Духовный дом. Повесть целиком

Есть разбивка на главы для удобства чтения:
Глава 1: http://www.proza.ru/2020/02/01/1389
Глава 2: http://www.proza.ru/2020/02/01/1399
Глава 3: http://www.proza.ru/2020/02/01/1417
Глава 4: http://www.proza.ru/2020/02/01/1817
Глава 5: http://www.proza.ru/2020/02/01/1924
Глава 6: http://www.proza.ru/2020/02/01/2185
Глава 7: http://www.proza.ru/2020/02/02/97
Глава 8: http://proza.ru/2020/02/02/1678
Глава 9: http://proza.ru/2020/02/02/1810



Духовный дом Повесть
Глава 1.

Пригородный автобус устало подкатил к остановке. Шумно вздыхая, открыл двери, будто с сожалением выпуская из своих недр пассажиров, спешащих выйти на свежий воздух. Коттеджный посёлок в двадцати километрах от столицы был построен в девяностые, полностью обустроен и комфортен в наши дни. Пассажиры вышли из автобуса, деловито и уверенно пошагали к своим домам.

Лишь две женщины и мужчина были здесь впервые. Неуверенно шли они по главной улице посёлка, озираясь по сторонам, рассматривая заборы и постройки, задумываясь о чём-то, словно вспоминая нужный дом, который очень давно не видели. Когда главная и несколько второстепенных улиц привели всех троих на окраину посёлка, то они удивлённо переглянулись.

— Нам всем сюда что ли? – сказал кто-то из них.
— Похоже на то… — был неуверенный ответ.
— Я вообще не могу понять, что привело меня сюда.

Все трое не знакомы между собой и зачем они приехали сюда им было совершенно не понятно. Мужчина поднялся по ступенькам крыльца и нерешительно постучал в дверь, взявшись за специальное массивное металлическое кольцо, прикреплённое к входной двери вместо звонка. Дверь буквально сразу открылась, будто хозяин знал об их приходе и стоял в прихожей. Улыбнувшись первым гостям, мужчина приветливо произнёс:

— Здравствуйте! Я ждал вас. Вижу ваше удивление. Проходите и я отвечу на все волнующие вас вопросы.

Глава 2.

Дом на окраине посёлка строился одним из последних и в двухтысячном году был уже готов принять семью своего хозяина – крупного столичного бизнесмена. Но работа за границей не давала времени заняться внутренним обустройством – дом стоял пустым несколько лет. Потом и вовсе пришлось уехать с семьёй, жить и работать за границу. Но продавать столь дорогое сердцу жилище, в планировку и возведение которого вложено столько душевных сил, мечтаний и денег, было просто немыслимо. Иногда целое бывает чем-то гораздо большим, чем сумма его составляющих и неодушевлённый, на первый взгляд, предмет приобретает в большей степени моральную ценность, нежели материальную.

Вспомнил хозяин о друге, человеке невероятно надёжном и ответственном, каких в наши дни почти не осталось, из той породы фундаментальных людей, которым можно жизнь и судьбу вверить в руки с закрытыми глазами, не говоря уже о доме. Иннокентий! Философ, путешественник, духовный практик и мистик, фельдшер по образованию, но совершенная загадка по образу жизни и способам заработка. Именно ему и вручил хозяин ключи от пустого дома и карту с внушительной суммой денег для обустройства жилья для тринадцати человек.

Иннокентий немногословно и сдержанно объяснил свои планы на жилище, бизнесмен остался крайне заинтригован, вот уж не думал, что построил дом в таком странном месте, но затею принял на ура и был готов помочь финансово во всём.
Теперь о доме. Двухэтажный из красного кирпича, выполненный с элементами готики – контрфорсами по бокам, стрельчатыми окнами, но довольно широкими, пропускающими свет, на одной линии с центральным входом, под крышей – круглое витражное окно с рамой - «розой». На окнах первого и второго этажа установлены кованные ажурные защитные решётки. На третьем этаже, если можно так назвать пространство под крышей, была мансарда, которую и освещало цветными бликами то самое круглое витражное окно. Кованные перила обрамляли крыльцо, круглое кольцо с головой льва служило достойной заменой дверному звонку, гости могли, как в старых фильмах про замки, громко стучать в двери, извещая о своём прибытии. С обратной стороны дома к нему примыкала веранда, застеклённая по старинке небольшими стеклянными окошечками, двери которой вели во внутренний двор. Огорода на участке не было, но зато росли вишни, яблони, груши и клёны. Высокий металлический непрозрачный забор примыкал к фасаду здания, полностью скрывал двор от нежелательных глаз.

На первом этаже дома – холл, большая столовая с кухней, раздельный санузел, большая комната с окнами от потолка до пола, практически пустая, если не считать стола, стула, часов на стене с римскими цифрами на циферблате и острыми пикообразными стрелками. Окна полностью занавешены тюлем, позволявшим сглаживать падающие в комнату солнечные лучи. На втором этаже располагались шесть спален, скромная мебель которых предполагала проживание двенадцати человек – по два человека в каждой спальне. На первом же этаже, если пройти прямо от главного входа, оставив справа большую комнату и лестницу на второй этаж, а кухню, столовую, санузел слева, можно выйти через двери на веранду, где стоит простой серый дощатый стол, две лавки, несколько шкафов с книгами, кресло, торшер, на столе – лампа с абажуром.

Но самым особенным местом в доме считается мансарда, находящаяся под самой крышей, чердак или же третий этаж – это обитель Иннокентия. Круглое витражное окно наполняет комнату мягким цветным светом. Под окном стоит письменный стол с выдвижными ящиками, простая настольная лампа, у стены – низкая кровать, на противоположной стене – огромная картина «Нагорная проповедь» Карла Блоха. Двускатные своды крыши, словно некий аналог лифта, «возносят» эту комнату вверх, как бы отрывая её от остального дома, унося куда-то вверх, в космос.
Дом оборудован самой современной бытовой техникой для облегчения жизни и быта новых жильцов, на кухне в углу на тумбочке приютился маленький телевизор.

***

Удивительна и местность, рядом с которой располагался дом. За посёлком начиналось поле, огромное, километра через полтора переходящее в лес. Есть на этом поле археологическая достопримечательность – языческое сакральное каменное «колесо»: камни, сложенные в большой круг, в центре которого располагался внушительных размеров валун со сквозной дырой в центре, эдакий «куриный бог», если можно провести такую аналогию. От валуна к внешнему кругу проходили «спицы», линии, сложенные из камней разных размеров. Чувствовалось, что всё это было сделано нашими предками не случайно, а в строгом соответствии со сторонами света, возможно даже по магнитным линиям, по течению подземных грунтовых вод и основным направлениям ветров в этой местности, то есть в полном слиянии с природой. Всё это напоминало обсерваторию, некий лунный и солнечный календарь и бог его знает, что ещё.

Иногда сквозь дыру в центральном валуне из-под земли начинал светить мощный луч света, диаметр которого немного выходил за пределы камня, светил ярко и далеко, упирался противоположным концом в облака. Приезжали сюда несколько лет назад археологи, делали подкоп под камень, но никакого источника света найти так и не удалось, ни приборами, ни лопатой.

Сама местность эта была необычной. Грани между мирами тут словно истончились. Иногда воздух колыхался, словно над костром или над раскалённым асфальтом в жаркий день и в дрожащем мареве возникали миражи – озеро, лужайка с высокой сочной травой, дорога с автомобилями, а там, на горизонте миража, виднелся силуэт какого-то современного города, над которым в воздухе парило нечто вроде «сигары» или дирижабля. А бывало, что поле с каменными рисунками покрывало густым туманом, в котором виднелись тёмные силуэты людей, слышался гул, вскрики, неясный шёпот. Однажды в этот туман забежала собака одного из жителей посёлка, что-то её заинтересовало в его белесой таинственной пелене. Некоторое время из тумана доносилось собачье устрашающее урчание, которое потом вдруг резко замолчало, оборвалось, будто выключили звук. Заходить в тот туман никто из людей не решился, а собака домой так и не вернулась. Позже, когда туман рассеялся, признаков пса ни живого, ни мёртвого, найдено не было.

После одного вопиющего случая очень недобрая молва пронеслась об этой местности, которую теперь все обходят десятой дорогой. Случилось вот что. Учителя географии и истории привезли на капище учеников школы, занимавшихся на факультативных занятиях по этим предметам. Решили показать им на местности удивительное сооружение из камней, обменяться впечатлениями и выдвинуть версии, для чего всё это могло применяться. С собой взяли компас, счётчик Гейгера, лазерную рулетку и ещё несколько нехитрых приборов.

По приезду на место начали измерения, ходили между камней, громко разговаривали, трогали камни, пытались найти закономерность между камнями разного размера в круге и «спицах» каменного колеса. Когда примерно треть детей вдруг одновременно исчезли на ровном месте, буквально на глазах у остальных, возникла паника, крики, все отошли немного в сторону от капища. Кто-то начал разговаривать сам с собой, другой смотрел куда-то вдаль, словно там что-то происходило. Некоторые дети повторяли движения друг друга, разговаривали на незнакомых языках, выкрикивали какие-то пророчества. Это словно массовый гипноз, вызванный этим местом силы, меречение.

Взрослые растерялись, не понимая, где искать детей, которые растворились в пространстве, звали их по именам. Прошло какое-то время, близился вечер, пропавшие дети появились так же внезапно, как и исчезли. Сказали, что всё время были здесь, но их почему-то перестали видеть и слышать, хотя между собой они общались. Словно в какую-то параллельную реальность выпали те, кто разговаривал сам с собой. Рассказывали, что видели некого старца в старинных одеждах, который просил их уйти, что это святое обрядовое место для прогнозов погоды и предсказаний будущего, «тонкое» место, где постоянно находиться нельзя. Те, кто смотрел вдаль, видели хрономиражи: какую-то деревню вдалеке, от неё несколько человек во главе с монахом приближались к капищу.

