Светлая. Главы 26-30

Глава 26.
"Прощание с работой."

 С работы я уволилась после четвертого исцеленного. Денег было столько, что хватило бы на несколько лет жизни, если продолжать жить так, как я привыкла. К тому же у меня появился интерес - путешествие между мирами. И именно эти путешествия и подтолкнули меня к увольнению. Первые мои опыты перехода в другой мир длились несколько минут. Пройдя через двери, я замирала возле порога и осматривала всё вокруг. Потом стала отходить на небольшое расстояние. Я всё время боялась, что не смогу найти обратную дорогу или дверь домой не откроется, или... Но однажды я решилась прогуляться подальше. А чтобы не потерять место перехода в свой мир, обозначила его красной лентой, которую специально купила накануне вечером. Я прошла вперёд метров десять. Оглянулась - лента лежала в траве, её красный цвет было прекрасно видно издалека. Затем я минут пять рассматривала горизонт. После, обернувшись в сторону ленты, стала осматривать окружающий пейзаж, пытаясь навсегда запечатлеть в памяти картинку. Потом меня посетила мысль, что это место надо сфотографировать, затем напечатать снимок в фотоателье и носить его с собой. Можно, конечно, с собой взять ленточки или верёвочки и повязать на ближайший куст... Размышляя так, я не спеша вернулась домой через переход. И вот тут-то я испугалась. Уходила я в полдень из дома, а сейчас была ночь. Сколько времени я провела там, в другом мире? Пятнадцать минут? Двадцать? Максимум полчаса. А в нашем мире прошло несколько часов, если не дней. На часах была полночь. Я на всякий случай выглянула на лестничную площадку, посмотрела не оставил ли кто-нибудь записку в дверях. Записки не было. Тогда я прогулялась до почтового ящика - новых газет не было. После этого успокоившись, легла спать.
 Проснулась ближе к обеду. Спустилась к почтовым ящикам - свежая газета подсказала мне, что в другом мире я пробыла около двенадцати часов. К счастью, не дней. Значит, если я решу прогуляться подольше, то рискую вернуться домой через неделю, например, или через месяц. Надо увольняться. Точно. Прогульщицей мне быть не хотелось, а объяснять, где я всё это время была тем более. Не дай бог, ещё в розыск подадут. То-то веселье будет. Приняв решение, я привела себя в порядок, позавтракала и отправилась на работу.
 Как меня не хотели принимать на работу на Скорую в Москве, точно так же не захотели отпускать. Сначала я пошла к заведующему. Егор Олегович очень огорчился:
- Почему Вы решили от нас уйти? Полина Сергеевна! На кого Вы нас променяли? - Говорит шутливо, но в глазах страх виден. Последнее время он стал намного лучше выглядеть - похудел, помолодел. Молодой энергичный мужчина. Никто бы не дал ему его лет. И сдаётся мне, что Егор Олегович прекрасно понимал благодаря чему он себя так хорошо чувствует.
- На пенсию и покой работу меняю. А за себя Вы не переживайте, - успокоила его я. - Вы знаете мой адрес и номер телефона. Если будут проблемы со здоровьем, позвоните мне, и я скажу, когда прийти. Вам завсегда помогу. Только просьба. Никому больше мои данные не давайте, и о том, что я Вам помогла не рассказывайте.
 Заявление подписал, но с пометкой "Отработка две недели".
- Извините, но по-другому нельзя. Не поймут, если без отработки отпустить.
Так как смены мне старались ставить строго на ставку, получилось, что надо всего четверо суток отработать. Правда старший фельдшер попыталась дополнительно две смены мне навязать, но я отказалась:
- Вы разве забыли, что я на ставку только работаю?
- Так работать некому.
- Да Вы что?! - воскликнула я. - Совсем некому? А как же очередь на моё место? Спросите у Егора Олеговича, он Вам пару номеров телефонов даст. Ну и Вы сами говорили, что я у людей смены забираю, а им, бедненьким, часов не хватает. Предложите эти смены тем, кого я обделила. - И тут мне немного стыдно стало за мои слова. Зачем я уподобляюсь другим людям? Обиды то у меня нет, а ядом зачем-то капнула.
 Но мои слова возымели действие - старший фельдшер фыркнула по-кошачьи и ушла. Первые три смены я отработала как обычно - тайком от всех "правила" здоровье некоторым пациентам. Детей исцеляла всех, но так чтобы сразу не заметно было. А на последней смене сорвалась и пошла лечить всех подряд. Началось это ближе к вечеру, когда приехали на судороги к дэцэпэшному ребёнку. Ему было три года, инвалид, он не мог даже сидеть самостоятельно. Судороги у него бывали часто. Мама даже Скорую не всегда вызывала. Обычно судорожный припадок проходил минут за пять. Но сегодня судороги длились уже полчаса. Так-то мама Скорую вызвала двадцать минут назад, но все бригады были заняты. Через пять минут вызов дали нам. Ещё пятнадцать минут ушло на то, чтобы доехать и подняться на пятый этаж. Дом без лифта. Моя помощница, полная тридцатилетняя женщина, не могла быстро идти. Я как-то невзначай вырвалась вперёд, и зашла в квартиру на пару минут раньше её. Мама сразу повела меня к кровати малыша. Увидев его, я расчувствовалась. Прямо так жалко его стало.... Я отправила маму открывать дверь моей помощнице, так как захлопнула её за собой. Естественно, чисто "случайно". Избавившись от свидетельницы, я положила руку на голову ребёнку....
 Когда в комнату зашла мама ребёнка и запыхавшаяся помощница, судороги уже прекратились, мальчик лежал на кровати, смотрел на меня и улыбался. Он был здоров, ему оставалось догнать в своём развитии сверстников. И вот взять бы теперь да уйти, но нельзя. "Надо соблюсти политес", как говорила моя мама.
