Из темноты к свету. Часть 3. Глава 12

            - Я приехала из Москвы…Сегодня… Поездом… Попросила знакомых, чтобы меня сразу к вам  завезли, - начала издалека свой разговор Люба, глядя в глаза пожилой женщины, строгой на вид, которая сидела за прилавком церковной лавки и скучала. - Шесть лет назад я венчалась в этом храме… Я приехала, чтобы  развенчаться, но у меня нет документа, который был выдан при венчании.  Я не знаю, как мне теперь быть и с чего начинать.

            В Новошахтинск Люба прибыла не одна, с ней возвращалась домой ясновидящая Татьяна, гостившая у неё около двух месяцев. На пироне, в городе Шахты, их встретила Танина свекровь, самостоятельно приехав за ними на своём личном автомобиле.

            - К сожалению, ничем помочь не могу, - неохотно ответила женщина. – Сегодня понедельник, службы нет, поэтому и отца Виталия нет… И завтра его тоже не будет.

            - Но послезавтра я уезжаю, у меня на девятое ноября обратный билет куплен…  Я никак не смогу задержаться… Что же мне делать, я такой путь неблизкий проделала? – пыталась вызвать сочувствие Люба.

            - В следующий раз приедете, тогда может…

            - Но… в следующий раз я попаду сюда не скоро, - перебила Люба женщину, не дав ей договорить, - а дело не терпит отлагательства, мне срочно нужно развенчаться… Мой бывший муж был болен шизофренией и этот факт от меня тщательно скрывал… Всё выяснилось, когда он несколько раз пытался меня убить… Я от него сбежала, перебралась из Новошахтинска в Москву… Я хочу расстаться с ним окончательно и начать новую жизнь…

            - К сожалению, я ничем не могу вам помочь, - уже намного доброжелательнее повторила женщина.

            В конце деревянного прилавка стоял какой-то мужчина в возрасте, был он невысокого роста и одет в обычную старенькую куртку тёмного цвета. Стоял он к ним спиной и, слушая разговор, одновременно рассматривал стенд с книгами, расположенный вдоль стены. Кроме их троих в помещении церковной лавки больше никого не было.

            - В свидетельстве о венчании пишется имя священника, который совершает таинство, но если у вас  документа нет, то, может, сохранились фотографии с венчания, на которых есть этот священник, - неожиданно сказал мужчина, повернувшись к Любе лицом. – Имея на руках такие фотографии, вы спокойно можете ехать в Ростовское Епархиальное управление, этот вопрос решается именно там… Причина для развенчания у вас серьёзная, так что ваш вопрос решится положительно.

            - К сожалению, у меня нет таких фотографий…  Вернее, когда-то они были, но куда делись, я не знаю, - еле сдерживаясь от слёз, произнесла Люба.

            Теперь она окончательно убедилась, что никто не сможет ей помочь и ей пора уходить, но ноги почему-то не слушались, они, словно приросли к полу, заставляя её продолжать своё стояние.

            «Мечта выйти замуж за Николая, теперь так и останется мечтой… В такой ситуации даже Матронушка не сможет помочь… А я так надеялась на её помощь», - подумала Люба, не понимая, что ей делать дальше.

            - Если хотите, я могу вам кое-что посоветовать…  Надеюсь, что совет мой вам как-то поможет, - вдруг сказал мужчина, прервав затянувшуюся паузу, - но для этого вам нужно будет потратить некоторую сумму.

            - Сколько именно и, что я должна сделать? – спросила Люба, пытаясь понять, кто этот человек и что он здесь делает, так как всем своим видом мужчина смахивал на обычного деревенского мужика.

            - Нужно купить сорок свечей… Я вам дам молитвы сорока святым, и вы каждому из них поставите  свечу с просьбой о помощи, и так же каждому прочитаете молитву. Об этом мы особо не распространяемся, но вам я советую сделать… По молитвам к этим святым совершаются настоящие чудеса…

            - Я согласна, - решительно ответила Люба, готовая уцепиться за любую соломинку, и, обратившись к женщине, сказала: - Отсчитайте мне, пожалуйста, сорок свечей.

            Тем временем мужчина прошёл к женщине, войдя на её территорию. По движению его руки и раздавшемуся звуку Люба сразу же определила, что он выдвинул нижний ящик, после чего положил на прилавок небольшую книжку в виде брошюры.