Проведя перекличку, учителя увезли школьников от этого страшного места, бурно обсуждая по дороге всё, что с ними произошло. Древние считали, что человек может превратиться в камень, а душа его может разговаривать. И это каменное «колесо» может быть сложено как раз из таких «человеческих» камней, разложенных в особом порядке. А когда таинство места нарушилось невежливым визитом, то камни-души заговорили с детьми, как с самыми восприимчивыми в силу возраста людьми.
В домах на окраине посёлка жили только очень смелые люди или те, кому просто некуда было переезжать. Дом Иннокентия ближе всего располагался к той странной местности, видно потому, что строили его в самую последнюю очередь. Хозяину если и говорили обо всех этих «чудесах», его это или не испугало или он просто не поверил во все эти россказни, строительство жилища мечты завершилось при любых обстоятельствах.

Глава 3.

Наш мир многомерен. Планета одна, а миров в ней целый лабиринт из комнат. В соседних комнатах миры похожи, даже люди живут почти одни и те же. Но существуют различия, процентов на тридцать-сорок от каждого мира, в архитектуре, законах, моральном укладе жизни, где-то люди более правильные, видящие главную цель своей жизни, а в каком-то из миров словно блуждают во мгле, не видя знаков и подсказок, что посылает им Вселенная.

Иннокентий обладает даром чувствовать эти миры – соседние комнаты. Смог немного разобраться в том, как там всё устроено, выбрать один из этих миров, который был лучше нашего с вами, там жили такие же люди, как и у нас, но более счастливые и на сто процентов выполняющие своё жизненное предназначение. А ещё он умел чувствовать нужных людей в нашем мире, особенно тех, кто обладал какими-то выдающимися способностями. Они и нужны были Иннокентию для улучшения и спасения нашего мира. Только объединив воедино различные способности разных людей, можно хотя бы в данной конкретной местности изменить жизнь к лучшему. Ему нужен был дом – тихое уютное место для жизни, духовной работы, созерцания, умиротворения и улучшения мира. И сама Вселенная пошла ему навстречу – ему позвонил его бывший одноклассник, друг, с которым крепко дружил когда-то, но дела бизнеса впоследствии совсем не давали времени для общения. Дал ключи от дома, разрешил обставить на своё усмотрение, не против был и проживания в нём неких людей, только бы вели себя аккуратно. Идея Иннокентия настолько заинтересовала его, что он профинансировал не только интерьер пустого дома, но и два-три первых месяца проживания, пока гости не устроятся на работу в столице. Приятно быть причастным к чему-то великому.

Мысленно, в медитациях или в контролируемых снах Иннокентий нашёл в своей стране людей с нужными ему способностями и профессиями. Через сны послал им сильный побудительный посыл приехать к нему в дом, в этот посёлок в пригороде столицы. Дал свою внешность, внешний вид дома и план, как добраться из каждого конкретного города, где жил нужный ему человек. Надежды было не много, адресат если и увидит сон с инструкциями, то не факт, что проснувшись поутру, захочет куда-то «пилить», скорее всего, поленится, своя ведь жизнь затягивает. Тем не менее, постепенно, каждую ночь Иннокентий отправлял сны-инструкции каждому из двенадцати будущих гостей дома. Просто надеясь, что они приедут. Через несколько дней он почувствовал, что что-то должно произойти. Это чувство усилилось в какой-то момент, и он даже подошёл к входной двери. И …в неё постучали. Он сразу же открыл двери, на улице стояло трое растерянных людей – две женщины и один мужчина. Улыбнулся и поприветствовал их. Значит работает!!!

***

Первыми гостями дома оказались: Инга, эффектная двадцативосьмилетняя брюнетка с длинными волосами, немного смуглая, по образованию психолог. Нина, двадцатишестилетняя учительница младших классов, шатенка со стильной стрижкой, немного пухлая, что придавало ей уютный вид. Мужчиной оказался тридцатидевятилетний преподаватель философии в институте – Матвей.

Иннокентий разогрел в микроволновке обед на четверых, поставил на плиту чайник, в наличии имелся чай и кофе, в зависимости от личных пристрастий будущих жильцов. После долгого пути даже наспех приготовленная еда казалась невероятно вкусной. Куда сильнее тревожила душу сама странная ситуация: трём разным людям снится сон, и они приезжают издалека в дом к незнакомому мужчине.

— Зачем мы здесь? – первой задала вопрос Инга.
— Чтобы изменить мир. – уклончиво ответил Иннокентий. – Все подробности я могу изложить только после того, как соберутся все гости, которых я пригласил так же, как и вас. Только взаимодействие и присутствие вас всех одновременно, особый совместный опыт помогут вам в полной мере проникнуться моей идеей, и тогда только принять решение – соглашаться или нет.
— А сколько нас ещё должно прибыть сюда? – спросил Матвей. Объяснения Иннокентия рождали больше вопросов, чем как-то проясняли эту таинственную ситуацию.
— Девять. – Иннокентий отправил последний кусок в рот, сделал паузу, чтобы прожевать. – Всего будет двенадцать гостей плюс я.

Закипел чайник. Иннокентий собрал посуду со стола и поставил в раковину, достал из шкафа чашки из сервиза (на двенадцать персон покупал) и обычную кружку для себя. Инга предпочла кофе, а Нина с Матвеем – чай. В плетёную корзинку на столе распаковал пачку овсяного печенья. Пар клубится над чашками, надо немного подождать, пока остынет.

— Что мы должны делать здесь, пока не приедут остальные? – спросила Нина.
Чужой город, дом, неопределённость ситуации в целом не давали покоя всем троим гостям.
— Пока вы мои гости, осваивайтесь: спальни на втором этаже, ванная на первом, я покажу вам всё сам. Мне предстоит много духовной работы по призыву остальных гостей. Рассчитываю на вашу помощь в быту. Это займёт где-то с неделю, может две, просто побудьте со мной. Со временем будут приезжать ещё люди и им нужна будет помощь.

Иннокентий видел, что первые гости, до которых он «достучался» и которые приехали к нему, в глубоком шоке и не понимают происходящего. Больше всего он боялся того, что они не станут ждать и разъедутся по домам. У каждого ведь своя жизнь, свои обязанности. Он начал рассказывать им о своей жизни, о духовных практиках, скупо, не откровенничая сильно, но давая ту информацию, которая заинтересовала бы гостей и убедила остаться в доме. Поведал и об удивительной местности, что находится рядом, обо всех странных историях, которые о ней ходят. Затем показал гостям дом, веранду, двор. В мансарде жил он сам и попросил не заходить туда в его отсутствие и не беспокоить его во время отдыха и духовных практик, пока он там.

Инга с Ниной поселились в одной комнате, Матвей в соседней. Долго не спалось на новом месте, вся эта ситуация сильно будоражила – местность, дом, ещё какие-то люди должны приехать, что нас ждёт, когда мы все соберёмся. Все эти мысли роились в голове у первых трёх. А Инге ещё одни мысли не давали покоя – Иннокентий, хозяин дома, такой интересный, необычный, харизматичный. Щёки при воспоминаниях о нём покрывались приятным румянцем.
«И я живу с ним в одном доме, он где-то там, наверху, и ещё много дней будет у нас впереди». – думалось Инге.

Глава 4.

Прошло две недели. Благодаря духовным практикам Иннокентия с управляемыми снами и телепатической передачей информации, постепенно в дом постучались и вошли все девять необходимых человек. Иннокентий встречал их на крыльце, показывал дом, приглашал остаться, пока не соберутся все. Те гости, что прибыли раньше, заботились о новичках, знакомились друг с другом, пересказывали те истории, которые услышали от Иннокентия в первый день. Хозяйственные заботы легли на плечи всех гостей, но это не стало чем-то обременительным, все необходимые бытовые удобства имелись в доме в полном наличии, а интрига того, что их ждёт, только сближала всех этих чужих друг другу людей, поселившихся под одной крышей.

***

И вот наступил день Икс, который все так ждали. Иннокентий попросил всех собраться в большом зале на первом этаже. На полу лежали двенадцать ковриков в два ряда по три пары в каждом ряду, таким образом в середине был проход, шесть человек сидели слева и шесть справа, тремя рядами по два человека. Гости расселись по коврикам. Иннокентий стоял перед ними – высокий, широкоплечий, мускулистый, чёрные брюки, тёмно-зелёная рубашка с расстёгнутыми верхними пуговицами, чёрные волосы зачёсаны назад, открывая выпуклый лоб, массивный мужской подбородок, средних размеров губы имеют чёткий контур, будто очерчены карандашом искусного художника, нос с лёгкой горбинкой и крючковатостью нисколько не портил внешность, а наоборот – вызывал ассоциации с орлом или соколом в бесконечном полёте. Большие зелёные глаза с длинными чёрными ресницами, немного смуглая кожа завершали образ человека, которого увидев хоть однажды уже невозможно забыть. Но не внешность тут играет основополагающую роль, а внутренний мир, жизненный опыт, мистические способности, харизматичность, обладание некой идеей, которой хочется поделиться, зажечь людей, повести их за собой, желать и уметь что-либо изменить в этом несовершенном мире. Всё это притягивало взгляды и открывало любые сердца.