- Судороги прошли. Могу только предложить проехать в больницу. Хотите?
- Нисколько. Вы ему какой-то укол сделали? Стёпочка какой-то не такой. Он так странно смотрит, как будто всё понимает.
- Никакой укол я ему не делала. Видите, у меня не было с собой ящика. Его только что моя помощница принесла. Просто иногда так бывает, что после длительных судорог происходят изменения в организме и ребёнок не засыпает, а бодрствует. А иногда даже идёт на поправку, то есть выздоравливает, - отчаянно врала я. - Так поедете в больницу или врача на завтра вызвать?
 Мама ехать в больницу не хотела и написала отказ от госпитализации. Она всё время посматривала на ребёнка. Было видно, что ей не терпится отделаться от нас. Выходя из квартиры, я думала: "Какого чёрта я скрываюсь? Сегодня последняя смена, можно почудить. Всё равно больше с коллегами не буду общаться, значит можно не опасаться расспросов."
 Следующий вызов был к мужчине с несостоявшимся инфарктом миокарда. Правда о том, что это состояние могло привести к некрозу сердечной мышцы, знаю только я. Зайдя в комнату, я увидела мужчину, который лежал на диване, держась рукой за грудь. Кожа бледная-бледная, на лбу мелкие капли пота. Пациент тяжело дышал, в его глазах читался страх. Я положила руку на грудь, и мужчина с облегчением вздохнул. Пока помощница распутывала провода кардиографа, болевой приступ прошёл. Кожа мужчины высохла и приобрела нормальный цвет.
- Доктор, у Вас волшебные руки. Вы знаете об этом?
- Знаю, - улыбнулась я. - А теперь рассказывайте....
 Потом были гипертонический криз, ОРВИ, почечная колика и ещё несколько хронических больных. Мы заходили на адрес. Пока я осматривала больного, все жалобы у него исчезали, и помощь уже не требовалась. Ближе к концу смены помощница стала на меня посматривать искоса. А после последнего вызова спросила:
- Вы экстрасенс?
- О нет! Это как-то случайно получается сегодня, что все выздоравливают сами.
- Угу, - сказала она, явно не поверив.
 Последний вызов был к старушке с мерцательной аритмией и хронической сердечной недостаточностью. На фоне этого заболевания у неё развился отёк лёгких. Задыхаться она начала часа три назад, но Скорую вызвали только сейчас. Переступив порог, сразу стало понятно, какой диагноз будет основным. Я, чисто на автомате, измерила давление и приложила мембрану фонендоскопа к спине пациентки. Чисто на автомате, потому что устала неимоверно. А привыкнув скрывать свои способности, проделала всё тоже самое, что и раньше автоматически. Итак. Делая вид, что слушаю лёгкие, я исцеляла пожилую женщину. Пока помощница готовила кардиограф к работе отёк лёгких ликвидировался. Прямо на глазах ушли отёки с ног, цвет кожи приобрёл нормальный оттенок, одышка исчезла, появилось осмысленное выражение лица. Почувствовав чей-то взгляд, я подняла глаза и увидела, что дочь пациентки рассматривает меня. Я обратила внимание на злобное выражение её лица. А также увидела лярву, сидевшую у неё на загривке. Я сморгнула.
 Дальше пошло по накатанной - опрос, ЭКГ, предложение проехать в больницу, отказ пациентки от госпитализации. Она чувствовала себя прекрасно. Впервые за много лет её ничего не беспокоило. Женщина разговорилась. Восхищалась тем, как быстро она выздоровела:
- Я вас только увидела, и мне сразу легче стало. Это всё потому, что вы люди хорошие очень. Я прямо чувствую это.
 Заодно мы узнали, что она пару часов назад просила дочь вызвать Скорую, но та "нипочём не соглашалась. Говорила, что просто так нечего звонить, всё равно в больницу не повезут." Мы ещё раз предложили поехать в приёмное отделение, но старушка ехать не хотела, не смотря на уговоры дочери. Уходя с адреса, я чувствовала тяжёлый взгляд дочери пациентки.
 Домой я уходила еле живая. Я так устала! Нельзя столько людей подряд лечить, если не знаешь, как восстанавливать энергию. "Надо у Книги спросить" - решила я. Только до дома доберусь и спрошу. Но добравшись до дома я рухнула в кровать и проспала сутки. Проснувшись на следующие сутки, я решила, что надо завершить здесь все дела и отправиться осваивать новый мир. Ведь ради него я и оставила работу. Позавтракав и приведя себя в порядок, я отправилась на работу забирать свои вещи. Выйдя из подъезда, я нос к носу столкнулась с дочкой последней пациентки.

Глава 27.
"Подготовка."

 Днём я отправилась на работу, чтобы забрать свои вещи, подписать обходную и окончательно попрощаться с работой. Выйдя из подъезда, я нос к носу столкнулась с дочкой последней пациентки. Увидев меня, она заулыбалась:
- Я уж думала, что Вас дома нет. Какое счастье, что я застала Вас. Вы так помогли моей маме! Она совсем здоровая стала, - на этих словах злобная гримаса исказила лицо женщины. - Здоровее чем я, между прочим. А я ведь тоже больной человек. Мне бы помочь надо. Полечите и меня. А я Вам заплачу за это. Сколько надо?
