Вечный сон

=1=
Запах концентрирован, даже душно. Розы везде – своенравные красавицы, живые и мертвые.  А я сплю… А если б не спала… То тогда, конечно…  Я кого-то жду? Спасителя? Принца? Что я помню до сна? Кто я…? Укололась чем-то… а потом бесконечный сон… И розы…. Я их не люблю…шипы раздражают…  Лучше бы тюльпаны…
Родительский замок, родители, сестры, тетушки, бабушки и дедушки… Все любили, баловали… Принцесса же… И столько роз везде. А где же угодья для занятий верховой ездой, стрельбой? Хорошо помню, были. Книги и шахматы – тоже. И свобода. Хотя… Юбки, платья и манеры… Нет, не хочу…
***
Королева иногда приходила в ужас от мальчишеских замашек дочери. Король лишь весело смеялся.
- Перерастет, - говорили бабушки и дедушки.
- Подрастет, кто-то понравится – все и изменится, - поддерживали тетушки.
Только Крестная и нагнетала порой тревоги, пытаясь вразумить, переодеть в платья и научить танцевать.
- Как ее замуж-то выдавать? – только и вздыхала царственная мать.
- Тебе надо бы гладью вышивать, -  вторила Крестная, конечно же, волшебница
Королевская чета, несмотря ни на что, гордилась ее умом, обаянием и добротой. Понимали - если сейчас ее заставить, потом не захочет осваивать свое женское оружие. И несносная девчонка лишь встряхивала шевелюрой непослушных, как она сама, волос и лезла на дерево. Или прыгала в седло. В лучшем случае – зарывалась в книги. Только страсть к сказкам выдавала тщательно скрываемый романтизм. Даже любовные романы она не читала.
***
Было неуютно, я очень устала. Давно в седле, еду по незнакомой местности. Возвращаюсь в родительский дом от тетушек. Они взялись показать мне новые возможности. Замучили юбками, танцами и этикетом. Конечно, мне надлежало ехать в карете со свитой. Но как же это скучно! А ведь они настаивали и на дорожных платьях. Мол, леди негоже… Ну я и удрала в мужском наряде верхом.  Это быстрее, интереснее и удобнее. А уж с оружием мне ничего не угрожает. Совсем становиться мальчиком я раздумала. Всего-то хочу домой. 
 А вот то, что я не знаю, где нахожусь, уже скверно. Надо искать, где заночевать – время позднее, есть и спать хочется, да и мерин устал тоже. А постоялый двор найти, я вам скажу, не так просто. Заехала вот в один трактир. Мало того, что комнат нет. Так еще и с непрошенными советами лезут… Леди, одна… Вам-то какое дело.
От мрачных мыслей меня отвлек рыцарь, догоняющий меня. Попутчики иногда попадались, и я постаралась его рассмотреть в сумерках. Плащ, шляпа с плюмажем. Увидев, что я остановилась и рассматриваю его, поклонился, обнажив голову.
- Добрый вечер, прекрасная амазонка. Я – путешествующий рыцарь, видел вас в трактире и понял, что нам по пути. Если, конечно, вам не в тягость компания.
Я кивнула, повеселев. Почему бы нет?
- А вы, конечно же, принцесса?
Пожала плечами неопределенно, но спину выпрямила. И сидеть легче стало.
Рыцарь приблизился, стали видны его лицо и улыбка.
- И правильно. Слишком уж воинственны, эти амазонки, - он подмигнул заговорщически. – Я никому не скажу, ваше высочество!
- Хорошая погода, - решила я перевести разговор.
- Не правда ли? – немного насмешливо поддержал он. – Сударыня, время позднее и уже не безопасно. Заедем в трактир? Нам стоит переговорить.
***
- Вот тебе и переросла, - мрачно констатировала королева.
Принцесса прибыла домой верхом, в незнакомом костюме. Здоровая, невредимая, но сонная. Заколдовали? Она засыпала на ходу, не лежала постоянно, но и не бодрствовала толком. Стало опасно разрешать ей выходить из замка и уж тем более, садиться в седло. Когда удавалось поймать ее взгляд, казалось, девочка взрослеет. А потом время замедлялось, и она проваливалась в сон. Врачи были бессильны, поставили диагноз «Спящая красавица», советовали ждать принца. А откуда он возьмется? Если принцесса не выезжает, танцевать по нескольку часов не может. Даже про платья пришлось забыть – наряжаться долго.
- Пробуйте действовать через сны, - говорила крестная. – Только будить к жизни, другого выхода нет.
Крестная точно знала, что внутри у подопечной испуганная, романтичная девочка. Сама же ей сказки подсовывала. А вот чего боится, не знал никто. Разумеется, первое время ее пытались будить разными способами. Может, тогда и испугали?

