Дилемма

                Посвящается жене Валентине.

Вовка после окончания института второй год работал инженером в ГПТП, и вот в апреле 1979 года его отправляют в командировку в Аягуз через город Алма-Ата. Получая командировочные документы, Вовка узнаёт, что именно в это время в Алма-Ату на "Экскурсию выходного дня" летит симпатичненькая Лидочка, недавно принятая на должность помощника главного бухгалтера. Вовке уже намекали, что Лидочка совсем юная, незамужняя москвичка с трехкомнатной квартирой и влиятельными родителями. Её мама в ГПТП распределяла загранкомандировки, а папа работал в каком-то министерстве.

К этому времени Вовка уже полгода не встречался со своей последней девушкой. Дружили они с Олей года четыре, а расстались как-то резко, пустяковая ссора переросла в капитальный разрыв. Вовка даже по этому поводу написал стихотворение:

Все между нами кончено,
Ты это сама решила.
Мы долго друг друга морочили,
Старались играть красиво.

Но гудки в телефонной трубке,
Твой  голос "Прощай!" - как удар,
Поставили многоточие...
И поезд увозит вдаль.

Ветер холодный, январский,
Гонит белую вьюгу.
Я свое сердце отныне
Ему доверяю, как другу.

Я знаю, он меня успокоит,
Он мне раны залечит,
Я переболею тобою,
Любовь свою я еще встречу.

Тебе же я все прощаю
И говорю: - "спасибо",
За то, что ты существуешь,
За то, что однажды ошиблась.

И меня ты прости ответно,
Не ради другой тебя бросил,
Любовь ушла незаметно,
Так, как приходит осень...

Разрыв не прошёл бесследно, оказалось, что душа может болеть. Лечить её иногда заходила муза:

Послушай ночь -
Смеются звезды,
Шуршат в листве лучами.
Послушай сад,
В котором розы
Льют аромат ночами.

Послушай говор ручейков,
Пройдись лесной опушкой,
Найди горящих светлячков,
Поговори с кукушкой.

И ты поймешь,
Как грустно мне,
Но будет слишком поздно…
Сходи, послушай –
В тишине
Ночью смеются звезды...

Где – то глубоко в душе ещё тлел уголек прежней любви,  и кучерявые завитушки дыма от него иногда замечала муза:

Расстались мы, но понимаешь,
С тобой случайной встречи жду,
Но все равно, ты это знаешь,
К ольхе я больше не приду.

Не буду ждать тебя в подъезде
И по ночам читать стихи.
Не будут нам, как было прежде,
Вслед петь шальные петухи.

Не буду обнимать за плечи,
Стараясь заглянуть в глаза
Я, тут на днях, девчонку встретил -
Стройна и тонка, как лоза.

Теперь я ей стихи читаю,
Так же шумит листвой ольха,
Но только, знаешь, не встречаю
Того шального петуха…

Но за полгода и этот последний уголек погас, и воспоминания об ольхе и петухе притупились.


И вот в самолете рейса Москва - Алма-Ата Вовка оказался в кресле рядом с Лидочкой. Несколько выученных на память в студенческие годы стихов Вероники Тушновой, немного романтических рассказов о поездках по командировкам, несколько лукавых взглядов в глубину широко раскрытых красивых Лидочкиных глаз, и между молодыми людьми возникла взаимная симпатия. Сажая Лидочку в туристический автобус, Вовка узнаёт у экскурсовода маршрут движения, и во время посещения экскурсантами высокогорного катка Медео, они вновь встречаются и не расстаются до самого вечера, пока Вовка не уехал с железнодорожного вокзала в Аягуз. При этом кусочек его сердца остался с Лидочкой в Алма-Ате. Сотовых телефонов тогда ещё не было, поэтому при расставании ограничились поцелуями и взаимными обещаниями на продолжение дружбы в будущем.

Дел в командировке оказалось мало, и, используя небольшие хитрости (да простят меня все командировочные), считаясь, что находится в командировке до 28 апреля, Вовка уже двадцатого апреля был дома, в своей подмосковной деревне. Раньше 28 апреля он не мог "засветиться" на работе, а значит и встретится с Лидочкой.