 Я посмотрела внимательно на женщину. Полная, обрюзгшая, неопрятная. Серая кофта в каких-то пятнах, коричневая юбка сбилась набок, растрёпанные волосы вылезают из косички. От женщины исходил запах немытого тела. На загривке у неё сидела лярва - серая полупрозрачная масса, похожая на медузу, колыхалась согласно движениям женщины. Её щупальца опускались до локтей, прикрывая плечи. И я сразу вспомнила слова Книги, которые она говорила, когда я только начинала исцелять людей: "И будь осторожнее, дорогая. Помни, что некоторые люди заслужили свои болезни." Эта женщина явно заслужила то, что имела. Ни просящее выражение лица, ни протянутые в мольбе руки не могли скрыть злобу, затаившуюся в блёклых бледно-серых глазах и её голосе.
- Вы меня с кем-то путаете, - сказала я, и обошла женщину. Быстрым шагом направилась к машине, которая стояла на парковке неподалёку. Женщина поспешила за мной следом:
- Нет, нет. Я Вас, Полина Сергеевна, ни с кем не путаю. Вы же экстрасенс. Я собственными глазами видела, как Вы мою маму излечили.
 Я резко развернулась:
- Да. Я Полина Сергеевна, но я не экстрасенс. И понятиями не имею, о чём Вы говорите. А теперь отстаньте от меня. Мне некогда. Прощайте.
 Затем чуть ли не бегом, я дошла до стоянки, в воротах которой стоял охранник и наблюдал за нами. Я предпочитала ставить в то время машину на платную стоянку, опасаясь, что её угонят или колёса снимут. Последнее время участились подобные случаи. И в этот раз я была очень рада такому решению, потому что охранник остановил преследующую меня женщину у калитки:
- Не положено посторонним.
- Я не посторонняя! Я с ней! - попробовала просочиться на территорию стоянки она.
 Но охранник был неумолим:
- Нет. За дурака меня не держи.
 Тем временем я добралась до машины. Сев в неё, я закрылась изнутри. С этой тётки станется - в мою машину усядется и выходить откажется. Когда я подъехала к воротам, вышел второй охранник и открыл их. Женщина было дело рванулась ко мне, но первый охранник придержал её за плечо. Он видимо нажал на какую-то болевую точку, потому что тётка взвизгнула и накренилась в сторону этого плеча, ухватившись за него рукой. Что было дальше я не видела.
 Пока ехала на работу, я ругала себя вслух: "Довыпендривалась, да? Я с работы уйду, и объяснять никому ничего не надо будет? Угу. С работы ушла, а толку? И ребят с парковки надо отблагодарить обязательно. Выручили меня. Такие молодцы." Потом пришла мысль, что просто так эта баба не откажется от идеи оздоровиться. Будет меня караулить возле дома несколько дней это точно. И ещё, что я уволиться решила, чтобы другой мир изучать, но не знала в какой момент начать. А почему бы и не сегодня? Или завтра, например? Уйти и сутки там провести? Нет. Пожалуй, сутки многовато будет. Как бы в розыск не подали. На несколько часов можно. Тем временем я доехала до работы.
 Оформив все бумажки, сдав халаты и забрав свои вещи, я зашла к заведующему попрощаться. И заодно поинтересовалась:
- Вы случайно не давали кому-нибудь мои данные?
- Было дело. Вчера заходила женщина, просила назвать, кто приезжал к её маме.  Сказала, что очень благодарна всей бригаде и хочет написать заметку в газету. Я подумал, а почему бы и нет? Думал, что вам всем будет приятно увидеть благодарность в газете.
- Егор Олегович, я же Вас просила, никому моих данных не давать. Я не тщеславна, меня заметка в газете нисколько не обрадует. Скорее расстроит. Мне известность ни к чему. Тем более, что в этом случае заметки никакой не будет. Этой женщине нужна была я.
- Но я ей ваш адрес не давал. Только фамилию, имя и отчество назвал.
- Ей и этого хватило, чтобы мой адрес найти. Сегодня меня возле подъезда подкараулила. Требовала, чтобы я её излечила. Ну ладно. Дело прошлое. Я ещё раз Вас настоятельно попрошу - никому не давайте моих данных. Если будут подобные речи, мол заметку в газету или благодарность какую, назовите кого-то другого, но не меня. Договорились?
- Договорились.
- И ещё. Я уеду на неделю или две к знакомым. Если будут искать, без разницы кто, пусть не переживают. Я вернусь. За расчётом в кассу сама подойду. Не теряйте.
 На этом и простились. Затем в отделе кадров я узнала, что проходила женщина и просила сказать дату моего рождения. Якобы собирается сделать мне подарок, но не сейчас, а потом - к случаю. Дальше и так понятно. Можно пойти в адресный стол, отстояв небольшую очередь, заплатив немного денег, назвав мои данные, получить справку с адресом моей прописки. Я же была вынуждена оформить временную регистрацию в московской квартире, чтобы получить допуск к наркотикам. Иначе меня на работу не взяли бы.
 А потом я отправилась по магазинам. Надо было собираться в путешествие в другой мир. Заехала в магазин "Охотник и рыболов", затем в какой-то "Турист", после в продуктовый. Накупила всего как будто на несколько дней в поход иду. Приобрела палатку, рюкзак, спальник, сухое горючее, спички непромокаемые, котелок, железные кружку и тарелку, три банки тушёнки, две пачки макарон, чай, пачку сахара рафинада и прочие продукты, которые я могла бы взять с собой.
 Я так увлеклась покупками, что совершенно забыла про ту женщину. Я подходила к подъезду, обвешанная покупками, на спине рюкзак, в обеих руках по полному пакету, когда она подскочила ко мне и заголосила:
- Миленькая, родненькая! Спасительница наша! Только ты сможешь помочь мне! Спаси, богом тебя молю!
