В поисках невидимого града Китежа...

И сей град Большой Китеж невидим стал и оберегаем рукою Божиею,— так под конец века нашего многомятежного и слез достойного покрыл Господь тот град дланию своею. И стал он невидим по молению и прошению тех, кто достойно и праведно к нему припадает, кто не узрит скорби и печали от зверя-антихриста. Только о нас печалуют день и ночь, об отступлении нашем, всего нашего государства московского, ведь антихрист царствует в нем и все его заповеди скверные и нечистые".

ПОВЕСТЬ И ВЗЫСКАНИЕ О ГРАДЕ СОКРОВЕННОМ КИТЕЖЕ.

ОСОЗНАНИЕ

«Не в силе Бог, а в правде. Иные - с оружием, иные - на конях, а мы Имя Господа Бога нашего призовем! Они поколебались и пали, мы же восстали и тверды были».

Святой благоверный князь Александр Невский

Иногда жизнь загоняет людей в тупик, из которого невозможно выбраться, если только не вытащишь сам себя за волосы…

Наше несовершенство часто настигает нас врасплох, совершенно неожиданно, внезапно и безжалостно.

Чувство вины сжигает душу бесплодным сожалением о содеянном, подвергая ее адским пыткам в «испанском сапоге» безвыходности.

Но выход, который мы всегда ищем в загнанном ритме лошадей времени, возможно, и есть вход в «черную дыру» закольцованного Света, жаждущего взаимной Встречи нашего расколотого «мы» с Его неразделимым «Я»?

Впечатанные в сознание дурные пророчества, сомнительные факты, перевернутые с ног на голову артефакты и суеверия тянут сонмы живых в могилы усопших, но не умерших предков, немо взывающих к разуму внуков и правнуков, желая оправдаться и очиститься от скверны в незамутненном  источнике материнской памяти родной земли, ставшей им колыбелью…

Страх мертвых – табу на «археологические раскопки» внутриличностных залежей неисповеданных грехов, забытых родовых преступлений, лежащих глубоко за порогом культурного слоя отдельной личности, неосторожное прикосновение к тайне которых, чревато суицидальным разрывом безумцев, посмевших нарушить ортодоксальный порядок Рода...
 
И в этих узких рамках самосохранения любой ценой и на любых условиях, потенциальная, так и не решившаяся актуализироваться личность, становится легкой добычей религиозного эстетизма, духовного наслажденчества и внешнего оккультного любопытства к тому, что познается изнутри.

Нежелание быть собой, а казаться, надевая чуждые личины узаконенных идолов времени, становится навязчивой идеей или манией грандиоза инфантильного индивида, который никак не может пробудиться от внутриутробного сна вечного младенца в утробе безвременно умершей матери.

Он пытается жить в толпе одиноких призраков химерического мира деспотического дуализма, мистической одержимости и нравственного уродства.

Ему хочется быть собой, но избежать родовой травмы рождения свыше невозможно, не умертвив свою прежнюю плоть.

Он панически боится грядущей метаморфозы с летальным исходом для личинки, жаждущей воспарить в эмпиреи невнятного смысла.

Поэтому ветхий младенец окружает себя фантомами заемного «я», которое на самом деле есть «мы» легиона тьмы, - то бишь бесчисленного множества совокупляющихся инфернальных чудовищ психического подполья…

Самосознание Рода может проявиться только в Личности, изначально готовой к самопожертвованию ради достижения высшего смысла, сжатого дурной бесконечностью коллективной безответственности и группового эгоизма оцифрованных масс, накануне грядущей вспышки всечеловеческой пассионарности…   

Социальное государство рассыпалось в прах, патернализм превратился в пирамидальную структуру близкородственных корпораций, население забилось во все щели разрушенного общего дома, потихоньку спиваясь и вымирая на обочине чуждого бытия, в котором каждый человек-винтик будет посчитан и учтен для пожизненного включения в рабовладельческую матрицу узаконенной эксплуатации…

Социал-дарвинизм как скрытая идеология рыночной стихии явился подсознательным руководством к действию всего громоздкого бюрократического аппарата, этого исторически встроенного в плоть славянской расы чудовищного монстра петровской германофилии…

