Кооператив

     Итак, стал я экономистом кооперативного предприятия. Поручил мне председатель заниматься расчетом стоимости изделий. А как? Знаний в этом плане у меня нет, и почитать по этой теме негде, методик для расчетов у нас не было. Как, говорю расчет делать? А как, берешь, сначала объем считаешь, перемножаешь, длину, ширину и толщину памятника. Затем считаешь художественную ценность. Если не знаешь, сколько будет стоить, у жены спроси, женщины в этом деле сметливые. Ну и самое главное, на клиента смотри, кто богаче с того больше бери, кто беднее, поменьше. Всё по одёжке можно вычислить. То есть, в итоге ценность изделия толщиной кошелька клиента можно определить. Вот тебе и вся методика. И надо сказать работала она и весьма неплохо.
     Коллектив предприятия был разномастный. Но основной костяк из бывших служащих состоял, это тех, кому пришлось  в силу различных обстоятельств уйти с прежней работы. А спустя месяц работы в этом коллективе я понял, люди, что со мной трудятся, это прекрасная база для создания  настоящего бизнеса, а что бы это понять не нужно экономического образования. Работали здесь начальник местного КГБ, начальник ОРСа, директор завода ЖБИ, бывшие, разумеется. И я не последним человеком был в администрации. Командовал нами работяга, прораб, бывший производственник. В кооперативе должность директора тогда была выборной, вот его и избрали руководить. Человек, наш председатель, был замечательный, опыт производства имел большой. Руки у него и мозги просто из золота сделаны.  Как то говорю ему: «Юра, что мы всё бусы круглыми делаем, такими формами ещё Колумб Америку завоевывал, поощряя туземцев, может, что новее придумать, а?» Сделаем, говорит. А через неделю приносит чертежи станка. Образование ПТУшное, но голова здорово варила в технике. От рождения у него всё это. Молодец, одним словом. Но он был человеком производства, но не организации работ. В бизнесе нет такой должности «хороший человек», тут, прежде всего организатор нужен.
     Но вот произошло замечательное событие. Решили мы, я имею ввиду костяк кооператива, отпочковаться от основного производства. Было нас восемь человек.  Собрали мы собрание и создали новую юридическую организацию, а меня директором избрали. Замыслы были Наполеоновские. Думали, вот сейчас мы развернемся и завалим страну бусами и шкатулками. Планов было громадьё. Однако просто уйти не получилось. Директор основного производства закрыл нам доступ к сырью, да и станков у нас не было. Вот так вот. Голые, босые, но гордые. Зарплату мы полгода и не видели, жены в этот период нас кормили. А производство создавать надо было.
     Нужны деньги. Где взять. Никто не знал, сколько нужно денег, знали только что их нужно много. В карманах пусто. Конечно, надо заработать их. А как?  Перепродажей, естественно, коммерцией тогда всё это только начало называться, большинство людей, всё ещё видело в этом спекуляцию. Ну что же, спекуляция значит спекуляция, как это не называй, но если эта спекуляция дает денежки, значит мы на правильном пути. А информации по товару в те времена практически не было, так, телефонные справочники и всё, да ещё молодое новое издание «Оптовик». Нашел я в «Оптовике» рекламу. В Казани продают оптом сёмгу.  Для них там, в Татарстане рыба это деликатес, который мало кто из татар и потребляет, а для нас, северян, это основной продукт. Говорю Юра, это бывший директор кооператива, смотайся в Казань, договорись взять рыбу недельки на три под реализацию, мы тут её быстренько раскидаем, и денежка на станки будет. Юрий Константинович едет в Казань, и по приезду уже звонит, мол, не дают они рыбу, деньги требуют.  Юра, говорю ему, делай что хочешь, но рыбу привези. И что вы думаете, доставил вагон сёмги наш Юра. Оказывается, ему только команда нужна, а так-то он парень сметливый. Нашел там племянницу директора предприятия, что торговало рыбой, она оказалась знакомой его хорошей знакомой, вместе поднадавили на директора со всех сторон, и вот мы уже торгуем сёмушкой. Наш Юра в последующем ещё и не такое делал. Вот как раскрылся бывший работяга, ему, как оказалось, только толчок нужен и он вывернется наизнанку, но дело сделает.
