников училища 1941 года стал Героем Советского Союза именно как танкист – это Степанов Константин Иванович.

  Так радиосредств по табелю в полку связи 2 ТА было всего 7 радиостанций…

  В середине 1943 года произошёл резкий перелом в сторону увеличения средств связи,  как в Армии, так и в корпусах. В корпусах были введены отдельные батальоны связи, армейский полк был переведён на новый штат. Все эти мероприятия увеличили количество средств управления на 100 и более процентов. С ростом остальной техники выросли  и средства связи, как за счёт отечественного производства, так и использования импортного имущества.

  Перелом произошёл после приказа  тов. Сталина – о более полном использовании радиосвязи и о борьбе с радиобоязнью».

   К середине войны картина существенно изменилась. Рассмотрим организацию связи на типичном примере 1834 ТСАП (самоходный артиллерийский полк) с августа по октябрь 1943 года из описания начальника связи полка.

  «Полк имел 6 батарей по 2 СУ-152 в каждой и один танк КВ командира полка.
  Средств  проволочной связи полк не имел. В полку было 12 радиостанций 9-Р, 1 радиостанция 10-Р, 2 радиостанции РБ, 2 мотоцикла, 1 бронемашина БА-64. Основным и единственным средством связи была – радиосвязь».

  Итого получается: в полку 12 самоходок и один танк – всего 13 боевых машин. На них приходится 15 радиостанций. Проводной связи нет вообще. Странно, а как же штаб, другие службы связываются между собой? Всё время по радио?

  Читаем далее.

  «Радиосвязь в бою была организована по принципу – сверху вниз, слева направо.
  Силы и средства связи распределялись так: взвод управления имел отделение, состоящее из 6 радиотелеграфистов вместе с командиром, 2 радиостанции РБ. В каждой батареи имелось отделение управления, в которое входили 3 разведчика и два радиста (старший радист и радист) с переносной рацией 12-РП.

  На каждой СУ-152 была радиостанция 9-Р. В бою командиры машин сами непрерывно работали на радиостанции и держали связь с командирами батарей. Командиры батарей в свою очередь имели круглосуточную связь по радио со штабной радиостанцией и рацией командира полка в танке. Командир полка имел связь с 8 гв. ТБ и командующим артиллерией 20 ТК.

  В момент боя командиры батарей с отделениями управления поддерживали связь по радио и управляли своими боевыми машинами, передвигаясь вслед за ними пешком. Недостатком в управлении было то, что командиры батарей, нередко, отставали и отрывались от своих боевых машин».

  Начальник связи подъитоживает: «Несмотря на то, что радисты, работая на ходу, передавали все команды командиров батарей, недостаток пешего движения влиял отрицательно на управление боем батареи, а следовательно на успех боя.

  Учтя это, командир шестой батареи ст. лейтенант Гаврилов в следующем бою в районе Канатского сел в Су-152 и из неё руководил боем, держа связь по радио, а переносная рация оставалась на прежних позициях и с ней находился офицер оперативной группы штаба и пом. по техчасти командира батареи.

 В результате такого управления был обеспечен успех боя. Батарея уничтожила 2 тигра, 3 противотанковых орудия и до 40 гитлеровцев.

  Хорошую работу показал стрелок-радист командирского танка мл. сержант Бризжатый, который всё время находился в боевых порядках батарей и держал бесперебойную связь со штабом полка. В это время штабные рации находились и передвигались на колёсной машине вслед за самоходками.

  В деревню Новолюбимовка штабная радиомашина вошла менее чем через час после её взятия. Одна штабная рация РБ держала связь внутри полковой сети, другая РБ работала вверх. Штаб так же передвигался непосредственно за боевыми порядками наших батарей.

  Доставка письменных донесений, как правило, производилась офицером связи с использованием бронемашины БА-64.

  Вывод. 1. Отсутствие средств проводной связи не дало возможность до начала атаки не пользоваться радиосредствами. Это привело к тому, что мы:
А) стояли перед риском нарушить СУВ (скрытое управление войсками, прим. Авт.),
Б) эксплуатировали дефицитное питание – анодные батареи,
В) не обеспечили непрерывной связи боевой группы машин с тылами полка,
Г) расходовали много горючего на подвижные средства связи.

2. Командир батареи должен быть на самоходной установке и оттуда по радио управлять остальными машинами своей батареи. Будучи же на земле с переносной радиостанцией он будет стоять перед фактом отрыва от своих подчинённых, а отсюда и невозможности управлять боем своей батареи».

    Идёт уже третий год войны, а просчёты в организации связи очевидны. Проводная связь полностью отсутствует в полку. Телефоны – не такой уже дефицит, как в начале войны и нужно их немного для мобильных войск, чтобы обеспечивать  связь с подразделениями, штабами и тылами вне боёв, да и во время она не будет лишней.

  Предложение командиру батареи быть на одной из самоходок конечно лучше чем шагать с рацией пешком, но тогда он плохо будет видеть всю картину боя. А если в батарее будет не две, а три-пять машин, управление окажется ещё более проблемным. Лучше сделать как поступали немцы, командиру двигаться за своими машинами на броневике с радиостанциями, наблюдать и управлять боем. А начальнику связи нужно было бы самому, не ожидая команд и поставок сверху, подсуетиться немного и достать десяток телефонов, коммутатор и немного провода! Брал бы пример с Гаврилова!

   В заключении начальник связи пишет, что «в условиях войны подготовка офицерского состава в вопросах работы на радиостанциях явилась узким местом и, как показала практика, большинство офицеров-танкистов приходящих в часть из училищ не совсем удовлетворительно знают радиостанцию (управление р/с, её материальная часть, правила радиообмена, правила СУВ). Отсюда возникает необходимость создания такой радиостанции для самоходных артиллерийских установок, которая для управления ею не требовала долговременной подготовки офицера её обслуживающего. В этом отношении больше всего подходит р/с 10-РК. Она лучше всего обеспечивает уверенную безотказную связь.

  То количество подвижных средств, которое положено по штатам в данной части, вполне достаточно, чтобы обеспечить связь со штабом соединения, которому мы подчинены, доставку и отправку почты, связь с соседями и т. п. Но, нужно заметить, что мотоциклов, бронемашин, бронетранспортёров столько, сколько положено по штатам в полку полностью не бывает, особенно мотоциклов.

  В боях подвижные средства выходят из строя вследствие износа, воздействия огня противника и т. п. Замена, вышедших из строя, подвижных средств связи в прошедших боях была поставлена плохо. В результате организовать отличную связь подвижными средствами оказалось в бою часто невозможным.
Начальник связи 1834 ТСАП капитан (Подпись)».

  Не нужно заканчивать академий, чтобы понять, что самая простая и широко распространённая связь – это старушка телефонная. Она доступна всем: от стрелкового взвода до Генерального Штаба. Сообщения передаёт мгновенно и понятно, только нужно заранее о ней позаботиться и поддерживать в исправности. Больших затрат не требует и постоянно совершенствуется.

Д №9 248

  Жизненно необходима проволочная связь с подразделениями, которые разбросаны на 6-7 километров по фронту в лесистой местности. А у меня её совершенно нет.
  Ком 36 муп (Подпись).