Борьба с коммунизмом вылилась в безудержное разрушение христианских культурных смыслов, которыми кровеносной сетью был пронизан весь советский проект, невзирая на его атеистическую оболочку…

Идейное банкротство либеральной сырьевой модели безудержного разграбления природных ресурсов горсткой морально невменяемых индивидуумов закономерно привело страну к тотальной катастрофе нового раскола социума на власть предержащих, злато имеющих и громадную бесправную популяцию человеческих существ, насильственно закланных на дьявольском алтаре кровавых жертвоприношений ваалу криминально-олигархического капитализма…

Жадные поиски причин нестроения русской жизни в открытых и закрытых анналах истории приводят в конце концов только к накоплению и смешению взаимно противоречащих фактов, подтасованных документов, лицензированных лжесвидетельств и прочих, прочих отпечатков давно погребенного, но политически окрашенного времени…

Но, если начать с себя, как советуют нам великие моралисты всех времен и народов, вороша собственную память, забитую ежедневными и навязчивыми внушениями современных псевдофилософов о бесцельности прошлого, пустоте настоящего и безнадежности будущего, то приходишь к выводам несколько странным: а ведь я, лично я, жил-то неплохо, да и мои современники особо не страдали от судебных приставов и прочих прелестей суверенной демократии…

Ну, а как же лагеря, Сталин, Берия – демоны в образе человеческом, ведь за державу-то обидно, скопом загнанную в гулаги, изгнанную за рубеж, расстрелянную, уничтоженную, распятую?

А как же, сожженные напалмом вьетнамские деревни, уничтоженные ядерными взрывами японские города, за которые никто из «учителей» мировой демократии так и не покаялся?

Почему одним все дозволено, а другие – изгои, оплеванные, одурманенными русофобией, народами?

Что-то во всем этом есть нечистое, предвзятое, если хотите – заказное или заказанное для исполнения теми силами, для которых Россия – кость в горле или лакомый кусочек на блюде «золотого миллиарда»?

Мы оцениваем деятельность своих вождей с точки зрения ошибочности или преступности теории насилия, приведшей к роковым последствиям, а наши внешние «друзья»-недруги не оценивают, а судят немилосердным судом уничтожения целый народ, всю восточную цивилизацию с ее моралью, культурой, религией и прочими ценностями, определяющими нашу жизнь, плоть, кровь и судьбу…

Кто дал им право нарушения ментального суверенитета, разрушения духовного иммунитета, национальной самобытности, уникального своеобразия исторически сложившейся общности наций и народов, спаянных любовью к свободе и ненавистью к угнетателям?

Они завоевали его силой, развратив правящую номенклатурную «знать», создав «пятую колонну» наймитов и бесхребетных политиков, которые в погоне за мелочным тщеславием, предали свой народ, отдав его на растерзание мировому технотронному фашизму…

БЕСКОНЕЧНЫЙ ТУПИК

«Не плакать, не смеяться, не ненавидеть, а понимать»
                Бенедикт Спиноза

Всемирная отзывчивость русского человека классически определена Федором Достоевским, женственная восприимчивость души интуитивно угадана Владимиром Соловьевым и Василием Розановым, государственная зоркость "этого тысячерукого исполина" (русского народа) гениально осознана Михаилом Лермонтовым.

Ядерная энергия этих судьбоносных качеств сквозняком трагизма истории воплотилась в литературных образах Платона Каратаева, Ивана Телегина, Василия Теркина.

Простота, искренность, деятельное сострадание, надежность, точнее говоря, опорность, фундаментальность характера этих персонажей, сконцентрировавших в себе миллионы безвестных судеб русских людей, созидавших и созидающих историю - вот тот драгоценный сосуд целебного мира, помазуя которым болезнующий ум и, ищущее правды, сердце, возможно отыскать ключ к запертой двери утраченного единства.

Лихорадочные попытки апологетов нынешнего сумеречного состояния неправедных состояний, спивающихся сословий, жирующих и пирующих на развалинах страны гедонистов, коррумпированных столоначальников, беспринципных журналистов и маниловских губернаторов, желающих сохранить статус-кво страусиной политики "как бы чего не вышло" - путь в никуда, точнее в бездну мрачного безвременья и тревожного ожидания трагического конца вечно прерываемого начала...

