Поза-позиция моя или Поживилко СВ по итогу жизни?

Главные вопросы
на повестке:
- 100 лет назад Инопланетный разум за развязывание ПМВ выкосил 50 - 100 000 000 человеческих жизней через вирус "испанки", за отказ ограничивать гонку вооружений, особенно ядерных, сегодня очередная нано-напасть - #коронавирус #COVID;19 #COVID #Coronavirus , а ведь Челябинским метеоритом со счастливым исходом для человечества давал последнее предупреждение;

- эффективности государства - нет,
соц.справедливости - да и 120 млн. м2 жилья строить в год.
Тэг: #3ваучераценой37млрд
***
Спецкор КП Поживилко Сергей Виленович 1955 г.р., что приезжал ко мне в 84-м, после защиты кандидатской диссертации с моей данной историей, докторской о казачестве( так и не была утверждена) и отработки 23 года гл.редактором "АиФ-Юг Краснодар" переехал в Израиль. Так чья "Позиция или поза" по итогам трудовой деятельности до пенсии среди нас по-вашему?
Штрих интервью "кубаноида", подтверждающего мировоззренческую позу по итогам трудовой деятельности Поживилко:"Горжусь быть кубаноидом
14.08.2018 в 12:07, просмотров: 1365
Кубанский журналист Сергей Поживилко почти 3 года живет за границей, но в беседе с нашим корреспондентом он делится, как можно уехать, чтобы остаться

— Сергей, что заставило расстаться с краем?

— Никто и ничто. И что значит расстался? И край со мной, и я с ним, и, думаю, что полезен я ему как минимум не меньше, чем раньше: сейчас ведь можно отсутствовать физически, и уже этим приносить пользу, и присутствовать ментально. Нагрузка на социальную сферу снижается. Общение с друзьями возросло в разы. Правда, сейчас из-за сильной занятости перестал чатиться в Фейсбуке, но на связи всегда. А информацию из краевых СМИ и интернета поглощаю в гораздо больших количествах, чем раньше.
Вообще, со старым стереотипом, что хорошие остаются, а плохие уезжают, надо кончать. Молодых при первой возможности надо выпихивать за границу, делать из них конкурентных специалистов и создавать условия для возвращения на Родину. Уверен, что даже и без этого многие вернутся. Вижу по сыну. Получил три образования, работает на хорошей должности в самой большой в мире ритейлинговой компании «Волмарт», а через год, после окончания контракта, возвращается на Кубань. Хотя никаких карьерных или доходных перспектив у него нет. Но как говорят: где родился — там и пригодился.

— Но вы-то, уже мягко сказать, не молоды.

— Да, 44 года трудового стажа. Пора уступить руководящее кресло своим ученикам. Кстати, сторонники повышения пенсионного возраста как-то не принимают в расчет тот факт, что это негативно скажется на карьере молодых. Пришло время осуществить отнюдь не оригинальную юношескую мечту: заняться расследовательской журналистикой за рубежом. ТАСС уполномочен заявить и все такое.
Нашел заинтересованную профильную газету. Никогда не отказываю и кубанским СМИ. Во время учебы в аспирантуре МГУ подружился с ребятами, которые съехались со всего мира. Когда возглавлял региональное приложение центральной газеты, также задружился со всем СНГ. В Киеве живет отец. Так что стол и кров меня ждет везде. А пересечь континент или перелететь с одного на другой — сегодня не дороже, чем долететь из Краснодара в Сочи.

— Юношеские мечты редко сбываются.