 Я вздрогнула и разозлилась. Я видела её всю: изнутри и снаружи, все её болячки и её злобу. Полная, неопрятная, дурно пахнущая женщина, кричала на всю округу и требовала от меня исцеления. В такт её движениям, прицепившись к женщине щупальцами, колыхалась лярва. Чувство омерзения охватило меня. Я решительным шагом подошла к подъезду, переложила в одну руку второй пакет, встав так, чтобы женщина не видела кодовый замок, открыла дверь. Женщина попыталась втиснуться вслед за мной в подъезд, подтолкнув меня. Я круто развернулась и сказала:
- Последний раз говорю. Отстань от меня!
 А затем свободной рукой оттянула лярву немного вверх и отпустила её обратно. Лярва плюхнулась на загривок и, подобно желе, задрожала. Женщина охнула, сделала шаг назад. Я захлопнула дверь перед её носом. Выдохнула и пошла в свою квартиру.
 Дома я села за стол, достала блокнот и стала составлять список того, что надо взять с собой. Вспомнив, что собиралась всего на несколько часов в другой мир, я решила в этот раз не брать с собой палатку и спальник, потом решила, что сухое горючее и котелок тоже ни к чему. Постепенно список сократился. В результате новый рюкзак, на 30 литров который, я убрала на антресоли, и достала свой старенький, небольшой, с которым я в студенческие годы в походы ходила. Было решено взять с собой термос с чаем, бутерброды с сыром и колбасой, аптечку с перевязочным материалом, спички, перочинный ножик, сменные носки, кофту, фонарик, фотоаппарат, банку с краской, кисточку и перчатки. Вещи в рюкзак пока складывать не стала. Сначала надо было убедиться, что в том мире сейчас светлое время суток, а не ночь глубокая. Потому как в потёмках по незнакомому лесу я даже в нашем мире гулять не стану.
 Я прошла в комнату, в которой раньше жил Ванечка. Сейчас в ней практически не было мебели, если не считать кресла, журнального столика и большого зеркала в деревянной резной раме, прислоненного к стене. По обе стороны зеркала стояло две свечи в подсвечниках. Я подошла к нему, зажгла свечи. Потом, скороговоркой произнеся заклинание, я прикоснулась к зеркалу. От моего прикосновения зеркальная поверхность задрожала, растаяла, и я вспомнила как в первый раз открывала "дверь" в чужой мир.
 
Глава 28
"Зеркало".

 От моего прикосновения зеркальная поверхность задрожала, растаяла, и я вспомнила как в первый раз открывала "дверь" в чужой мир.
- Любое зеркало — это не только отражающая поверхность, куда вы люди смотритесь, но и дверь в другой мир, - поучала меня Книга, когда я её замучила вопросами о том, как попасть в другой мир. - Зеркало — это "дверь" или "окно", через которое можно заглянуть по ту сторону, или прогуляться. А в каждом мире может быть несколько дверей, ведущих в наш или другой мир. Но дальше первых дверей идти не советую. Чем глубже уходишь, тем труднее обратно вернуться. И ещё запомни, твоё отражение имеет большое значение. Ты, наверное, замечала, что в одном зеркале видишь красавицу, а в другом - страшка египетского? Где-то вроде как симпатичная, а где-то уродина. Ну так вот, чем красивее ты в зеркале, тем более подходящая атмосфера в том мире для тебя, тем он благоприятнее....
 О как долго я искала это зеркало! Оказывается, не так-то просто найти зеркало в человеческий рост, а чтобы отражение в нём понравилось - ещё сложнее. Казалось, что я объехала все мебельные и антикварные магазины за это время. Прочитала огромное количество объявлений в газетах. Нашла даже одну фирму, которая могла на заказ и с предоплатой привезти зеркало, но посмотреть в него заранее нельзя было. Увы. И вот случилось чудо - нашла я подходящее зеркало. Объявление гласило: "Продам мебель б/у. Разную." И номер телефона. Я позвонила и договорилась о встрече. Идти далеко не пришлось.
 Зеркало меня ждало буквально через пару кварталов в одной из старых московских квартир. Увидев его, я сразу поняла - моё! Я такая в нём была красавица, что с трудом оторвалась от созерцания своего отражения.
- Сколько? - спросила я. Узнав цену, сказала - Беру!
 Мне тут же попытались навязать покупку шкафа, комода, журнального столика и кресла. Но я решительно отказалась от мебели. Правда сказала, что пару подсвечников каслинского литья, которые стояли на комоде, могла бы и приобрести. Мне озвучили баснословную цену, заявив, что они антикварные, но мне, как уважаемой покупательнице, продаются со скидкой. Но когда я им показала "знак качества" на подставке, и стало ясно, что изделие это советских времён, цена упала в десять раз. Вместе с зеркалом у меня появились и подсвечники, а затем и кресло. Но не сразу, а через месяц. Именно тогда я узнала, что хозяйка этой квартиры умерла около года назад, теперь же её наследница, двоюродная племянница, решила избавиться от всей мебели. Распродала всё, кроме кресла, когда позвонила я, чтобы узнать не ждёт ли оно меня.
 Я решила по примеру этой женщины так же распродать мебель из комнаты Ванечки. Все покупатели интересовались причиной, в первую очередь - не умер ли кто-нибудь в этой комнате. Но я объясняла, что люди просто переехали в другое место, а квартиру продали вместе с мебелью. Не хотели возиться с переездом. Это объяснение вполне устраивало покупателей. Так как цены я назначила небольшие, мебель распродалась за неделю. И тогда я решила, что готова заглянуть в другой мир.
 Зеркало я прислонила к одной стене, кресло придвинула к другой, противоположной от зеркала, стене, на кресло положила Книгу. Раскрыла её и сказала:
- Зеркало я подходящее нашла. Рассказывай дальше. Что делать, чтобы дверь открыть?
