У реки

            – Не клюё-ё-ёт! – встречный мальчишка прокричал, для убедительности взмахнув собранной удочкой.
            – Совсем не клюёт! – добавил другой, обегая Макара по краю тропинки.
            – А я и не рыбу ловить! Я картошку печь! – вслед им крикнул Макар и добавил, увидев, что те остановились, – На костре…
            Пацаны остановились, переводя дух.
            – Вот! – Макар поднял пакет, – Тут колбаса, картошка, хлеб и квас!
            … А удочка… так просто. Если что – приходите, я там буду… где всегда.
            Похоже было, что «полное безразличие» сработало, поскольку тот, что постарше с раздумьем сказал: – Может если подождать, то будет ещё клёв-то…
            – Если подождать… то конечно, будет! – подтвердил Макар предположение, – Не голодная же она спать ляжет. …Рыба-то!
            Пацаны посмеялись, о чём-то пошептались и подошли к деду: – Мы тоже решили вернуться! …Может еще скупнёмся…
            Забросили удочки, развели костёр, подгребли к огню угли старого костра и стали обжаривать на огне кусочки колбасы, ожидая ,когда наберётся достаточно углей для того, чтоб печь картошку.
            – Дед Макар, вот сажи ему… – пацан кивнул в сторону друга, – ведь никто и никогда не мог завоевать Москву?
            Макар помолчал, посмотрел на реку, на небо, вздохнул и сказал: – Смог!
            И французы смогли, и поляки смогли… Только им это боком вышло! …Так-то вот!
            – Ну, французы… это еще, куда не шло! – сказал тот, что был повыше, – А поляки-то!.. Эти-то каким боком в Москве оказались? Под фашистов без единого слова… сдались фашистам-то… А говоришь до Москвы дошли. Путаешь что-то ты дед Макар!
            – Рад бы! Но было такое дело! Из песни слово не выкинешь – из истории ни позор, ни славу не спрячешь. Не закрасишь, не обелишь её.
            …Четыреста с лишним лет назад пришла дурь в головы русским боярам.
            Дури-то на Руси всегда хватало, а тут – ну просто до края дурь переполнила головы русские.
            Бояре – это те, на кого простой народ спину гнул, а те народ обирали и требовали с народа деньги. Бояре говорили, что «крышуют» они народ, а не так это было. Народу-то ведь по… в общем, народу-то было всё равно кто с него деньги берёт, которые народ своим… горбом… ну, в смысле своей спиной зарабатывал.
            – Дед Макар! Так это ведь давно было! До Горбачева же! – пацан перебил деда.
            – Ну, так говорят. Это значит своим трудом. А бояре-то набрали себе братву и не давали людям ни вздохнуть, ни… ну, в общем, что хотели – то и делали.
            Видят такое дело соседи, а они точно такие же были, собрались в стайку и пошли Русь воевать. И, конечно же, завоевали. Сколько русским боярам говорили, что вместе держаться надо, а не на себя одеяло тянуть – всё бестолку.
            На Руси ведь почему говорят, что русские задним умом сильны? Это потому, что пока русских петух в задницу не клюнет, они вверх смотрят и ворон считают. Им либо петух нужен, либо сами запнутся и морду расквасят.
            И начали поляки по одному бояр отлавливать, где увидят – там гнобить их.
            Это время так и называли – Смутное время.
            Смутное – значит тревожное, неспокойное, непонятное многим.
            В жизни ведь как всегда: как только расслабился – так тебя кто-нибудь гнобить начинает.
            Вот поляки и завоевали Россию. Так они думали, потому, что Москву заняли и в кремль сели.
            …Сколько раз говорили, что Москва – это не вся Россия. По Москве о России не суди! А поляки решили, что если Москва под ними – то и всю Россию взяли в карман.
            Нет, братцы!
            Точно так же и французы думали, когда вслед за поляками Москву взяли.
            Нет! Москва – это не вся Россия. По Москве Россию не суди.
            … Ну вот! Поняли поляки-то, что Москву они взять-взяли, а с Россией-то что-то делать надо.
            А в это время царь российский прятался от поляков и ничего сделать не мог.
            Решили поляки царя в плен взять и казнить его.
            Пошли искать его. Ходят по Руси и всех спрашивают: где ваш царь? А все отвечают: откуда нам знать? Мы его и так-то раньше не видели, а теперь-то… кто его знает.
            Прознали они, что знает об этом Иван Сусанин.
            Был такой мужик вдалеке от Москвы. И это было правда – знал он, где царь от поляков прятался и ждал когда само всё рассосётся.
            Пришли они с войском в дом Ивана Сусанина. Глумились над ним, стращали смертной казнью, если он не покажет, где царь русский прячется.