  Секретная часть. Получено 23.11.41 г. Входящий №1176

  В конце войны вместо ручных коммутаторов стали применяться автоматические телефонные станции.

НКО СССР.  Отдел связи 1 гвардейской Танковой Армии. 11 июля 1945 г.  №0819.

Начальнику Оперотдела

Автоматическая телефонная станция на новом КП имеет пятизначную систему. Все наши абоненты будут смонтированы по нашему типографическому абонентскому списку без изменений. Причём для вызова любого абонента нужно впереди добавить цифру 72. Например ОД – по списку 7-89. Нужно набрать 72-7-89 и т. д.

Старые номера телефонной станции дальних связей аннулировать.

На новом месте будет только один номер 70091, по которому и вызывать всех абонентов через станцию дальних связей.

Прошу об этих изменениях оповестить всех офицеров, пользующихся абонентскими списками.

Приложение: абонентские списки на 2 листах.

Начальник связи 1 гв. ТА гв. подполковник Захаров.

Пом. Нач. связи 1 гв. ТА капитан Самойленко.

  Предположу, что, скорее всего, запустили трофейную немецкую телефонную станцию. Но, разобрались и освоили быстро!

    Из  НКО СССР  Управление связи Волховского Фронта  17 августа 1943 г.  №01237
Заместителю начальника штаба Волховского Фронта г-м т. Семёнову

  Из  краткого донесения командира воинской части №354/н о новой радиоаппаратуре принятой на вооружение германской армией видно, что немцы широко применяют ультракоротковолновые станции.

   Радиостанции типа «Дора», «Берта» и «Фриц»  интересны тем, что они имеют довольно большую дальность действия – до 40 км.

  Из сообщения не ясно, каким обладают эти станции весом и габаритом, что для переносный раций имеет существенное значение…

  Для полного выяснения положительных и отрицательных качеств УКВ радиостанций противника необходимо изучить их более детально и испытать практически.

Начальник Войск связи Волховского Фронта  г-л Войск связи Добыкин.
Начальник Оперативно-технического отдела ВФ полковник Дунаев.

15.8.43 г. №197   НР

№57
  Поступили сведения о наличии в танковых войсках противника аппарата «Краус Маффей» для стрельбы в ночных условиях из танков «Т-5», «Пантера» и бронетранспортёров. На фронтах аппараты ещё не применялись, но проведённые испытания стрельбы из танков в ночных условиях при помощи этих аппаратов дали положительные результаты.

  Устройство аппарата заключается в лобовой части башни танка, в которой смонтирован обыкновенный прожектор с помещением в нём специального фильтра, пропускающего только ультра-красные лучи, не видимые для глаза. В крыше башни устроен неподвижный перископический прибор, через который хорошо видна цель, освещённая  ультра-красными лучами, а цел танка с аппаратом не видит.

  Имеются данные, что летом 44 года были сформированы два батальона «Пантер» с аппаратами для ночной стрельбы, освещающие цел на дистанции до 400 метров. В состав каждой роты батальона «Пантер» входят 3-4 бронетранспортёра с аппаратами для ночной стрельбы, освещающие цель на дистанцию до 900 метров.

  Начальник штаба РО 5 гв. Армии гв. полковник Иванов.

  Игорь Самочеляев.

  17 февраля 2020 г.

  7. «Артиллеристы, Сталин дал приказ!»

  В артиллерии связь была неотъемлемым боевым обеспечением ещё со времён Русско-японской войны, когда телефонную связь стали использовать для разведки и корректировки артиллерийского огня, что позволило вести пушечную стрельбу с закрытых позиций. В артиллерии состоянию связи всегда уделяли большое внимание, а с появлением радиосвязи её возможности только возросли. К началу войны здесь уже были созданы свои специальные подразделения – батареи управления, основа работы которых строилась, в первую очередь, на применении различных средств связи.

  Вот как описывает свою работу начальник связи артиллерийского дивизиона.


– 1. Во время занятия дивизионом боевых порядков я получал задачу от начальника штаба по организации связи: «НС давай быстрее связь!» После получения приказа я немедленно приступал к его выполнению. Отдавал приказ командиру отделения связи на организацию УС (узла связи, прим. Авт.) при штабе и соединения со штабом огневых позиций батарей, т. е. старших на батареях связывал со штабом.

  Более ответственную работу брал на себя: организацию связи штаба с НП командира дивизиона, с НП командиров батарей и с пехотой.

  Если подготовительный период продолжался значительное время, то прокладка линий с каждым днём совершенствуется: на открытом месте закапывается в ровики, подвешивается на шесты, в ходах сообщения прикрепляется на колышки.

  2. После организации связи (проволочной, радио, пешими посыльными) я приступаю к отработке боевой документации: схему связи – 2 экз., расчёт сил и средств связи нанесён на неё; схему радиосвязи; позывные должностных лиц и телефонных станций; позывные и пароли раций; сигналы, полученные от НС полка, размножаешь и спускаешь на каждую батарею.

  Всё дело по руководству и организации связью в батарее  приходится иметь НС не с командиром взвода управления, а с командирами отделения связи батареи, т. к. КВУ или совсем ничего не понимает в связи или пускает это дело на самотёк, перепоручая командиру отделения.
 
  3. Ввиду того, что связисты часто выходили из строя, мне всегда приходилось работать с 50% или меньшим составом сил и средств связи, что очень усложняло работу НС, часто приходилось выполнять кроме своих обязанностей, обязанности своих подчинённых.

  4. В наступательный период с 15-20% сил, средств связи (какой у меня обычно и был) успеваешь за наступающими частями в том случае, когда их продвижение не превышает 3-5 км в сутки, а если превышает, то работаешь на рациях, которые в большинстве случаев не отказывали в этом. В это период вся работа НС переходит с проволочной связи на радиосвязь, стремишься достать анодного питания (т. к. снабжение им было плохое), вовремя зарядить аккумуляторы.

  В случае задержки пехоты сразу даёшь одно направление на НП и, если это направление большое по своей длине, организуешь промежуточные станции для быстрого восстановления связи.

  В наступательный период боя обстановка часто меняется, дивизион может быстро сменить боевые порядки, переподчиниться другой пехоте и т. д., а поэтому НС должен быть в курсе дела, всегда знать обстановку и быть готовым ко всем неожиданностям и сюрпризам.  Для этого связь организуешь по направлениям. Одно направление на дивизион, этим самым выгадываешь в силах, во времени и оставляешь большой резерв.

  5.  При прокладке линии в лесу, я предпочитал, вопреки наставлениям, не подвешивать, а прокладывать линию прямо по земле. На опыте я несколько раз убеждался, что подвешенная линия чаще рвётся не только от осколков, но и от рубки леса на блиндажи. А так же при смотке линии ночью – подвешенную линию быстро не смотаешь и её приходиться при смотке рвать.

  6. При прокладке линии в населённых пунктах, как г. Берлин, я стремился линию подвешивать не на домах, а на столбах (телеграфные и уличного освещения) т. к. дома часто рушатся, заваливают и рвут линию и от возникающих пожаров она сгорает, вследствие чего на восстановление требуется много времени и средств, что очень дорого в бою.