- Свечи нужны. Две большие свечи. И спички, чтобы их зажечь. У тебя есть? - с сарказмом в голосе, ответила Книга.
 Спички у меня были, а свечей - нет. И я отправилась в магазин. Успела к самому закрытию. Уже когда зашла домой, я забеспокоилась, а вдруг парафиновые свечи не подойдут? Но Книга ничего не имела против. По её указанию свечи вставила в подсвечники, установила по обе стороны зеркала, но немного впереди него. Зажгла их и выключила свет.
- Ну а теперь? - спросила я снова.
- А теперь ты должна выучить заклинание. Взгляни на мои страницы. Ты так привыкла со мной просто разговаривать, что перестала на меня смотреть. Посмотри. Там весь обряд открытия "дверей" описан.
 Я включила свет, задула свечи и приступила к изучению обряда. Так-то ничего сложного. Для начала надо было выучить заклинание. И потом, "на прибывающую луну в ночь с воскресенья на понедельник зажечь свечи перед зеркалом, встать, произнести заклинание…" С трудом дождалась прибывающую луну. "В ночь с воскресенья на понедельник" пришлось на третий лунный день. К тому же, о счастье, я была выходная.
 И вот в полночь я приступила к "обряду открытия дверей". Для начала Книгу вновь положила на кресло. Зажгла свечи. Выключила свет. Ночь. Темно и тихо. Слышно, как в соседней комнате тикают часы. Четыре свечи: две свечи перед зеркалом и две в отражении. Бледный круг света. В глубине зеркала виднеется кресло. Затаив дыхание я встала перед зеркалом и сказала:
- Как на прибывающую луну заклинанье говорю, собственной рукой дверь за грань я распахну....
 Прикоснулась к прохладной зеркальной глади. От пальцев поверхность зеркала разошлась кругами волна и .... отражение нашего мира исчезло. За рамой, там, где только что я видела себя, появился лес. Обыкновенный лес, какой мог бы быть и у нас. И был там день. И было лето. А за моим окном ночь и зима. Я завороженно смотрела на это чудо, боясь шелохнуться. Мне казалось, что весь мир замер вместе со мной. И тут за спиной я услышала скрипучий голос:
- Дверь закрой! — это Книга вернула меня в реальность.
 Я вздрогнула. Рука невольно оторвалась от зеркала, и всё исчезало.
- Какого чёрта! - воскликнула я.
- Нельзя двери открытыми держать. Заруби себе на носу. Тем более между мирами. Никогда не знаешь, что может войти в наш мир оттуда. И что захочет воспользоваться твоими дверями, чтобы проникнуть в другой мир. Чем дольше открыты двери, тем больше разных существ почувствует их, и захочет прийти к ним. Открыла дверь, убедилась в безопасности, и иди туда. Как только переступишь порог, так сразу дверь закроется сама.
- А как я обратно вернусь?
- Очень просто. Зайдёшь и всё. Никаких заклинаний читать не надо. Обратно дверь легко пропускает. Но только того, кто её открыл.
- А с той стороны тоже зеркало стоит?
 Книга рассмеялась каким-то каркающим смехом:
- Глупая! Конечно, нет. Где ты видела в лесу зеркала? Ведь сейчас ты видела лес по ту сторону. Если в другом мире ты увидела зеркало, то это путь не обратно домой, а следующий мир. Поняла?
 Я кивнула головой, а затем добавила:
- Поняла. А как выглядит с той стороны дверь домой?
- Никак не выглядит. Её не видно. И любой другой пройдет через место, где она находится, не заметив, и оставаясь в том мире. Ты должна запомнить это место. Вот и всё. Пройдя через него, ты окажешься там, откуда уходила.
- А если я промахнусь? Если забуду место? Я там навсегда останусь?
- Конечно! Может не будешь в другие миры ходить, а? - с надеждой спросила Книга.
- Буду, - упрямо ответила я. - А может всё-таки есть способ увидеть эту "дверь" в том мире? Или то место, где она есть, как-то отличается от других?
- Нет. Её никак не увидишь. Но в том месте, если присмотреться, можно увидеть дрожание воздуха. Совсем незаметное. Вот как дрожит воздух над готовящейся закипеть водой в кастрюле.
- Похоже на то дрожание воздуха, которое бывает, когда жизненная энергия покидает тело?
- Нет. Там бьёт тугая струя, а здесь лёгкое дрожание. Впрочем, когда увидишь - поймёшь о чём я. Увидев это дрожание, смело шагай в него и окажешься там, откуда ушла.
- Хорошо. Сейчас попробую ещё раз.
- О нет! - воскликнула Книга. - Только не сегодня. Ты сейчас и так слишком долго стояла на пороге.
 И тут раздался громкий стук во входную дверь. Бах! Бах! Бах! Я вздрогнула, медленно обернулась в сторону зеркала. Бах! Бах! Бах! Снова послышался стук. Свечи вспыхнули и погасли. В темноте я услышала громкий шепот Книги:
- Даже не вздумай открывать.
 Меня окатило холодным потом. Если честно, то я очень сильно испугалась. Ночь на дворе, я никого не ждала, подъезд у нас спокойный, никто никогда не колобродит. И слова Книги "даже не вздумай" храбрости мне не прибавили. На слабых от страха ногах я подошла к креслу. Сняла с него Книгу и положила её на пол. Сама же села на её место. Пронзительно зазвонил дверной звонок. "Дзынь! Дзынь! Дзынь!" Я даже не пыталась встать. Просто сидела и потела. Сердце, как после пробежки с ускорением, билось о мою грудную клетку. Видимо устав звонить, неведомый визитёр, стукнул по двери ещё раз и затих. Минут через десять послышалось хныканье, всхлипывание, а затем тоненький голос, похожий на детский заныл:
- Тётенька, а тётенька! Пусти меня. Мне холодно. Хнык, хнык. Тётенька, открой дверь. Мне страшно.