            - Пожалуйста, верните её, когда закончите читать, - сказал он, задвигая ящик обратно. – Ещё хочу предложить вам одну книжечку, она стоит всего десять рублей, но по своему содержанию очень ценная. Я считаю, что она должна быть у каждого, в ней передаётся разговор Бога с человеком.

            - Да, конечно… Я с удовольствием куплю её, - ответила Люба, открывая небольшой кошелёк чёрного цвета, который сгибался пополам и фиксировался кнопкой.

          Расплатившись за товар, она взяла в руки тоненькую маленькую книжицу, предложенную ей, и прочитала название «От меня это было». Почему-то раскрыв её с конца, она взглянула на последний лист и  неожиданно припала глазами к тексту, напечатанному крупными буквами:
            «Помни, что всё случающееся с тобой промыслительно, и поэтому всякие мысли и попытки с твоей стороны ускорить движение дел твоих недостойны тебя и преступны. Верь, что всё совершается по воле Моей, и раньше своего срока ничего на свете, и тем более с тобой, не случается. Поэтому тем мужественнее переживай все страдания, связанные с испытанием временем, неведением и ожиданием, зная, что всё это от меня было».

            Сердце незамедлительно откликнулось на прочитанные слова, которые показались для Любы неким знаком, посланным свыше, может даже самой Матронушкой. Из прочитанного отрывка Люба поняла, что её желание обязательно исполнится, но только не сейчас, а в своё время.

            Закрыв книжечку, она положила её вместе с кошельком в сумку, висевшую на плече, но отказываться от сорока свечей всё же не стала, так как процесс уже был запущен.

            Смирившись, Люба отпустила ситуацию и попыталась внутренне успокоиться, чтобы настроить себя на дальнейшие действия, положившись на Бога.

            - Пойдёмте, я проведу вас в храм… Там никого из прихожан нет, поэтому он закрыт, - сказал мужчина, выходя из-за прилавка.

            Люба поспешила накинуть на голову широкий тонкий шарф, намотанный вокруг шеи, и, набросив сверху капюшон длинной куртки, взяла с прилавка охапку свечей и книжку с молитвами, направившись к выходу вслед за мужчиной.


            Они вышли на территорию небольшого асфальтированного двора, огороженного металлическим забором, выкрашенным в голубой цвет.

            Голубые пролёты были из толстой арматуры, они фиксировались на широких бетонных столбах, чисто выбеленных и соединённых между собой таким же фундаментом. На каждом из пролётов, включая ворота и калитку, был прикреплён белый восьмиконечный крест.

            Снаружи храм был похож на длинный одноэтажный сельский дом с прямоугольными окнами, по бокам которого находились маленькие пристройки. Выложен он был из кирпича, выкрашенного в тот же голубой цвет, что и забор.   

            Две части крыши соединялись в центре под углом, образуя невысокий чердак, и были покрыты  шифером, включая и боковые пристройки. Над центром крыши  было выстроено небольшое возвышение такого же голубого цвета, с установленным на нём одиночным позолоченным куполом.

            Такой же купол, но меньшего объёма, был установлен и на голубой невысокой колокольне, расположенной над входом в церковь с западной её стороны. Именно эти два купола и придавали сельскому  дому вид храма, освещённого в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

            На первый взгляд ничего особенного церковь собой не представляла – так показалось Любе вначале.

            - Этот храм строился во время войны, в сорок третьем году… Тяжело строился, сил много было положено… Сейчас ему уже больше шестидесяти лет, - сказал мужчина, остановившись перед дверью и доставая ключ из кармана куртки.

            - А почему строили именно тогда, когда война шла? – удивилась Люба.

            - Нет храма, значит, нет жизни… Потому и война к нам пришла, что безбожники все храмы уничтожили, - довольно жёстко ответил мужчина, пропуская Любу в открытую дверь. - Самому первому храму сейчас было бы больше ста лет, но при советской власти его разрушили до основания, ничего от него не осталось… Произошло  это в тридцатые годы и только в военное время удалось воссоздать храм заново, но только уже на другом месте, где мы сейчас и находимся.


            Включать освещение он не стал, поэтому войдя в храм, Люба сразу же окунулась в его полумрак, что придавало всему особую таинственность.
 