  7. Радиосвязь в наступательный период и при форсировании рек была основным средством связи. Радистов и раций в дивизионе был не полный штат. Выходил из этого положения тем, что организовывал одно радионаправление на весь дивизион. Одна рация на НП командира дивизиона и другая – в штабе дивизиона. Команды с НП передавались в штаб, а штаб находился недалеко от ОП (огневых позиций, прим. Авт.), которые соединялись проволочной связью (КП и ОП).

  При перемещении боевых порядков отдельно каждой батареи, приходилось пускать в работу третью, запасную рацию, на которой работали заранее подготовленные радисты.

  8. Связь пешими посыльными применялась во всех видах боя. Для связи со штабом полка выделялись из «огневиков». Для связи с НП командира дивизиона использовались телефонисты и разведчики, которые, как правило, ходили по линии и попутно исправляли и устраняли порывы и неисправности на линии.

17.08.1945 г. Начальник связи 1/139 МОАНП  ст. лейтенант Наумов.

  Как видно, у артиллеристов картина со связью намного лучше, чем у самоходчиков-танкистов! Сам начальник штаба, в первую очередь, требует обеспечения связи: «Связь давай!». Начальник связи и его подчинённые знают свои обязанности и задействуют все имеющиеся в дивизионе средства связи и способы её организации, прокладки линий связи и готовности радиостанций. С большим некомплектом личного состава, благодаря выработанной тактике и знанием обстановки, связисты успешно решают задачи обеспечения связью внутри дивизиона, с командованием полка и соседями.

  Работа связистов была очень опасна. Командир говорит: «Ввиду того, что связисты часто выходили из строя, мне всегда приходилось работать с 50% или меньшим составом сил и средств связи…». Связисты всё время на работе и во время боя и вне боёв. Работают на аппаратуре и оборудовании связи, ремонт и техобслуживание,  устраняют порывы, прокладывают новые линии, доставляют почту. Зачастую от внезапного артналёта негде было укрыться. Поэтому и потери были большие среди них.

  Из Истории взвода связи батареи управления 187 Легко-гаубичной артиллерийской бригады

  – В августе месяце 1944 г. одновременно с формированием бригады при Волганском артиллерийском лагере сформировалась батарея управления в г. Щебекино. В составе последней и формировался взвод связи батареи управления, общей численностью 34 человека. Рядовой и сержантский состав прошёл шестимесячную удовлетворительную спецподготовку, но боевого опыта не имел, т. к. 90% личного состава были 25-26 года рождения и в боях не участвовали.

  Командир взвода прибыл из Артиллерийского училища и по специальности был не связист, что не могло не сказаться в дальнейшем на спецподготовке взвода, которая проводилась в промежутках между боевыми операциями.

  Взвод принимал участие в Пултусской операции, во взятии города Унислав, в Гдыньской, Озёрской и других операциях, брал Берлин. Связисты взвода батареи управления обеспечивали командованию бесперебойную связь, как по линии штабов, так и по линии НП, проявляя отвагу и мужество при прокладке линий связи и при устранении повреждений на них в любых боевых условиях,  не взирая на интенсивность огня противника при выполнении этих боевых задач. 65% личного состава были награждены боевыми медалями и орденами.
 
  С января по май 1945 года во взводе погибло четверо связистов, что, по мнению автора отчёта, эти потери  небольшие (11%, прим. Авт.). Правда, не указывает сколько было раненых.
 
  6.07.1945 г. Начальник связи бригады капитан Борщёв.

  8 мая 1945 г. под городом Гриленбург в Германии был тяжело ранен командир бригады подполковник Шацилло.

  187 ЛГАБ закончила свой боевой путь 14 мая 1945 г. в г. Статенице в Чехословакии.

    Примечательно, что с формированием бригады, формируется система связи в ней. Связисты проходят довольно продолжительную подготовку – 6 месяцев! Прямо скажем: офицеров в училищах тогда готовили меньше времени, а на армейских курсах младших лейтенантов не более 3-х месяцев! Это лишний раз показывает, что в артиллерии к организации связи отношение было на самом высоком уровне.

  Штат 04/563.  Взвод  управления командующего артиллерией стрелковой дивизии.  30 июня 1943 г.

  Командир взвода ст. лейтенант – 1, пом. ком. взвода ст. сержант – 1.
  Отделение разведки – 9.
  Отделение связи (телефонисты) – 23.
  Отделение радиосвязи (радисты) – 6.
  Всего – 38 человек.
  Лошадей – 17.

  Средства связи взвода управления КАД

1. Командир взвода: телефонных аппаратов – 2, кабель – 8 км, тачанок –1, связистов –3.

2. ЦТС штаба КАД: телефонных аппаратов – 3, коммутаторов – 1, кабель – 100 м, связистов –2.

3. ЦТС КАД – ЦТС дивизии: коммутаторов – 1, кабель – 600 м, связистов –3.

4. Отделение радиосвязи: радиостанций РБ – 2, радистов – 4.

  Это средства и личный состав, которые постоянно находятся в работе во взводе управления КАД. (ЦТС – центральная телефонно-телеграфная станция, прим. Авт.)

   Вот пример чёткой организации связи в 4 противотанковом артиллерийском полку, по-видимому,  сразу после передислокации на новое место. Приказ отдан в 18:00 15 июня, связь должна быть полностью готова к 3 часам ночи 16 июня, т. е. за 9 часов.

Приказ по связи №01 Штаб 4 ПАП Лес 1200 м ю-в Каривы 18.00 15.6.44 г. Карта 5000-25 г.

1. Ось связи по маршруту передвижения КП, основной ПС-штаб КП.
2. Организовать проволочную и радио связь между подразделениями к 3.00 16.6.44 г. Радиосвязь включать по особому распоряжению.
3. Поверку времени производить в 12 и 24.00.
4. Смену радиоданных производить в 24.00 ежедневно.
5. Донесения по связи представлять к 8.00 ежедневно.
6. Связным от батарей в штаб полка прибыть немедленно.
7. Заявку на ремонт аппаратуры давать ежедневно к 9.00.
8. Место зарядной базы в районе ОП.
9. В ночное время организовать охрану линий и узла связи с 21.00. Проволочную связь организовать кольцевую средствами справа-налево в порядке нумерации подразделений.

Начальник штаба 4 ПАП майор Смирнов.
Начальник связи полка ст. лейтенант Машкин.

  Приказ предусматривает постоянные: поверку времени – и, следовательно, контрольное состояние связи, донесения по связи, заблаговременные заявки на ремонт оборудования, охрану линий и узла связи. Подразделениям связи указано местонахождения зарядной базы.

  Не всё было гладко с подготовкой  связистов. Это прослеживается часто по всем родам войск в т. ч. и в артиллерии. Дефицит квалифицированных кадров связистов ощущался постоянно.

  Шифровка №794 из 69 Армии.  Подана 9.5.44 г. в 7:15. Принята  9.5.44 г. в 7:45.

  Командующим артиллерией 25, 61, 91 ск

  Проверкой установлена неудовлетворительная подготовка связистов и радистов в ряде артчастей, что срывает управление огнём.

  Потребуйте от начальников связи корпусов и дивизий и, в первую очередь, артполков и дивизионов лично руководить выучкой в боевых порядках не менее трёх часов ежедневно, проводя тренировки.

  Пырский  9.5.44г.