=2=
Мне даже снились розы, опять они сводили с ума. И в краткие периоды бодрствования, и в долгие сны… И вдруг картинка сменилась. Появился лес. Не враждебный, но он что-то таил в себе пугающее и притягивающее. Гипноз? Нет, здоровый сон. Впервые за последнее время. О, Боже, нет! Опять розы…

Вздохнув, я кивнула, мы свернули к трактиру.
- Вы очень привлекательны даже в мужском наряде, ваше высочество. Рискну предположить, что вам …
Он щелкнул пальцами и взмахнул хлыстом. Над ним возникла картинка роскошной алой розы. Правда, бутон идеален, а вот на стебле – длинном, толстом с шипами, возник надлом. Он что-то шепнул. Надлом исчез, цветок стал объемным, но все еще был наклонен.
- Про волшебные палочки слышала, - улыбнулась я, - но не про хлысты.
- Волшебнику все равно, через что творить, - ответил рыцарь. – Это все атрибутика. А вот цветок – это вы.
Я не испугалась, в сказках и не такое бывает. Вот только цветок…
- С последним лепестком и моя жизнь прекратится? 
Рыцарь покачал головой.
- Не в этом дело, дорогая попутчица. Стержень в порядке – и лепестки не падают. Я видел вас в прошлом трактире. И понял, что вы принимаете на себя каждое слово, как камень. А зачем? Что вас заставляет принимать мнение людей, не склонных путешествовать и даже не ездящих верхом? Ведь хватило же смелости отправиться в дорогу в одиночку!
Я молча думала. А рыцарь снова взмахнул хлыстом. Вместо цветка возник стеклянный рюкзак. Он придавил плечи, зафиксировал спину.
- Женщина? Верхом? Одна на дороге, среди ночи?
Просвистел над головой черный камень и рюкзак отяжелел. Кажется, кроме меня никто этого не видел – ни трактирщик передо мной, ни люди в зале, ни слуги поблизости.
- Ищете неприятностей? Сидите дома, вышивайте гладью!
Оппа! Снова просвистел камень. Мой попутчик вошел и видел его. Мы переглянулись.
- Здравствуйте, сударь! – согнулся в поклоне трактирщик. – Что для вас?
- Здравствуй, - немного надменно кивнул рыцарь. – Как обычно, лошадей наших расседлать, покормить, напоить. Ужин на двоих. И две комнаты на ночь, мне и сестре.
Он явно привык распоряжаться, его слушались.
- Отчего же леди не назвалась? Никто не посмел бы высказываться в ее адрес.
- Трактирщик, это неважно. Когда ваше мнение не спрашивают, оставляйте его при себе.
Рюкзак все тяжелел. Уже и я не видела камней. Кто-то вышел из зала. Рыцарь улыбнулся мне.
- Скоро здесь будет толпа. Всем интересно посмотреть на мою родню.
- Все лжецы и лицемеры, - расстроенно резюмировала я.
Черный камень вылетел из рюкзака в центр зала. Подбежал испуганный трактирщик.
- Вина нам!
- Да, ваше сиятельство!
Когда он исчез, рыцарь похлопал меня по руке.
- Не стоит кидать камни в ответ. Мы же другие. Да и вам это не свойственно.
- А, поняла! Когда оценивали меня, камни летели ко мне. Когда я оценила – от меня, - улыбнулась в ответ. 
- Если вы принимаете их – то да. Вы могли решить, что это не ваше.
- А позитивная оценка – белые камни?
Рыцарь кивнул.
- Но вес имеют любые. Неизвестно кем и для чего сделанные. Если вы их принимаете.
- Кто вы, сударь, брат мой?  - я улыбалась, но мне стало жутковато. -  Почему вы принимаете во мне такое деятельное участие?
Он рассмеялся:
- Наконец-то, правильные вопросы. Я – странствующий волшебник.
- Белый Рыцарь? – я слышала о нем. Он приходит на помощь. Когда считает нужным. Звать бесполезно. И исчезает тоже внезапно. Мне казалось, это все только сказки.   – А разве вы не всегда в белом?
- Объяснимое заблуждение, - кивнул он. – Необязательно. Я могу носить любой цвет. И вести себя, как считаю нужным.
- Потому, что вы - мужчина?
- Потому, что так решил, - насмешливо ответил он. – Странно слышать обвинения в предвзятости мира от женщины, достаточно сильной, чтоб идти против общественного мнения в столь юном возрасте.
- Я не обвиняю, - пожала плечами я. – Но это мнение едино и отовсюду.
- Мне кажется, вы уже умеете не принимать его. И отвечать за собственный выбор.
***
- Эй, хозяева! Кто дома?
Гонец несся по ступенькам замка по-свойски. Как племяннику Королевы, ему это было позволено.
- Чего ты кричишь, Генрих? – Вышла Королева ему навстречу.
- Король едет! Хочет видеть кузину. Говорит, наслышан о ее красоте, тетушка. Я подумал, ты захочешь узнать первой. 
- Что за король? Какого роду-племени? Нам бы принца…- вышел Король.
- В предсказании говорилось о любви. Дайте ей прийти, - вмешалась Крестная.
- Кто ж мешает-то? – вздохнули родители.