Иннокентий улыбнулся. Белые зубы приятно контрастировали со смуглой кожей. Практически у всех присутствующих, что не сводили глаз с хозяина дома, по коже забегали мурашки.
— Рад приветствовать вас в этом доме!
— Здравствуйте! – не сговариваясь, хором произнесли все присутствующие.
— То, что вы здесь. – продолжил Иннокентий. – Говорит о наличии у вас особых экстрасенсорных способностей, умении отзываться на призыв и следовать своему основному предназначению. Об этом мы поговорим чуть позже. Вы уже знаете немного обо мне из предварительных бесед с каждым из вас во время первой нашей встречи, за это время вы успели познакомиться друг с другом, предлагаю сделать это ещё раз. Пусть каждый из вас выйдет вперёд, назовёт своё имя, профессию, особую способность и, по желанию, расскажет любую другую информацию о себе.

Первой вышла Инга. Высокая, стройная, с длинными чёрными волосами, брючный костюм и туфли на шпильках – эффектная деловая женщина. Глянув исподтишка на Иннокентия, она обвела взглядом всех присутствующих гостей:
— Я – Инга. По профессии психолог. Работаю в кризисном центре для молодёжи и людей с зависимостями. Иногда консультирую чиновников своего города, ко мне многие обращаются, узнавая обо мне от знакомых. Особые способности – умею читать чужие мысли и эмоции. Не замужем, детей нет.
Растерянно замолчала, не зная, что ещё добавить. Аудитория зааплодировала и приветливо заулыбалась. Инга вернулась на своё место. Следующей была приятная блондинка с волосами до плеч, простое милое улыбчивое лицо усыпали едва заметные веснушки, бежевое платье в мелкий зелёный цветочек с рукавами до локтя аппетитно облегает стройную мускулистую фигуру.

— А я – Марта. – смело начала женщина. – Мне тридцать восемь лет, по профессии – повар—кондитер. Работаю в ресторане. Особая способность – вкладываю в еду положительную силу и улучшаю этим жизнь людей. Есть муж и дочка-школьница.
Присутствующие вновь заулыбались и зааплодировали. Инга не сводила глаз с Иннокентия, пытаясь оценить его реакции на всех гостей, в частности на женщин.

— Меня зовут Матвей. – уже знакомый нам преподаватель философии в ВУЗе, приехавший в дом в числе первых трёх гостей. Мускулистый блондин с длинными волосами. – Мне тридцать девять лет, преподаватель философии, вижу кармические и родственные связи, прошлое. Разведён, детей нет.

— Николай. – место Матвея занял худой мужчина среднего роста с красиво подстриженными каштановыми волосами. – Мне тридцать пять лет. Работаю врачом-терапевтом. Вижу ауру и внутренние органы людей. Женат, двое детей-младшеклассников.
Аудитория продолжала улыбаться и ободряюще аплодировать.

— Я – Юлия. – пухлая шатенка в джинсах и рубашке навыпуск изо всех сил пыталась побороть смущение, выступая перед вроде бы небольшим количеством людей. – Работаю библиотекарем. Когда беру в руки книгу, то примерно, интуитивно знаю сюжет, если она художественная, общую полезность или бесполезность книги, если книга – учебник. Мне тридцать лет, и я не замужем.
Когда все зааплодировали, она смущённо поправила очки и заложила прядь волос за ухо. С облегчением вздохнула, когда заняла своё место на коврике.

— Я – Святослав. – пробасил крупный мужчина сурового вида, похожий на байкера. – Физик-ядерщик по профессии, веду семинары в ВУЗе, мне двадцать восемь лет. Особых способностей нет, но увлекаюсь многомерностью реальностей нашего мира, параллельными вселенными, не знаю почему я здесь. Не женат пока, детей нет.

— Меня зовут Яна. – место «байкера» заняла слегка упитанная брюнетка с короткой стрижкой в чёрных брюках и белой блузке в крупных цветах. – Мне тридцать пять лет, учитель русского языка и литературы в старших классах. Особая способность, если это можно так назвать – работа над характерами детей, выявляю те недостатки, которые в будущем создадут проблемы, и на литературных примерах пытаюсь исправить. Иногда помогают просто беседы с детьми на разные темы. Разведена, сын живёт с отцом.

— Я – Зоя. – вперёд вышла стройная спортивная девушка с рыжим каре. – Мне двадцать два года, и я воспитатель в детском саду. Занимаюсь примерно тем же, что и Яна, только с совсем маленькими детками. Исправляю несносные характеры, с которыми не справляются родители, вижу истинные таланты детей, которые могут перерасти в настоящее дело их жизни, обращаю внимание детей и их родителей на этот талант, подсказываю, как его лучше развивать. Не замужем, своих детей пока нет.

Следующим вышел худой парень в очках, с волосами, забранными в хвостик, майка с изображением старой модели компьютера, потёртые джинсы и жилетка с уймой карманов выдавали в нём его профессию.
— Меня зовут Владимир, мне двадцать три, работаю программистом. Особых способностей нет, разве что считаю, что интернет и некоторые программы придумали пришельцы, чтобы объединить и контролировать людей планеты. Свободный и бездетный.

Его сменил импозантный мужчина в очках, стильно одетый, на пальцах серебряные перстни с камнями, на шее цепочка с плоской стальной подвеской, на которой был выгравирован червовый ройал-флеш – туз, король, дама, валет и десятка.
— Разрешите представиться – Эдуард. – мужчина чинно поклонился. – Мне тридцать лет, работаю экскурсоводом, много езжу по стране, чувствую места силы, «тонкости», «прорехи» между мирами. Как раз одна такая «прореха» есть здесь, в поле. Удивлён и рад тому, что приехал сюда. На данный момент свободен и вроде бы пока бездетен.

Яркая персона вызвала интерес у незамужней и разведённой женской половины гостей дома. Следующим гостем был молодой мужчина, одетый практически так же, как и Владимир – джинсы, майка с карикатурным изображением Колобка и Лисы, жилетка с карманами и очки, тёмные волосы гостя художественно взъерошены, что сильно добавляло ему милоты и обаяния. Только телосложения он был крепкого, мускулистого, с едва округлившейся талией.

— Я – Давид. – начал он. – Работаю журналистом-корректором в газете, фотограф. Мне двадцать пять лет, состою в отношениях, но пока не женат и бездетный. Какие у меня особые способности – без понятия. Может быть пишу убедительно.
Он улыбнулся, закрыл глаза, пожал плечами и продолжил:
— Рад, что я здесь. Чувствовал, что затевается что-то незабываемое и меня ждёт много приключений.

Замыкала круг знакомств уже знакомая нам по первой тройке приехавших – Нина, немного пухлая шатенка со стильной стрижкой.
— Мне двадцать шесть лет и зовут меня Нина. – начала она. – Как и Зоя с Яной, я работаю с детьми, учителем в начальной школе. Своей особенностью считаю то, что вижу будущие профессии детей, которых учу. Не те, которые в будущем могут навязать им родители или они сами пойдёт туда, где оплата учёбы дешевле или вступительный конкурс ниже, а именно те профессии, которые даны людям по Судьбе, и если они пойдёт не по тому пути, то не выполнят своего предназначения, просто сломают себе жизнь, потеряются в ней. Замужем не была, сейчас свободна, совсем недавно были отношения, которые прекратились. Не знаю, что меня ждёт, но мне интересно это понять.
— Спасибо, Нина, садитесь. – отозвался Иннокентий.

Его фигура казалась более внушительной и могучей, чем была в начале занятия, возможно из-за нарастающего напряжения. Ведь то была подготовка, репетиция к чему-то большему, значительному. Именно сейчас гости получат ответ на главный вопрос, мучавший их все эти дни.
— Вы заметили, какие вы все разные, разных профессий, кто-то обладает совершенно удивительными способностями, а кто-то, на первый взгляд, нет. – рассуждал Иннокентий. – Кто-то одинок, а кто-то связан семейными узами, обязательствами и оставил дома свою семью и детей. Но я призвал вас, и вы откликнулись, приехали в этот дом просто потому, что увидели сон. И это подчёркивает уникальность каждого из вас.
Иннокентий сделал паузу, чтобы перевести дух, окинул взглядом напряжённо притихших гостей.
— Каждый из вас задаётся вопросом: «Что я здесь делаю?» или «Почему именно я?». Сегодня, прямо сейчас, я дам вам ответы на эти вопросы. Точнее, я предлагаю вам найти эти ответы в глубине самих себя. Давайте помедитируем. Не знаю использовали ли вы эту практику в свей работе, но это не сложно.

Иннокентий подошёл к столику, на котором лежали благовония, подставки из жаропрочного дерева и коробочки со спичками.
— Разбирайте эти комплекты: каждому по одной палочке благовония, подставке и коробку спичек. Не зажигайте пока ничего, просто положите рядом с собой. Давайте сделаем небольшой перерыв, нужно ещё кое-что приготовить.

Все начали подходить к столу и брать эти предметы. Обратившись к нескольким женщинам, Иннокентий позвал их на кухню, попросил поставить на плиту два чайника воды, достать из шкафа сервиз из двенадцати чашек, а также несколько жестяных банок с полевыми травами. Из каждой банки нужно взять по щепотке и распределить по чашкам, принести их в зал для занятий и поставить на блюдца, на пол рядом с каждым ковриком. Потом осталось только залить кипятком.