  Эта шифровка лишний раз показывает значимость связи в артиллерии. Низкая квалификация связистов «срывает управление огнём», что негативно сказывается на результатах боя. Обучение связистов необходимо срочно улучшить.

  Даже в 44 году квалифицированные связисты были в дефиците.

НКО – СССР. Управление начальника артиллерии 49 Армии.
18.6. 44 г. Секретно. Экз. №2.

Командиру 62 корпусной артбригады
Вам занаряжено пополнение связистов в составе
связистов: сержантов - 0, рядовых – 6.
радистов: сержантов – 0, рядовых – 0.
Верно: 6 человек.

  За получением пополнения выслать в штаб артиллерии Армии приёмщика с доверенностью.

  Начальник штаба артиллерии 49 Армии полковник Смирнов.

  Начальник штаба артиллерии, по-видимому, распределяет связистов по частям Армии как редкую драгоценность. В этом документе графы сержантов и радистов оказались пустыми. Кому-то даст радистов, а кому-то нет и только по доверенности – товар дорогой! Поэтому в конце ещё раз уточняет – «верно 6 человек», чтобы не спутали «продавцы» и не дали ни одного лишнего «покупателям»!

  Игорь Самочеляев

  26 февраля 2020 г.



    8. «Первым делом, первым делом – самолёты!»

23.11.40 г. N481558С              Народный комиссариат обороны

Главное управление
Военно-Воздушных сил КА
Начальнику НВАШ
Директива N13/183081
от 20/XI - 40 г.

1. Аэроклубам Осовиахима СССР, помимо планового, дано дополнительное задание подготовить пилотов для полетов в зимних условиях и досрочно их выпустить к 15/V - 41г.

Набор производить из учащихся 9-10 классов, колхозной молодежи и служащих, рабочей молодежи не более 10-15%.
Образование не ниже 7 классов средней школы.
Комплектование и отбор кандидатов в аэроклубы... возлагается на военкоматы под контролем и руководством штабов военных округов.

...4. Условия обучения.

а) курсанты дополнительного набора обучаются с отрывом от производства.
б) курсанты дополнительного набора обеспечиваются стипендией в размере 250 рублей.
в) продолжительность учебного дня - 10 часов.
г) ежедневно, кроме общевыходных дней, курсанты и летно-технический состав обеспечивается горячими завтраками и обедами.

5. Материальное обеспечение аэроклубов.

Аэроклубы обеспечиваются авиагорючим, запасными частями, специальным обмундированием, соответствующим финансированием.

Председатель ЦС Осовиахим СССР и РСФСР генерал-майор авиации Кобелев".

(РГВА, фонд 36609, д. N 20, л.д. 234, 237)

  27 декабря 1940 г. вышел приказ НКО СССР о рассредоточении и маскировке самолетов во всех приграничных округах. Однако этот важнейший с точки зрения безопасности страны приказ так и не был полностью выполнен. Таков был уровень исполнительской дисциплины в РККА в предвоенное время.

ИЗ  ОМЕГИ  НР  23/6.41  АВИО  БАЗ  ПОГОЛОВКА  КОМАНДИРУ  21  САД   ПОЛКОВНИКУ  ГАЛУНОВУ

  Командование и бойцы частей расположенных в районе Фелиу приносят лётчикам свою товарищескую благодарность за активную помощь уничтожению противника который перебросился на восточную сторону  В результате вашей атаки противник был столько деморализован что вы его части частично уничтожили частично отбросили на реку Прут и заняли переправу

Передал генерал-майор Устинов.
Верно:

  25 июня 1941 г. в ответ на бомбардировку немецкой авиацией советских городов с территории Финляндии, советская авиация нанесла ответные удары по финским аэродромам, где базировались немецкие самолёты. Удар был нанесён по 19 аэродромам, уничтожено 41 самолёт. А всего за несколько дней бомбили 39 аэродромов и уничтожили или вывели из строя 130 финских и немецких самолётов. Это послужило предлогом для официального объявления войны Финляндией Советскому Союзу.

  В авиации в начале войны картина со связью оказалась ещё хуже, чем в  танковых войсках. И это несмотря на то, сам Сталин придавал развитию авиации первостепенное значение. До войны были построены и испытаны уникальные самолёты, совершены многочисленные дальние и сверхдальние перелёты мирового уровня, создана наземная авиационная инфраструктура, советские лётчики приобрели бесценный практический и боевой опыт. В 1940 г. в СССР было произведено 10 565 самолетов.

  И, тем не менее, трагичным оказалось для советских ВВС начало войны. Большую часть истребительной авиации Красной Армии составляли самолёты И-153 и И-16, которые уступали немецким «мессершмиттам» в скорости на 162 и 123 км/час и, зачастую, не могли догнать даже немецкий бомбардировщик. А новейшие МиГ-3,  ЛаГГ-3 и Як-1, для которых ещё и эксплуатационные инструкции не поступили в войска, уступали немецкому истребителю Ме-109F (Bf-109f ) по скорости на 36-69 км/час. А всего было новых истребителей в западных округах 304 штуки!
 
  Кроме того, все наши самолёты уступали немецким и по радиооборудованию и по автоматике. Вот с радиооборудованием, по сути со связью самолётов, произошла открытая диверсия накануне войны. Начиная с 1934 года  Сталин поставил задачу конструкторам оснащать все самолёты, выпускаемые в Советском Союзе, радиостанциями. В ПВО страны была создана сеть постов ВНОС, оснащённая отечественными радиолокаторами «Редут», неплохой техникой того времени, которой не было в большинстве других стран.
 
  22 июня 1941 года, когда началась война, наши самолёты, которые уцелели после «внезапной» бомбардировки на своих аэродромах, взлетали в воздух без радиостанций на борту! Как это могло произойти?
 
  А вот как. Примерно за год до этого радиостанции с истребителей сняли и отправили на склады по распоряжению командующих ВВС Смушкевича и Рычагова.     Мотивировали они это тем, что от системы зажигания двигателей самолёта в наушниках радиостанций был слышан треск, который мешал и отвлекал лётчика. Ничего, более идиотского, придумать было нельзя! А как же сверхдальние перелёты? Перелёты через Ледовитый океан в Америку, на Дальний Восток и т. д. Почему Чкалову, Гризодубовой,  лётчикам,  участвовавшим в Челюскинской эпопее, радиостанции не мешали, а, наоборот, только помогали?
 
 За это предательство, а иначе оценить нельзя, Смушкевич и Рычагов в начале войны были расстреляны.

  Правда, нужно сказать, что те командиры, которые по-петровски, не придерживались Устава «яко слепой стены, ибо там порядки писаны, а времён и случаев нет» сохранили радиостанции на самолётах или приказали, как это сделал вновь назначенный командир эскадрильи КБФ В. Ф. Голубев: «ранее снятые радиостанции установить на самолёты».

  Герой Советского Союза Василий Фёдорович Голубев начал войну рядовым лётчиком и только к концу 41 года был назначен командиром эскадрильи. Это означает, что всё это время эскадрилья летала без радиостанций! Это означает, что и другие эскадрильи и авиачасти продолжали воевать без радиостанций!

  В 1943 году Голубев стал командиром 4 гвардейского авиационного полка Краснознамённого Балтийского Флота и за войну лично сбил 39 вражеских самолётов, причём до 1943 года летал на И-16!
 