            Увидев на стенах множество икон, она вдруг растерялась, не понимая, как среди такого количества ей разыскать те сорок, перед которыми нужно поставить свечи и прочитать молитвы.

            - Наш храм самый намоленный… В нём много икон из прежнего храма, которые удалось сохранить местным жителям, - снова заговорил мужчина, сопровождая Любу, которая постоянно озиралась по сторонам.  - Если вы желаете, то я могу провести для вас небольшую экскурсию по храму.

            - Да, конечно, желаю, - ответила Люба, радуясь такой удаче. - Я буду очень вам благодарна за это.

            Обходя икону за иконой, мужчина одновременно стал показывать и тех святых, к которым ей предстояло обратиться.

            - Если вдруг кого-то из святых вы не сможете найти, то тогда свечу вы можете поставить у любой другой иконы и помолиться… Вы обязательно будете услышаны, не зависимо от того, у какой иконы это будет происходить.

            - Спасибо за подсказку, именно из-за этого я сильно волновалась, - ещё больше обрадовавшись, сказала Люба.

            - Мы считаем, что наш храм Господь удостоил своей милости… У нас сейчас двенадцать икон мироточат, и даже есть такие, которые кровоточат… А ещё очень много икон обновились.

            Мужчина стал подводить Любу от одной иконы к другой, оживлённо рассказывая ей о происходящих с ними изменениях. Подойдя к одной из них, закрытых стеклом, он сказал:
            - А это икона святого мученика Георгия Победоносца, ей больше ста лет, она тоже мироточит. Видите, на его одежде маслянистые капли? Это истекает настоящий елей… Пойдёмте, я покажу вам какими кровавыми слезами плачет Богородица.

            Увиденное зрелище Любу очень удивило и потрясло, ей вдруг стало страшно и как-то не по себе.

            - Но…как такое возможно?..  И почему? – спросила Люба, изумлённая невероятной реальностью.

            - Как это происходит, никто объяснить не может, потому что это чудо Божье…  Считается, что так Господь предупреждает людей о надвигающейся опасности… Для того, чтобы её избежать, он всех призывает к покаянию, чтобы все повернулись к нему лицом… Ну, а те, кто уже с Богом, должны ещё твёрже стоять в вере.

            Люба не совсем понимала, что именно имел в виду мужчина, отвечая на её вопрос, но уточнять не стала. Её отношения с Богом толком ещё и не начинались, и она ещё не понимала, что именно означают слова «призывает к покаянию» и «стоять в вере».   

            - Ладно, я пойду, не буду вас больше задерживать, - сказал мужчина после того, как продолжая стоять у иконы, Люба застыла в глубокой задумчивости. – Вам немало времени понадобится, чтобы все молитвы прочитать…


            Оставшись совершенно одна, Люба посмотрела в сторону выхода – изнутри помещение храма ей показалось слишком вытянутым – и, решив вернуться к исходному месту, она проделала путь через весь храм.

            Стоя в полумраке среди икон и таинственной тишины, Люба каждый раз пыталась отыскать нужный лик очередного святого, зажигая ему свечу и погружаясь в молитву.  Чтение молитв оказалось делом не простым, так как многие слова были не привычны для произношения и понимания, и при слабом освещении этот процесс занимал достаточно много времени.

            Когда Любе оставалось подойти к последнему святому, Николаю Чудотворцу, в храме стало совсем темно, и чтобы как-то разглядеть слова, ей пришлось взять свечу в руку, освещая текст молитвы маленьким ярким пламенем.

            Так она сделала по примеру молодого монаха, который незаметно появился в храме и, сидя на скамейке у противоположной стены, читал какую-то книгу, освещая её горящей свечой в своей руке…


            - Вот такие дела, Танюша… Не знаю, что из этого получится, но сорок молитв я всё же одолела, теперь надеюсь на помощь святых, - сказала Люба, завершая свой подробный рассказ о походе в храм. – Да-а… Были бы у меня сейчас эти венчальные фотографии, тогда и не было бы никаких проблем.

            - Мама, не расстраивайся… Всё равно ты не зря приехала, зато теперь знать будешь, что к чему, а там определишься, что дальше делать, - дала совет Танюшка и о чём-то призадумалась, как бы уйдя в себя.