 Детский голосок мог бы принадлежать девочке лет пяти. Но я даже мысли не допускала, что это человеческий ребёнок. Дверной звонок был слишком высоко для пятилетнего человеческого детёныша - не достать. Голос было отчётливо слышно, как будто существо было не на лестничной площадке, а за дверями комнаты.
- Тётенька, открой дверь. Я боюсь!
 "Если бы ты только знала, тварь, как мне страшно!" - подумала я, и неожиданно для себя успокоилась. Видимо мой лимит страха был исчерпан. И ещё я подумала, что, если тварь просит открыть дверь, значит она не может это сделать сама. Следовательно, и бояться нечего. Мой дом моя крепость! Я встала, включила свет и убрала Книгу на место. Затем пошла и легла спать. Засыпая, я слышала, как нечто мне неведомое скребётся в дверь, затем оно стало мяукать, словно котёнок. А потом и вовсе затихло. И я крепко уснула. А на следующую ночь я перешагнула границы нашего мира.


Глава 29
"На пороге".

 Марк сидел в машине, вспоминая неприятный разговор с женой. Настроение портилось, согласно с настроением Марка портилась и погода. Когда небо окончательно затянуло тучами, и ветер стал биться о стекло, Марк с усилием переключился и стал думать о новой знакомой - вспомнил какая она замечательная, вся такая позитивная, юная и милая. Подумал о том, что скоро они вновь увидятся. Посмотрел на улицу - небо вновь было чистым. Тут в боковое стекло постучали.
 Марк повернул голову и увидел, что в машину пытается кто-то заглянуть. Он опустил стекло, и уставился на девушку. Она была хорошенькой. Большие карие глаза на круглом лице в обрамлении черных кудряшек, яркие сочные губы, румянец на щеках - прелесть, а не девушка. А в уши девушки были вдеты серьги в виде витых колец, украшенных мелкими красными камушками. До Марка долетели слова:
- Мужчина! Вам плохо? Может Скорую вызвать?
- Не надо, - через силу улыбнулся Марк. Он почувствовал колоссальную усталость, как будто вагоны разгружал весь день. - У меня всё хорошо. Спасибо за беспокойство.
- Просто я час назад здесь проходила, и сейчас иду, а Вы всё также сидите. Забеспокоилась. А вдруг Вам плохо.
- Нет. Мне хорошо. Я сижу и думаю о хорошем. Но Вы правы. Мне пора ехать домой. Ещё раз спасибо.
 Девушка ушла, а Марк поднял стекло, завёл двигатель и поехал домой. По дороге думал обо многом. Пришёл к выводу, что действительно есть связь между погодой и его, Марка, настроением. И что попытки управлять погодой забирают много энергии. А также понял, что в такие моменты он как бы выпадает из реальности. Для того, чтобы прийти в себя требуется какое-то время. Быть может, если потренироваться, то этот процесс будет проходить гораздо легче. Потом думал о Ольге, и о том, что они скоро встретятся - всего через две недели.
 Но увиделись они только весной. Через две недели Марка опять отправили в Питер с документами. Встретил его тот же человек, что и в прошлый раз, но место встречи было другое и люди иные, обратно Марк летел уже самолётом. Потом заболела Ольга. Затем она куда-то уезжала. Потом у Марка опять была поездка, но в этот раз во Владимир.... И всё никак не получалось им встретиться. И вот настал момент, когда всё сложилось.
 Это была середина апреля. За две недели до этого дня Марк договорился о встрече возле станции метро Маяковская в два часа дня. Но в тот момент он даже не подумал, куда поведёт Ольгу. Решил, что на месте определится. Накануне вечером к Марку позвонил Василий. У него опять "горел материал". Ему надо было вот "прямо сейчас, а лучше вчера" получить информацию о московских кофейнях. Можно и завтра, только к понедельнику чтобы материал был. Самому ему было некогда. Василий очень надеялся на помощь Марка. По трём кофейням информация вместе с фотографиями была, но этого мало. Нужно было ещё столько же. Хорошо бы больше.
- Марк, выручай! Очень надо! Я тебе чеки оплачу плюс за статью, как в прошлый раз. Я же тебя не обидел?
 В прошлый раз его не обидели. Заплатили хорошо. Марк не знал, сколько на самом деле полагается за такую статью, но ему казалось, что Вася не стал бы обманывать. Друг сказал, что сто пятьдесят рублей за тысячу знаков очень хорошая цена. Марк ему поверил. Кроме того, ему оплатили отчёт о поездке на "Сапсане", который Марк выслал отдельным письмом. В этот раз ему обещали дополнительно оплатить расходы на посещение этих заведений.
- Я согласен. Какие заведения надо посетить? И можно я с девушкой буду?
 Вася сказал, что можно. Список был тут же выслан на почту, и Марк углубился в изучение нового материала.
 На следующий день Марк ждал с Ольгу возле Маяковки со стороны Триумфальной площади. Он пришёл сильно заранее. Подходя к метро Марк, увидел качели. "Ну надо же. Вроде в последний раз, когда я здесь был, их не было." Все качели были заняты взрослыми людьми. И Марку вдруг так захотелось покачаться тоже. С подросткового возраста на качелях не сидел. Он подошёл. И тут с ближайших качелей встали две девушки. Чему-то рассмеявшись, они взялись за руки и убежали в сторону Оружейного переулка, а Марк сел на освободившееся сиденье и оттолкнулся от земли. Потом, спохватившись, отправил смс Ольге, в котором сообщил, что ждёт её на качелях. Уж Ольга то точно должна была знать о их существовании.