  Тем значимее и велик подвиг советских лётчиков, которые в таких тяжёлых условиях одерживали значительные победы, над превосходивших их в обеспечении и оснащении, врагов!
 
В начале 1943 года полк начал получать новые самолёты Ла-5, а в 44 году – Ла-7.

 В специальной военной литературе можно прочитать как организовывалась и работала связь в войсках в начальный период войны.  Тут подробно описана структура, направления связи, задействованные части и средства связи, приводятся соответствующие схемы и карты. Но, вот как всё это хозяйство работало на самом деле, в боевых условиях описывается крайне скудно. Понять это можно только из наградных листов и воспоминаний самих участников войны.

 Вот как описывает работу системы авиационной связи сам Голубев.
 
  – К началу ВОВ Краснознамённый Балтийский Флот имел 656 самолётов всех типов.  Здесь была создана мощная система ПВО. В 4 часа утра 22 июня 1941 года немцы стали бомбить Флот и Ленинград. Наши самолёты поднимались на отражение атак немецкой авиации, но первый вражеский самолёт удалось сбить только на четвёртый день войны.
 
  Немецкие самолёты, перелетая линию фронта, обнаруживались нашими постами ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи). Посты сообщали об этом по телефону командованию ВВС Флота. Командование звонило на аэродромы. Получив приказ, самолёты взлетали и летели … к посту ВНОС!

  Пост на земле (радиосвязи с самолётами не было по причине отсутствия радиостанций на самолётах, прим. Авт.) широкими белыми полотнищами выкладывал направление и высоту пролёта вражеских самолётов.  Наши истребители разворачивались и летели догонять немцев, которые были от них на расстоянии 50-100 км. А зная нашу систему оповещения, они заранее пересекали фронт на ложном курсе. В итоге немцы успевали спокойно отбомбиться и благополучно вернуться назад.

  Вот, посмотрите. Казалось бы, всё есть: истребительная авиация, посты ВНОС, новейшие радиолокаторы, есть телефонно-телеграфная связь, карты и схемы и порядок взаимодействия, нет только радиосвязи в конечном звене – с самолётами, и вся эта огромная сложная система – насмарку! А за этим – многочисленные жертвы, которые можно было предотвратить.

  «Пренебрежение, возможно преступное, к радиосвязи привело к тому, что Красная Армия оказалась технически неспособной наносить сосредоточенные удары, особенно всеми родами войск. В частности, без радиосвязи было исключено взаимодействие авиации с сухопутными войсками, авиация вообще была в бою неуправляемой, в связи с чем, немцы быстро завоевали господство в воздухе», – Ю. Мухин.

  Видя очевидные преимущества противника, которые он получает, используя разнообразные средства связи, постепенно организации связи в авиачастях стали придавать должное значение.  К 1944 году в ВВС была создана многоуровневая система связи, обеспечивающая эффективное управление как внутри авиачастей, так и взаимодействие с наземными войсками.
 
  Приведу пример из «Информационного листка №17» за ноябрь 1944 года по материалам 230 штурмовой авиадивизии 4 Воздушной Армии. Привожу с сокращениями.

  – После стремительного наступления по Белоруссии войска 2 Белорусского Фронта в конце июля месяца, начиная с боёв на подступах к Белостоку, встретили упорное сопротивление противника… на рубежах рек Бежба и Нарев. Нашим войскам пришлось шаг за шагом, с большим напряжением сил, взламывать оборону противника, опиравшуюся на исключительно выгодную лесисто-болотистую местность с большим количеством мелких рек с заболоченными поймами.

  В связи с этим, ведущая роль отводилась нашей штурмовой авиации, которая в самом тесном тактическом взаимодействии с наземными войсками, использовалась как основная ударная сила.

  Такая обстановка заставила соответствующим образом перестроить и управление штурмовиками, максимально приблизив его к полю боя.

  Постоянным местом нахождения командиров штурмовых дивизий в период этих  боёв явились  радиостанции наведения, откуда они и управляли боевыми действиями своих штурмовиков. Причём, если раньше в дивизиях имелось только по одной радиостанции наведения, то теперь в каждой из них было организовано ещё одна или две вспомогательных. Это значительно повысило эффективность штурмовки и взаимодействие с наземными войсками.

  Командующий 3 Армией генерал-полковник Горбатов, давая оценку действиям нашей авиации, заявил: « Должен отметить, что я впервые встречаю такое тесное взаимодействие авиации 4 Воздушной Армии генерал-полковника т. Вершинина с наземными войсками. Ответственные генералы и офицеры, которые непрерывно находятся с войсками на поле боя со своими средствами связи, конкретно руководят буквально каждым самолётом, направляя его действия на уничтожение наиболее опасных целей для нашей пехоты».

  В период боёв за расширение плацдарма на западном берегу реки Нарев в районе Рожан управление штурмовиками 230 авиадивизии с 14 октября 1944 г. было организовано следующим образом.
 
  В районе западнее и северо-западнее Рожан находились три радиостанции наведения (см. фотосхему на карте М=50.000). Главная радиостанция наведения имела две радиостанции  РСБ и СЦР-284 и располагалась в форту у Рожан на НП командующего 3 Армией. Форт на западной окраине Рожан представляет собой возвышенность, окружённую глубоким рвом. В этом рву и находились радиостанции, ров защищал их от осколков. Пункт управления был вынесен на возвышенность, обеспечивающую хороший круговой просмотр поля боя и окружающей местности. На главной радиостанции находился командир штурмовой авиадивизии г-м Гетьман.

  Одна из вспомогательных радиостанций наведения РСБ на машине была врыта в землю у костёла у надписи «Сьвета Труице», что защищало её от осколков. Пункт управления был вынесен в щель на высоте 120,5 на расстоянии 200 м от радиостанции. Командовал радиостанцией ответственный офицер штаба дивизии, которая находилась на НП командира 41 ск. Штаб корпуса находился на восточной опушке леса, что 1 км юго-западнее Завады Понижев.

  Вторая вспомогательная радиостанция РСБ находилась при НП командира 35 ск в районе домиков южнее Колоня. Рядом с ней находилась так же радиостанция В-100. Автомашина с радиостанциями так же была вкопана в землю. Пункт управления был вынесен вперёд на 100 м. на возвышенность. Вторая радиостанция держала связь со штабом 35 ск, который находился в Хшаново.
 
  Главная радиостанция наведения находилась в 3,5 км от переднего края, первая вспомогательная – в 2 км, вторя вспомогательная – в 4,5 км.

  Необходимость иметь вспомогательные радиостанции наведения вызывалась тем, что главная радиостанция не могла управлять всеми штурмовиками на таком большом участке, как участок наземной армии. Штурмовики, находящиеся в районе вспомогательных радиостанций, управлялись ими.
 
  В состав главной радиостанции наведения входили 11 человек: командир дивизии, офицер-наблюдатель, пять радистов, два шофёра, механик движка, лекпом. В качестве помощников использовались свободные от дежурства радисты. Связь главной радиостанции с наземным командованием осуществлялась как путём личного общения, а так же по телефону со всеми командирами стрелковых корпусов.