            - Наверное, детки твои уже спят давно, и муж десятый сон видит. Ложилась бы и ты, Танечка,  отдыхать, - предложила Люба, решив, что девчонка устала с дороги и тоже нуждается в отдыхе, - А я допью чай и тоже прилягу.

            - Мама, ты, что такое говоришь? – шутливо спросила Таня. - Никто из них не спит и пока вряд ли собираются… Просто, дети у меня очень тихие, сидят у себя в комнате, словно мышки, каждый своим делом занимается, поэтому их не видно и не слышно.

            - Танюшка, а я всё же буду ложиться, меня уже ко сну тянет.

            - Сейчас я тебе постель постелю… Это, мама, ты сегодня сильно перенервничала.

            Из кухни Люба перебралась в общую комнату, где перед телевизором в полумраке дремал Танин муж, сидя в одном из кресел, и уже через пару минут она лежала на устланном диване и тоже дремала, изредка поглядывая на большой экран.
 
            Минут через десять к заснувшей Любе подошла Татьяна и, похлопав её по плечу, радостным голосом воскликнула:
            - Мама!.. Мама, вставай и скорее на кухню иди, у меня для тебя сюрприз!

            - Танюшка, ну какой сюрприз может быть на ночь глядя? – удивилась Люба, приподнимаясь сонная с дивана и не понимая, что такого могло произойти за такое короткое время.

            - Сейчас сама увидишь… Пойдём!

            Люба направилась на кухню вслед за Таней, где на столе лежала стопка разбросанных фотографий.

            - Вот, смотри!..  Кого ты здесь видишь? – улыбаясь, спросила она, подав Любе несколько снимков.

            Взглянув на фотографии, Люба резко замерла от неожиданности, глаза её расширились до предела – на снимках она увидела себя во время венчания, а так же бывшего мужа и батюшку, стоящего к ним лицом.

            - Этого не может быть!.. Таня, откуда они взялись у тебя?

            - Мама, я ничего не помню, я всё забыла… много времени прошло. Единственное, что сейчас всплыло в памяти, это твои слова о том, что ты уничтожила все фотки с его изображением, а на эти у тебя рука не поднялась и ты привезла их мне, не зная, что с ними делать. Тогда я подумала: пусть у меня лежат, и положила их к нашим фотографиям.

            - Танюшка, я этого совершенно не помню, даже не смогла бы вспомнить под дулом автомата.

            - Когда ты сказала, что у тебя такие снимки были, но не знаешь куда делись, моя голова сразу напряглась, перед глазами картинки пошли, и я поняла, что где-то я их уже видела, но не могла понять, где именно и когда. Эта мысль мне не давала покоя, пока мне в голову не пришла идея заглянуть в ящик с фотографиями.

            Танины способности по-прежнему не переставали удивлять, а произошедшее стало для Любы ещё одним очередным чудом, которое, по её мнению, не обошлось без участия Матронушки.

            - Завтра утром немедленно еду в Ростов! Теперь нас обязательно развенчают и я, наконец, освобожусь от этого ярма!


            Здание Ростовского Епархиального управления оказалось постройкой девятнадцатого века, двухэтажным и скромным на вид. Находилось оно на улице Станиславского, 58, рядом с собором Рождества Пресвятой Богородицы.

            Держась за высокие перила, Люба поднялась по нескольким ступенькам на небольшое крыльцо и, открыв высокую светлую дверь, вошла внутрь. Перед собой она увидела высокую и широкую лестницу, ведущую на второй этаж и женщину, которая по ней спускалась с ведром и шваброй.

            Оглядевшись по сторонам, Люба больше никого не увидела, поэтому решила подойти к лестнице поближе, чтобы привлечь к себе внимание спускавшейся женщины.

            - Здравствуйте, подскажите, пожалуйста, к кому мне здесь обратиться по поводу моего развенчания? – спросила Люба, когда уборщица оставила за собой последнюю ступеньку.

            - Здравствуйте… должна вас огорчить… Владыка сейчас в отпуске, а кроме него этот вопрос вам никто не решит.

            - Как жаль, а я приехала сюда из Москвы, - с великим сожалением сказала Люба, не ожидавшая такого поворота дел. - Придётся возвращаться ни с чем.