Этот бесконечный тупик русской истории, периодически лишающей себя преемственности, максималистски отвергающей достигнутое ранее напряженным и жертвенным трудом поколений, поражает своим постоянством непредвзятого исследователя.

В чем причина утраты лояльности к собственному прошлому?

Откуда берутся истоки кощунственного осквернения могил упокоенных предков, лишавших себя необходимого ради нашего существования?

Языческое обожествление у первобытных народов часто переходило в священный каннибализм. Причаститься к доблести и чести означало пожирание жертвенной плоти.

Не в этом ли атавистическом инстинкте самосохранения социального ядра умирающего этноса и заключена страшная тайна идеологического некрофильства и труположества, обгладывающего кости одних и страстно совокупляющегося с мертвой плотью других?

Отсутствие идеологии в виде общей стратегии развития страны, наверное, самое страшное для социального-биологического организма.

Мы не знаем: куда идем и зачем, а просто тупо выживаем в окружении расы хищников, у которых твердые планы и намерения по нашему поводу: «отнять и поделить», как метко выразился общеизвестный булгаковский персонаж…

Православие как национальная идея – хорошо, даже – отлично, но знаем ли мы, что Православие не навязывается извне, а рождается изнутри выстраданного духовного опыта обретения Веры как Дара, а не уютной прихоти «православнутых» господ и плебеев капиталистического рая для избранных?

Православие - это не фанатичное изуверство идолопоклонствующих противников фильма Алексея Учителя «Матильда», которые громят кинотеатры и сжигают машины, а искренность и чистота жизни во Христе Иисусе Господе нашем.

Не хождение в церковь как на дискотеку или в театр, а покаянное мировоззрение, когда «всяк во всяком виноват» (Ф.М. Достоевский), острое ощущение всеединства во всем, даже самом мелком и, на наш взгляд, – незначительном событии, персональная ответственность, а не лукавая вседозволенность псевдофилософствующих начетчиков и еретически спасенных…

Политически ангажированный культ абстрактного человека, вне контекста его общественного бытия и состояния, идеологически проецируемый во вне образ государства социального благоденствия, не взирающего на безмерное расслоение формальных и неформальных страт - что это как не строительство на песке пирамиды социального рабства с химерическим сфинксом византийской раздвоенности и страха мысли?

Национальная идея - не безжизненный абстракт кричаще разделенного общества, и не библейский козел отпущения, вечно изгоняемый в пустыню невежества с множеством навешанных на него нерешенных вопросов насущного жизнеустройства, нет, это образ того будущего, которое мы выбираем сейчас или отказываемся от него, нагружая собственных детей грехами преданного прошлого...

Социальный раскол велик и страшен.

Это водораздел двух антагонистически настроенных групп: властвующего меньшинства и безропотного большинства.

Между ними пропасть, которую нельзя перейти без подвига самопожертвования.

Но кто способен поделиться самым сокровенным в себе – сердцем ради спасения ближнего?

Вопрос риторический, если не сказать больше – неуместный, особенно в касте или среде господствующей группы.

Никто не замечает причинно-следственных связей в дикой поляризации общества, трансформированного в атомарный сброд блатных и нищих…

Избежим ли мы очередного революционного взрыва?

Или нас всех ждет неизбежная расплата за неусвоенные уроки истории, потому что отсутствие обратной связи между властью и народом приводит к тягчайшим социальным катастрофам и государственному крушению…

Такие вопросы нельзя замалчивать, их надо решать…

МЕТАНОЙЯ

31. Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться?
32. потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом.
33. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.
(Мф. 6, 31-33)

Огненное покаяние Гоголя, неистовые пророчества Достоевского, беспощадная честность Лескова – не услышаны и по сей день…

Социальный раскол будоражит кровь, взывает к отмщению, жаждет справедливого воздаяния…

Власть и народ разошлись в непримиримом антагонизме по разные стороны баррикад…

Все ждут первого крика, вопля, призыва некоего культового мифологического персонажа, который непременно д о л ж е н (обязан!!!) появиться, выпрыгнув как черт из табакерки психического подполья подавленных страстей и незаконных желаний…

И понесется русская птица-тройка вскачь по очередному кровавому кругу великих потрясений во имя «Великой и Единой России»?

