Жизнь

Поздним утром сонные удочки камыша и полусогнутые локти травы торчат из-под снега. Сияя лукаво, лоснятся талой зимой сугробы. Много раньше, ещё в дорассветном плену, собаки голосят издали, а филин им в укор:
-Ух-вы! Ух-вы!
И замолкают они...

Тропинка подставляет невидимую ей самой ступню, и,- ой! Та-дам! Спотыкаешься легонько, да так, что с головы до пят горяч. А тропка делает узелки и рвётся ниткой от шага к пути. То ли по забывчивости, частью с умыслом, или в назидание.
Бывает, лунной ночью всё ясно, и очевидно более, чем в солнечный день, ибо сияние единой ближней звезды слепит своим величием. И по тракту, просторному, прямому так легко идётся... Тропинка же - таится где-то там, внизу, недосягаема взгляду белого света.
Но если тьма, охватив ладонями путника за лицо, не даёт ему оглядеться, то подставляет заботливо под слепые и беспомощные ступни обросшие травой ступени. А лес восстаёт по бокам шорами коридора, толкает странника со стороны на сторону, не для потехи, но одной его сохранности ради.
То ли ты шествуешь по пути, то ли торопишься. Либо оглядываешь благодарным оком всё, что сопровождает по эту сторону дороги, или .озабочен чем-то невидимым, позабывшись. Позапомнив* про самую суть бытия. Про утончённое удовольствие его, когда, довольствуясь кратостью, ты кроток во всём, что касается напоминания о ней, но широко раскрыт прочему, которое вечно, как свет, льющийся с небес.
- На что похоже это?
- На назидание. Наставление, что нанизано на оборванную струну опытности.
- Не лишено ли  это рассудка, не глупо ли?
- Ни то, и не так. Почему бы не сказать ребёнку, как только он откроет свои глаза тебе в ответ: «Смотри! Смотри внимательнее, малыш! На всё вокруг! Дорожи этим до дрожи! Собой дорожи, жизнью, что жалит сама себя исподтишка, в самый лепый момент, когда понял вдруг,- что оно такое, как и зачем...»
- А ты... ты понял, познал?
- Чудак человек, да разве бы я признался...

Толкаясь друг об друга,  локти травы, расчистили уже место, и на свободном от засахарившегося дождя овражке - резные трилистья земляники. От одного взгляда на них рот наполняется сладким ароматом ягод.

Быть может и жизнь такова? Она не более, чем устремлённость, ощущение, намёк: А что она такое на самом деле, до конца не знает никто.

_________________________________
* - позабыв;


Рецензии