Люди России. Координатор из Гонконга

    

     Я люблю путешествовать. Где, как не в дороге, можно подчерпнуть массу впечатлений, эмоциональных всплесков, взрыва адреналина, о чём я расскажу позже, а главное повстречать на своём пути удивительных людей, изменивших твоё мироощущение и даже повлиять на судьбу.
     Будучи студенткой пединститута, я часто ездила домой на Сахалин по Транссибу на поездах, а это восемь суток до порта Ванино, потом на пароме до Холмска. Какого только народа я не перевидала, можно книгу написать, только моя память постоянно вытаскивает нескольких, как эталон человечности и безмерной доброты. Не тайна, что жизнь рядового советского студента была трудной и голодной. Естественно, назад едешь без денег, на супах концентратах, даже, если родители что-то и дали, бережёшь на учёбу. В одной из таких поездок, меня просто откармливал проводник  кореец. Звали его Олег. С самого Ванино, я думаю из-за того, что я была единственной в вагоне. Правда еда, которую он мне предлагал, была острой, но вкусной. А когда он узнал, что я жила на острове по соседству с корейцами и часто обедала у них, он начал готовить такие блюда, что нынешние «Якитории» и не пробовали. В Хабаровске подсели два солдатика  «дембеля», день они гуляли, потом постучали ко мне в купе и спросили:
   - Извините, у вас хлеба и соли нет?
     С этого момента Олег кормил троих голодных пассажиров, но меню оставалось превосходным. Иногда он просил меня почистить картофель, морковь, свёклу, рыбу, в основном селёдку. Постепенно все перекочевали в моё купе, где мы ели, играли в карты и Олег, часто ребятам проигрывал в покер. Деньги были небольшие, но на хлеб им хватало. Никогда не забуду его круглое сияющее лицо, узкие карие глаза, в которых всегда пряталась хитроватая улыбка или ухмылка и снисхождение. Был он старше нас намного, но задора и бодрости хватало на всё.
     Так мы доехали до Читы. Там к нам присоединился красавец грузин Георгий из Поти, офицер, интендант. По каким-то неведомым и мистическим причинам, его подсадили ко мне в купе при совершенно пустом вагоне. Когда он открыл свой чемодан, мои «дембеля» ахнули. Что говорить – интендант. Там не было только ананаса и бананов, я как-то неосторожно обмолвилась об этом. При первой же остановке они появились, как в сказке, на скатерти-самобранке. Спасибо его родителям, был Георгий очень воспитанным и образованным, деликатным и тактичным. Сколько я узнала от него о Грузии, о людях, о культуре, он много пел, цитировал Шота Руставели. В конце концов, мы так сдружились, что вечера у нас переходили в концерты: грузинские, корейские песни, я пела украинские, мама научила, ребята играли на гитаре.
     Всё это закончилось в Кирове, где подсели люди, которых позже стали называть «челноками». Вагон наполнился глазастым и осторожным народом, моя соседка по нижней полке, всю ночь вскакивала и ощупывала себя, словно на неё напали полчища насекомых.  Утром Гога сказал ей:
   - Женщина, вы не волнуйтесь, пожалуйста, за свои деньги, мы вас будем охранять.
     Она была так обескуражена, что непроизвольно ответила:
   - Спасибо.
     Расставаясь в Москве, мы пообещали друг другу не потеряться. Года два, поздравляли открытками, потом информационный бум, новейшие технологии связи, письма ушли в прошлое.  Где они теперь? Страны той нет, война в Абхазии, как сложились их судьбы? Пусть у них всё будет хорошо. Интуитивно я чувствую, плохо  у них не может быть, не такие это люди. Свет от их бескорыстных сердец греет меня, по сей день.
     А теперь об адреналине. В этом году мне очень повезло. На Сахалине, наконец-то, заработали туристические агенства. Чего не было раньше, ещё три года назад, это было проблематично. Частные поездки не оправдывали себя, да и страховки от неприятностей не было. Вокруг прекрасная природа и вроде бы не сложный маршрут, но он таит в себе массу опасностей, достаточно медведей – хозяев сахалинской тайги. В Южно-Сахалинске я присоединилась к гастрономическому  туру по побережью юга острова. Первая поездка была на мыс Великан в знаменитый Тонино-Анивский заповедник. Менеджер поведал мне, что экскурсия на пять часов, машины добротные японские внедорожники, водители опытные с большим стажем пробега, дорога – асфальт до посёлка Охотское, немного грунтовой через перевал. На месте нас будут ждать кемпинг и обед, приготовленный поварами профессионалами. Всё предвещало приятную прогулку: и дождь прекратился, и солнышко периодически выглядывало из-за туч, сопки сбросили облачные одеяла и во всей красе предстали перед путешественниками.
     В машине нас было трое: я и немолодая чета из Самары. Я села рядом с водителем – Димой, лет тридцати пяти. Он оказался и гидом, много рассказывал об острове, я помогала ему.  А когда он узнал, что я коренная сахалинка, очень удивился. Мы разговорились, дорога до Охотского располагала к этому. И только когда мы стали подниматься на перевал Тонино-Анивского хребта, я поняла, что нам очень повезло с водителем. После длительных ливней дорогу размыло так, что приходилось восстанавливать путь при помощи подручных средств бензопилы и топора, благо лес стеной стоял рядом. Крутые спуски по скользкому бездорожному склону, открытые пропасти, абсолютная беззащитность и только упрямый подбородок Дмитрия и его ловкие руки внушали нам надежду на счастливый исход мероприятия.