А в тот год праздник Светлого Христова Воскресенья приходился на 22 апреля. Ближайшая и единственная церковь находилась в восьми километрах от Вовкиной деревни. Водитель последнего рейсового автобуса специально менял маршрут, чтобы отвести всех желающих посетить ночную службу в церкви, ну и, естественно, подзаработать на этом. Вовка не то чтобы был верующий, но и ярым атеистом ни когда не был, и при случае посещал церковь, но почему-то это случалось один раз в году, и именно на Пасху. Вот и в этот раз Вовка, воспользовавшись нештатным рейсом, поехал в переполненном автобусе.

Следующая остановка автобуса была в поселке, где жила Оля. Там желающих влезть в автобус оказалось очень много, и пассажиры уплотнялись в салоне, оправдывая выражение: "как селёдки в бочке". Не знаю, волей случая или божьем проведением, но толпа прижала к Вовке именно Олю, причем, лицом к лицу. Вовка совершенно не был готов к этой встрече, он даже не думал о том, что может встретить Олю в церкви, потому что периодически в голове всплывали приятные воспоминания Алма-Атинского вечера, объятия и поцелуи Лидочки.

И вот неожиданная встреча. Олин печальный взгляд, словно нечаянно брошенный на него, её дыханье, её какой-то особенный аромат волос и знакомый до боли родной запах духов. Даже через куртку Вовка почувствовал упругость и тепло Олиной груди, хоть она упорно пыталась локтями создать промежуток между собой и им. И все это будоражило Вовкину душу, и кажущийся погасшим уголек в сердце вновь затеплился. Улыбнувшись, Вовка первым сказал: "Привет!" Глаза Оли засветились радостью, напряжение локтей ослабло, и они оба моментально погрузились в то опьяненное состояние влюбленных, когда уже не замечаешь ничего, творящегося вокруг. Словно не было ссоры, обиды и полугодовой размолвки. Все это было смешано с пением певчих в церкви, огнем свечей, крестным ходом, всеобщим чувством праздника. Ночная прогулка из церкви закончилась под утро в поселке, в Олином подъезде. Шальные петухи орали "во всё горло". Вовка получил приглашение на Олино день рождения, которое состоится 6 мая.

На следующей неделе 28 апреля Вовка прибыл в контору ГПТП с отчетом о командировке. Сдав необходимые документы, получив от начальства задание на следующую командировку, в которую он обязан был уехать 10 мая, Вовка явился в бухгалтерию за новым предписанием и встретил там Лидочку. Лидочка просто вся светилась от счастья, и в Вовкином сердце и здесь загорелся уголек, от которого он даже опешил. "Неужели я могу одновременно любить двух девчонок?"- недоумевал Вовка. Ещё большее волнение его душе принесло Лидочкино приглашение на день рождения, оно было тоже 6 мая, в её трёхкомнатной московской квартире. "За одно, - с приятной многообещающей улыбкой заявила она, - и с моими родителями познакомишься".

Майские праздники пролетели быстро, приближалось 6 мая. Надо было решать дилемму, к кому идти на день рождения, к Оле или Лидочке. Надо было срочно выбирать перспективу, либо московская прописка с влиятельными родственниками, либо старая любовь без каких-либо льгот...

Дилемма решилась в пользу Оли, возможность Московской прописки и наличие "мохнатой руки" в карьере не одолели силы юношеской любви, подкрепленной шёпотом листвы ольхи и петушиным пением.

А через четыре месяца, вернувшись из очередной командировки, Вовка прямо на предприятии получил повестку с призывом в Советскую Армию на два года. Ведь вместе с дипломом в институте Вовка получил звание «лейтенант запаса». Оля дала согласие выйти замуж и поехала с Вовкой служить на Камчатку. Не только во времена декабристов были такие отчаянные женщины, они есть и сейчас, просто надо вовремя заметить их любовь и ответить взаимностью...


Фото из интернета.
Спасибо автору.


Рецензии
Рада за Вовкино решение. Преданная жена - верное решение дилеммы. С благодарностью и теплом, Зоя

Декоратор2   16.07.2020 15:19     Заявить о нарушении
Уважаемая Зоя! Это было в период нашей молодости! Сейчас Вовка поступил бы по другтму,..
Спасибо за отзыв!
С уважением,

Александр Козлов 11   17.07.2020 10:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.