Внук и дед

                – Пап! Слушай, тут такое дело… – Николай взял трубку – звонил сын, – Мишка поехал к вам. …Хочу сказать, а то ведь этот трус… может и не сказать тебе. Собрался он в Штаты. Вроде как его там на работу берут. …Не слышит он меня.
                …Звоню, чтоб предупредить тебя.
                Трубка квакнула и затихла.
                Николай внимательно посмотрел на телефон.
                – Кто звонил? Не Саша ли? – подошла жена, снимая очки и смотря по сторонам, выбирая, куда бы положить открытую книгу.
                – Он.
                – Что говорит?
                Николай продолжал смотреть жену.
                – Говорит, что ничего не может ни понять, ни сделать в этой жизни сам без родителей.
                – И что? Бывает! Давай за это по голове сына шлёпнем, – жена встала напротив, загораживая свет от окна.
                – Шлёпают по заднице, когда поперёк лавки лежат. А когда вдоль – лупят по спине, а если поднимется – по роже! – уточнил Николай и прошёл на кухню.
                Жена зашла на кухню и, молча, встала у стены.
                – Как и когда детей делать – не советовался. Когда говорили – не слушал. А теперь «папа помоги».
                – Твой сын! Ты его воспитал – тебе и отвечать!
                – Вот тут ты права! Только не я один воспитывал его, а и ещё кто-то. Кто-то грудью вставал на его защиту.
                – Убей меня за это! – жена вышла из кухни. Вернулась: – Сын просит помощи – помоги. Не можешь или не хочешь – так и скажи. Чтоб не надеялся.
                Трель дверного звонка заставила жену пойти встречать пришедшего.
                – Дед привет! – зашел внук Михаил.
                – Гость к столу – к удаче. Будешь кофе? Чайник только что вскипел, – Николай кивнул на плиту.
                – Буду. Сейчас подойду. Дойду до бабушки.
                Внук ушёл в комнату, Николай сел за стол.
                – А я вот с пустыми руками. Что-то сегодня весь день в бегах, – внук сел за стол.
                Николай, молча, подвинул к нему ближе сахар и баночку с растворимым кофе.
                – Я ведь по делу. Тут… сразу и не скажешь, – внук медленно размешивал сахар, – Меня пригласили на работу в Штаты. Сначала на год – потом видно будет.
                – Кому?
                – В смысле? – внук посмотрел на деда.
                – Ну, кому, видно будет через год? – дед посмотрел на внука.
                – Им. Сейчас так везде! Работодатель набирает себе команду.
                – Понятно! Набирает команду, платит налоги, работник поучает зарплату и тоже платит налоги по месту нахождения работодателя.
                – Ну! Как везде, – внук тревожно посмотрел на деда.
                Дед молчал. Внук добавил: – Сегодня получил проект контракта, должен его либо согласовать, либо внести изменения и выслать им.
                – Работодатель кто? Частное или федеральное предприятие?
                – Компания зарегистрирована на группу физических лиц, – внук опять напрягся.
                Помолчали.
                – Дед! Ты чего молчишь? – внук нарушил молчание.
                – А что я могу сказать? Если это часть какого-то твоего плана и программы – это одно. Если цель – бабла срубить и мир посмотреть – другое.
                Я же не знаю о чём речь идёт. Формально – речь идёт о твоей работе за пределами России – только это для меня ясно. Всё остальное – темень кромешная.
                Как я могу это оценить в темноте?
                Вот и молчу! Один ты всё знаешь – тебе и решать. Глупо бы было лезть со своим мнением к человеку, у которого мнение вырабатывается на основе всех знаний о предмете. Логично?
                – Логично, – тихо подтвердил внук.
                – Делаешь, как посоветовали другие – пожинаешь чужие ошибки, делаешь, как ты считаешь – пожинаешь плоды собственных. Ничего нового! Так было всегда. В итоге на выбор одна из фраз: «Хорошо, что тебя послушал!», либо – «Это всё из-за тебя – ты мне так посоветовал!» Ты предлагаешь мне сделать выбор за тебя?
                Я не согласен. Чужие ордена мне не нужны, мне собственные некуда вешать. А за чужие ошибки отвечать – нет желания.
                – Понятно! – внук налил себе ещё чашечку кофе. Помолчал. – Тогда вопрос по другому: что ты думаешь по этому поводу?
                – Ничего! Чтоб о чём-то думать – надо сформулировать о чём ты думаешь и очертить проблему. Я её не вижу, не знаю. Как я могу о ней думать что-то? Никак! Вот я о ней и не думаю.
                – Хорошо! Что ты думаешь по поводу того, что я уеду в Америку?