  Вспомогательные радиостанции наведения имели в своём составе 12 человек: ответственный командир, представитель штаба стрелкового корпуса, авианаводчик, лекарский помощник, начальник радиостанции, три радиста, телефонист, два шофёра, механик движка. Ответственный командир и представитель штаба имели телефонную связь со штабом корпуса и всеми дивизиями. Имеющийся телефон был подключен к коммутатору корпуса.

  Представитель штаба стрелкового корпуса постоянно информировал ответственного командира о всех изменениях наземной обстановки и передавал все заявки командира корпуса на штурмовку.

  В боевой обстановке все радиостанции наведения постепенно перемещались в соответствии с ходом боя.

  Опыт управления штурмовиками над полем боя показал, что радиостанции наведения целесообразно располагать так же и на КП командиров стрелковых дивизий. Это даёт хороший обзор поля боя, позволяет поражать цели непосредственно на переднем крае и именно те, которые мешают продвижению пехоты.

  Для успешной работы всей системы наведения и связи необходимы следующие условия:
 
  умение командиров групп штурмовиков отлично управлять в воздухе по радио, быстро вступать в связь с радиостанцией наведения, чётко выполнять все её команды, воспринимать перенацеливание,
  отличная подготовка радистов станций наведения,
  исправное содержание и безотказное действие самолётной радиоаппаратуры,
  близкое нахождение радиостанций наведения от линии фронта (не далее 3-4 км), позволяющее наблюдать поле боя, иметь круговой обзор,
  хорошая подготовленность офицеров-наблюдателей, авианаводчиков,
  наличие связи с наземным командованием, со штабом своей части, с КП воздушной армии,
  наличие кодированных карт для связи со штабом воздушной армии, а также карт масштаба 50.000, 100.000 и 200.000,
  наличие запасной радиостанции на случай выхода основной из строя…

  Далее идёт перечень задач и обязанностей, выполняемых личным составом станций наведения и службы связи.

  В заключении было сказано: «Успешная работа радиостанций наведения не в малой степени зависит от бесперебойного снабжения их горючим и продовольствием».

  Ответственный редактор гв. подполковник Г. Пшеняник. Ответственный за выпуск капитан И. Анашкин. Корректор Н. Молчанова.

  Что можно отметить?

 
  Каждый самолёт имеет радиосвязь, что обеспечивает командованию руководство действиями лётчика, а лётчику связь с командованием и взаимодействие  с другими самолётами группы.

  Радиостанция стала рабочим инструментом для командиров, начиная с командующих армиями и заканчивая командирами дивизий. Исчезла радиобоязнь. А если добавить ещё и телефон и телеграф, то при должном функционировании всей системы связи можно обеспечить управления войсками вплоть до взвода.

  Радиосвязь вместе с проводной позволила обеспечить полное взаимодействие авиации и наземных войск на поле боя.

  Радиостанции наведения находились в боевых порядках пехотных частей в отрыве от своих баз снабжения. Выполняя важнейшую и ответственную работу экипажи станций, в то же время, по-видимому, часто оказывались без горючего и продуктов. У пехоты они в штате не были, а свои – далеко. Покормить солдат было не кому! Вот и вынужден командир, писавший это документ напомнить о проблеме. А их было не мало в 4 ВА, как, впрочем, и других служб связи.

  Количество радиостанций наведения и обнаружения 4 ВА за период Великой Отечественной войны:
  Май 1944 г. – 12, январь 1945 г.– 27, март 1945 г. – 30.

  За время Великой Отечественной войны в 4 ВА было:
  Построено постоянных, шестовых и кабельных линий связи – 22307 км.
  Переговоры по телеграфу: количество переговоров – 48948, количество часов, затраченных на переговоры – 13563 час.
  Построено и оборудовано узлов связи – огромное количество. Я попытался подсчитать их по прилагаемой карте, но – сбился со счёта!

  Подводя итог, можно сказать, что 4 Воздушная Армия имела хорошо развитую службу связи, не уступающую и даже превосходящую сухопутные войска, начиная с 1941 года. Там, где командиры понимали значение и роль связи, способствовали её развитию, там успех боевых операций был более весом, а потери меньше. Только не нужно забывать, что всё это создано тяжким и опасным ратным трудом простых солдат и командиров связистов, имена и фамилии которых в отчёте не упоминаются.

  После войны 4 Воздушная Армия дислоцировалась в Польше.

  Игорь Самочеляев.

  6 марта 2020 г.


   9.  «По морям, по волнам…»

  С древнейших времён обеспечению связи между кораблями, кораблями и берегом всегда придавалось особо важное значение. Моряки первыми разработали полноценную систему сигнальной связи: звуковую (пушечные выстрелы, колокола, литавры, барабаны, рожки, дудки, свистки), флажную, семафорную.

  В 1668 году, к моменту постройки в России первого военного корабля "Орел", вводятся "Общие сигналы для руководства на флоте Его Царского Величества". В первом Морском уставе предусматривалось 199 приказов и распоряжений, в том числе о постановке и съеме с якоря, об изменении курса, открытии артиллерийского огня и о многом другом. Здесь имелись также опознавательные сигналы. В уставе дано описание расцветки сигнальных флагов, всего их было 54.

  На кораблях, в зависимости от содержания сигнала, флаги поднимались на стеньгах, на ноках реев, бизань-вантах и в других местах рангоута. Кроме флагов, отдельные сигналы могли передаваться с помощью парусов или сочетанием парусов с флагами. За обстановкой вокруг судна и за сигналами флагмана наблюдали специально выделенные матросы, которых называли часовыми. Скорость передачи флажным семафором достигала 60-80 знаков в минуту. Сигнальщики-виртуозы добивались и большего. Семафорная азбука вице-адмирала Макарова живет на флоте уже более 100 лет.

  В 1808 году офицер флота А. Н. Бутаков, командовавший гребной флотилией в Свеаборге, составил "Телеграфические сигналы для употребления на эскадре", с помощью которых "разговаривали довольно достаточно", а в 1815 году он предложил свой семафорный телеграф, введенный на флоте и усовершенствованный в 1883 году. С 1866 года на вооружение кораблей поступают сигнальные электрические фонари со специальными шторками для работы по азбуке Морзе, вводится новый «Свод двух-, трех- и четырех флажных сигналов».

  Именно на Флоте русскими офицерами и инженерами разрабатывались и внедрялись технические средства связи: телефон, телеграф, подводный телефон. Радиосвязь была изобретена на Русском Флоте! В мае 1901 года в Кронштадте была сформирована первая в мире военная радиочасть – «Искровой военный телеграф» под командованием капитана Троицкого, ученика А. С. Попова.

  В период  Русско-японской войны были разработаны методы радиопеленгования, радиоразведки и радиопротиводействия, которые уже в этой войне достигли реальных успехов. Так, с помощью радиоперехвата радиотелеграфистам броненосца "Полтава" удалось установить замыслы японцев по очередной атаке Порт-Артура с моря 20 апреля 1904 года. В результате принятых мер, атака закончилась для них большой неудачей. В другом случае радиотелеграфисты броненосца "Победа" и станции Золотой горы при обстреле Порт-Артурской крепости японской эскадрой "перебили большой искрой" телеграммы ее корректировщиков стрельбы, крейсеров "Нессин" и "Касуга". Ни один вражеский снаряд не попал в цель. Это произошло в 9 ч. 11 мин. утра 2 апреля 1904 года.