Напряжение и общая взбудораженность непонятностью происходящего нарастали. Чем дальше, тем непонятнее, чем же они так уникальны и зачем все собрались в этом доме. Когда пар заклубился над чайными чашками, издавая благоухание трав и грея руки теплом, Иннокентий снова заговорил:
— Садитесь на коврики, сложите ноги по-турецки, так, чтобы было удобно, держите спину ровно, пусть поза будет максимально устойчивой и комфортной. Подожгите палочки благовоний спичками, подождите несколько секунд, чтобы они разгорелись, затем задуйте, оставив только тлеющий уголёк. Вставьте палочку в подставку. Я хочу, чтобы вы сосредоточились, расслабились и попытались отмотать время назад, к детству, к вашему рождению и ещё раньше, до того, как вы родились, вашу прошлую жизнь. Сначала вы увидите старость, возвращаясь всё дальше и дальше, прокрутите и прошлую свою жизнь к детству. Заострите внимание на том, чем вы занимались, как выглядели, а самое главное – какие люди вас окружали. Это крайне важно для понимания того, зачем вы здесь, в этом доме. Сейчас я включу приятную музыку, которая поможет вам, она будет закольцована на повторе.

Иннокентий подошёл к столу, включил небольшой музыкальный центр, вдоль стен в разных местах комнаты лежали на полу несколько колонок, которые позволяли равномерно распределять звук и создать эффект погружения. Дым наполнял пространство зала, равномерно, так же и музыка создавала расслабляющую атмосферу.
Тревога и нервное напряжение участников спали, сменились комфортом и умиротворением, словно находились они не в гостях, а у себя дома.

— Чай уже немного остыл. – продолжил свои инструкции Иннокентий. – Сделайте несколько глотков или же выпейте всю чашку сразу, если чувствуете в этом потребность, посмотрите на часы, что висят на стене перед вами.
На стене действительно висели большие изящные часы с римскими цифрами на циферблате и остроконечными пиками-стрелками.
— Сосредоточьтесь на них. Я нажму специальные кнопки и стрелки начнут медленно вращаться в обратную сторону. Это поможет вам настроиться и уйти мысленно в своё прошлое. Расслабьтесь, слушайте музыку, ритмично дышите – вдох через нос, выдох через рот. Вы почувствуете словно тёплое покрывало окутывает вас – это хорошо. Сосредоточьтесь на том, что видит ваш внутренний взор. Я даю вам полтора часа времени, когда музыка смолкнет, вы плавно вернётесь в свою теперешнюю жизнь, в настоящий момент – здесь и сейчас. Ну что? Готовы?
— Да. – не громко, но хором ответили ему гости.

Иннокентий взял стул, стоявший возле стола, поставил его возне стены, встал на него, дотянулся рукой до задней панели часов, что-то там нажал или повернул, и стрелки действительно затикали в обратную сторону, и довольно быстро. Люди смотрели некоторое время на их непривычный ход, концентрируясь на поставленном задании, затем смежили веки и сосредоточились на собственных ощущениях и воспоминаниях. Иннокентий сидел на стуле и наблюдал за ними, засёк время по наручным часам, чтобы в нужный момент, через полтора часа, выключить музыку, проконтролировать, чтобы с людьми ничего плохого не случилось.

Время вышло. Иннокентий осторожно отключил музыку. Гости постепенно начали приходить в себя.
— Ш-ш-ш. – тихо прошипел Иннокентий, прикладывая палец к губам. Проходя между рядами сидящих, он наклонялся к тем, кто уже открыл глаза. – Не открывайте пока глаза, сосредоточьтесь на том, что видели, чтобы не забыть.
Люди возвращались из регрессивной медитации не одновременно, каждому на возврат требовалось своё время, но вернуться получилось у всех. Слыша слова Иннокентия, побыли ещё некоторое время с закрытыми глазами, прокручивая мысленно все те образы прошлой жизни, что удалось пережить.
Выдержав необходимую паузу Иннокентий продолжил:
— Ну как? Вы готовы?

Все присутствующие одновременно выдохнули, открыли глаза, ошеломлённо оглядывались по сторонам, глядя на соседей, какое-то совершенно иное узнавание проскальзывало на их лицах, все зашумели, зашептались, словно понимание какого-то невероятного события, открытия, одновременно пришло ко всем этим людям, и они не смогли скрыть своего изумления и ошеломления, это было выше их понимания.
— Посмотрите друг на друга, подойдите и посмотрите в глаза тем, кого смогли вспомнить. – сказал Иннокентий.

Он знал! Он всё понял с самого начала, поэтому и собрал именно этих людей в стенах этого дома. Гости зашевелились, кто-то допивал остывший травяной чай, всё ещё пребывая в шоке и не был готов пока что-либо делать и обсуждать. Но кто-то уже ходил по комнате, ища кого-то взглядом, что-то эмоционально говорил другому, а тот улыбался, плакал и не менее удивлённо и эмоционально отвечал. Иннокентий спокойно сидел на стуле и наблюдал за происходящим, но под внешней каменной стеной спокойствия плескалась буря эмоций – восторг оттого, что удалось собрать этих уникальных людей под одной крышей, счастье оттого, что абсолютно всем удалось вспомнить свои прошлые жизни, надежда на то, что он сможет убедить их изменить свои жизни и остаться здесь, в этом доме, пойти за ним до конца и помочь реализовать тот великий план, ту грандиозную цель, которую он поставил перед собой. Боязнь отказа тревожила и разрывала в этот момент душу Иннокентия. Выжидая, насколько это возможно дольше оттягивая начало общения с гостями, пронзительными зелёными глазами он цеплялся за каждого из них, оценивая эмоциональное состояние после медитации, ведь он знал только общие черты взаимосвязей между ними, всю жизнь в целом, да и то без подробностей, ощутили только они сами, каждый из них.

— Давайте обсудим то, что вы вспомнили. – наконец-то решился Иннокентий немного упорядочить возникшее в комнате безумное состояние.
Гости наперебой начали рассказывать, что в прошлой жизни, последней перед своим теперешним воплощением, они все были кем-то друг для друга. Например, журналист Давид и программист Владимир в прошлой жизни были братьями-близнецами, Нина и Зоя – родными сёстрами, но обычными, с разницей в несколько лет, Яна и Юля – одноклассницами и лучшими подругами, дружившими всю жизнь и крестившими детей друг друга, Инга и Эдуард были мужем и женой, а также родителями близнецов Владимира и Давида. Матвей в прошлой жизни был учителем истории в школе у Яны и Юлии, они обожали его предмет, общались с ним даже после окончания школы. Марта была начальницей Нины на работе, где она проработала большую часть жизни, их отношения были очень добрыми. Врач-терапевт Николай был акушером в родильном доме и гинекологом в поликлинике, работал в разных городах, в силу жизненных обстоятельств переезжая на новое место жительства, по странному совпадению принимал роды у матери близнецов (это Инга), Нины и Зои, Яны и Юлии, у последних даже вёл беременность в поликлинике спустя много лет. Матвей несколько лет был соседом и хорошим приятелем Марты. Делал предложение Зое, но она отказалась, полюбила другого, но отношения между ними некоторое время были. Физик-ядерщик Святослав вёл очень бурную жизнь – был первым мужем матери Нины и Зои, иногда общался с ними, когда по-дружески навещал первую жену, девчонки с теплом к нему относились, начальник на работе у Юли, пытался ухаживать за её подругой Яной, но она отказалась, друг Матвея и Марты. И это всё только в общих чертах. Бывает такое, что семьи переезжают из города в город, а иногда даже меняли страну проживания, на старых и новых местах были свои соседи, друзья, ухажёры, начальники, люди которые так или иначе повлияли на Судьбу гостей. Например, тот же Святослав был тайным любовником Инги и однажды схлопотал от Эдуарда. Последний жену простил и больше Инга в прошлой жизни мужу не изменяла. Даже учитывая разницу в возрасте и некий географический разброс, эти люди всё равно взаимодействовали друг с другом, испытывали яркие эмоции и являлись важными звеньями в цепочке судеб.

Красной сквозной нитью, проникающей сквозь всю эту цепочку судеб стал сам Иннокентий. Он в прошлой жизни связан со всеми гостями, но близко знаком ни с кем из них не был. Это мог быть знакомый знакомых, который помог с трудоустройством, или случайный бизнесмен, помогавший крупной суммой денег на лечение, прохожий на улице, который поговорит с тобой по душам, если у тебя что-то случилось, ты сидишь и плачешь в отчаянии. И таких примеров просто масса у каждого из двенадцати гостей. Все помнили Иннокентия, совершенно другими глазами посмотрели на него, когда вышли из медитативного транса.
«Уникальный человек! Он смог узнать нас всех и собрать в одном месте» - пронеслось в голове у каждого из присутствующих в зале.

Бурные обсуждения прошлых воспоминаний растянулись до глубокой ночи, никому не хотелось прерывать это общение, а до бесконечности делиться новой информацией и пережитыми ощущениями:
— Эта регрессивная медитация такой удивительный процесс – всё как в бежевом тумане, время прокручивается назад, всё мелькает, а потом вдруг замедляется и видишь какие-то особо значимые жизненные моменты, как то садик, что-то в школе, выпускной, какие-то экзамены, дни рождения, свадьба, похороны, что-то ужасное, травмы, а бывают и собственные плохие поступки или очень хорошие, судьбоносные для кого-то. Но чётче всего фиксируются воспоминания на лицах людей. И всё идёт в виде информации и эмоций в большей степени, чем в виде картинок, они больше по важности.