Но оправдаются ли чаемые ожидания на развалинах и руинах?

Какая далекая и желанная цель оправдает самоубийственные средства?

Нет такой цели в арсеналах управляемого хаоса и целенаправленной разрухи…

Власть все больше стабилизируется, попутно укрепляясь, народ безмолвно ожесточается, все больше зарываясь в тяжелый песок украденного времени и вязкую глину непреодолимых обстоятельств…

К чему все это приведет давно известно из истории, которую н и к т о не учит, пока она (история) в с е х не замучает: бесконечными тупиками, красными колесами и прочими п р е л е с т я м и гегелевской дурной бесконечности типа: «из огня – да в полымя!»

Что же все-таки с нами произошло?

Почему наша память так коротка?

Зачем мы множество веков проживаем одну и ту же с т р а ш н у ю сказку: «пойди туда – не знаю куда, найди то – не знаю что»?

Что мы ищем в своих странных скитаниях и скитальческих странствиях по чужим городам и весям?

Почему не хотим заглянуть в свои собственные глубины?

Страшимся самопознания как очистительного пламени, в котором будут яростно сожжены родные нам духовные нечистоты…

Веруем - до идолопоклонства, богохульствуем - до беспамятства…

Бескрайняя душа человеческая не вмещается в семейный склеп замурованных преступлений…
   
Зато с удивительным высокомерием самовлюбленных профанов восторженно словоблудим о райской жизни без Бога в бескрылом раю научно-технического прогресса и всеобщего материального изобилия…

Наивные, жестокие и дрянные с у к и н ы дети…

Да, мы – такие: удивительно честные и несчастные жертвы бесконечной перестройки сознания…

Самодержавие, православие, народность…

Триада имперского сознания, завершившаяся крахом гипертрофированного государственного начала, упрямо упиравшегося в бесплодную логику насилия…

Партия – ум, честь и совесть…

Обобществленная совесть принесла горькие плоды партийного предательства в виде безумного и бесчестного з а х в а т а общенародного советского достояния…

Перестройка, перестрелка, патриотизм…

Последние «Три П» актуально-загадочны и стабильно-парадоксальны своим монотонным и жадным вгрызанием в животрепещущую метаисторическую плоть поверженного колосса, где революция и контрреволюция яростно и безлюбовно сочетались в страстном мезальянсе саморазрушения…

Выпукло-пророчески прозвучали вдруг глухие слова Константина Победоносцева* : «Россия — это ледяная пустыня, по которой бродит лихой человек»...

Опять в лихолетье
Встречаем столетье,
Нектар и амброзию пьем…

И Родину честно
Скупыми горстями,
Рыдая, врагу
Продаем…

А ветры бушуют
В безумной стихии,
Кошмары на скалах
Снуют…

И коршуны дикие
Сердце России
Бесстрастно
И страшно
Клюют…

*Константин Петрович Победоносцев (21 мая [2 июня] 1827, Москва — 10 [23] марта 1907, Санкт-Петербург) — русский правовед, государственный деятель консервативных взглядов, писатель, переводчик, историк церкви, профессор; действительный тайный советник. Главный идеолог контрреформ Александра III. В 1880—1905 годах занимал пост обер-прокурора Святейшего синода. Член Государственного совета (с 1872).

ВСЕЛЕНСКАЯ ПРАВДА

«Вне Церкви спасения нет нигде и никому, как и во время всемирного потопа нигде было нельзя спастись от смерти, как только в одном Ноевом Ковчеге»
                Схимонах Иларион «На горах Кавказа»

Жажда Вселенской Правды будоражит прельщенный ум и иссушает распутное сердце целительной болью покаянного самопознания.

Зыбкие болота страха и малодушного отчаяния тянут изверившиеся и робкие души на дно исторического беспамятства и нравственной невменяемости.

Вселенская Правда без Христа нелепа, кощунственна и взрывоопасна…

Герои рождаются в атмосфере братоубийственного бездушия народа и достойной его нераскаянных грехов власти.