                – Ничего! Это может быть так же хорошо, как и плохо! Не игральные же кости мне бросать? Или давай погадаем на картах, или на рунах, или раскинем кости «Мо»? Я-то тут причём? Твоя жизнь – тебе решать.
                – Хорошо! …Что бы ты сделал на моем месте?
                – На твоем? Не знаю!
                – Хорошо! Что бы сделал в такой ситуации на своём месте?
                – На своем… Это вопрос сложный! Во-первых я бы ответил себе на вопрос: почему я оказался в такой ситуации, что моё будущее зависит от другого кого-то?
                Если это неизбежно – то постарался бы из ситуации «выжать» для себя максимум пользы.
                Если эта ситуация – результат моей расхлябанности и нежелания ставить перед собой цели и достигать их – то принял бы условия и был бы спокоен указанное время. Ты говоришь: год! А потом видно будет. А год бы жил спокойно!
                Тут главное не ситуацию мусолить, а решить для себя вопрос: чего я хочу и что я для этого делаю.
                Мне кажется всё просто. По крайней мере, проще молотка  и особо напрягаться в подобной ситуации не стоит.
                …Когда твой отец работал на трёх работах, чтоб ты учил языки, занимался музыкой и спортом, я его спрашивал: а на хрена? Он мне отвечал: Чтоб вырос и мог разобраться в окружающем мире. Вот ты вырос! Разобрался? В тебя они вбухали свои годы, не родив тебе ни сестёр ни братьев – оставили в этом мире одного.
                И что? Ты спрашиваешь: что бы я сделал в такой ситуации? Не знаю! Я в такой ситуации не был и не окажусь уже.
                Решать тебе.
                Мнение о ситуации у меня, конечно есть!
                Но это о ситуации, а не о том, что кому и как делать.
                Николай встал, тыльной стороной ладони дотронулся до чайника. Взял баночку с кофе.
                – Хорошо! Какое твоё мнение о ситуации. Без персоналий?
                – Ситуацию, в которой окажется мой сын – твой отец, оставшийся один в пустом доме со стариками – родителями на руках я не считаю благоприятной прежде всего для моего сына. Но… За что боролся – на то и напоролся! Кто виноват?!.. Конечно же мы с матерью!
                Правда, мы с матерью, как могли, облегчили его ситуацию – у него есть братья и сестра к которым он может уткнуться в жилетку и измазать её соплями.
                И всё! Что мы могли ещё? Слава богу. Что хоть это есть.
                Друзья, любовницы его – это не наше дело. Хотя…
                Хотя и тут наша с матерью вина есть!
                …Ты знаешь: в конце жизни  Твардовский – «отец» Василия Тёркина,  и слепой Исаковский, лежали в одной больнице на разных этажах. Один слепой, не видевший даже своих рук, писал ободряющие записки другому, который их не мог прочитать, и читала ему их медсестра.
                Так вот их мнение звучит так: «А я остаюся с тобою, родная навеки страна! Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна».
                Это их мнение. А у меня его нет! Нет, но я тут.
                А о себе решай сам! Послушай, что говорят «предки» и решай. Не совета проси, а послушай, что говорят. …И решай! А потом спроси их: принимают ли они твоё решение.
                – Я всё понял! Дело в том, что не знаю я чего я хочу. Может за год у меня что-то и созреет?
                – Ты, дружок, вроде как оправдываешься? Мы с бабушкой любое твоё решение примем, но хотелось бы, чтоб оно было взвешенным и не противоречило интересам твоих родителей.
                Запомни, ещё раз: когда делаешь сам – совершаешь свои ошибки, а когда делаешь, как считают другие – расхлёбываешь чужие.
                – Понял! – внук встал.
                – Ну, вот! И не посидел даже, – на кухню зашла жена.
                – Ба, ещё забегу. С тортом забегу, – внук прижался к бабушке.
                – С вафельным! А то этот холестерин… чтоб ему! Всё грозится сосуды закупорить. А сладенького-то хочется. В молодости даже так не хотелось, как сейчас… – бабушка с внуком пошли к выходу.
                Николай шёл сзади.


Рецензии
Дед молодец, рассказ замечательный.
Позволяет задуматься. А жизнь за границей
Кому хороша, кому плоха, это зависит от
самого человека, умеет ли он карабкаться,
выживать в этой жизни. Легко не будет,
вот это точно.
С уважением,

Наталия Скачкова   15.02.2020 15:47     Заявить о нарушении
Спасибо, Наталия.
...А кому, когда, где было просто и мягко?
Удачи Вам!

Саша Тумп   15.02.2020 15:52   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.