Иннокентий встал.
— Друзья! Я рад, что вы услышали мой призыв во сне и решили приехать. Сегодня вы поняли, что вас объединяет – все вы так или иначе были знакомы в прошлой жизни и очень важны друг для друга, обладаете уникальными способностями, и вы все, каждый их вас, нужны мне для одной важной цели – изменить наш мир, сделать его лучше, взаимодействуя с людьми, спасая и изменяя судьбу каждого и них, вы сможете изменить мир в целом. У каждого из вас есть какая-то своя жизнь, семьи, маленькие дети, работа, родители. Я не могу заставить вас бросить всё это и посвятить свою жизнь спасению мира. Но прошу подумать над моим предложением. Каждому из вас даны особые способности. И вот пришло время и место, те самые обстоятельства, в которых вы можете воспользоваться этими способностями с максимальной пользой. Вы уже знаете об особенностях этой местности, здесь грани между параллельными мирами истончены – это и позволит нам работать. Подумайте, хотите ли вы исполнить своё главное предназначение, свой кармический долг или же жить той обычной человеческой жизнью, к которой вы привыкли. Прошу вас подумать, у вас на это два дня, после чего я выслушаю и приму любое ваше решение. Тот, кто останется здесь, в этом доме, получит от меня подарок, который поможет вам в дальнейшей работе. Спасибо за сегодняшнюю медитацию и общение, у вас всё отлично получилось. Расходитесь по комнатам и спокойной ночи.

Все встали и, попрощавшись, покинули зал. Долго ещё никто не мог уснуть, обсуждая с соседом по комнате всё то, что с ними сегодня произошло, все эти воспоминания о прошлой жизни и взаимосвязи всех двенадцати человек, нет, тринадцати – вместе с Иннокентием, собравшихся в одном доме. Что же дальше? Уйти или остаться? Жить, как прежде или менять мир, изменив в первую очередь свою собственную жизнь. Хорошо, что есть время на то, чтобы всё взвесить и принять решение.
Инга лежала в постели и тоже не могла уснуть.
«И почему я в прошлой жизни была женой Эдуарда, а не самого Иннокентия. – думала она с печалью и досадой. – Сейчас бы он обратил на меня больше внимания. Бесподобный мужчина! Я пойду за ним хоть на край Земли, хоть в параллельные миры. Всё у меня получится!».

Глава 5.

Прошло два дня с первого общего занятия, на котором гости познакомились друг с другом и на практике регрессивной медитации узнали, что в прошлой жизни были духовно близкими между собой людьми. И это так удивительно – ещё две недели назад они жили своей жизнью в разных городах, работали, проводили время с семьёй и друзьями, а теперь собрались в этом доме под одной крышей и всё увиделось в совершенно ином свете. Вот он, тот самый переломный момент в Судьбе, что разделяет её на «до» и «после». И как же трудно в такой момент принять верное решение о том, что будет дальше – остаться и не нарушать эту «гармонию тринадцати человек» или же струсить, ничего не менять и продолжать жить так, как привык, по «накатанной колее».

Много мыслей наедине, разговоров между собой и по телефону со своими родными случилось у гостей дома. Напряжение, неуверенность в будущем и в правильности принимаемого решения, страх витали в воздухе, концентрировались, клубились, электрическим напряжением проскакивали в пространстве. Разговоры, попытки найти поддержку, настройка, поиск того самого человека, кто мог бы дать совет, стать отдушиной, снять с души груз непростого решения – вот чем были озадачен люди в отведённое им время. В прошлой жизни они были знакомы, но сейчас всё надо начинать сначала – знакомиться, притираться характерами, узнавать и вспоминать друг друга. На это нужно время и общение.

Иннокентий в эти два дня практически не показывался перед гостями. Или отлучался из дома по делам, или же проводил время у себя в мансарде. Даже еду ему приносил туда кто-либо из гостей. Переживая за те решения, которые должны были приять все эти такие важные для него люди, он боялся на эти решения повлиять, спугнуть или оттолкнуть их словом, взглядом или же просто своим молчаливым присутствием, которое без слов вопрошает: «Ну как? Остаётесь?». Решение должно быть совершенно добровольным и максимально взвешенным, только тогда оно даст в будущем максимальный результат. Почувствовав, что все собравшиеся уже всё обговорили, обдумали, что-то для себя решили и больше не могут ждать, тянуть время в ожидании, Иннокентий пригласил всех в зал для собраний.

Гости сели на коврики, сложив ноги по-турецки. Иннокентий стоял у стола, на котором загадочно возвышалась коричневая картонная коробка, закрытая крышкой. Долго держал паузу, глядя на собравшихся, не решаясь начать говорить, сейчас всё решится – или мы станем одной большой духовной семьёй, которая изменит мир, либо же идея завершится провалом, иногда решения меняются в последний момент и никакие способности не дают стопроцентной гарантии это предугадать.

Присутствующие смотрели на Иннокентия и буквально кожей, каждой клеточкой тела и души ощущали – вот оно то самое «до» и «после», после чего уже, наверное, нельзя будет вернуться назад. А что в той картонной коробке? Принимая непростое для себя решение в течение этих двух дней, все и забыли о некоем подарке, о которой говорил им Иннокентий после регрессивной медитации.

— Приветствую вас и рад, что вы здесь. – начал свою речь Иннокентий. – Время принятия решений вышло, и пора огласить свой окончательный вердикт. Приглашаю каждого из вас по одному подойти ко мне и коротко ответить «да» или «нет». Не прошу вас обосновывать ответ, если вы решили уйти, я уважаю ваш выбор и ни уговаривать, ни упрекать не буду. Спасибо в любом случае, что отозвались на мой призыв и приехали ко мне, благодарю, что стали моими гостями и выслушали то, что я хотел вам сообщить, я рад и признателен каждому из вас. Ну что же, начнём? Кто первый?

Первой была Инга. С нетерпением она ждала этой минуты, решение ведь уже принято в первый же вечер. И теперь она не хотела, чтобы в этот напряжённый и совершенно особенный момент её кто-то опередил. Она подошла к Иннокентию на расстояние вытянутой руки, долгим взглядом посмотрела в его пронзительные зелёные глаза.
«Первый человек и первый ответ! Каким он будет?» - пронеслось в голове у Иннокентия.
— Да! – ответила Инга.
— Спасибо! – отозвался шёпотом Иннокентий, у которого от волнения пропал голос. – Тем, кто согласится принять моё предложение, я обещал подарок.

С этими словами Иннокентий подошёл к столу, снял крышку с картонной коробки, что-то долго перебирал и рассматривал в ней, после чего извлёк из её недр какой-то небольшой предмет, за которым тянулась цепочка. Взявшись за цепь обеими руками, Иннокентий одел таинственный предмет на шею Инге. Та чуть наклонилась вперёд, догадавшись о намерениях Иннокентия, после чего взяла подарок в ладонь, чтобы рассмотреть его детальнее. Это оказались круглые карманные часы с выгравированными витиеватым рукописным шрифтом инициалами Инги на крышечке. Открыв крышечку она увидела римские цифры на циферблате, прямо как на тех часах, что висели в этом зале на стене. Только разве что стрелки в них ровные, а не с пикообразным заострением на концах.

— Мой подарок для тех, кто примет моё предложение – это карманные часы на цепочке. – пояснил свои действия гостям Иннокентий. – Вроде тех, что висят на стене. – он махнул рукой вверх, указывая на стену за своей спиной. – На них ваши инициалы, что говорит о том, как важен для меня каждый из вас. В них есть кнопочки для управления механизмом – стрелки могут вращаться в обратную сторону. Эти часы не только подарок – это инструмент для индивидуальных занятий. Носите их на шее поверх одежды, серебряная цепочка достаточно прочна для этого.
Инга вернулась на своё место. Каждый следующий человек подходил к Иннокентию и все действия повторялись: после ответа «Да!» Иннокентий благодарил, находил в коробке часы с нужными инициалами и собственноручно одевал их на гостя. Когда в последний, двенадцатый раз, Иннокентий услышал ответ «Да!», лицо его, будучи до этого напряжённым, бесстрастно-спокойным, наконец-таки радостно просияло, он улыбнулся и «Спасибо!» прозвучало со вздохом облегчения, с особой теплотой и радушием, последние карманные часы на толстой, но изящной серебряной цепочке, были одеты на шею и красивым украшением легли на грудь. Иннокентий воздел руки вверх, привлекая к себе всеобщее внимание, затем соединил ладони на уровне груди в молитвенном жесте.

— Дорогие мои друзья! – начал он. – Единомышленники! Позвольте ещё раз поблагодарить вас за единодушие, без которого, наверное, ничего бы не вышло!!! Спасибо, что согласились и прониклись той идеей, которую я вам предложил. Сейчас я расскажу вам о том, что нужно будет сделать в ближайшие дни и с чем будет связана наша общая миссия.
Сделав паузу, Иннокентий обвёл взглядом всех присутствующих, улыбнулся Нине и Зое, которые сидели рядом. В прошлой жизни они были родными сёстрами, видно и теперь их начало по-дружески тянуть друг к другу.
— Первое, что нужно будет сделать, и это займёт какое-то время – поиск работы, – продолжил Иннокентий. – Это не только принесёт доход для проживания в доме и помощи вашим близким, но и будет являться частью вашей духовной работы, о которой я расскажу вам позже. По вечерам мы будем с вами заниматься медитациями, научимся чувствовать друг друга и найдём наиболее комфортные соотношения для работы, а потом настроимся на один единый «организм» в энергетическом плане. Ищите работу в интернете, ездите в столицу на собеседования пока не устроитесь по специальности. Когда все найдут работу, то сообщите об этом, я расскажу, что делать потом. Работу ищут все, кроме Марты.

Марта удивлённо уставилась на Иннокентия, немой вопрос застыл на устах не озвученным, не решаясь спросить, она ждала продолжения.
— Тебя, Марта. – слегка улыбнувшись, продолжил Иннокентий. – Я назначаю своим личным помощником и секретарём, одновременно поваром и хозяйкой моего гостеприимного дома. Мы будем ездить вместе за продуктами, надо будет готовить, вкладывая все силы в еду, как ты умеешь, дай нам сил и таланта справиться с тем, что мы задумали. Помогай нам с медитациями и, безусловно, сама участвуй в них. Если у жителей посёлка возникнет некий интерес к нам, то твоё добре слово и помощь им должны отвести все подозрения. На этом у меня всё. Следующее практическое занятие – завтра вечером. Постарайтесь не переедать и выспаться.
Иннокентий подошёл к картонной коробке, стоявшей на столе, достал со дна последние часы со своими инициалами, надел себе на шею, закрыл коробку крышкой и унёс к себе в мансарду.