— В данном случае получилось наоборот. Столько интересных людей, столько новой информации по, казалось бы, давно перепаханным историям. В Сербии подружился с основателем группы «Ноу смокинг оркестра», доктором Неле. Он написал музыку к фильму Кустурицы «Белая кошка, черный кот» и сыграл там как актер. Оказалось, что казачий корпус СС, который боролся с югославскими партизанами, одновременно защищал мирных сербов от разной нечисти и оставил о себе добрую память через поколения. А теракт Гаврилы Принципа в Сараево, который якобы готовили сербские спецслужбы, они пытались предотвратить. Неожиданно в истории засветился и Троцкий. Всех связанных с терактом отстреливали (чтобы им невозможно было укрыться в Белграде под крышей разведки). Руководитель группы бежал в Париж, где и был ликвидирован. Единственный человек, с которым он там встретился, был Лев Давыдович. Познакомились они на балканской войне. Честно говоря, меня всегда удивляло, что организатор мировой революции ни с того ни с сего в качестве корреспондента киевской газетенки отправился из Вены освещать локальный конфликт. Теперь появился еще один повод покопаться в архивах австрийских спецслужб. Кстати, член организации «Молодая Босния», из которой вышли террористы, позднее стал генералом НКВД и участвовал в подготовке покушения на Троцкого. Такие кружева плетет история, что и сочинять ничего не надо. Готовые романы и сценарии.

— При таких захватывающих впечатлениях, наверное, нечасто вспоминаете Кубань?

— Совсем не вспоминаю. Как писал Гамзатов о разлуке с любимой: о тебе ни разу не вспомнил, потому что ни разу не забыл. Сошлюсь и на Гоголя, который признался в любви к России из Рима. Где не бываешь — на автомате сравниваешь и начинаешь жалеть, что был излишне резок в оценках. Краснодар однозначно чище Иерусалима при несопоставимо меньшем бюджете. Черногория — страна с уникальной природой и прекрасными людьми. Но ее курортная инфраструктура отстает от далеко не идеальной кубанской лет на тридцать. Поэтому не стесняюсь везде говорить, что представляю московскую газету, но сам с Кубани. Удивляюсь, когда люди в сетях обижаются на «кубаноида». Но я этим «званием» горжусь.
Край в свое время дружил с сербской провинцией Воеводиной. Оказавшись по делам в ее парламенте (скупщине), первым делом об этом напомнил и предложил возродить доброе дело. Решили начать с побратимства городов. Заинтересовалась мэрия города Бечей. Не сомневался, что и на Кубани найдутся желающие. Но якобы ради экономии средств на побратимство наложили запрет. Информация не официальная. Думаю, в любом случае экономить надо на другом. Было время, когда господствовала идеология. Сейчас и опыт коммунального хозяйства, и бизнес-контакты окупят копеечные затраты с лихвой. Спросил, не боятся ли их небогатые сербы. Оказалось, что за право принять русских братьев будет серьезная конкуренция. Неужто, Кубань так оскудела, что на ней иначе? Так что кому интересно — обращайтесь.

— Вы публикуете эксклюзивные расследования о краевой власти в интернете. Как удается добывать информацию? Зачем вам эта не приносящая доходов деятельность? И как на все хватает времени и сил?

— Во-первых, долг кубанца. Власти надо помочь. СМИ повышают ее эффективность, заставляют быть настороже, проводят экспертизу, оберегающую от ошибок. Увы, они и раньше были не более чем спарринг-партнерами. Сегодня из-за кризиса власть де факто единственный издатель. Поэтому она напоминает боксера на ринге, который молотит воздух, а вчерашний спарринг-партнер выкрикивает из угла восторженные оценки. Критический подход к работе власти в интернете вызывает в десятки раз больший интерес, чем публикации в краевых и центральных традиционных СМИ. Власть вынуждена, если не реагировать открыто, то считаться с этой альтернативой. Рождается новая журналистика, и участвовать в этом чрезвычайно интересно.
Работать с информацией меня учили на специальном факультете в институте, потом в аспирантуре МГУ, в секретном КБ, а главная школа — Краснодарский крайисполком в пору руководства Николая Кондратенко. Плохо, что нынешний губернатор Кондратьев (не смотря, что фамилии схожи) не работал с Николаем Игнатовичем и не знаком с его стилем руководства. А жаль: такой опыт ему бы очень пригодился. На вопрос про силы отвечу анекдотом, который мне рассказал не коренной, но настоящий кубанец Иван Перонко. Каждую ночь с вечера и до утра евнух в гареме водит наложниц к султану. Наконец не выдерживает: «Казни меня, властелин, но ответь: откуда берешь ты силы». Султан сказал: «Любимое занятие никогда не утомляет».

— Так что мы можем рассчитывать на ваше сотрудничество?

— Как в анекдоте, сил хватит.

— Собираетесь ли вернуться?

