И снился цвет садов чудесных - глава первая

     http://www.proza.ru/2020/01/11/1851

     И снился цвет садов чудесных в краях далёких. И снилось море синее за тридевять земель, с пальмами на берегу. Он, Алекс Соловьёв, о том читал у Чехова про сад вишнёвый, любил читать про Грина и весну. Мёрз даже летом в своём, не любимом, забытом богом городишке, на краю степей казахстанских, с суровыми зимами, с сугробами под крышу, с весной со снегопадами и в мае, холодным летом и слякотной осенью.

     Забитая, молчаливая мать, всегда в подпитии отец, приходящий домой сменить одежду, отмыться от духов женских... И уплывал в очередное плавание на несколько дней. Красив и статен, женщины любили, детей рожали от него, но только он, Алекс, уродился в отца. Да и какой он к чёрту Алекс, Сашка, просто Сашка Соловьёв.
 
     Девчонкам не нравился своей слащавой красотой. Но с пятнадцати лет стал нравится дамочкам одиноким. Рослый, видный, ну и что, малолетка, и разница в двадцатку лет, но ласковый красавчик и горяч.

     Первой женщиной была любовница отца, местная забава для мужчин. Первого сына от отца родила, но тот не вышел в биологического донора. Решила сынком исправить, а и тут не получилось. Отец, узнав о проделках сына и любовницы, избил обоих и загремел на три года в края далёкие. Что-то случилось там, в тюрьме, и схлопотал родитель по совокупности десять годков. На условно-досрочное сам себе путь закрыл. Мать один раз поехала, гостинцев набрала. Вернулась избитая, с чёрными кругами под глазами и больше не ездила, но посылки посылала.

     Наступил для Алекса рай на земле. Люби сколь хошь, бабья одинокого не счесть, всем любви и ласки хочется, а мужиков днём со огнём не сыскать. Кормили, поили и всласть любили, давая деньги на сигареты и пивко.

     Закончил школу, поступил заочно в институт. Одна из любовниц документы выхлопотала, освободив от армейской службы. Живи, Алекс, и радуйся, всё для тебя. Он и жил. Мать надоедливую с нравоучениями на дух не переносил.

     - Зря ты, Сашенька, жизнь свою губишь с этими срамницами. Пожалей ты себя! Женись на девушке приличной. Деток нарожайте, помогу чем смогу. Может квартиру получишь как молодой специалист, - причитала она, раздражая.

     - Не Сашенька, а Алекс! Заруби себе на носу! Не лезь в мою жизнь! Хватит ваших родительских забот! Давно синяки от отца не носишь? - кричал он ей в ответ. - Что ж ты ему ничего не говорила, этому старому козлу?

     Мать испуганно замолкала, боясь быть избитой сыном, а он уходил из дома на несколько дней, громко хлопнув дверью.

     Десять лет пролетели быстро. К этому времени Алекс закончил институт, но работать не спешил. Прижился в доме местной богатейки, два магазина держала в городке. Брательник у неё местную милицию возглавлял, ждал изменений по службе, боялся без работы остаться. Связь сестры Галины с Алексом не одобрял. Пришёл в гости и прямиком сказал:

     - Завтра твой папаня возвращается, зять ты мой гражданский, мочилово мне в городе не надо. А он уже дал понять дружкам тутошним, что он с тобой сделает по возвращению. Те ему всё подробно изложили в письмах о твоих гуляньях с его бывшими подружками. Хочешь жить, беги отсюда галопом. А ты, Галька, дай этому обормоту денег на первое время. Хорошо хоть ты, дура, с его отцом не валандалась.

     Алекс с одним чемоданчиком с парой рубашек и белья, не простившись с матерью, не взяв тёплых вещей, в одном костюмчике по поздней осени, уехал на машине милицейской до станции железнодорожной и был таков.