Все были приятно взбудоражены тем, что остаются, впереди их ждёт масса духовной работы и некая интересная миссия. Одинаковый для всех подарок Иннокентия объединил их в некую общность, коллектив единомышленников, но в то же время красивые витиеватые инициалы, выгравированные на крышечке, говорили об индивидуальном подходе к, казалось бы, одинаковым подаркам. Иннокентий думал о согласии каждого из них, когда покупал часы и заказывал гравировку на них. Знал ли он об их «Да!» или надеялся до последнего, что будет так, ведь в последний момент любое «Да!», одолеваемое сомнениями, страхом и неотвратимостью что-либо поменять в своей жизни, могло превратиться в «Нет!» и любое изначальное «Нет!» могло стать «Да!» из-за желания не подвести человека с такими целями и идеями, или других людей из двенадцати, кто сказал «Да!». Значит, он до последнего верил в нас всех, в нашу общность и согласие пойти за ним.

«Какой же мир откроет нам этот человек?» - таким был основной вопрос, поселившийся в умах обитающих в доме гостей.
«И чтобы познать это нужно время и оно у нас есть» - таким был ответ, сжимая в руках и рассматривая подаренные Иннокентием красивые часы, гости готовились ко сну.
Инга лежала в постели, как и все держала в руках часы, рассматривая циферблат, тонкие витиеватые буквы её инициалов.
«И почему он выбрал своей личной помощницей именно Марту, а не меня? Теперь они столько времени будут проводить вместе, пока я буду на работе в городе». – думала Инга.

Она знала, как нравиться мужчинам и это никогда не было большой проблемой – завести роман с кем-либо. Но сейчас молодая женщина была в растерянности – это не мужчина, это духовный лидер, он говорит – мы беспрекословно выполняем, он держит дистанцию, некую грань, которая не переходит в дружескую или панибратскую плоскость, по крайней мере пока, на данный момент, может, в будущем что-то и изменится. К слишком уж нестандартному человеку у неё вспыхнули чувства и желания.
«Буду действовать по обстоятельствам, со временем всё изменится. – думала Инга, глядя на стрелки и римские цифры часов. – Такой мужчина – моя мечта, а мечты должны сбываться».
Смежив веки, она представила зелёные глаза Иннокентия, в которые она сегодня смотрела так проникновенно, прежде чем самой первой из всех сказать ему своё «Да!». Сон накрыл её тёплым покрывалом, и женщина отключилась.

Глава 6.

Следующим вечером экстрасенсы вновь собрались в большом зале на первом этаже. На полу коврики для медитации располагались в два ряда по три пары в каждом. Палочка благовония на подставке и чашка ароматного травяного чая у каждого участника уже приготовлены, чтобы сэкономить время и сразу влиться в занятие. Заняв места, не сговариваясь заранее «о своём постоянном месте», все присутствующие сели, скрестив ноги по-турецки, устремив взоры на Иннокентия, который словно скала нависал, стоя перед сидящими людьми. Добрая улыбка играла на его лице, глаза светились счастьем и тихим восторгом.

— Приветствую вас, мои соратники. – начал он своё вступительное слово. – Сегодня наше практическое занятие, как и многие последующие, будет посвящено знакомству друг с другом. С помощью медитации вы настроитесь на энергетику партнёра, научитесь запоминать и распознавать её, чувствовать, это некая энергетическая «притирка характеров». Почувствуйте и запомните энергетический ритм, исходящий от партнёра. Запомните с кем вы сегодня были в паре и сообщите потом моей помощнице Марте, она составит список, а затем и расписание всех последующих занятий. Пары будут меняться согласно расписанию, чтобы каждый из вас прошёл медитацию настройки со всеми остальными членами группы. Я попрошу вас и это крайне важно, подружиться друг с другом, не конкурировать, не вступать в любовные отношения, так как возможные непонимания и обиды разрушат тот духовный баланс между вами, который я хочу построить, и который поможет нам в дальнейшей работе.

Инга сидела в паре с экскурсоводом Эдуардом, который в прошлой жизни был её мужем. Концепция практических занятий, которую предлагал Иннокентий, была ей понятна, казалась очень разумной и гармоничной. Если только не считать, что такие чувства, как ревность и личная неприязнь уже поселились в душе Инги и человеком, с которым очень уж не хотелось вставать в пару, была Марта. Любовь Инги к Иннокентию вспыхнула в первые же дни, а Марта теперь его личная помощница, не устраивается на работу и целые дни проводит в доме, с ним. Понятно, что на её плечи легла вся работа по дому, организация занятий в зале, изматывающий труд, но …это и возможность больше времени проводить с ним. Инга не признавалась в своих чувствах к Иннокентию, слишком уж закрытым и отстранённым человеком он был, чётко ставил грань между собой и гостями, но тут просто нужно время на то, чтобы посмотреть, как будут развиваться события.

— Зажгите благовония и дайте время им разгореться. – продолжал тем временем Иннокентий. – Отпейте чая, почувствуйте его согревающее тепло внутри себя, расслабьтесь, очистите свой разум и душу от мыслей и эмоций, полностью сосредоточьтесь на энергии партнёра, научитесь запоминать и узнавать её, подпитываться и обмениваться, привыкнуть к другому не только в разрезе обычного общения и сотрудничества, но и таким образом работать вместе. Через несколько занятий, когда мы завершим цепи обмена партнёрами, вы хорошо освоите друг друга энергетически и это поможет вам объединиться, совместно работать с параллельным миром. В первое время это будет казаться чем-то сложным и тяжёлым, но со временем, с опытом будет легко. Приступайте…

Иннокентий включил расслабляющую музыку, которая зазвучала из маленьких колонок, лежащих на полу вдоль стен. Сам же сел н стул и внимательно следил за работой всех присутствующих. Сложно сказать, как он видел и оценивал их работу, но чувствовалось, что он всё видит, чувствует и запоминает. Прошло порядка двух часов, когда все начали открывать глаза, смотреть по сторонам, допивать уже остывший травяной чай (без сахара он даже холодный очень вкусный), счастливо улыбаться и обмениваться впечатлениями. Дав время устаканиться полученному опыту, Иннокентий заговорил:

— Я вижу, что всё получилось и вам понравилось, рад вашим успехам. И до завтрашнего дня. Сообщите Марте, кто с кем сегодня работал, она составит расписание. Сейчас вы живёте в комнатах по два человека, если во время наших энергетических медитаций вы захотите сменить соседа по комнате на более энергетически комфортного, то это можно будет сделать.

Сообщив Марте информацию, все разошлись. После ужина Марта сидела на кухне за столом и чёркала ручкой в тетрадке, пытаясь так скомпоновать людей попарно на все занятия, чтобы ни разу не повториться и ничего не перепутать. Ингу тоже волновал вопрос расписания. Вставать в пару с Мартой никак не хотелось, понимая неизбежность этого занятия, ей психологически проще было бы отложить его на самый последний день, а не заниматься вместе на второй день, к примеру, то есть уже завтра. Но как сказать об этом Марте? Вроде милая, уютная и заботливая женщина, приятная улыбчивая, не конфликтная, ничего плохого не сделала ни другим, ни самой Инге, не её ведь вина, что помощницей Иннокентий назначил именно Марту.
«Не знаю, что придумать! – досадливо думала Инга. – Не сказать же просто: «Поставь нашу пару на последний день». Не поймёт же почему, обидится».

Придя на кухню, Инга застала Марту в растерянности чёркающей в тетрадке. Видно опыта в составлении расписаний у неё не было, как и идей с чего бы начать.
— Расписание делаешь? – спросила Инга.
— Да… - Марта расстроенно хлопнула ладонями по тетради. – Что-то не догоняю, как это делается.
— Лучше на компе делать, так нагляднее что ли. – начала рассуждать Инга, потом спохватилась. – А хочешь я на ноутбуке сделаю расписание, а потом покажу тебе, что вышло, если Иннокентий утвердит, то хорошо.
Марта улыбнулась.
— Ох! Правда? Спасибо. Вот тебе листик с сегодняшними парами. Ещё раз спасибо тебе! Займусь посудой после ужина.
Инга с листочком довольная ушла к себе в комнату, а Марта занялась уборкой кухни и мытьём посуды.
«Удачно всё сложилось. – удовлетворённо думала про себя Инга, поднимаясь по лестнице. – Не надо будет объяснять ей, почему нашу пару надо отодвинуть в самый конец».