— Столь длительную командировку я не планировал. Но, как на рыбалке, пошел такой материал, что просто грех оставить. А обрабатывать и писать, конечно, буду в Псебае или Апшеронске. И про Кубань надо успеть книгу оставить.

Наша справка:

Поживилко Сергей Виленович.

Родился 25 декабря 1955 года в пос. Серышево Амурской области. Образование: окончил Украинский полиграфический институт (г. Львов) в 1978 году и аспирантуру факультета журналистики Московского государственного университета в 1985 году. Кандидат филологических наук.

Карьера: с 1986 года работал в районных и краевых газетах Краснодарского края, собственным корреспондентом по югу России журнала «Российская федерация». В 1993 году стал главным редактором газеты «АиФ. Кубань». В 2007 году назначен на должность генерального директора ООО «АиФ на Кубани».


Награды: 2005 г. — «Заслуженный журналист Кубани»; 2013 г. — грамота Государственного комитета РФ по печати; 2013 г. — золотой знак «За вклад в развитие газеты», учрежденный редакцией федерального еженедельника «Аргументы и факты».
***
Отрывок из моих мемуаров:"Мечта моя сокровенная о президентстве СССР ещё в далёком 1984 - или правдивый, почти, рассказ одного из организаторов приватизации муниципальной собственности в Екатеринбурге"...Эта  ситуация в семье друга мне не понравилась, поэтому  я сказал Александру, чтобы он на распределительной комиссии занимал     моё место, а мы с женой поедем в Удмуртию. Когда я начал отказываться от места в НИИ микробиологии, то их представитель стал убеждать,чтобы я не делал этого, говоря всем, что кого-либо вместо меня они брать уже не будут.
Я всё-таки отказался, а Серебрянский поехал по распределению своей жены к месту жительства её родителей.
Мне известно, что семье сокурсника,  который устроился в НИИ микробиологии,  в течение первого года его работы предоставили комнату в коммунальной квартире.

А мы с женой поехали на Сарапульский электро-генераторный завод.   

 Для себя решил, что надо научиться работать с людьми, о чём мне всегда говорил Андрей Голомазов, который сагитировал меня в Академгородке.
Об этом и сказал в отделе кадров по прибытии на завод, где с большим удовольствием предложили вакантную должность сменного мастера в сборочном цехе по выпуску готовой продукции для военно-промышленного комплекса.
Из 100 человек, работающих на вверенном мне участке, 90 были женщины в возрасте от 18 до 55 лет. Нам с женой предоставили комнату площадью 9 метров квадратных в общежитии коридорного типа, а так же, как молодого специалиста, поставили  в профсоюзную очередь на улучшение жилищных условий.
 По роду деятельности сменного мастера приходилось выполнять разнообразную работу, например: при отсутствии подсобного неквалифицированного работника приходилось самому вручную возить тележки с готовой продукцией со сборочного конвейера в другой цех, где производились испытания в различных режимах на соответствие техническим условиям.

Или когда наступали авральные дни, как-то: конец месяца, квартала, года, а план по сдаче готовой продукции представителям военной приёмки «горел», то мне приходилось действовать и уговорами, иногда с металлом в голосе, и обещаниями дополнительной оплаты. Очень  часто, в основном женщины, ставили  встречное   условие о том, чтобы я лично, в сверхурочное время их работы, выполнял функции подсобного рабочего.

Они знали, что я всё сделаю осторожно, быстро и качественно, а главное, смогу уговорить работников испытательного цеха или военной приёмки, где  в основном, трудились специалисты с высшим образованием, произвести соответствующие операции с изделиями без задержек, а иногда и сокращая нормативные сроки.
Всё это приводило к нервному напряжению, и через полтора года у меня развилась гипертоническая болезнь.

В течение года поиска причин заболевания, начиная с обследований в местной медсанчасти и заканчивая процедурами в пансионате города Сочи, я пришёл к выводу о том, что мне необходимо сменить род деятельности.      
 
И я перевёлся в конструкторский отдел на должность, соответствующую специальности моего диплома о высшем образовании. Мне было поручено готовить рабочую документацию для производства электродвигателей подачи суппорта станков с числовым программным управлением, которые планировалось выпускать на нашем заводе.

