Спридилис и Нимфа

      Спортивное общество «Авангард» было в те года одно из самых сильных в БЦ. Конечно были еще и «Трудовые резервы» и наш славный стадион «Спартак». Уж чего-чего, а спортивных секций и, так называемых, ДЮСШ (детские юношеские спортивные школы), на том временном промежутке в городе было целое множество. Почти обязательным была сдача нормативов ГТО (Готов к труду и обороне) Все помнят, конечно, как это расшифровывается. Наше славное отечество было сильно обеспокоенно поисками будущих строителей коммунизма, способных защищать свое социалистическое настоящее и заодно коммунистическое будущее.
      Насколько мне не изменяет память в «Авангарде» тогда занимались борцы, волейболисты и легкоатлеты и, вообще, кого там только не было. Большая часть городского пляжа была отведена именно для занятий спортом. Наш старый эллинг находился как раз под окнами первой музыкальной школы. Достался он нашей секции гребли по наследству от старого тренера по фамилии Пастухов. Самого Пастухова мы ни разу не видели. Ходили слухи, что его «убрали» из-за сильной дружбы с алкоголем. Не знаю на сколько это правда, но сам лодочный парк был в сильно запущенном состоянии. Это были байдарки и каноэ, в огромном количестве, построенные, наверно, еще до первой мировой войны. Длинные четверки (лодки на четырех гребцов), большое множество старинных двоек, припавших толстым слоем пыли занимали почти все пространство эллинга. Чем-то все это напоминало музей плавательных средств. И хотя все эти «судна» носили гордое имя байдарок, последний раз их спускали на воду, наверно, еще до октябрьской революции. Из всего состава нашей гребной флотилии, унаследованной от бывшего тренера, к «походам» на воде были допущены лишь немногие из лодок.
      Все начинающие новички (в том числе и Ваш покорный слуга), свой курс молодого бойца начинали с «корыта». Не знаю кто дал кличку этому непонятному средству передвижения по воде. Корыто представляло собой жестяную шлюпку-лодку по своей форме отдаленно напоминающую то ли байдарку, то ли на самом деле корыто для стирки белья. Единственное что объединяло ее с гребным спортом было весло. Весло было настоящим. И именно двухсторонним, как положено для байдарочников.
      Между делом хочу провести маленькую лекцию о байдарках. Все дело в том, что существует два вида гребли. Один из них академическая так называемая классическая гребля. Это когда спортсмен сидит на подвижном сляйде (сиденье на роликах), имеет два весла по разным бортам и движется спиной по направлению движения. Преимущество же наших лодок-байдарок с одним веслом на мой взгляд заключается в том, что гребец располагается лицом ко всему происходящему. Управление лодкой производится маленьким рулем стерженьком в области ног. То есть Вы имеете возможность наслаждаться всем тем, что перед собой видите. Так вот наше «корыто» было с передним обзором. Руля никакого конечно не было, но это было уже целое плавсредство. Выстраивалась целая очередь желающих новобранцев. По умолчанию, каждый из нас мог сделать два маленьких круга возле нашего причала. Но это тоже надо было заслужить. Заслужить же это можно было бегом. Бега бывали разные, на короткие и длинные дистанции.
      Тренировка обычно начиналась с забега до парка Александрия (до мостика-входа в парк со стороны Клиники) и назад. Кстати, еще терпеть ненавижу бегать. Имея рост от горшка два вершка, бег мой всегда вызывал у зрителей минимум улыбку. Множество моих друзей на протяжении всей моей жизни рассказывают, что бег- это здорово. И здоровье, и вес, и выносливость и т д. и т п. Стоило же тогда мне только перейти с нормального шага на легкий бег-галоп, все мое тогдашнее юношеское окружение переходило сразу на лошадиное ржание. Звучали веселые комментарии по поводу моего стиля бега. Вот до сих пор и не люблю бегать. Жеребячье фырканье, правда, потихоньку стихало и весь табун бежал по-честному свои 10 км.
      Иногда правда удавалось «шлангануть» под Медведем. Эта достопримечательность нашего центрального пляжа уже тогда сверкала своими яркими новыми красками. Но это «преступление» часто раскрывалось тренером. Нели Александровна каким-то своим встроенным детектором лжи сразу «колола» симулянтов. И в этот трагический день не могло даже речи идти о каком-то допуске к «водным процедурам». В наказание, надо было все же бежать в свой любимый парк и обратно. Как говорится курс молодого бойца никто не отменял.
      Но наступил и он, тот день знакомства со Спартаком. Именно так называлась моя первая настоящая байдарка. Легонькая как пушинка, темно коричневая, полированная и натертая мебельной глазурью для лучшего скольжения лодка вызывала восхищение. Марка лодки была Спридилис. Рассчитана она была на спортсмена весом до 50-60 кг. Все же те, кто имел несчастье быть тяжелее, могли вместить свои килограммы только в Нимфу. И если Спридилис своими формами напоминал юную девушку, то Нимфа была больше похожа на дородную женщину.
      Соответственно и скоростные качества лодок сильно отличались друг от друга. Мы с моим Спартаком добирались до Полиевой Горы минут за 30-40. Про нашу речку я уже как-то упоминал в своих ранних разглагольствованиях.