Подвижники упорно и незаметно разминают мертвую и вязкую глину духовнобольных сердец натруженными пальцами бескорыстия, смирения, бесстрастия, кротости и любви…

Святых убивают, кумиров превозносят, а потом разбивают, сотворяя новых из разбросанных осколков.

Выбирают Варавву, отвергая Христа…

Вечный и пресыщенный Рим накануне варварского нашествия…

Не устоит дом, построенный на песке, а свобода узников не родится в рабстве темницы…

Счастье тому, кто на «мусорной свалке» истории отыщет жемчужину вечности…

«Корень всех зол есть сребролюбие» - так гласит святоотеческая мудрость…

Извлечение корня предательства из недр поврежденной души, разоблачение «кротов», спрятавшихся в лоне российской государственности, пресечение оттока людских и материальных ресурсов в неизвестном направление – задача не из легких, и требует напряжения духовных и физических сил всего мира, попавшего в силки вездесущей «матрицы» глобализации.

Не смена курса, которого нет в тупике лихорадочного выживания, а возврат к истокам Божественного Бытия, воскрешение памяти поколений, жертвовавших жизнью за сохранение духовно-национальной идентичности, отказ от узко-конфессиональной, агрессивной религиозности, всемирная отзывчивость как миссия России – вот то немногое, но самое важное, что еще способно активно противостоять апокалиптической эпохе грядущего массового расчеловечивания и всемирной олигархической тирании…


Рецензии
Как всегда, Виталий, почти каждый абзац – тезис, заставляющий углубиться в раздумья и достойный самостоятельного полного развития. Образные выражения – такие как «чёрная дыра» закольцованного Света, жаждущего взаимной Встречи нашего расколотого МЫ с Его неразделимым «Я», и о «безжалостном «человейнике» глобализации» выдают поэта в авторе-философе. Работу вы провели серьёзную, произведение получилось глубоким и очень своевременным. Вопросы самоактуализации личности – и вообще сохранения личности при всех попытках самоуверенных «властителей мира», торговцев оружием и наркобаронов, уверенных в полной безнаказанности, превратить народ в послушную «биомассу» стоят как никогда остро. Про личины узаконенных идолов времени тоже очень метко сказано – пожизненная инфантильность – это уже диагноз как и групповой эгоизм оцифрованных масс
А вот во «всечеловеческую пассионарность» не верю я. Однако хотелось бы дожить до времени когда «идейное банкротство либеральной сырьевой модели безудержного разграбления природных ресурсов горсткой морально невменяемых грабителей» ударит по тем, кто его сотворил.
Подробно комментировать вашу капитальную статью, Виталий, не хватит места, да и никчему – каждый читатель получил посыл к размышлениям сообразно своей подготовленности к восприятию и выделит важное для него. Я же коснусь лишь финала с искрой позитива.
Да, социальный раскол устрашающе глубок и арсеналы управляемого хаоса и целенаправленной разрухи сворой гегемонов (так называемого «золотого миллиарда») и «пятой колонны» полны оружием и технологиями «расчеловечивания и всемирной олигархической тирании». И, как вы правильно заметили, литература, искусство, театр, телевидение и прочая развратная масскультура занимает в этом арсенале далеко не последнее место – и тут, возможно, нам удастся защитить хотя бы наших детей, но собрать народ воедино могут только духовные лидеры. Но что-то не видно их – не пробиться им в ангажированные СМИ… А «Жажда Вселенской Правды, о которой у вас справедливо и поэтично сказано, не размочит то, чем можно её утолить, не утопит ни «сребролюбие», ни пропагандируемые гедонистами ценности. И «духовный недуг парализованного поколения, ставшего немым зрителем собственной и неминуемой гибели» – ещё даст о себе знать, ох, как даст»…
Да, чуть не забыла: отличные стихи Константина Победоносцева вы нашли, Виталий! Может быть именно поэты, музыканты и актёры спасут мир от «расчеловечения»? Ведь огласил же Высоцкий в образе капитана Жеглова стержневую тему национальной идеи всех стран и народов: «Вор должен сидеть в тюрьме!» Вот это я накатала... Пора на отдых)))
С уважением,

Лариса Бесчастная   08.02.2020 03:06     Заявить о нарушении
Большое спасибо, дорогая Лариса, за Вашу искреннюю, глубокую и вдумчивую рецензию!