     Наконец, мы выехали на огромное песчаное побережье, справа небольшая речушка разрезала бурным течением наш маршрут до мыса Великан. Попытка перейти вброд удалась не всем, речка оказалась довольно глубокой, пришлось обходить через лес по мостку выше по течению. Причудливые скалы и ступенчатые утёсы манили нас  и заставляли ускорить ход, и мы были вознаграждены сполна. В очередной спуск на пляж, солнце выглянуло из-за туч и Охотское море вдруг из серого и холодного преобразилось в ослепительно синее с серебристыми гребешками набегающих волн на необозримое побережье. Сопки заиграли яркой зеленью пушистых пихт и лиственниц, вереницей убегая к горизонту. Птицы срывались со скал, оглашая всё вокруг радостным криком. Они были повсюду: на невысокой каменистой гряде, на огромной, похожей на слона, пьющего воду, горе и на той, что напоминала торт. При приближении фокуса камеры, я увидела на уступах необыкновенных птиц – тупиков, удивительны они тем, что гнездятся на голых камнях, а яйца имеют конусообразную форму и поэтому не падают, они крутятся вокруг своей оси.
     Двухчасовая прогулка по природному заповедному берегу, где скульптор и архитектор сама матушка-природа завершилась вкуснейшим обедом: с ухой из свежевыловленного лосося, малосольной чавычей, запечённой в песке горбушей, салатами из морской капусты, маринованным папоротником, стеблей лопуха и многими сахалинскими традиционными деликатесами.
     Но самое удивительное меня ожидало позже. На обратном пути я попросила Дмитрия рассказать об остальных экскурсиях и также ли они сопровождаются такими обильными обедами.
   - Все абсолютно, на то он гастрономический. На Сахалине у нас несколько поездок: на Чёртов мост, на остров Монерон, в бухту Тихая, на озеро Буссе с ловлей устриц. Потом поездка на Курилы – всё это есть в программе тура.
   - А главный офис находится в Москве?
   - Нет, в Москве и Санкт-Петербурге – филиалы и во многих других городах, в том числе и в Южно-Сахалинске. Главный офис в Гонконге.
   - Где, где?! – удивилась я.
   - Вы не ослышались. Мы живём в Гонконге десять лет и работаем по всему миру, но больше по России и Дальнему Востоку. Это наш любимый регион.
     Он вдруг широко улыбнулся и сказал:
   - Мы же – россияне. Русских много, живут по всему, не такому уж и большому шарику, это так кажется, что только китайцы расселились и везде лишь они. А знаете, какие люди у нас есть? Один русский миллионер выкупил здание под православную церковь и священник нашёлся. Сейчас там службы идут: крестят детишек, венчают молодых и все праздники мы вместе. Люди идут со своими горестями и радостями, помогают друг другу. Я сам, жена и мои дети ходим туда, они должны знать нашу русскую культуру, приобщаться к ней.
   - Это невероятно. А как же местные власти относятся к этому?
   - Что вы! Скажу больше, на 9-е мая, в День Победы мы проводим акцию «Бессмертный полк» и к нам присоединяются местные жители, они приходят с фотографиями своих погибших родственников. Там же в основном китайцы, а они тоже повоевали в двадцатом веке.
   - Дима, как же вы решились, и вы ходите по улицам, как в Москве?
   - Нет, у нас статический полк. Выносим аппаратуру, ребята играют и поют песни времён Великой Отечественной войны, люди приносят фотографии родных, поют, читают стихи, общаются, тут же кухня, каша с тушёнкой. Даже салют есть. Вы же знаете, китайцы и фейерверки  - неразделимы. Они вместе с нами отмечают этот день и это - здорово. Такая гордость в душе за Россию, за страну. Вам может, покажется, что это просто бравада, но там мы на самом деле испытываем эти чувства и бесконечно тоскуем.
   - Дима, отнюдь, я так не думаю, скажу больше, бывая за границей, я тоже испытываю что-то похожее, через неделю начинаю жутко тосковать. Я не знаю, как вы там живёте, так долго?
   - А мы и не живём, сейчас я с вами, дома, на родине и дети со мной. Завтра полетим на Курилы.
   - Я вам завидую.
   - А давайте с нами, будет интересно, обещаю вам.
   - Не сомневаюсь, но я улетаю в Москву. В следующий раз обязательно. Как вас найти, Дима, именно вас?  С другим водителем я не поеду, вы – больше, чем страховка, вы – сама надёжность.
   - Спасибо.  А найти меня очень просто в сетях: Гонконг, координатор «Бессмертного полка». Остальное вы знаете.
     Расстались мы очень тепло. Я шла по улицам Южно-Сахалинска, нарядного и праздничного, был день закрытия Международного кинофестиваля «Край Света». И радовалась вместе с сахалинцами тёплому вечеру, открытым лицам, а больше всего тому бесконечному чувству сопричастности к людям моего города, где прошли годы юности, к единственной на всю жизнь родине малой единоутробной и ещё к человеку, с большой русской душой и сердцем, полным любви к своему Отечеству.


Рецензии