 Весна. Синее небо и яркое солнце. Всё распускается и зеленеет. Настроение у Марка было отличное. Ощущение, что он стоит на пороге чего-то нового и очень хорошего не покидало его. Марк качался на качелях и думал о том, как всё хорошо, что погода прекрасная и жизнь его складывается отлично. Марк на сто процентов был теперь уверен, что может влиять на погоду. Но теперь он не так сильно уставал, пытаясь изменить погоду, да и настроение научился переключать моментально. Осознание своей необычной способности давало ощущение уверенности в себе. На работе постоянные разъезды существенно увеличили доходы. С бывшей женой помирился сразу после заседания суда. Она сама подошла и извинилась. В суд Марк предоставил квитанции о денежных переводах жене и справку о доходах за прошлый год из налоговой. Оказалось, что размер выплат составил около пятидесяти процентов. Судья осуждающе покачала головой и сказала:
- Ну если истец желает получать меньшую сумму, а ответчик не возражает, я удовлетворю иск.
 Марк не возражал.
 На выходе из здания суда жена его догнала и долго извинялась. Сказала, что приезжала в гости двоюродная сестра и настроила её против бывшего мужа. Но теперь стало видно, что сестра оказалась не права. Бывшая жена долго извинялась, а затем пригласила заходить в гости. Обычно Марк подъезжал к подъезду своего бывшего дома, звонил сыну. Сын выходил, и они уезжали. В доме он не был несколько лет, с того самого времени, как его бывшая жена вышла замуж. В день суда Марк узнал, что этот брак распался.
 Теперь Марк сначала заходил в свой бывший дом. Его там поили чаем с плюшками, иногда кормили обедом. За столом мило общались. В основном беседа строилась вокруг сына. Было очень тепло и уютно. А жена казалась близкой и родной. Словно когда-то давно Марк в одной из книжек прочитал: «Не бывает бывших мужей. А бывает первый муж, второй, третий...», наверное, это и жён касается. Марк неоднократно ловил на себе задумчивый взгляд бывшей жены. И даже несколько раз мелькала мысль: "А может попробовать всё вернуть обратно?" Но он гнал эти мысли от себя.
 Марк вопреки решению суда продолжал платить алименты "по-честному", самостоятельно добавляя недостающую сумму к той, что высчитывали в бухгалтерии. И с сыном отношения складывались очень хорошо. Виделись они теперь не только по выходным, но и в середине недели. Кроме тех случаев, когда Марк уезжал в командировки. Они вместе ходили в кино, гуляли в парках, играли на аттракционах и просто так болтали обо всём.
 Всё у Марка было хорошо. Только не было у него женщины. Но это его не смущало. Воздержание теперь давалось легко. И ощущение душевного равновесия не покидало Марка. Одно его беспокоило - боязнь, что скоро всё закончится. Ну не может быть всё всегда хорошо.
- А вот и я! Привет! - голос Ольги вернул Марка к действительности. Переведя взгляд в направлении голоса, он увидел женщину. И это была не его Оля.
 Где-то высоко раздался громовой раскат. Первая тяжёлая капля дождя упала на серую плитку площади.


Глава 30.
"Первые шаги."

 Несмотря на то, что спать легла далеко за полночь, я встала в шесть утра бодрой и вполне выспавшейся. Взяв Книгу, пошла на кухню заваривать кофе. Только сняла турку с огня, как услышала причитания, которые раздавались из-за двери, ведущей в подъезд.
- Ох тыж господи! Что же это делается! Вы только посмотрите! Это надо же столько говна в подъезд притащить! - Голос принадлежал Анне Степановне, милой интеллигентной женщине, обычно не позволяющей себе грубых выражений. И если в её речи прозвучало слово "говно", значит она очень сильно расстроена. Я решила посмотреть, что так огорчило мою соседку.
 Открыла дверь в подъезд, и мне в нос ударил сильный запах навоза. "И впрямь говно. Коровье говно." - подумала я. Только, судя по объёму, корова эта была размером со слона, не меньше.
 Зловонная навозная лужа занимала половину лестничной площадки - от моих дверей она доходила до квартиры Анны Степановны слева и до дверей ведущих в лифт справа. Метра два в длину, если не больше. Я была на сто процентов уверена, что эту лужу оставил ночной гость. Раз в дом не пустили, так хоть под дверью нагадить? Всё как у людей, однако.
- Анна Степановна! Сейчас всё уберу, не беспокойтесь, - сказала я соседке.
— Это, наверное, Гришка Воропаев. Больше некому. Надо в милицию позвонить.
- Да нет же. Гришка в тюрьме уже месяц сидит. Суда ждёт. Это не он. И в милицию звонить не надо. Они всё равно такой мелочью заниматься не будут. Поверьте. Я сейчас всё уберу.
 Сказав это, я отправилась искать во что бы одеться. Одевшись как заправская скотница в старые треники, древнюю рубашку в клетку, резиновые сапоги почти до колена и хозяйственные резиновые перчатки до локтей, вооружившись ведром, совком, шваброй и тряпками я приступила к уборке лестничной площадки. Чтобы я ещё хоть раз дверь открытой держала? "Да ни в жисть!" - как говаривала моя племянница, когда ей было пять лет.
 Когда я после уборки вернулась на кухню, кофе уже остыл, и его пришлось вылить в раковину. Пока заваривала новую порцию, Книга надо мной потешалась - хихикала и задавала разные глупые вопросы вроде того: "Ну и как пахнет ночной гость? Тебе понравилось?" Я никак не реагировала на её шуточки. Сидела, пила кофе и думала о том, как этой ночью открою дверь и шагну в другой мир. А потом спросила:
- А ты не знаешь, кто это был?