  Ещё до начала Первой мировой войны радисты Балтийского и Черноморского флотов устанавливали дальнюю радиосвязь с французской базой Бизерта, с радиостанциями Парижа и Лиона, принимали сигналы с Эфелевой башни. К 1913 году всё побережье Черного моря было обеспечено надёжной радиосвязью с Севастополем. Здесь первыми стали применять радиостанции на автомобилях. Корабли балтийского Флота, находясь в Балтийском и Северном море, поддерживали уверенную радиосвязь с береговыми радиостанциями «Ревель» и «Лагерный». Радисты Флота успешно принимали в 1910 году радиограммы с царской яхты «Штандарт», находившейся у берегов Алжира.
 
  Флот и Морское ведомство стали основателями научных, технологических и производственных работ в области средств связи. Здесь появилась первая «Радиомастерская», затем «Радиотелеграфный завод Морского ведомства», затем «Радиотелеграфное депо Морского ведомства». На этих предприятиях создавалась техника связи не только для Флота, но и для сухопутной армии и даже для авиации.

  На Балтийском и Черноморском Флотах была построена обширная сеть телефонно-телеграфной связи, в т. ч. с использование подводных кабелей для службы связи и наблюдения – СНиС. Приморские базы и крепости были связаны воздушными, подземными и подводными линиями. Обслуживали их специальные части – крепостные телеграфные роты.

  К началу Великой Отечественной войны на флотах была создана надёжная системы связи ВМФ, которая в целом была подготовлена к обеспечению управления силами в боевых условиях, что подтвердили первые дни войны. Она сумела решить поставленные перед ней задачи как в начальный, оборонительный период, так и в ходе наступательных операций во взаимодействии с сухопутными войсками и в самостоятельных действиях флотов на морских коммуникациях противника в середине войны и на завершающем ее этапе.
 
  В 1932 г. па базе секции связи НТК ВМС и Научно- Испытательного полигона связи был создан Научно-исследовательский морской институт связи (НИМИС), который проводил разработку радиоэлектронных средств для Военно-Морского Флота. Возглавлял институт академик А. И. Берг.

К началу Великой Отечественной войны наши флоты имели на вооружении кораблей и частей радиоаппаратуру  двух серий: «Блокада 1» и «Блокада 2».

Радиопередатчики
(Наименование, Мощность кВт, Диапазон м)

„Ураган-МК“ 10 кВт, 20— 120 м.
 „Шторм-М“ 2 кВт, 35— 120 и 400— 2400 м.
 „Шквал-М“ 0 ,5 кВт, 35— 120 и  40— 2400 м.
 „Скат“  2 кВт, 20— 120 м.
 „Щука“ 0 ,5 кВт, 30— 120 м.
„Бриз-МК“ 0 ,2 кВт, 20— 200 м.
 „Окунь“ . 0 ,1 кВт 200— 1200 м.

Радиоприемники
(Наименование, Диапазон  м)

„Гроза-М“  20—2500 м,  „Метель“ 15—200 м,  „Вьюга“ 20— 10000 м,
„Пурга“ 15—220 м,  „Вихрь“ 20— 10000 м.

    На каждом флоте имелся свой Центральный узел связи в составе приемного и передающего радиоцентров, телеграфные и телефонные станции, береговые посты наблюдения и связи. Все береговые объекты связи и флотской инфраструктуры, штабы флотов и соединений были соединены телеграфными и телефонными проводными линиями связи. Главный Штаб ВМФ со штабами флотов также имел все виды проводной связи с зарезервированными радиоканалами. Вместе с совершенствованием структуры сил Флота менялась и организация Службы наблюдения и связи. Разрабатывались новые технические средства, решалась самая важная для флота проблема  –  связи с погруженными подводными лодками.

  Подводные лодки имели на вооружении длинноволновые передатчики мощностью до 500 Вт, коротковолновые мощностью около 100 Вт и приемники. На малых подлодках длинноволновый передатчик имел мощность 100 Вт. Связь подводных лодок осуществлялась по действующим на флоте документам связи. Особенностью связи было то, что подводная лодка работала на передачу только для донесения о противнике, квитанций на принятые радиограммы она не давала.

  Для передач на подлодки использовался также длинноволновый радиопередатчик типа НКС «Ленинград» (РВ-53). Подводные лодки принимали эту станцию, находясь под перископом.

  С наступлением морозов при всплытии подводной лодки надстройка и антенна покрывались льдом. Антенны нередко обрывало, и радисты, окатываемые ледяной водой, должны были восстанавливать антенные устройства. Подводники-связисты вложили много сил, энергии и знаний в обеспечение своих кораблей связью.

 Отличились командиры связи лодок И. А. Краснов, П. Е. Запаров, П. И. Иванов, и их подчиненные — радисты подводной лодки «Щ-311» Писанов и Саднин, «Щ-324» Ступин и Яковлев и многие другие. Работу радистов одной из лодок ее командир – Герои Советского Союза А. Н. Вершинин назвал самоотверженной.

  Вновь развернутые после войны с Финляндией  и ранее существовавшие посты СНиС имели по 3 радиостанции 11АК и 8 радиостанций 5АК. На мобилизованных с гражданского флота судах устанавливались радиопередатчики «Бухта», «Бриз», «Штиль-К» и радиостанция «Рейд», а также радиоприемники «Куб-4», «ПР-Ч», «Дозор».
 
   В эти грозные годы моряки-связисты достойно выполнили свой долг перед Родиной, обеспечив бесперебойную связь командованию флотов, флотилий, соединений и частей, внеся достойный вклад в дело Победы. Немало было примеров, когда успехи в боевых действиях достигались за счет тщательно подготовленной связи: Петсамо-Киркинесская (СФ), Выборгская (БФ) операции, десантные операции ТОФ и др.
 
  За мужество и отвагу, высокую выучку и мастерство 26 моряков-связистов были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

  Задачи организации и управления связи на Флоте были поручены Управлению связи ВМФ. Флот к этому времени был оснащен добротной радиоаппаратурой, которая надежно обеспечивала связь и наблюдение. Под руководством Управления связи ВМФ широким фронтом шло строительство линий проводной связи, разрабатывались новые образцы радиоаппаратуры. Работники Управления участвовали в разработке планов учений и маневров на флотах, многие из которых проводились во взаимодействии с армейскими соединениями и объединениями, что требовало налаживания связи с военными округами и руководящими органами связи центрального аппарата Красной Армии.
 
  Во всех этих вопросах Управление связи ВМФ находило деловой контакт с руководителями связи Армии, Пограничных войск и Войск НКВД. Контрольно-приемный аппарат Управления связи ВМФ перед войной проделал большую творческую работу, еще теснее связав заказчика (Управление) с промышленными предприятиями страны, изготовлявшими средства связи. Единое руководство связью флотов и флотилий способствовало повышению боеготовности Флота в целом.