Я вспомнил знания, полученные в институте, а применение их в производстве дало технологические навыки. Начальник отдела был доволен моей работой, а он знал все профессиональные тонкости, так как закончил «Уральский политехнический институт» по моей же специальности.
В этот период в центральной прессе прошла публикация о злоупотреблениях верхушки нашего завода, что руководящие должности, а затем уже соответственно занимаемому положению квартиры повышенной комфортности для блатных семей распределяются келейно среди родственников, что в народе называется кумовскими отношениями.

 И опять речь шла о членах КПСС, потому что в те годы нельзя было и предположить, что на предприятии военно-промышленного комплекса в органах управления трудятся специалисты, не состоящие в рядах партии.
В профсоюзных первичных организациях периодически проводились отчётно-выборные кампании, а членами профсоюза, как правило, являлись все 100 процентов состава трудовых коллективов. Поэтому на очередном профсоюзном собрании в своём конструкторском отделе во время прений я выступил с предложением о том, что по причине допущенных нарушений норм социальной справедливости снять с должности генерального директора завода.

 При голосовании коллеги одобрили мой призыв и выдвинули меня кандидатом в представители от отдела главного конструктора на общезаводскую профсоюзную конференцию. Однако здесь руководство отдела применило  возможности административного ресурса, чтобы моя кандидатура не прошла в качестве представителя, так как они хорошо понимали то, чем для их карьеры грозят последствия выступления с подобным предложением.

Также в день проведения общезаводской профсоюзной конференции, которая состоялась в заводском доме культуры, расположенном за пределами проходной, заместитель начальника отдела главного конструктора получил приказ о том, чтобы я ни при каких обстоятельствах не смог проникнуть в зал заседаний.

За час до конца смены, самовольно покинув рабочее место, мне без проблем удалось пройти в зал дома культуры, предъявив профсоюзный билет, так как заседания подобных мероприятий проводились в открытом режиме,  а «чёрного» списка просто не существовало.

Заместитель начальника отдела просто физически не мог постоянно дежурить на входе, чтобы своим телом преградить мне проход в зал заседаний.
В этот момент конференция подходила к началу объявления прений. Я прошёл на первый ряд и сел в свободное кресло. Основная же масса старалась разместиться в последних рядах, где преобладали представители рабочего класса.

Когда председательствующий предложил прекратить прения, я поднялся на сцену и с трибуны обратился к делегатам с просьбой о том, что, не являясь делегатом, но состоя в профсоюзе, я хотел бы выступить в прениях!

Тут в президиуме возникло явное замешательство, однако ведущий, который занимал пост председателя профкома завода, всё-таки поставил мою просьбу на голосование. Зал осветился красными мандатами делегатов, голосующих « за » предоставление слова и сидящих, в основном, на галёрке.

А это были люди, не занимающие руководящих должностей.
 И мне предоставили возможность сказать.
Волнуясь, я повторил всё то, что говорил на профсобрании трудового коллектива конструкторов с последующим предложением о снятии с должности генерального директора. Когда покидал трибуну, галёрка бурно аплодировала.
 Тут же проголосовали за  прекращение прений и объявили перерыв.

В фойе ко мне подходили незнакомые делегаты, жали руку и говорили, что молодец.

Конечно, ген. Директор остался при своей должности, а вот о председательствующем, который поставил на голосование мою просьбу о предоставлении слова, ходил слух, что за это он получил выговор.
Однако морально-этический фон на заводе стал таким, что должности и квартиры, нагло, среди родственников келейно уже не распределялись.

Да и мне, когда я, после необходимых трёх лет отработки по направлению института, решил уволиться и уехать из Сарапула по причине отсутствия приемлемых условий проживания моей семьи, была в срочном порядке по очереди молодых специалистов предоставлена отдельная, благоустроенная, однокомнатная квартира жилой площадью 18 метров квадратных.

 И я решил дальше работать на заводе. К этому моменту наладка технологии производства на нашем предприятии электродвигателей для станков с ЧПУ была приостановлена, а вносить изменения в техническую документацию по уже отлаженной, военной продукции у меня душа не лежала.