     До Москвы добрался в купе проводницы, бесплатно и с наслаждением. Пожил у неё три дня. Ей надо было в рейс, предложила пожить в её квартире, но он отказался, ссылаясь на необходимость навестить родителей в Краснодаре, попросил помочь с билетом, обещая вернуться. Она поверила. По дороге на вокзал завела в магазин и купила куртку. Пришли на вокзал, купила ему билет. Она уехала в далёкий Казахстан, он на юга. В Краснодаре прыгнул в первый автобус, уходящий в Туапсе.
Начало ноября, а море  синее, тёплое! Фрукты за копейки. Снял комнату в доме грузина, со смешным именем Гога. Дороговато было, думал к жёнушке, со сладким именем Анджела, регистраторше из ЗАГСа, подкатить, но побоялся грузина. И не зря. Пригодилась для другого эта калоша старая.

     Сад... Вишнёвый! Забор высоковат, но ведь есть калитка. Девчонка в том саду бегала, вишню спелую, оставшуюся  на деревьях, собирая.

     Вот и моя судьба! - подумал Алекс. - Сад вишнёвый, дом ухоженный и одна бабуля, на ладан дышащая. Само то, не упустить бы.

     Не прошла мимо взгляда его томного, вишня спелая, влюбилась девочка-южанка. Окрутил за две недельки, погулял ещё с десяток дней, деньги заканчивались. Узнал о родителях-северянах, решил ускорить женитьбу. Прибежал к Анжеле сказал ей о беременности соседкой внучки Иры. Схватилась та за голову, ругать стала на чем свет стоит:

     - Ты что, придурок малахольный, наделал? Родители через двадцать дней на отдых прилетят, полетит твоя башка. Дмитрий мужик крутой, за дочь любого порвёт на куски. Как же тебя угораздило!

     - Помогите, тётя Анжела, век не забуду, - заныл Алекс, бухнувшийся на колени. - Люблю я Ирку! Женюсь! Образование у меня высшее. Гол как сокол, но руки-то есть? Помогите быстро зарегистрироваться нам с Иришкой. Пойду работать обязательно заплачу вам...

     - Ты совсем одурел от любви, парень? Какие деньги? Она на моих глазах выросла! Повернулся язык такое сказать! Не вздумай это Гоге повторить, вылетишь с мансарды в тот же миг! Приходите через два дня, есть время на регистрацию, пара одна передумала. Значит, решил взять в жёны замёрзшую вишню?

     - Замёрзшую вишню? Кто так её назвал, тётя Анжела? - спросил Алекс, с досадой в голосе. - Кавалер у неё есть? Но она мне ничего не говорила! Тихая такая, домашняя. Хотя утром вчера видел покрытую льдом вишню на деревьях.

     - Не знаю, кто назвал первый, но с выпускного бала так стали звать. Нет у неё и не было никакого парня. Из своего вишнёвого сада глаза не показывала людям. Повезло тебе парень, никто её ещё не целовал, я бы знала. Холодные ветра по ночам дуют, вот и покрывается льдом ягода. И весенней порой цвет бывает обледеневшим, - ответила Анжела.

     Как же было ему смешно смотреть на прибежавшую к ЗАГСу бабку новоиспечённой жёнушки, чтобы успеть убедить внучку не делать этого, а поезд-то - ту-ту. Анжела поспешила навстречу соседке, пошепталась с бабулей, та за сердце схватилась, только и произнесла:

     - Не правда это! Не могла так Ириша с нами поступить! Что же я сыну скажу?

     Он стоял в своей, выгоревшей у моря рубашке, скромно потупив глаза. Ирина кинулась на шею бабушке, говорила ей что-то, он и не слушал.

     - Ирина! Поесть бы где-нибудь. Может зайдём в кафе, - прервал он разговор бабушки и внучки. - У меня уже живот свело от голода. Анжела, поди, уже дома.

     К дому Ирины шли молча. Они впереди, бабушка семенила следом. У калитки лежал огромный букет алых роз. Вышел навстречу сосед Гога, объяснил, что приходил сам Волгин Илья, многозначительно подняв вверх палец.