Будем надеяться на лучшее "в этом лучшем из миров", однако, к сожалению, судя по современным тенденциям, приходится ожидать только худшего.

Но это не есть повод для уныния, а только стимул для борьбы за выявление Образа Божия даже в самом разуверившемся человеке...

Стихи, правда, не Константина Победоносцева, а мои, хотя об этом загадочном человеке стоит поговорить подробнее...

Много несправедливого сказано о нем и в дореволюционной, и в советской печати, в том числе и Александром Блоком в его поэме "Возмездие".

Легковесна наша интеллигенция, зараженная ультрареволюционными теориями западного разлива, отрекшаяся от Веры и родной почвы Русской Истории...

Первый биограф К.П. Победоносцева Б.Б.Глинский(редактор «Исторического вестника» и основатель Союза русских писателей)пишет: «ни на кого уличная «свободная» и дешёвая сатира не вылила столько злобы и глумления… Улица всячески тешилась над больным стариком и сводила с ним былые счёты»...

И далее: «Во всю ширь Литейного проспекта движется пёстрая, разнокалиберная и возбуждённая толпа, над головами которой реют красные знамёна… Толпа останавливается против тёмного двухэтажного дома №62, где много лет живёт Константин Петрович, останавливается, чтобы прокричать ему слова ненависти и злобы, прокричать и двинуться дальше во славу грядущего сознательного пролетариата» (2)

А вот и настоящие стихи Константина Петровича Победоносцева, в которых, а также в его критических очерках "Московский Сборник", недаром современники узрели "поэзию
сознательного чувства и проникновенного размышления":

II

СТАРЫЕ ЛИСТЬЯ

(Из Саллета)

Срывая с дерева засохшие листы,
Вы не разбудите заснувшую природу,
Не вызовите вы, сквозь снег и непогоду,
Весенней зелени, весенней теплоты!

Придёт пора – тепло весеннее дохнёт,
В застывших соках жизнь и сила разольётся,
И сам собою лист засохший отпадёт,
Лишь только свежий лист на ветке развернётся.

Тогда и старый лист под солнечным лучом,
Почуяв жизнь, придёт в весеннее броженье:
В нём – новой поросли готовится назём,
В нём – свежий сок найдёт младое поколенье…

Не с тем пришла весна, чтоб гневно разорять
Веков минувших плод и дело в мире новом:
Великого удел – творить и исполнять:
Кто разоряет – мал во царствии Христовом.

Не быть тебе творцом, когда тебя ведёт
К прошедшему одно лишь гордое презренье.
Дух – создал старое: лишь в «старом» он найдёт
Основу твёрдую для «нового» творенья.

Ввек будут истинны – пророки и закон,
В черте единой – вечный смысл таится,
И в новой истине лишь то должно открыться,
В чём был издревле смысл глубокий заложён.
С уважением, теплом и признательностью,



Виталий Митропольский   08.02.2020 08:49   Заявить о нарушении
Замечательный очерк Константина Рыжова о Победоносцеве: http://www.proza.ru/2009/12/01/224

Очень актуальные размышления!

«Все беды нашего времени происходят от страсти к легкой наживе, от недобросовестности чиновников, от недостатка нравственности и веры в высших слоях общества, от пьянства в простом народе».

И это была не пустая фраза.

Сердцевиной взглядов Победоносцева был принцип «люди», а не «учреждения».
Сущность всей его политики как раз и заключалась в том, чтобы закрепить статус-кво в сфере «учреждений», а тем временем внутренне переродить «людей».

«Мы живем в век трансформации всякого рода: в устройстве администрации и общественного управления, - писал он в одном из писем. – И до сих пор последующее оказывалось едва ли не плоше предыдущего…У меня больше веры в улучшение людей, нежели учреждений». «Зачем строить новое учреждение… когда старое учреждение потому только бессильно, что люди не делают в нем своего дела как следует», - писал он в другом месте.

Виталий Митропольский   08.02.2020 09:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.