            Иван-то подумал: не он, так другого найдут, кто покажет, где царь прячется и согласился отвести поляков туда, где царь.
            Царя известил, что его поляки ищут и повёл их в другую от царя сторону.
            Впереди Иван – за ним войско польское.
            И завёл Иван этих дураков в болота, что лесами были окружены.
            Поняли дураки-поляки, что обманул их Иван.
            «Куда ты завёл нас не видно ни зги… зги – это значит «ничего» – Сусанину с гневом сказали враги.  Коль пошли – так идите, а не… в общем, сказал он им, чтоб они ему не пудрили мозги.»
            Поняли поляки, что обманул их Иван Сусанин и зарубили его саблями и топорами.
            А время полночь. Зима. Мороз. Вьюга началась. Так сами поляки там и замёрзли рядом с Иваном.
            Узнали русские люди, что Россия-то без царя и ахнули: это же как так? Россия и без царя! Россия же без царя, это же… это же… как телега без колеса. Россия без царя никак не может!
            Да ладно без царя! А мужиков-то по что русских гнобите, сукины дети.
            Ивана Сусанина вот жизни лишили. Вы что же думаете вам это так просто с рук сойдёт?
            Тогда ни радио, ни телевизора не было – как узнаешь, что в Москве делается?
            А тут всё, что народ говорил – оказалось правда.
            Кузьма Минин – такой же мужик, как и Сусанин, приходит к князю Дмитрию Пожарскому и говорит: – Это же что за дела такие, князюшко? Пока мы тут рассиживаем, поляки Москву взяли и Ивана Сусанина лютой казнью казнили.  По кой мы вам деньги платим? Давай собирать войско да пойдём-ка мы да отомстим за Ивана Сусанина, да заодно и Москву освободим. 
            Дмитрий Пожарский послушал мужиков и думает: – С одной стороны поляки грозят, с другой мужики. Лучше поляков кончить, чем с мужиками ссориться.
            Собрали они мужиков, да князей пошли в Москву и выгнали поляков.
            Вернули царя в Москву и сказали: садись где сидел, да помни – ни хрена ты ничего не можешь без мужиков. Пока мужики живы – и ты жив. Пошли мы по домам, а ты там как-нибудь отблагодари детей да родственников Сусанина. Запомни: русский народ благодарность помнит. Не сломается спина-то от поклона его детям да внукам. А нам, так Кузьма с Дмитрием царю молвили, домой надо. Там жёны, дети… в общем дел дома… А ты, если чё – зови, не прячься по кустам-то!
            А поляки? А что поляки? Ушли! Как были поляками – так и остались ими. С фашистами потом даже воевали от них четыре танкиста и собака. Даже фильм сняли – «Четыре танкиста и собака». Многосерийный. Теперь с России деньги требуют, за то, что фашисты у них концлагеря строили. Вроде как почему Россия разрешила…
            А то, что в концлагерях надсмотрщиками работали – так где-то надо было работать. Не могут без работы.
            Замолчал Макар, стал картошку из костра выкатывать. Молчали и ребятишки.
            – Про чё мы говорили-то? С чего всё началось-то? – спросил Макар пацанов.
            – Мы про Москву спросили, завоёвывал ли её кто, а ты и… – стушевались мальчишки.
            – Завоёвывал! Завоёвывал! И сейчас она не под Россией ходит. Только дурь всё это!
            Для матери-России все города её – дети её. Нет у матерей любимых и нелюбимых. Как пальцы на руке – какой не укусишь – одинаково больно. Не берите ерунду в голову.
            Давайте вот картошку поедим.
            …О! А поплавки-то удочек наших где?!..
            Вот за разговорами-то и про дело забыли.
            Прямо как Дума наша.
            Макар вытащил удочку, на крючке которого бился хороший окунь.
            – Заслушался и попался на крючок! – сказал ему Макар. – Слушать говорунов – слушай,  а про свой-то интерес, слушая, помни! Вас, ведь, словесами обмануть – раз плюнуть. Недаром говорят: На дурака не нужен нож, - ему с три короба наврёшь и делай с ним, что хошь!
            Макар говорил то ли с окунем, то ли с мальчишками. 


Рецензии
Спасибо за рассказ! Пока есть такие люди как Вы, будем знать и помнить историю своей Родины. И не верьте тем кто говорит, что "историю не перепишешь и нечего об этом писать", лукавят по умыслу или глупости своей. С уважением Владимир.

Владимир Лихунча   19.02.2020 03:27     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир.
Все, что не храним - теряем.
Потерявши - плачем.
Целей у страны нет. Осталась только память.
Удачи Вам!

Саша Тумп   19.02.2020 09:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.