     - Не знаю откуда он узнал о вашей регистрации, а вот принёс охапку роз. Ждать не стал. Сказал, что уезжает из города на родину. Хмурый был, говорил с какой-то отрешённостью. Не узнал я грека. Но красив, зараза! Таким франтом вырядился, словно сватать приходил, - говорил Гога, а сам на молодых смотрел, особенно на зардевшуюся Ирину. - А ты Алекс чем-то на грека смахиваешь, тебе бы его костюмчик. Анжела вас отобедать приглашает.


     - Нечего нам по чужим домам за столы соваться. Дома пообедаем, - сердито ответила бабка. - Праздновать будем, когда родители приедут.

     Стол, правда, накрыла богатый. От такого изобилия у Алекса глаза разбежались. Пил вино домашнее бокалами, засовывая в рот закуски вкуснейшие. Такого в своём городке никогда не видел. Зло на него бабка смотрела. Потом, ночью, спросил жену про грека. Свербило под сердцем от слов соседа про красоту приходящего, одёжку с иголочки, особенно, розы. Бешеные деньги отвалил, одна к одной розы, свежайшие.

     - А кто этот Илья Волгин и почему с такой фамилией греком зовут? Ты встречалась с ним? Он твой парень? - допытывался Алекс.

     - Ой, не говори глупости. За ним все девчата бегают, не чета мне. Волгин по матери, вроде, а отец грек был, но у него семья и они в Грецию уехали. Сама удивилась, с чего это ему поздравлять нас. Букетище принёс на три комнаты, у нас ваз едва хватило, - ответила Ирина, засыпая.

     Темна южная ночь, не разглядеть было ему лица жены, её загоревшиеся радостью глаза при словах о розах. Долго стояли они во всех комнатах, напоминая о приходе грека. Забегали одноклассницы жены поздравить и тоже удивлялись приходу Волгина. Некоторые не скрывали своей влюблённости в грека, мечтательно закатывая глаза. Алекс не всем понравился, но были и те, кто не прочь флиртануть. Хотелось ему прежней жизнью пожить, но побаивался быть выгнанным взашей из зажиточного дома, надо было закрепиться, а уж потом личную жизнь устраивать и лучше, с приезжими курортницами. Устроился в санаторий недалеко, но и там побаивался. Тесть оказался крутого нрава человек.

     Через полгода налетела на него соседка Анжела за обман с беременностью. Умолял никому не говорить:

     - Тетя Анжела! Полюбил я Иришу с первого взгляда. Не отдали бы они её за меня замуж. Бабка сверлит глазами и шипит, как кобра. А Ирина, как на грех, не беременеет.

     - Ладно не трясись! Не скажу никому. А Капу не трогай, ведьма она, само что ни есть настоящая. Она людей насквозь видит. Ты голову пониже, парень, держи, меньше ей в глаза смотри. Живи тихонько, коль любишь жену, и терпи. Лучшего места тебе не найти, крепко держись, - ответила Анжела. - Что тебя занесло в наш городок у моря, непонятно.

     Послушался совета соседки Алекс. Через два года родился сын. Всё внимание только паршивцу, об Алексе забыли. Тесть даже часы подарил в честь рождения внука. Словно жеребца с конюшни похлопал по плечу, вручая подарок.

     С рождением второго ребёнка разрешил ему тесть на Ниве своей раскатывать по делам, а дел-то и не было, куда не устроится отовсюду взашей гонят. Ирка молчит, сама большие деньги загребает, но ему и копейки не даёт, зараза. Украдкой нарывал фруктов и, как бабка старая, продавал отдыхающим. Домашние об этом не знали, а не то бы выгнали.

     Ирка так бабой настоящей и не стала, доска холодная, точно прозвище дали - замёрзшая вишня. Скучно было с ней. Клуша, с птенцами носится и его к этому понуждает. Осточертело всё, а деваться некуда.

Продолжение следует:

http://www.proza.ru/2020/02/05/1012


Рецензии
Обманом строит свою жизнь Алекс.
А Илья-то, похоже, и впрямь сватать приходил, да опоздал совсем чуть-чуть.

Богатова Татьяна   22.02.2020 16:34     Заявить о нарушении
Так бывает в жизни...Вот и разошлись дорожки...

Надежда Опескина   22.02.2020 17:57   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.