Снова лес. И ни одной розы! Тропинки, цветы, птицы поют… Тюльпаны у дороги… Какое чудо! Хочу пить… А вот и озеро… Вода поднялась, я захлебываюсь… лучше уж розы…
- Генрих, утопишь ее. Очень мало требуется во сне, - голос Крестной.
Кузен, похоже, перестарался.
- Ничего, ничего… Иди встречать гостя. Ей надо выйти в реальность. Хотя бы ненадолго. Иначе они не встретятся.

Среди роз спать невозможно… Хочу на поляну… к тюльпанам… к озеру… Все равно спать… Хоть пейзаж поменялся… И птички… пусть поют… А то в тишине розы так шуршат… Будто я умерла, а не уснула…  Кажется, впервые мой сон не прервали грубо… Но я еще не проснулась… Кто-то касается моей руки, плеча… Заглядывает в лицо… 
- Подождите, не переодевайте ее. Она еще сонная, а румянец появляется. Давайте уберем розы хотя бы из комнаты. Запах такой, что усыпить кого угодно.
Король держал ее за руку, и она ему явно нравилась.

=3=
Мы ехали утром сытые и отдохнувшие. Ехали вперегонки, смеялись и разговаривали. И к полудню мы добрались до города. Я не заметила, как испортилось настроение. Но Рыцарь, похоже по взгляду, стал жестким и колючим. Спину приходилось держать прямо, рюкзак давил на плечи, но не давал сжиматься. В ближайший трактир я зашла первой.
- Обед и позаботьтесь о лошадях, - кивнула приветственно.
Трактирщик посмотрел удивленно, потом пошел отдавать распоряжения. Следом вошел рыцарь и улыбнулся.
- Это потому, что здесь знают о ваших родственниках.
- Здесь – еще вряд ли. – Он нарисовал хлыстом картинку. Цветок распрямился почти полностью. – Когда роза выпрямится, значит, вы поняли и приняли внутрь себя уверенность. В жизни это важно.
Картинка исчезла.
- Ваше сиятельство, рады вам, - кивнул трактирщик без подобострастия. – обед и позаботиться о лошади?
- Да, как обычно. Скажите, говорят в округе о нас? О сестре?
- Странно, что вас это интересует. Не выведывал. У меня это не принято.
- Ты знаешь, куда заходить, - нашлась я.
- Не придумывайте то, чего нет.  – И снова обратился к трактирщику. – Ты давно здесь осел? Моя сестра сильно переживает из-за молвы.
- Она не стоит того. Делай свое дело, вот и все. Разговаривай с людьми о них, не будут докучать вопросами. Этому научили меня вы.
- Скажи теперь, почему Белый Рыцарь помогает не всем.
- Потому, что люди не всегда готовы принять помощь. Должным образом. 
Запах роз сбил меня с ног еще на подступах к замку. А там – все в полусне. Король и Королева совсем отчаялись. А девушка хороша. Изумительна.  Только она не роза. Скорее… тюльпан. Закрытый бутон. И здесь цветку головы не поднять. Я видел эту девушку раньше… красивая, живая…. Будто из другого мира… поговорить бы с ней… она не похожа на других принцесс.
- К столу через час, ваше величество. Вы, наверное, хотите умыться и переодеться.
Пришлось уйти. В гостевых покоях тоже везде розы. У них – мания, похоже. Попросил вынести цветы и проветрить. Я ничего против роз не имел бы. Но их слишком много и запах висит сплошной дымовой завесой.  И кстати, в спальне красавицы - тоже. Ей так даже не выспаться – дыхание тяжелое, сон беспокойный, явно, с кошмарами.
Тюльпаны, озеро, лес, птицы… Как легко здесь дышится! Какой-то мужской силуэт… Кто ты, незнакомец? Почему мне так хочется тебя слышать?
- Я уже здесь, я – рядом. Ничего не бойся… - сказал незнакомец. И исчез.
Я хочу одеться. Кажется, мне хватит сил…
Долго ехали молча. Я думала, что это значит «должным образом». Видимо, понять и принять. А еще – как мне легче стало держать осанку. Рюкзак стал легким. Да, кажется, и не нужен. Взмахнула хлыстом – только сноп искр. Рыцарь рассмеялся.
- Вы чего хотели? Проверить? Надо четко знать, чего ты хочешь. Внутри себя. Тогда все и получается.
На душе стало легко. Я хотела освещенную дорогу – и мой хлыст стал факелом. Но рыцарь исчез также внезапно, как появился. Еще недавно  бы задумалась, что я сделала не так. А сейчас… «Видимо, готова» - сказал его голос внутри меня.
***
- Смотрите, ваше величество! Принцесса заснула прямо у зеркал, одетая. Видимо, сил не хватило.
- Возможно, так. Но она прекрасна. Вашу руку, мадемуазель.
Король коснулся ее запястья.
- Может, сразу в губы? Она и проснется. – Предположила Королева.
- Еще испугается спросонья. Куда торопиться? – гость не сводил глаз с девушки и был внимателен. – Смотрите, просыпается.
Снова его голос. Кажется, роз нет, воздух легче и чище. Но больше никого нет. Я вспомнила.
Я приехала к родительскому замку сама. Уже перед поместьем меня догнали. Старик? Кажется, его знаю…
В замке родителей и тетушки один садовник? Но ведь они довольно далеко друг от друга. Несколько дней пути.
- Вы просто заблудились, ваше высочество, с непривычки, - поклонился он.