      Попытаюсь, в этот раз, передать Вам те чувства и эмоции, овладевающие человеком, остающимся наедине с лодкой-пушинкой и рекой, текущей здесь многие века. Легкий стелящейся туман как бы приклеенный к поверхности воды создает впечатление, что Вы плывете как в облаке, или в молочном киселе. Как в сказке о речке с молочными берегами. Заостренный носик лодки как бы надрезает ломтик кисельного пирога. Природа конечно слышит приближение постороннего лица. При Вашем приближении всё в округе примолкает, всем речным обитателям интересно и любопытно, кто их потревожил. Вы движетесь в абсолютной тишине. Слышно только звук от разреза носовой частью лодки гладкой поверхности воды. Такая длинная буква Ш. Секунды на три. Как бы Ш-Ш-Ш. Ну потренируйтесь. И еще стекание капель воды с весла, которое вы опускаете, по очереди, то слева, то справа. Можно спрятаться в зарослях камыша, и матушка-природа сразу включает весь свой концертный потенциал на полную мощность. Вы сливаетесь с гармонией природы воедино. Вы как бы одно целое. Главное не шевелиться. И, наверно, это и есть те моменты, которые запоминаются навсегда. Мне лично это доставляло двойное удовольствие. Тем более, что лучше в камышах на речке, чем один на один с моей Эллочкой Людоедкой.

      В музыкальной школе у меня началась война. Ну скажите мне, как может нормальный человек заниматься музыкой с живой Горгоной Медузой, зная, а еще хуже видя в окне своего класса, как его клубные друзья (имеется виду Авангард) спускают на воду свои лодки. А еще не дай бог среди лодок будет замечен его личный (как он тогда думал) Спартак. Все. Разрыв сердца. Дошло как-то до полного безобразия. Чтобы не идти на специальность (работа с фортепиано) самолично бритвенным лезвием порезал подушечки пальцев на правой руке. Как бы приобрел недееспособность. Важно предъявив Эллочке на уроке свое алиби сразу же побежал на тренировку. И схватив этими порезанными пальцами весло умчался с радостью в свои любимые камыши. Вот такие повороты судьбы.

      Хотя от музыки далеко не убежишь. По моей 5-ой школе конечно пошли слухи про нашу неудачную репетицию. И как-то, в один из будничных школьных дней, ко мне подошел Эдик Б. и спросил играю ли я на пианино. Я ему про Ильку ничего рассказывать не стал, но головой кивнул утвердительно. И вот тут-то он мне и поведал, что где-то очень далеко, чуть ли не в тридевять земель, аж на Химстрое, нужен клавишник, во вновь собранный детский коллектив Росичи.
      
      Мне выпал счастливый лотерейный билет. Ну это, вроде, как если бы Вам вдруг предложили путевку в Артек. Да еще бесплатно.


Рецензии