Валерия. глава 21

По дороге на дачу Наташа заявила, что родители не знают, что произошло на самом деле, и знать не должны.

- Для них всё должно остаться, как раньше. Мама болеет постоянно, нельзя волноваться. Да и папа сдавать начинает. Он столько добра тебе сделал. Вадим, я, наверное, не всегда была права, тоже из крайности в крайность бросалась. Нам надо всё плохое забыть и начать с начала, как ты думаешь? - добавила она примиряюще и, протянув руку, прикоснулась к моему лицу.

- Наташа, прекрати,  я за рулём. Ты сама вела себя как? В спальне запиралась, слова ласкового от тебя неделями не слышал.

- Глупая была. На отдыхе поняла, что не так надо вести себя с мужем, правда? - она хрипловато засмеялась и закурила, выпуская дым в форточку.

Мы подъехали к даче. Наташа заговорщицки подмигнула и рванулась из машины к дочке. Я вынимал сумки гостинцами и продуктами из багажника и наблюдал, как тепло встретились родители с дочкой, как Олеся громко смеётся и не слазит с маминых рук. Наташа хорошая мать, это не отнять; дочка увидела меня и побежала по дорожке навстречу с криком: «Папа! Папочка!»

Вечер пролетел быстро. Тоску, периодически вползавшую мне в душу, я искусно маскировал под задумчивость по поводу работы. Именно так я отвечал несколько раз Петру Марковичу, который интересовался, всё ли хорошо у меня в больнице, не нужно ли чем помочь. Уже стемнело, когда я собрался в город. Неожиданно для меня Наташа решительно шагнула к машине, прося родителей отвлечь дочку.

- Олеся расстроится, осталась бы сегодня, - мягко попросил Пётр Маркович дочь, но она ответила с улыбкой, что это было решено ещё по дороге на дачу. Она и муж так захотели. Тесть понимающе улыбнулся и с довольным видом попрощался с нами.

- Наташа, мне завтра на работу, пораньше хотел поехать, - произнёс я сразу же, как только мы переступили порог дома.

- Не соскучился нисколько? - усмехнулась жена, - посидим немного, вдвоём. Давно так не отдыхали.

Пока Наташа возилась на кухне, я принял душ и пошёл в свой кабинет. Мне хотелось позвонить Валерии, но сделал это я только тогда, когда жена крикнула снизу, что ждёт меня минут через десять, пока она примет душ, а к столу всё готово.

- Лерочка, как ты, моя девочка?  - спросил я, пытаясь понять интонацию любимой, - не огорчена ничем?

- Я хорошо, недавно бабушку встретила из клуба. У тебя как дела?

- Нормально. Работа - дом, что у меня ещё может быть? Я по тебе очень скучаю. Очень, Лерочка, - грустно произнёс я, не справляясь с чувствами.

- Я люблю тебя, Вадик. Очень, и тоже скучаю.

Валерия успокоила меня своим объяснением - её признания в чувствах я был готов слушать бесконечно. И говорить ей в ответ. И обнимать любимую девочку до бесконечности. И чувствовать её прикосновения, которые сводят меня с ума, а ласки...

- Вадим, можешь спускаться! - крикнула Наташа. Натянув старую футболку, я посмотрелся в зеркало - жарко очень, посижу за столом в «пляжном» виде. Однако я немного ошибся - на столе стояли две свечи в высоких подсвечниках, красивая посуда. Вино в корзинке со льдом, фрукты, немного закусок. Мы недавно ужинали на даче, и я понял, что Наташа просто ищет пути примирения со мной. Совсем недавно я мог бы оценить её старания, но сейчас мне это было практически безразлично. Однако я подошёл к столу с улыбкой.

- Ох, Вадим, я так соскучилась! - Наташа потянулась ко мне, и, обнимая меня за шею, запрокинула голову, ожидая поцелуя. Я обнял её и, немного подождав, попытался осторожно высвободиться.

- Садись, - махнула она рукой, -    вино открой, пожалуйста. Это с юга. Продегустируем? Продавец сказал, хорошее.

- Наташа, я равнодушен к спиртному, знаешь же, - ровным тоном ответил я, - если только так, попробовать.

- О, ты не представляешь, как я рада, что у меня такой муж! Непьющий. Заботливый, любящий, - она засмеялась, - знаешь, мне девчонки прям обзавидовались, когда я про тебя рассказала. И про нас.

- И что же ты про нас рассказала? - спросил я, сделав пару глоточков из бокала и одобрительно кивая на качество спиртного, - вино и правда хорошее.

- Как есть рассказала. И мне позавидовали, - Наташа допила свой бокал до конца и закусила кусочком красного яблока. Выпив немало, она быстро захмелела, громко смеялась, рассказывала смешные случаи, происходящие на отдыхе. Я уже тяготился происходящим, но тут жена сама заметила, что пора идти спать, а стол она утром приберёт.

В спальне я быстро выключил свет, надеясь, что жена устала с дороги да ещё немало выпила, но не тут-то было. Наташа сняла с себя одежду и приникла ко мне, осыпая поцелуями лицом и грудь, постепенно опускаясь всё ниже. Не ответить на эти ласки просто не представлялось возможным; я перевернул её на спину и несколько раз поцеловал лицо, шею и грудь. Наташа засмеялась, но мне вдруг стало немного неприятно и захотелось закончить всё побыстрее. Войдя в неё, я не почувствовал почти ничего, и только мысли и мечты о Валерии помогли мне. Я представлял свою любимую на месте Наташи, я целовал и ласкал мысленно другую женщину, а не свою жену. Молча, я всё делал молча, и не потому, что боялся назвать жену другим именем. Так только в глупых мелодрамах происходит, а в жизни всё не так. И я никогда не назову жену именем любимой. Никогда!

- Вадим, мне было хорошо. Тебе тоже, я видела и чувствовала. Не так уж и много надо вашему брату, - Наташа курила в открытое окно спальни, - а я уж думала, что придётся рассыпаться мелким бесом.

- Ты думаешь, что мужчина - это робот с кнопкой, которую включать и выключать можно согласно твоему желанию? - насмешливо спросил я.

- Удивительно точно дал определение моему представлению о тебе! - Наташа вновь засмеялась, но быстро закашлялась. - Ладно, спи. Пойду всё же на кухне уберу.

После ухода жены мне долго не спалось. Я мечтал о Валерии. Почему мы не вместе? Что делать дальше? С кем посоветоваться? Я ещё не спал, когда вернулась Наташа. Осторожно легла рядом, прикоснулась несколько раз, но я делал вид, что сплю. Запах показал мне, что она выпила ещё. Этого ещё не хватало! Надо с ней поговорить, вяло подумал я, почти засыпая.

...Валерия улыбалась мне и показывала синие розы: «Это я вырастила, дорогой. Для тебя. Тебе нравятся?» . «Очень, любимая!» - ответил я.


(продолжение следует

http://www.proza.ru/2020/01/24/1115


Рецензии
Поздно, всё поздно уже! Ничего не исправить! И сердце рвётся к любимой!
Наташа. Трудно ей, словно сама ступила на опасную грань разрушения себя и других не в силах остановиться, но желая исправить. Так ничего и не поняла она о сердце Вадима!
С душевным теплом к тебе, Славушка!

Лидия Сарычева   11.02.2020 15:38     Заявить о нарушении
Спасибо, милая Лидушка!
Вот так ошибаются многие люди. И признать свои ошибки не все готовы.
С теплом душевным

Мирослава Завьялова   12.02.2020 10:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.