=4=
Тетушки занимались моими платьями, драгоценностями, учили танцам. Они старались научить тому, что было мне не очень-то интересно. Я и не спрашивала в родительском доме.
- Но это наверняка понадобится. Ты же хочешь стать королевой!
- Для этого надо выти замуж за короля? – усмехнулась я знакомому совету.
- Вовсе необязательно, - подозрительно покладисто открыла тетушка новые перспективы. – Можешь и без короля. Но выглядеть ты должна соответственно. 
- Причем, не как мальчишка. Мужчиной все равно ведь не станешь. А как властительница, - поддержала хитроумно вторая.
В их замке и был старик садовник.  Он был всегда. Когда старый король, отец нынешнего, пришел к власти. Его сыновья и дочери были еще детьми. Он помнил, как старший сын его величества сватался к романтичной принцессе, как ухаживал за ней. Как приезжали принцы с предложениями к его сестрам, первым красавицам королевства. Как уезжали расстроенные женихи с отказами. Как старшая принцесса вышла замуж. Она вернулась, когда мужа убили на войне и оставаться в доме свекра и свекрови не захотела. Хотя новые родственники полюбили ее, как родную дочь, которой у них не было. Младшая принцесса отказала всем наотрез и осталась в замке. Принято было отправлять незамужних дворянок в монастырь. Но Королевская семья сильно любила своих детей, не делая большой разницы между мальчиками и девочками. И да, принцессы в этом доме обучались наравне с принцами. Книги, стрельба, верховая езда…  Так что тетушки воспитывали племянницу со знанием дела.
А садовник…  Знал королевских детей. И разговаривал с ними на языке цветов о важных вещах. О любви и верности. О дружбе и труде. О предназначении и вере. О семье и преданности. Цветы хранят много легенд. И новая принцесса, уже в романтическом возрасте, оскорбила неверием. Не его, себя. Она боялась любых проявлений чувств, панически цепляясь за разум, как за единственно верное решение. Всегда и во всем.
- Дитя, ты бросаешь вызов небесам. Это неразумно. Вспомни древних, Афродита наказывает тех, кто отвергает ее дар – Любовь.
- Да, садовник, боги несносны и жестоки. Но что им до меня? Так многие люди ищут Любви. Неужто без меня не обойтись?
Тогда ее впервые из реальности выбил густой запах роз. Она их не любила. Слишком уж они… капризны и эмоциональны. И все это сублимировано в аромате.  Вот только Белый Рыцарь показал ее розой.
- Садовник, зачем ты здесь? – спросила Принцесса.
- Боги разгневались на тебя, дитя. Ты забыла свою сущность, - с поклоном отвечал Садовник.
- Но… Белый Рыцарь...
- Я знаю. Он показал, чего ты лишаешься по собственному выбору. Но он не сделает этого вместо тебя.
Я хлыстом нарисовала цветок. Садовник побледнел и пытался помешать. Но он был слишком стар.
- Любовь – это жизнь, - услышала я властный женский голос. – Я – Афродита. Ты не желаешь принять дар в самом начале. Значит, ты спишь. И разбудит тебя… Думаю, сама знаешь…
- О, мудрая, за что ты так ее? Девчонка совсем еще! – взмолился Садовник. – Наивная, добрая умница - фантазерка.
- Жизнь без любви – это кара, - громыхнула богиня. – Я не лишаю ее ни того, ни другого именно потому, что она такая. Но она должна познать самое себя. Чтобы понять и принять. Ибо так обещано в предсказании.
 Роза ожила и упала ко мне в руки. Шипы ранили до крови. И я провалилась в сон.
***
 - Не стоило выводить ее из покоев. Слаба еще. Да и розы дурманят. Давайте,  уложу ее на кровать, как есть. Пусть отдохнет немного. Может, очнется. Нет, благодарю, я не голоден. Посижу рядом.
Дались им эти розы. Запах даже меня с ног валит.
Как она хороша! Ее губы манят. Не толстые, не тонкие, такие, как надо.  Видел ее во снах. А потом – разговаривал с ней в дороге. Я – Белый Рыцарь и пытался предостеречь ее.   
- Я люблю тебя, моя Принцесса.
Ее веки дрогнули. Неужели услышала?