     Как-то полетел он в Москву, вновь за продукцией, и опять это рыба была.   Привозит три вагона нерки и вагон рыбных консервов. Двести сорок тонн продукции. Естественно, поиском возможности покупки мы вместе занимались. Был в Москве у нас знакомый директор государственного предприятия, Даниил Яковлевич, звали его. Я позвонил из Инты, Юра за горло его взял в Москве, и уговорили, денег дал он взаймы, по нынешним временам это где-то около семи миллионов рублей. Дал деньги и уже через пару часов мне звонит: «Евгений Васильевич! Как я вам дал… Обманите, чувствую обманите…»  Естественно, деньги мы ему вернули, как и обещали с отсрочкой вернули, ещё и подарок в благодарность подкинули.   Вернуть деньги в те времена, было делом чести. Так вот мы первые деньги на станки и зарабатывали.
     Так же и с сырьём было. Одно время, ещё в старом кооперативе, председатель кооператива всё на вертолете в округе мрамор выискивал. Оказалось это удовольствие дорогим, да и бесполезным. Ничего толком из полётов этих он не представлял. Для такой работы не тот размах нужен был,  нужно было экспедиции слать, а не на вертолете тундру изучать, а где под это дело люди, где средства, так что мы по-прежнему на Узбекском сырье и Туркменских камнях трудились. В новых условиях, огромные камни нам уже и не нужны были, хватало и отходов основного производства. Однако, после нашего отпочкования от прежнего кооператива, доступ к ним был перекрыт. Тогда за сырьём начали сами ездить. Но Узбекистаном и Туркменией не ограничивались. Мотались по выставкам, ярмаркам и здесь, на Севере, и в Москве. Кроме поиска сырья ставили перед собой задачу и покупателей на продукцию находить. Приезжаем, положим, на выставку в Москву, берём столик и на нем изделия свои выставляем, и вот здесь начинается настоящая работа, я же говорил, времена полного отсутствия информации были. Это уже позднее интернет появился, биржи, а тогда…
     Случались и промашки. Как-то идем в Измайловском парке по торговым рядам. Не то чтобы любовались парковой природой, просто там многое для себя могли подсмотреть. Видели формы украшений, бус, брошек, шкатулок разных и прочее. С мастерами поделок разговаривали, камень это же вещь живая, он может быть твердым, мягким, хрупким, может цвет менять и не только от времени дня но и в ходе термической обработки. И здесь консультантов знающих всегда много.
     Так вот, идем по  рядам, слышим, мужик стоит у лавочки и камень предлагает: «Лунный камень! Покупайте «Лунный камень». Юра ему: «Дядя, наши и на Луне ещё не были, а ты тут с Луны каменья пронес. Давай не бреши, а то вот милиции сдам». Я Юрию Константиновичу говорю, ладно, ты, дескать, повращайся здесь, что да как, а я за пирожками смотаюсь. Время было обеденное, а у нас с утра маковой росинки во рту не было. Прихожу через минут десять, а мой Юра уже столковался этот камень купить, сбив цену в десятки раз, за трояк, да еще с мешком, да еще мужик этот пообещал нам этот мешок задарма на Ярославский вокзал отнести, камень на кило двадцать тянул по весу.
     Вот это сделка! Молодец Юрий, просто молодец.
     Привезли. Камень красивый, голубой, наверно из него красивые украшения будут. Но после обработки камень этот в стекляшку превратился. Вот тебе и «Лунный» камень.
     Торговать изделиями из камня в те времена было делом благодарным. Женщины в основном по выставкам сновали, именно они и покупали наше каменное многообразие, а если ещё ей нашепчешь что это украшение ей к лицу, она ещё какую побрякушку возьмет подруге в подарок.
Однако, если по существу говорить, мелкие продажи нам не были нужны, точнее они погоду не делали. Нам нужны были хорошие оптовики и приличные заказы.

     Продолжение следует


Рецензии
Знакомая картина,сам из первых кооператоров! Идея кооперативов была неплохая но до конца не довели! С уважением Талгат

Талгат Алимов   26.01.2020 18:27     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение. Согласен с Вами. Удачи и успехов в творчестве!

Александр Махнев Москвич   26.01.2020 21:33   Заявить о нарушении