            - А разве вы не знаете, что в Москве есть мощи Матронушки?..  Прежде, чем сюда ехать, вам надо было  у неё побывать и попросить о помощи в предстоящем деле, - как бы с упрёком, ответила женщина  на сетование Любы.

            - Я так и сделала, как вы сказали, - словно оправдываясь, произнесла Люба, сражённая ещё одной неожиданностью, никак не ожидала она услышать о Матронушке именно здесь.

            - Тогда я и не знаю, что вам сказать, - помедлив, ответила женщина и растеряно пожала плечами, не понимая, почему Матронушка позволила приехать в такую даль, если поездка совершенно не уместна. – Раз так, тогда поднимайтесь наверх, присядьте у кабинета и подождите… К десяти часам подойдёт монах Никодим, он секретарь нашего владыки Пантелеимона, вот ему вы обо всём и расскажете.


            Ждать оставалось недолго, всего полчаса, но за это время Люба успела обдумать многое и, сделав выводы на основании прошедших событий, она в итоге решила, что Матронушка всё равно поможет довести  это дело до конца, пусть даже для этого ей придётся приехать сюда снова.   

            Ровно в назначенное время на втором этаже появился молодой человек в чёрной рясе, который прошёл мимо Любы и направился к столу, стоявшему в углу перед входом в кабинет. Как только он присел на стул, Люба немедленно встала с кожаного диванчика и направилась к нему.

            - Здравствуйте, это вы секретарь владыки? – уточнила Люба на всякий случай.

            - Да… Здравствуйте, - очень доброжелательно ответил монах. – Говорите, я вас слушаю.

            - Я вчера из Москвы приехала и на завтра у меня обратный билет…  Мне необходимо развенчаться, - так начала Люба своё повествование, вкратце рассказав всю приключившуюся с ней историю.

            - Покажите мне ваши фотографии, я должен на них посмотреть, - попросил монах-секретарь и, взглянув на поданные ему снимки, сказал: - Да, они вполне подходят… Лицо священника видно чётко и вы тоже узнаваемая… Только есть одна проблема…

            - Какая? – мгновенно отреагировала вновь взволнованная Люба, не дождавшись дальнейших разъяснений.

            - Дело в том, что владыка сейчас в отпуске, поэтому вам придётся снова к нам приехать, - ответил молодой человек, искренне выражая своё сожаление, не догадываясь, что его слова наоборот обрадовали Любу, так как она испугалась, что может получить отказ.

            - Я согласна приехать снова, мне бы только избавиться от этого кошмара, - радостно отреагировала Люба на предложение секретаря-монаха.

            - Хорошо, сейчас я дам вам бланк, и вы напишите прошение на расторжение церковного брака с указанием причин и описанием всех обстоятельств дела. Так же напишите свой московский адрес, на который вам придёт приглашение с указанием даты рассмотрения вашего дела.

            Давно не ощущала Люба себя такой счастливой. Взяв бланк и ручку, она отправилась за другой столик, предназначенный для посетителей, чтобы начать описание когда-то пережитых ею страданий. Она писала и одновременно благодарила Матронушку за оказанную помощь, ощущая на душе долгожданную лёгкость.

            - У меня для вас появилась хорошая новость, - сказал молодой человек, подойдя к Любе. - Мне позвонил владыка и сказал, что сейчас он едет сюда. У него неожиданно наметилась срочная и неотложная встреча. Вы скорее дописывайте, а я попробую подойти к нему с вашим прошением до переговоров. Ваш обратный билет сейчас с вами?

            - Да, сейчас достану, - ошарашенная такой новостью, дрожащими руками Люба полезла в сумку за билетом. – Вот, возьмите!

            В скорости мимо неё поспешно прошёл пожилой седоволосый мужчина с такой же бородой и в особом облачении. Люба поняла, что это тот самый владыка, и он очень спешил. Как только он скрылся за дверью, молодой человек устремился следом за ним и очень быстро вернулся обратно.

            Всё происходило настолько неожиданно и стремительно быстро, что Люба не сразу смогла поверить в происходящее.