- Понятия не имею. "Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам" - процитировала мне Книга. — Вот честное слово не знаю. Наверное, чей-то ребёнок. Нагадить под дверь - взрослые себя так не ведут. Они скорее бы твою дверь говном вымазали, чтобы ты точно знала, что это тебе предназначено.

       **********************************************************
"И снова седая ночь…" - напевала я, войдя в комнату с зеркалом. Но когда всё было готово к пересечению границы между мирами, мне стало как-то тревожно.
 Вот зеркало, перед ним свечи горят, позади кресло с Книгой, и я перед зеркалом. Полумрак. Читаю заклинание, касаюсь рукой зеркала, и, набрав полную грудь воздуха, делаю шаг вперёд. Ощущения? Как будто в воду комнатной температуры лицо окунул. Легчайшее сопротивление, холодок прикосновения и всё. Ещё в момент перехода слух пропадает на долю секунды, затем вновь возвращается.
 Я шагнула вперёд, задержав дыхание и зажмурив глаза, тут же открыла их и медленно выдохнула. Передо мной стоял лес. Обычный лиственный лес, каких полно в нашей стране. Ярко светило солнце, щебетали невидимые птицы, пахло какими-то цветами, травой, палыми листьями. Вот ветерок подул, листья ближайшего куста затрепетали и замерли в дневной истоме. Я повернулась назад, рассчитывая увидеть мою комнату. И увидела всё тот же лес - трава, кусты, деревья. Между мной и кустом заметила какую-то рябь в воздухе. Я тут же шагнула в неё, и очутилась в своей комнате.
 Полумрак, впереди кресло с Книгой, позади свечи перед зеркалом. Я глубоко втянула в себя воздух. Оказалось, что я не дышала всё это время. Сердце бешено билось о грудную клетку от пережитого волнения. Меня переполнял восторг. Я повернулась к зеркалу, намереваясь повторить переход между мирами, но услышала голос Книги:
- Не советую. Плохая идея хлопать дверями. Почти такая же как стоять на пороге.
- Понял - не дурак. Дурак бы не понял.
 Мне совершенно не хотелось снова начинать утро с уборки лестничной площадки. Поэтому я решила набраться терпения и пойти спать. И вновь я моментально уснула, и всю ночь снились мне волшебные сны. На следующую ночь в другой мир я зашла уже спокойно, но пробыла там недолго. Буквально минуту, не больше. Всё же был у меня страх не вернуться домой.
 Каждую ночь, кроме тех, когда была на смене, я оставалась в том мире чуть-чуть дольше, рассматривала окружающую природу - растения, насекомых и маленьких серых птичек, похожих на наших воробьёв, только с хохолками. Их гнездо я увидела на кусте, который рос позади "дверей". Затем я стала делать первые шаги - шаг вперёд, шаг назад, вправо и влево. Мне всё казалось, что я могу потерять "дверь" домой. Но я боялась напрасно - всегда видела куда надо идти. Едва заметная рябь в воздухе была похожа на помехи в телевизоре - мелкие, прозрачные белые точки-чёрточки.  Возможно потому, что далеко не отходила, от того и видела.
 А однажды, вернувшись домой с работы, я решила посмотреть лунный календарь. И оказалось, что луна давно уже не убывающая. Но я всё равно спокойно посещаю другой мир. И у меня сложилось впечатление, что Книга где-то мне соврала. Водрузив её на стол, я спросила:
- В чём дело? Ты зачем меня обманула?
- Нууу, - потянула Книга. - Я подумала тогда, что тебе ещё рано между мирами ходить. И решила потянуть время. Ты ведь не сердишься?
- Сержусь. Ещё как! А теперь признавайся, в чём ещё меня обманула?!
- Нет! Я не желаю продолжать разговор в подобном тоне. Это надо же! Решила, что тебя обманываю? Тогда вовсе не буду разговаривать. Обиделась я. Понятно? Всё - умолкаю. - и замолчала.
 По прошлому опыту я знала, что сейчас бесполезно с Книгой разговаривать. Будет молчать, надеясь на то, что её начну уговаривать и извиняться. А ещё я чувствовала, что права и, что Книга от меня что-то скрывает. И очень скоро я узнала, что именно.
 На следующей неделе ко мне приезжала дочь. У зятя в Австралии отыскались родственники. Они туда уехали ещё в 55 году из Китая, и там потерялись на просторах далёкой страны. А теперь сами отыскали сватов и предложили провести "объединение семьи". На семейном совете было решено принять предложение. Сейчас велась работа по подготовке. Необходимо было оформить кучу документов, начиная с загранпаспортов. И это всё надо было сделать так, чтобы Князь ничего не узнал. Так как московская квартира была оформлена на дочь, и прописана она была тут же, вместе с мужем и детьми, то все документы оформлялись тоже в Москве. Зять приехать не смог. На работе не отпустили, сославшись на аврал. И дочка приезжала одна. Мне не хотелось рассказывать о предназначении комнаты с зеркалом, поэтому я эту комнату замаскировала под "ремонт". Зеркало, кресло и столик укутала старыми простынями. Купила обои, клей, кисточки, шпаклёвку. Всё это сложила на полу в комнате, и закрыла её. Если спросит, то я к ремонту готовлюсь. Ну и что, что там всё чистенько? Вот хочется мне новые обои, да всё некогда. Но дочка, такая умница, ничего спрашивать не стала. Своих проблем хватало. А через неделю, перед самым её отъездом я узнала ещё одну вещь, связанную с другими мирами. Это произошло в магазине женской одежды.


P.S. Продолжение следует.


Рецензии