А, в целом, к станкам с ЧПУ интерес появился, поэтому я перевёлся в отдел по обслуживанию их электронной части на рабочую сетку наладчика.
Освоил и эту профессию. Здесь сыграла большую положительную роль специальность, полученная мной на военной кафедре института, где подлежала углублённому изучению электронная начинка зенитно-ракетного комплекса ПВО.

Трудовой коллектив наладчиков был чисто мужской, в основном, комсомольского возраста. А чтобы обслуживать новую высокопроизводительную зарубежную технику, поступающую, как правило, из Италии и Японии, на полугодовую учёбу при предприятиях-изготовителях командировались опытные специалисты, которые в обязательном порядке должны были состоять в рядах КПСС.

Комсомольцы, а уж тем более беспартийные, о подобном повышении квалификации даже и мечтать не могли. Например, наш бригадир по имени Владимир, который любую неисправность, в том числе и на импортном оборудовании, мог в нормативные сроки обнаружить и качественно устранить, но в коммунистическую партию принципиально вступать не хотел. Коллеги-комсомольцы избрали меня секретарём первичной организации ВЛКСМ отдела.

При обслуживании электронной части станков с ЧПУ по технологии необходимо применение спирта, поэтому количество  наладчиков любой квалификации, пьющих на рабочем месте, среди коллег в процентном соотношении было велико.
Иногда работа выполнялась в нетрезвом виде, что приводило к производственным травмам. Спирт редко использовался по прямому назначению, а в основном - внутрь.

В то время я не курил и не пил спиртного по причине того, что совсем недавно из-за нервных напряжений на производстве моё здоровье подорвалось гипертонической болезнью. Своим примером пытался освободить от объятий «зелёного змия» пьющих коллег, сил и нервов на эту борьбу уходило много, а результат выходил мизерным.

А на моём жизненном пути появлялись новые враги, которые не могли терпеть попрания  своих гражданских свобод. В памяти остался эпизод при проведении очередного субботника. Нашей первичной комсомольской организации достался фронт работ по разгрузке и последующей доставке мебели по комнатам 5-ти этажного, нового, рабочего общежития.

Все комсомольцы ударно работали, самоотверженно выполняя поставленную задачу, но уже с утра находились в нетрезвом виде, предусмотрительно взяв с собой спирта.
Я же более всего переживал за то, чтобы никто из-за плохой координации движений не поранил себя либо не поломал мебель. Но всё обошлось.

 А по итогам субботника наша первичная комсомольская организация среди отделов заводоуправления заняла первое место.
Секретарём первичной организации ВЛКСМ отдела я пробыл около 2-х лет и с отстающих позиций вывел её на лидирующие места.

В начале 80-х годов прошлого века в центральной прессе стали публиковаться материалы на темы социальной справедливости.
Я выписывал газету «Комсомольская правда», где в одном из номеров было обращение к читателям о том, что редакция ждёт писем о нарушениях на местах, выявленных при распределении жилья, поэтому решил откликнуться, обрисовав ситуацию, сложившуюся на нашем заводе, и реакцию руководства на моё выступление на профсоюзной конференции.

Спустя какое-то время ко мне в обеденный перерыв в присутствии коллег обратился парень, примерно, одного возраста, но на голову выше, а я в нём увидел представителя пролетариата, что потом и подтвердил один из моих товарищей.
Сначала он предложил мне отойти в сторону для разговора, где скороговоркой выпалил следующее, что после окончания рабочей смены за проходной у входа в дом культуры меня будет ждать с газетой под мышкой резидент ЦРУ США, который готов получить обещанную секретную документацию по производимой военной продукции нашего завода.
И тут же быстро ушёл, я оторопел.

Когда вернулся к коллегам и спросил их о том парне, то один из комсомольцев сказал, что он как-то видел его в цехе по производству тары.
О случившемся я рассказал своему бригадиру Владимиру, который родился в этом городе и был старше меня года на три, а также имел обширный круг знакомых.
 Он предложил обратиться к сотруднику КГБ СССР, работающему на нашем заводе в первом отделе, который обеспечивает режим секретности предприятия в составе военно-промышленного комплекса страны.
Мы вместе пошли в первый отдел, где  Владимир рассказал о случившемся своему знакомому, который предложил мне, передав копии каких-то чертежей, выйти на контакт с резидентом ЦРУ и передать документы,- а уже сотрудники КГБ проследят за ним.