            - Владыка рассмотрел ваше дело, и дал благословение, – поспешил оповестить Любу секретарь-монах, который искренне радовался такому неожиданному успеху. – Вам повезло самым чудесным образом, осталось только подождать всего пару минут, пока я выдам вам справку о том, что ваш церковный брак утратил силу и вам больше не нужно к нам приезжать…


            В Новошахтинск Люба вернулась окрылённая счастьем, всё произошедшее с ней продолжало казаться  сказочным волшебством. В мельчайших подробностях она рассказала обо всём Татьяне, которая удивилась не меньше, объясняя всё помощью святых в промысле Божьем.

            - Танюшка, а ведь сегодня восьмое ноября, сегодня у Николая день рождения, - поделилась неожиданным совпадением Люба, держа в руках канцелярский лист с указанной датой его выдачи «08 ноября 2005г.»

            - Да, мама, Матронушка постаралась на славу, ничего не скажешь!

            - Я уверена, что уборщица обязательно поинтересуется  у этого монаха, как сложились мои дела, чтобы узнать, в чём состояла помощь Матронушки в моём случае. А когда узнает, то сильно удивится и тогда расскажет ему, кто именно мне помог на самом деле.

            - Мама, а ведь моя жизнь вышла на новый уровень благодаря Матронушке. Это случилось после того, как ты прислала мне посылку из Москвы с её иконкой и книжечкой. Прежде чем я эту посылку получила, Матронушка явилась ко мне в видении. Я не могла понять, кто эта слепая старушка в зелёном платье и с посохом в руке, которая пытается прийти ко мне, переходя через дорогу. А когда получила посылку и вскрыла, сразу поняла кто она, как только взглянула на иконку.

            - Я старалась всем своим знакомым подарить о Матронушке книжку и её иконку, чтоб они тоже узнали о ней и смогли попросить о помощи. Она необыкновенная, она творит настоящие чудеса.

            - Мама, но это только в том случае, если человек верит в её помощь, без веры ничего не получится.

            - За других ничего не могу сказать, но лично мне ещё много о чём нужно её попросить, - улыбнувшись в ответ, сказала Люба и вдруг неожиданно переменила тему разговора: - Танечка, хочу посоветоваться с тобой… Год назад, в это время, я заезжала к бывшей свекрови… Помнишь, я ещё притащилась с сумкой, набитой банками с закаткой, которую она мне на Москву нагрузила?

            - Ну, помню. А что это ты её вдруг вспомнила?

            - Дело в том, что Полина Тимофеевна очень просила её не забывать, и я пообещала, что обязательно буду к ней заезжать, когда буду в Новошахтинске. Но, когда об этом я поделилась со своей матерью, она строго настрого запретила мне всякое с ней общение и взяла с меня слово, что делать этого я не буду. Вот, теперь мучаюсь, у меня свободный вечер и я смогла бы её проведать, но не могу нарушить наказ матери. Что мне делать и как быть?

            - И какая причина такого наказа? Что-то же смутило твою мать?

            - Она говорит, что это всё не хорошо, что Коле это может не понравиться и тогда всё закончится плачевно.

            - Мама, но твоя мать права. Твоя свекровь обязательно расскажет о тебе, и тогда один из твоих бывших мужей может всё испортить, этот Славик снова твоему Николаю письмо напишет, «верни мне Любу». Ты этого хочешь?

            - Ты права, я об этом и не подумала… А ведь Славка до сих пор, нет-нет и письмо напишет моим родителям, всё сожалеет, что мы расстались. Они письма выбрасывают и ему не отвечают, боятся, чтоб не явился к ним и не начал меня разыскивать. Мама с отцом хотя и не видели Николая, но относятся к нему с уважением и очень рады, что он появился в моей жизни.

            - Слушайся, что тебе мать говорит… У тебя новая жизнь началась, а ты назад оглядываешься… Пора  определиться, кто для тебя важнее, Коля или бывшая свекровь?

            После такой постановки вопроса у Любы, словно пелена с глаз слетела, и чувство вины перед старой женщиной  совершенно исчезло.


             В Москву Люба возвращалась полная надежд на лучшее. Она лежала на нижней полке и дремала под стук колёс, мечтая о предстоящей субботе, когда к ней приедет Николай, и они наедине отпразднуют его день рождения.  День этот теперь станет для неё новым отсчётом на пути к долгожданному счастью… Спасибо дорогой Матронушке…

            
            


            
          


Рецензии