  На Флоте удалось избежать вредной «радиобоязни», наблюдавшейся в Вооруженных Силах страны перед войной и в первые её дни. Многие командиры частей и соединений Красной Армии, опасаясь перехвата информации противником, старались не применять радиосвязь. Флот же избежал этих явлений не только в силу своей исторической специфики применения радиосвязи, высокой организации, но и понимания командирами и штабами береговых частей важного значения радиосвязи. Большую роль в успехе работы связи и наблюдения сыграли также правильный подбор и расстановка кадров. Во главе отделов связи флотов и флотилий были поставлены опытные, инициативные и смелые командиры, понимающие задачи связи в подготовке к войне и творчески реализующие их в практической жизни Флота.

  Организация связи флота в целом была стабильной и с началом военных действий не потребовала больших изменений. Телеграфно-телефонная связь действовала постоянно, линии связи главных баз флотов были, по-возможности, подземными, а узлы связи находились в защищённых помещениях. Были проложены дублирующие линии, широко использовались гражданские линии проводной связи, линии морской погранохраны и частей ВВС Флота.

  19 июня 1941 г. исходя из оперативной обстановки приказом Народного комиссара Военно-Морского Флота Краснознаменный Балтийский флот был переведен на оперативную готовность №2. В штабе флота развернули флагманский командный пункт и дежурство по связи отдела связи флота. Средства связи были приведены в полную боевую готовность. 21 июня в 23 ч 37 мин Нарком ВМФ приказал перенести Краснознаменный Балтийский флот на оперативную готовность № 1. На кораблях и в частях прозвучали сигналы «Боевая тревога». На сигнально-наблюдательных постах СНиС и станциях все было приведено в боевую готовность, розданы оружие и боезапасы, усилены наблюдение и охрана.
 
  В 3 ч 34 мин 22 июня 1941 г. сигнальщик рейдового поста Кронштадт матрос Повзин первым обнаружил четыре самолета противника типа «Хейнкель-111». Вскоре об этом же донесли с поста маяка Толбухин. Вражеские самолеты сбросили мины на Большой Кронштадтский рейд и, сопровождаемые огнем зенитных батарей, скрылись. Около 4 ч начальник сигнально-наблюдательного поста в Паланге, расположенного вблизи государственной границы, донес: «Ведется обстрел с границы. Уничтожаю материальную часть, документы, отхожу с по- I раиичниками». Первый воздушный удар обрушился на Либавскую военно-морскую базу. По телеграфу с Ханко получено донесение рейдового поста СНиС: «5 ч 05 мин. У острова Бангшер видны немецкий крейсер и два миноносца»…

  В 1 ч 15 мин 22 июня 1941 г. по кораблям и частям в главной базе Черноморского Флота — Севастополе — был дан сигнал боевой тревоги. В 3 ч 07 мин 22 июня снгнально-наблюдательный пост СНнС главной базы Херсонес донес оперативному дежурному штаба флота, что он слышит шум моторов приближающихся самолетов.
 
  С 3 ч 15 мин до 3 ч 50 мин в штаб поступил ряд донесений других сигнально-наблюдательных постов СНиС о якобы спускавшихся парашютистах. Сигнальщики ошиблись: это были мины, противник решил закрыть выход Флота из базы. Две из них упали в городе: одна — на берегу у Приморского бульвара, другая — на ул. Щербака. Два сильных взрыва, большие разрушения и первые жертвы войны. Вскоре были получены сообщения о том, что немецкие войска, открыв ураганный артиллерийский огонь, перешли границу Союза Советских Социалистических Республик.

  Развернулось дежурство по связи Флота. Первым заступил на дежурство опытный связист – капитан И. П. Янов. Он отлично знал организацию связи Флота. В дежурство хлынул необычно большой поток телеграмм и телефонограмм, увеличилось также и количество исходящих телеграмм. Сигнально-наблюдательные посты СНиС в своих донесениях сообщали о налетах самолетов на порты и базы Флота.

  Радиопередатчики передающего радиоцентра Флота уже в первый день войны работали без остановки, перегревались, но сделать перерыв было нельзя: шли все новые и новые радиограммы. На сигнально-наблюдательных постах СНиС были усилены вахты, велось непрерывное наблюдение за морем, воздухом и побережьем…

  Радиосвязь кораблей замыкалась на радиоцентры флота, флотилии и военно-морских баз. При плавании кораблей в отдаленных районах  радиосвязь при необходимости осуществлялась через промежуточные радиостанции, функции которых выполняли радиоцентры военно-морских баз. При плавании вблизи своих берегов корабли часто использовали связь через посты СНиС.

  Основным методом радиообмена при передаче радиограмм на корабли был бесквитанционный метод. Береговые радиостанции на все принятые радиограммы должны были немедленно давать квитанции. В начальный период войны очень мешала разнотипность радиовооружения кораблей. Различия в параметрах радиостанций заставляли предусматривать несколько вариантов радиосвязи с этими кораблями, что слишком усложняло организацию радиосвязи и ложилось дополнительной нагрузкой на, и без того, перегруженный личный состав узлов связи.

  В июне 1943 года на подводной лодке «С-59» успешно прошли испытания перископной – штыревой выдвижной антенны, получившей название «ВАН». В начале 1944 года постановлением ГКО предусматривалось вооружение всех подводных лодок нашего флота антеннами этого типа. К концу года ими было оснащено уже 16 подводных лодок, что позволило им, находясь на перископной глубине, обеспечивающей их скрытность, принимать информацию с берега на удалении в 500 — 1000 миль, с надводных кораблей — в 500 миль, а с самолетов до 200 миль. Нарком ВМФ адмирал флота Кузнецов Н.Г. высоко оценил это изобретение: «Устройство типа «ВАН» открыло новые тактико-технические возможности в боевом управлении подводными лодками в деле взаимодействия их с авиацией на коммуникациях противника, при нападениях их на конвои и в других боевых действиях Флота».

  В феврале 1944 года начальник Института связи Я. Г. Вараксин представил перспективную систему радиовооружения Флота под названием «Победа». Она включала 9 типов радиопередающей и 6 типов радиоприемной аппаратуры и характеризовалась максимальной однородностью элементной базы, деталей и целых узлов, возможностью работы во всех диапазонах радиоволн — от длинных, до ультракоротких и дециметровых. Четкая градация передатчиков по мощности, как на кораблях, так и на береговых объектах, позволяла им работать на различные антенны, а также широко применять автоматические средства радиосвязи, буквопечатающую, фототелеграфную и автосигнальную аппаратуру.

    В годы Великой Отечественной войны во главе Службы связи флотов стояли наиболее опытные связисты, начальники связи флотов М.А. Зернов (БФ), Г.Г. Громов (ЧФ), П.Я. Смирнов (ТОФ), Б.Н. Шатров, С.Н. Архипов, В.В. Полозок (СФ).

  Адмирал Исаков И.С. в 1945 году на сборах преподавателей-связистов сказал: «Уровень развития нашей аппаратуры связи вполне отвечает разнообразным требованиям современных боевых операций. В Отечественной войне ни одна операция флота не была сорвана по причине плохой работы техники связи или несоответствия этой техники оперативному назначению». Таким образом, проверку самой жестокой войной XX века Военно-морская связь выдержала успешно.

  Игорь Самочеляев. По материалам сайтов: «История связи ВМФ», «История связи военно-морского флота», «sluzhba-svyazi-vmf.fdf ».

  29 марта 2020 г.



   
 


 


Рецензии