Я дал согласие и после рабочей смены, прождав около одного часа у дома культуры, так и не увидел человека с газетой под мышкой.
В течение рабочей недели ко мне подошёл тот же работник первого отдела и предъявил для опознания несколько фотографий, которые сдают все вновь устраивающиеся на работу в отделе кадров.
И я указал того, кто подходил ко мне с провокационным предложением. Сотрудник КГБ сказал следующее, что с ним разберутся, а от меня хотели бы впредь получать информацию обо всех антисоветских высказываниях моих коллег по работе.
Подобного предложения я не ожидал.

Однако быстро ответил, что таких тем со мной никто не обсуждает, поэтому сообщать нечего, но при повторении аналогичного инцидента немедленно проинформирую сотрудников первого отдела.
На этом и расстались.

Летним днём меня пригласила к городскому телефону секретарь участка наладки станков с ЧПУ, предупредив, что звонят из городского комитета ВЛКСМ города Сарапула.

Когда я взял трубку, то мне было предложено срочно подъехать в гостиницу, где остановился корреспондент «Комсомольской правды», специально приехавший  для встречи со мной.
Оформив пропуск, я на общественном транспорте поехал по указанному адресу.
В двухкомнатном номере находились трое мужчин, примерно, моего возраста: один - сотрудник горкома ВЛКСМ, другой - комсомольский вожак нашего завода и третий - специальный корреспондент газеты «Комсомольская» правда» Сергей Поживилко.

Он сказал, что его интересуют подробности того, о чём я написал в редакцию. Я предложил, чтобы мы разговаривали вдвоём, поэтому перешли в другую комнату.
 Сергей поставил на стол перед собой небольшую кожаную сумочку, сказав, что у него нет никакой звукозаписывающей аппаратуры.
На это замечание я ответил, что готов говорить и под запись, так как в моём повествовании нет ничего противозаконного.
Беседа продолжалась около четырёх часов.
Один из его вопросов был о моём отношении к вводу ограниченного контингента советских войск в Афганистан.
Я рассказал  о своих эмоциях, которые мне пришлось испытать, когда по поручению заводского комитета ВЛКСМ принимал участие в траурной церемонии похорон молодого воина срочной службы, призванного с нашего завода и добровольно пожелавшего исполнить свой интернациональный долг.
Когда с другими комсомольцами нёс гроб, то наворачивались слёзы, и я не мог понять – за что, за какие идеи этот восемнадцатилетний парень, не познавший всех радостей жизни, должен быть предан сырой земле?

 Мне было больно.

 Одним из последних вопросов был о сокровенной мечте в жизни.

 Президентом СССР, был мой ответ.
Сергей констатировал, что сейчас такой высшей государственной должности в стране нет.

 Я же остался при своём мнении, добавив, что к тому времени будет.

На следующий день Сергей пришёл на моё рабочее место и пообщался с наладчиками станков с ЧПУ.

И вот 30 ноября 1984 года в газете «Комсомольская» правда» в специальном выпуске политдня в разделе «Диалог» под заголовком «Тема для размышления» вышла статья «Позиция или поза» С.Поживилко.

«- Поступило предложение прекратить прения»- сказал председатель.- Есть ли другие предложения?

- Есть!- поднялся худощавый паренёк в первом ряду.- Прошу предоставить мне слово.

По залу прокатилось: Абаимов…

Его в Сарапульском электрогенераторном объединении знают многие.
Кто сам слушал острые, принципиальные выступления, кто наслышан от других. Зал разрешил ему выступить, хотя  он и не был делегатом профсоюзной конференции.

Сбиваясь, волнуясь, Анатолий говорил о сверхурочных работах, о нарушениях в торговле, в распределении жилья. В подтверждение своих мыслей процитировал заметку из журнала, в которой критиковались недостатки распределения жилья на их заводе.

И предложил вывешивать списки получивших ордера на квартиры.

 Казалось бы, активная жизненная позиция Анатолия заслуживает полной поддержки.