=5=
Легко стало дышать. Поляна, озеро, птички… И ни одной розы!  Какое счастье… И лицо незнакомца совсем близко. А ведь я даже не знаю его имени. Это не важно… Его губы касаются моих… Жизнь пробуждает меня…
- Я люблю тебя, моя Принцесса, - прозвучало как заклинание.
Он касался рукой моей щеки. Дурман будто спал.  Увидела заново родительский замок и короля, державшего меня. А я тянулась к нему. Розы отступили – во всей усадьбе их теперь было не найти.
 Я знала его и не знала. Откуда он? Из моих снов?
Крестная помогла мне собраться и выйти в бальный зал, к родителям. И гость был там.
- Крестница, позволь тебе представить… Это – Король из соседних земель. Могущественный, образованный. Он поспорил со мной, что не найти больше принцессу – умную, начитанную, уверенную в себе, красивую и нежеманную…
- Я проиграл, - смеясь, склонился гость.
Где же я его видела??? И слышала…
- Добрый вечер, сударь. Хорошая погода, - решилась я начать разговор.
- Не правда ли? – немного насмешливо поддержал он. – Ну, вот вы и вспомнили меня.
«Я могу носить любой цвет. И вести себя, как считаю нужным», - вспомнилось ей.
- Я украду у вас девушку, - ласково взял он меня под руку. – Могу ли я просить вас соблюсти тайну, о, прекрасная?
- Конечно, да. Но почему добро нужно утаивать?
- Вы еще слишком молоды и мало видели в жизни, чтобы это понять. При всем вашем уме, - сказал он серьезно.
- Вы можете на меня рассчитывать.
- Вот и прекрасно. Знаете, я дал зарок. Если встречу женщину, умеющую хранить секреты – плюс к остальным добродетелям, женюсь, не раздумывая.
- Замечательно. Но я такого зарока не давала.
- Еще и на язык остра! – восхищенно добавил он. – Вы не можете мне отказать, ваше высочество!
- Почему это? – дух противоречия проснулся со мной вместе.
Вид у него был хитрый.
- Злое волшебство осталось вот здесь!
Он взмахнул рукой. И я увидела знакомый прозрачный рюкзак. Он был пуст. А вместо розы возник тюльпан. Он немного приоткрылся и сиял. И я поняла, что он прав. Я не могу отказать. Ведь есть любовь. И она побеждает. Потому что это сама Жизнь.


Рецензии
Это не сказка, а полноценная мистика, дорогая Ольга! Большое и непростое полотно.

Лев Рыжков   05.02.2020 15:41     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.