Голубь мира

  Измятый в ступке неба снег лежит изорванной бумагой повсюду. Ватные тени домов, резные призраки сосен, оглоданными виноградными кистями по краю блюда полян - дубы, Ольхи, да ясени. Ясно ли им?.. Зябко ли?
  Линялый ствол старой сосны, тут же, в линию - погодки берёз топорщатся седой щетиной. И сохнет распятая ими марля тумана.
  Согнут дугой, сгорблен один ствол, иной. Луками, тетивой книзу,  брошены в ряд победно. Каждый - опора другого. Стиснуты зубами, сдвинуты прочно, плечом к плечу. А коли на них, да из сита облаков просыплет легонько или поболе того... Ни дать не взять,- хрустальный путь, что ведёт в сказочные чертоги. Но недолго оно так-то. Оборотится солнце округ себя, вскружит золотистую юбку, раскраснеется и закутается вновь с головой в серую шаль. Ну, так и этого довольно.
   Глухой ритм капели брызжет сладко. Натёртый паркет дороги сияет, скользит вне меры, и так чист, что ажурный, будто из бересты, голубь, как в серебряном зеркале, отражается в нём. Распахнув объятия, летит  птица, земле навстречу. Вдыхает возбуждённо теплый дух, что идёт от неё, как от хлеба. Голова кружится, соловеют глаза... А рыжие меха утомлённого навек сосняка, в волнении сжимают сухие лапки: падёт или увернётся? Успеет ли?
Таки успел. Увернулся нехотя, сел на нижнюю ветку ольхи, и оглядевшись, словно сквозь сон, принялся петь.
   Тот, кто слышал, как поёт эта птица, знает, отчего он - голубь мира. Столь в нём всего, от каждого. И не потому, что нет у него своей песни, а из-за того, что он один знает их все.


Рецензии