 Вот и комсомольцы отдела, учитывая его принципиальность, выбрали Абаимова комсоргом. В колхозе на субботнике, в соревновании - он первый. К себе требователен.

Словом, живёт человек по совести.

Но знакомишься с поступками Анатолия поглубже, с предысторией того же выступления на конференции и замечаешь: как-то неполно, однобоко понимает он справедливость.

Свою позицию он выразительно сформулировал в письме в редакцию: «Принципиальность утверждается только в виде критики».

Только ли? На профсоюзной конференции, где выступал Абаимов, о тех же недостатках, что и он, говорил председатель профкома Д.С.Просвирнов, причём говорил более обстоятельно, доказательно, с цифрами и фактами.
Почему же его критику восприняли как должное, а чтение Абаимовым  всем известной заметки прозвучало как сенсация?

После той публикации в объединении были приняты строгие меры. Партком КПСС проинформировал о них парторгов и начальников подразделений.
Но до всех информация не дошла.
Именно поэтому одни делегаты аплодировали Абаимову, как смелому человеку, а другие требовали лишить его слова, считая демагогом и крикуном.
 Странная складывается ситуация.
Конечно, в ней стоило и разобраться и комитету комсомола, и руководству объединения. Они этого не сделали.
 Учить Абаимова, как отстаивать справедливость взялись другие.

Прямо в зале, едва закончилась конференция,
к Толе подошёл один знакомый и сочувственно сказал:

 «Теперь тебя осадят».

Другой сообщил, что за ним якобы организована слежка.

 Третий намекнул, что за выступление его лишат заманчивой путёвки…

 Пустой злой навет.
 А Толя прислушивается.
 Почему?
Ведь дела опровергают слухи.
Когда генеральный директор объединения Евгений Петрович Сторонкин принимал предприятие, первым делом пошёл не по цехам, а по посёлку.
 А наутро собрал у себя руководителей. « На заводе сухо, все в туфлях. А в посёлке? Дети грязь месят…»
И положение во многом изменилось.
В посёлке старенький, не выдерживающий повышенных нагрузок водопровод. И директор, и депутат городского Совета Селюкин добиваются реконструкции, но кто знает об их усилиях и сложности работы?
Может, многотиражная газета рассказала?
Увы.
А сарафанное радио не ждёт.
Идёт разными путями к каждому.
И вот уже утверждается мнение, будто «начальство» ест в специальной столовой чуть ли не из ресторана привезённые обеды.

Копнёшь - сплетня.
Беседую в курилке с товарищами Абаимова по бригаде – они наладчики станков с программным управлением. Курилка одновременно  и трибуна, и зал.
Каждый здесь и оратор, и слушатель.

- Услугами «сарафанного» радио пользуются все,- усмехается Женя Маргин.
– Кто что слышал - рассказывает.
– Сплетен и слухов много,- поддерживает его Сергей Глезденёв.
– Не станешь же по каждому поводу собирать многотысячный коллектив.
Ведь ничего не скрывается, все на виду,
- с горечью говорит секретарь парткома КПСС Владимир Михайлович Чернов.
– Проводим единые политдни - на несколько сот вопросов отвечаем в цехах.

Проблема не из простых.

Как сделать, чтобы с трибуны и «в своём кругу» говорилось одно и то же?

Наверное, решить её способны отчасти и такие люди, как Абаимов.

С его мнением многие считаются.
Приходит с конференции, собрания – обступают гурьбой.

Да и читает он много, выписывает специальные журналы.

Зашёл однажды в обеденный перерыв разговор о безработице.
Кто-то сказал, что, видимо, не так уж плохо безработным живётся, пособие получают.

 На следующий день Толя принёс вырезку из «Нового времени» - письмо австрийского безработного.
Дал всем прочитать.
Больше споров на эту тему не возникало.

Почему же о заводе минимум информации?

Казалось бы, как комсорг Анатолий должен сам в первую очередь докапываться до истины.
 Но слушаю его и удивляюсь.

Он называет человека, которому «дали квартиру через три года, потому что у него папа известный хирург».
 – А ведь ты сам, без всякого папы, через три года получил квартиру.
– Ну и что…

На первом же собрании коллектива директор сказал:
«Давайте всё решать сообща. Открыто. Принимаю по пятницам.
 Но ежедневно после шести вечера каждый может приходить с любым вопросом».