Девушка включила ноутбук, открыла программу Excel. Раздумывая, с чего бы начать, как подступиться к заданию, Инга решила составить поимённый список жильцов – мужчин и женщин в две колонки. Честно говоря, у неё и самой не было опыта составления таких расписаний, но был ноутбук и логическое мышление, а ещё грех было не воспользоваться ситуацией и не взять всё в свои руки, чтобы отложить совместную работу с Мартой как можно на более позднее время. Глядя на сетку экрана, составила большую таблицу, где в заглавии столбцов были имена всех двенадцати участников медитации, а в столбик записаны пары в формате «А+Б», которые образует этот человек с другими партнёрами, исключив при этом пару, которую человек мог бы образовать сам с собой и те пары, которые уже встречались с предыдущих колонках, ведь «Юля+Яна» - это одно и то же, что и «Яна+Юля». Когда двенадцать столбиков со всеми возможными вариантами пар были готовы, в каждом последующем столбике пар было всё меньше, а последний, с именем «Давид» в заглавии вообще оказался пуст – пары с ним полностью дублировались в предыдущих столбиках. Затем Инга создала ещё одну длинную таблицу, в названии столбиков которых была нумерация занятий «1 занятие», «2 занятие» и так далее, а в строках – пары: «1 пара», «2 пара», из двенадцати человек пар получалось шесть, соответственно и строк шесть. То есть, участники медитации записывались в столбики попарно, что очень удобно и наглядно. Чтобы не запутаться, Инга выделяла каждый день занятий заливкой какого-либо своего оттенка, а в таблице с парами каждую ячейку с парой – заливкой того же цвета, что и день занятий, на который она эту пару поставила. Сложность была ещё в том, чтобы пары не повторялись и человек, пару с которым ты ставишь на какой-то день, не был уже в паре с кем-то другим в этот же день, а кого-то другого не оставить без партнёра вообще.
Пользуясь этими принципами, Инга азартно заполняла таблицу с расписанием, копируя и вставляя пары, пользуясь цветной заливкой для наглядности. Когда работа была уже почти закончена, Инга столкнулась с одной неразрешимой трудностью: на девятом и одиннадцатом занятии она никак не могла создать одну пару из шести, чтобы не было повторов и перекосов, когда один человек встречается в двух парах, а кто-то остаётся без пары вовсе. И две пары переходят на двенадцатое занятие, хотя если подходить к заданию чисто математически, занятий должно быть одиннадцать, но с учётом всех прочих параметров, надо делать двенадцатое занятие или же искать ошибку и всё переделывать. Часы показывали час ночи, когда Инга составила и сохранила расписание на флешку. Соседка по комнате, учительница младших классов Нина, уже легла спать. Рабочее место Инги за столиком в углу освещалось только лишь светом экрана ноутбука, который она затем выключила.

Утром перед завтраком Инга рассказала Марте, что расписание готово, но возникли некоторые сложности, сегодня она будет в городе в поисках работы, распечатает расписание и обсудит его с Мартой.
— Хорошо! В любом случае спасибо тебе за помощь и хлопоты, сама я не знала, с чего там даже начать. – сказала Марта улыбнувшись.
Пройдя пару собеседований, Инга в сервисном центре на цветном принтере распечатала расписание, чтобы по цветной заливке было удобней ориентироваться.
Уже дома, во второй половине дня, показала расписание Марте, объяснила ситуацию с нестыковкой пар на занятиях и о возможности двенадцатого занятия с повторными парами.
— Ничего не могу сказать. – ответила Марта. – Надо показать его Иннокентию. Или он сделает двенадцатое занятие для четырёх человек или скажет искать ошибку и всё переделывать. Только подойдём к нему вместе, расписание составляла ты и я не могу присвоить твою работу, да и к тому же, если сам Иннокентий скажет что-либо исправить, то я всё равно не разберусь, как именно.

Женщины поднялись на третий этаж, в мансарду, где обитал Иннокентий. Марта робко постучала в двери и после громкого и чёткого «Да!» в ответ они вошли в комнату. Инга была здесь впервые, с большим интересом изучала обстановку комнаты пока Марта рассказывала Иннокентию про расписание.
«Вот бы мне жить здесь с ним» - думалось ей.
Воображение рисовало страстные любовные сцены на низком широком ложе, на котором спал в одиночестве хозяин дома.
— Инга помогла мне сделать расписание, но у неё немного не сошлись концы с концами, не можем разобраться, что с этим делать. Могут ли быть повторы и можно ли будет провести двенадцатое занятие для четырёх человек?
Иннокентий взял в руки цветные листы с расписанием, долго изучал их цветную раскраску. Дойдя до одиннадцатого дня занятий, увидел, что Инга занятие с Мартой поставила на самый последний момент, дёрнул бровями, что-то хмыкнул, видно, что догадался откуда ноги растут у этой помощи с расписанием и мотивации в расстановке пар.
— Вижу, что расписание построено со знанием дела, грубых ошибок я не заметил, цвета дают подсказку, чтобы не потеряться. – заговорил наконец он, обращаясь к Инге, та вся обратилась во внимание. – Ничего менять не надо. Возникшие пробелы в одну пару на девятом и одиннадцатом занятии заполним повторными парами. Накануне занятий Марта подойдёт ко мне, и я скажу кого туда вписать. Двенадцатое занятие обязательно будет, так как я ценю каждого из вас, эта работа очень важна. Две пары на этот день уже есть, ещё четыре пары я назначу также накануне. Расписание можно повесить на стену перед входом в большой зал – так будет удобно всем. Спасибо за быструю и качественную работу, Инга, я очень доволен.

Улыбнувшись одними уголками губ и засияв, как вчера на занятии, зелёными глазами с едва заметными морщинками на внешних уголках, Иннокентий вернул расписание Инге. Она улыбнулась в ответ и её щёки покрыл румянец удовольствия от неожиданной похвалы.
Женщины вышли, Инга вернула расписание Марте, а та приклеила его скотчем к стене рядом со входом в зал для медитаций, как и просил Иннокентий. Графы, куда необходимо добавить повторные пары оставались пустыми и белыми, без цветной заливки, их можно просто заполнить карандашом от руки.
— Спасибо ещё раз за помощь. – поблагодарила Марта Ингу, когда они вечером пошли на очередную медитацию.
— Пожалуйста. – сдержано ответила Инга.
«Как удачно всё вышло. – подумала она. – Я не только поставила с ней занятие на самый последний день, но ещё и получила благодарность от него. Он знает, что я могу быть полезной!!!».

***

Каждый вечер шли медитации по энергетической настройке друг на друга. По будням, когда экстрасенсы искали, и некоторые уже успели найти, работу в столице, медитации проходили вечером, в выходные дни – в обед. Солнечный свет падал в комнату сквозь большие окна от пола до потолка, рассеивался сквозь такие же длинные тюлевые шторы, создавал комфортную и уютную обстановку для работы. Сам же Иннокентий во время занятий наблюдал за своими подопечными, насколько у кого как получается «состыковываться» с тем или иным партнёром, делал для себя какие-то определённые выводы. На девятое занятие он своей рукой вписал в расписание первую повторную пару – Яну и Давида, а на одиннадцатое – Юлю и Святослава.

Наступил одиннадцатый день занятий - предпоследний. Именно на эту медитацию Инга поставила себе в пару Марту, отодвинув энергетическое общение с ней на как можно более поздний срок. Занятия давались ей достаточно легко и практически со всеми десятью предыдущими партнёрами во время медитации она общалась комфортно, не всё получалось с первых моментов, где-то пришлось потрудиться, но к концу занятия потоки энергии шли легко, удалось друг друга запомнить, интуитивно понять, почувствовать. На девятом занятии она не попала в повторную пару, значит можно надеяться, что всё делала правильно.

Перед работой с Мартой Инга сильно нервничала, боялась, что та может ощутить неприязнь с её стороны, ревность и желание занять её место рядом с духовным лидером. Именно так в последние пару дней начали в частных разговорах называть Иннокентия. Вдруг потом пойдут какие-то разговоры и Ингу могут попросить покинуть дом за нарушение правила «не крутить романы». Но надо было начинать работу. Дым тонкой струйкой поднимается над палочкой благовония, чашка травяного чая согревает ладони, приятно ощущается внутри. Инга с выдохом отпускает все мысли и эмоции, закрывает глаза.

Особенная способность Инги – читать мысли и эмоции людей. И во время совместной парной медитации как нельзя лучше можно изучить партнёра, так как он расслаблен и открыт энергетически. Практически все, с кем работала до этого Инга на занятиях – интересные, творческие, очень добрые и порядочные люди. Женщины не интересовались Иннокентием, как мужчиной, поэтому к ним у Инги неприязни не возникло. Действительно, все увлечены именно предстоящей миссией, поисками работы и глобальными переменами в жизни. Что же с Мартой? Добрая, интересная, открытая, заботливая жена и мать, не завистливая, не ревнивая, из отрицательных качеств можно назвать алчность, накопительство (эдакий Плюшкин), скучная, с юмором вообще плохо. Дочь любит, а вот к мужу просто привыкла – живёт рядом, тянет быт, ни страсти, ни былой любви, идеальная вроде бы жена, но теперь будто вдохнула свободу полной грудью. И … сложно разобраться, какие у неё планы на Иннокентия. Ревность и раздражение начали накрывать Ингу, Марта это почувствовала и накрыла ладонью руку Инги, нежно сжала, успокаивая. Инга глубоко вздохнула, отгоняя отрицательные эмоции, невероятным усилием воли вводя энергетическую настройку в нужное русло, запомнила и пропиталась энергетикой Марты, абстрагировавшись от личных пристрастий.

Медитация завершилась, Инга допила остывший уже чай. Контакт с Мартой настолько измотал её, что она пропустила ужин и сразу пошла спать, чтобы успеть отдохнуть перед предстоящим рабочим днём. Работу психолога Инга уже нашла, чему была очень рада – жизнь начала входить в определённую колею, а будущее обретать более чёткие очертания.

***

Словно от толчка Инга проснулась. Что-то тревожило её, печаль и тоска поселились в душе. Встала с постели, подошла к окну, отодвинула занавеску: светало, солнце ещё не взошло, но уже было то удивительное освещение, какое бывает только на рассвете. Инга вышла из комнаты в коридор. Вместо пижамы девушка носила обтягивающую майку на тонких бретельках и хлопчатобумажные шорты до колен, теннисные туфли делали перемещения по дому практически беззвучными. Сама не понимая зачем она покинула постель, Инга чувствовала, как будто какой-то сгусток в груди, предвкушение какого-то очень ожидаемого события, перемен. Решила подняться на один этаж выше, подошла к дверям мансарды, где была спальня Иннокентия. Заходить туда кому-либо, кроме разве что Марты, строго запрещалось, тем более ночью, постояв некоторое время под дверью, вслушиваясь в тишину, доносившуюся из-за двери, Инга спустилась на первый этаж, свернула и вышла через дверь на веранду.