Правом этим пользуются многие.

А Абаимов?

 – Как я зайду?
Он директор, а кто я?
Зачем же так Анатолий?

Идея социальной справедливости – центральная идея нашего мировоззрения.

Наша общая задача привести построенный в нашей стране социализм в полное соответствие с социалистическим идеалом, устранить из нашей жизни всё, что противоречит идее социальной справедливости.

Важно найти своё место в этой общенародной борьбе.

Анатолий гордо рассказывает, как с народной дружиной наводит порядок в посёлке.

 И огорчается, что очередь в рабочей столовой, куда он специально привёл корреспондента, оказалась меньше обычной, а обед вроде вкуснее.

С энтузиазмом собирает комсомольцев на субботник в подшефный колхоз.

И передаёт их жалобу, что на месте не выдали орудия труда.
А надо ли ждать приезда журналиста из Москвы?

Есть на электрогенераторном традиция:
каждым летом проводить праздник трудовой славы.
Начинается он с парада.
Идёт колонна по посёлку.
Мимо поликлиники и профилактория, мимо жилых кварталов, стадиона и дворца спорта с крытым бассейном, мимо детских комбинатов, музыкальной школы и изостудии.
Идут с гордостью.
Всё сработано своими руками, поднято народной стройкой.
Идут директор Сторонкин и секретарь парткома КПСС Чернов,
 рабочий депутат Селюкин и
комсорг Абаимов…
Рядом.

Вместе ».
***
Мой вывод: вот из-за таких псевдо коммунистов
и деградировала КПСС, запрещая инакомыслящим как я, имеющим
 иную тактику достижения главной цели Устава,
вступать в партию, что было со мной в 1983 году...
***
Кто солидарен со мной пишите в рецензиях к этой публикации.
***
7-83 год попытка вступления в КПСС цель-фракции
proza.ru/2011/04/24/397

9-служба обхсс уралмаш жалоба на меня москвича цк
proza.ru/2011/04/26/320

10-секретарь первички кпсс-угрозы по тсети берёзка
proza.ru/2011/04/27/301

13-ПредГорИсполкома Свердловска 2-ку сыну грязно
proza.ru/2011/04/30/1004

14-рук убхсс мне 2-хком кв-ру за поддержку кпсс
proza.ru/2011/04/30/1098

18-безработный-приписка 2 голоса-я циник?
proza.ru/2011/05/12/478

21-моя борьба с разводящим закулисы-теневых аукционов
proza.ru/2011/06/02/307

22-коррупция предгорСовета-я отказался участвовать
proza.ru/2011/06/09/465

24-мой демарш ради приватизации коммуналок Екб и РФ
proza.ru/2011/06/23/640

26-при Сталине мне расстрел за Белоярку бы-мазут
proza.ru/2011/07/07/360

zloy moskal не заляпанный политик Абаимов 2011
proza.ru/2014/04/29/876

Главное моей кассации 3ваучераценой37млрд
proza.ru/2017/01/17/1048

Страсбург ЕСПЧ оценит мой моральный ущерб?
proza.ru/2017/02/09/761

Главное моих новых 2-х жалоб к РФ в ЕСПЧ
proza.ru/2017/03/28/1030

Получил отрицательный ответ судьи ЕСПЧ есть но
proza.ru/2017/10/20/439

Фракции в кпсс могли сохранить ссср априори-имхо
proza.ru/2019/02/27/582

Ответ мне руководителя фракции КПРФ Н. Новгорода
proza.ru/2019/03/13/410

Мой отзыв к защите диссертации ктн-УПИ моего сына
proza.ru/2019/05/31/971

ЕР-цы пытаются сорвать открытый конкурс Главы
proza.ru/2019/10/11/391

я-претендент конкурса в Главы Куртамышского района
proza.ru/2019/10/17/1041

Ер-цы пытаются строить мне козни или ошибаюсь?
proza.ru/2019/10/22/547

адмИск Правительство Дума-конфликт интересов ЕР
proza.ru/2019/11/18/969

Саблин В. К. 0, 1 мне балл-программа норма, почему
proza.ru/2020/01/12/548


Рецензии