Веранда – место отдыха и уединения. Здесь стоял шкаф с книгами, кресло, торшер, деревянный серый стол, две лавки по бокам. Можно попить чайку или кофе, уединённо поболтать, повспоминать о чём-либо, уютное место для приятного общения.
Инга думала об Иннокентии. Столько душевного трепета и плотского желания вложила в эти мысли, так, концентрируясь, представляла его рядом с собой сейчас, что мысли начали материализовываться. Она ведь пришла на веранду от дверей мансарды Иннокентия и теперь от него, спящего, потянулась тонкая серебряная нить, словно паутина, потянулась через весь дом по пути следования Инги, от дверей его комнаты до веранды, где теперь стояла девушка. Сила воображения и концентрированных тайных желаний дало такую эфирную материализацию. На веранде серебряная нить начала вращаться, скручиваться в кокон – воздушный, светлый, сверкающий. Набрав силу и плотность, кокон принял очертания Иннокентия, такого спокойного, уравновешенного, как и обычно. На его лице мелькнули тени беспокойства и ошеломлённости, не ожидал он, наверное, что его так «вызовут на свидание» во время сна.

Инга залюбовалась им, с нежностью и восторгом вглядываясь в красивые черты, вытянула руки вперёд, согнув их полукругом, слегка обняла воздушную энергетическую фигуру, а губы тянулись к сияющему лицу, жаждая того самого поцелуя, о котором так мечталось в последнее время. Но … фигура вздрогнула, недоумение и раздражение исказили суровое лицо, придя на смену тёплым эмоциям. Силуэт стал истончаться, меркнуть, рассыпаться светлячками, что кружатся в первых лучах восходящего солнца, пробивающихся сквозь окошки веранды. Инга горестно вздохнула, подавляя в себе отчаяние и разочарованность от ускользающего сладостного момента, готично взмахнула стройными руками, пытаясь удержать, обнять-таки эту эфемерную энергию-фигуру любимого человека, но … энергетические пылинки-светлячки окончательно рассеялись и стали незаметны.

В своей комнате, в мансарде проснулся Иннокентий, сел в постели, обхватил обеими руками голову, словно чувствуя боль, но спустя некоторое время пришёл в себя. Инга вернулась в свою комнату и попыталась ещё немного поспать. Две слезинки покатились по её щекам перед тем, как она закрыла глаза. Утром девушка собралась и уехала на работу. Иннокентия не видела, он ел обычно в уединении и еду ему наверх носила Марта. Так было заведено. Весь день Ингу не покидали мысли о том, что же произошло ночью, как же ей удалось таким удивительным образом материализовать на веранде образ Иннокентия, почему он исчез и что в эти мгновения ощущал сам хозяин дома.

Вернувшись домой, Инга столкнулась с ним в холле. Он от руки вписал в расписание дополнительный список из повторных четырёх пар на двенадцатый, последний день занятий. Как-то странно на неё посмотрел, сухо поздоровался и с мрачным видом ушёл на кухню, где беседовал с Мартой и кем-то ещё. Инга подошла к расписанию. В дополнительном списке на повторную медитацию по энергетической совместимости друг с другом Инга стояла в паре с … Мартой. Опять с Мартой! Вчера же была она и теперь снова. Девушка расстроилась. И если, составляя расписание, она тогда могла оттянуть этот момент неприятного контакта, то теперь Иннокентий своей властной рукой сделал этот выбор за неё и это обсуждению явно не подлежит. По манере его сегодняшнего поведения чувствовалось, что ночное событие как-то было воспринято и понято им, и теперь это что-то вроде мести, наказания или каких-то воспитательных мер в адрес Инги. Обсуждать его выбор или ослушаться – стать в пару с кем-то другим, она не решилась, боясь гнева с его стороны, а то и вообще «изгнания из рая». Придётся покориться, перетерпеть это время, подождать пока буря пройдёт. Если сегодня последнее энергетическое ознакомительное занятие, то потом должно быть что-то другое и взаимодействовать с Мартой уже не нужно будет. А может и всё гораздо проще. Иннокентий вчера на занятии смог увидеть, почувствовать с какими мыслями и настроениями Инга медитировала с Мартой, как злилась на неё и ревновал к нему. Потому и дал такое испытание повторно, чтобы девушка прошла его нормально, как и со всеми остальными гостями дома. Если он хочет воспитать в ней беспристрастность, надёжность и сильное звено в нашей группе экстрасенсов, то с его стороны это, наверное, очень правильный, мудрый ход как бы Инге этого не хотелось.

***

Последнее, двенадцатое, занятие по медитативной энергетической настройке друг на друга прошло в обычном ключе. Инге удалось совладать с эмоциями и качественно провести контакт с Мартой. У остальных пар, которые были сегодня повторно, тоже всё получилось. После занятия Иннокентий улыбался и хвалил их. Когда обратил внимание на Ингу, то лицо его стало серьёзным, он ничего ей не сказал. Ингу это встревожило, так как она очень ждала его похвалы. Потом её осенило, что ночное происшествие на веранде всё-таки не прошло мимо сознания Иннокентия, поэтому он и не хочет общаться. Румянец стыда, обиды и лёгкого разочарования лёг на щёки Инги. Она прикрыла на несколько секунд глаза и не стала подходить к нему для разговора.
Иннокентий поднял руки вверх, ладонями вперёд, привлекая всеобще внимание, затем сложил на уровне груди в молитвенном жесте.

— Друзья мои! – начал он свою традиционную речь. – Спасибо вам за качественную работу. Вы завершили цикл из двенадцати занятий по энергетическому знакомству друг с другом. Теперь вы можете узнавать один другого даже с закрытыми глазами, не слыша голоса, возможно даже дистанционно. Следующие два вечера занятий не будет, отдохните, просто пообщайтесь, закажите на дом чего-нибудь вкусненького, отпразднуйте. Только трезво! То есть совершенно безалкогольно – это само собой разумеется. На третий день у нас с вами будет интересное занятие. Пусть сохраняется интрига, но это что-то совершенно необычное. Спасибо вам ещё раз, отдыхайте!

После ужина все готовились ко сну, завтра предстоял рабочий день. Инга лежала в постели и пыталась сосредоточиться на мыслях Марты, но та была настолько уставшей, что быстро провалилась в сон.
«Что же она там себе планирует? Будет изменять мужу или нет?» - думала Инга.
Пытаться просканировать мысли и чувства самого Иннокентия она не решалась с первого дня. Не того уровня это человек, с ним эти фокусы не прошли бы даром, может и выгнать из дома. Тогда хоть и нарушится баланс, не будет шести пар, но зато будет дисциплина.

«Угораздило меня влюбиться в духовного лидера. – думала Инга. – Такой красивый, крепкий. Но сила духа и характер, эта внутренняя мощь человеческая – она куда масштабнее роста и крепкого телосложения. Кажется, что его духовные качества материальны, они гранёными скалами выступают, нависают над ним, их можно ощутить почти физически. Дух, умение концентрироваться, управлять людскими массами, харизма, обаяние, улыбка, доброта и серьёзность – это всё в нём какое-то особенное, в сверхнасыщенной концентрации по сравнению с обычными людьми. Почему же остальные женщины в него не влюбились? Я не почувствовала в них подобных эмоций, не было разговоров на кухне. Или же таким особенным его вижу лишь я одна?».
Приятные мысли потонули в бессознательном. Инга уснула.

Глава 7.

Первый день без занятий припал на пятницу. Экстрасенсы вернулись с работы. Накануне было оговорено с Иннокентием дать Марте выходной от бытовых хлопот и заказать еду из ресторана с курьерской доставкой на дом. Через интернет заказали шесть пицц и тринадцать порций салата. Два торта и шесть литров разного сока купили в столичном супермаркете по дороге с работы домой. Расположиться решили не в столовой, а в большом зале для медитаций. Разложили коврики по кругу, в центре – коробки с пиццей, стаканы и пакеты с соком, тарелки с салатами, торты, порезанные в пластиковых кофрах, блюдца. Когда всё приготовили, Марта пошла в мансарду за Иннокентием, робко постучала в двери, вошла и пригласила.

Обычно Иннокентий ел у себя, Марта приносила ему в комнату, таким образом он соблюдал субординацию и давал гостям больше свободы в общении друг с другом во время совместного приёма пищи, ведь не всё, что искренне волнует гостей, они могут проговорить «в присутствии начальства». Если нужно что-либо обговорить непосредственно с самим Иннокентием, Марта звала его на первый этаж, в жилые комнаты на втором этаже, или же можно обсудить после занятий в зале.
Сегодня считалось архиважным позвать Иннокентия и собраться на ужин всем вместе, поговорить, расслабиться, настроение у всех приподнятое, весёлое, позади двенадцать дней поисков работы (работу нашли все) и упорной духовной практики – медитаций. Хотелось просто расслабиться, пообщаться по душам. Иннокентий спустился и занял место на коврике, приготовленном специально для него. Было очень непривычно видеть его рядом в такой неформальной обстановке, во время еды, и к тому же, решив устроиться в зале, никто не додумался спросить разрешения, теперь все испытывали неловкость и смущение.

— Как всё аппетитно и необычно. – почувствовав напряжение, проговорил Иннокентий, понимая, что все стесняются его присутствия, слегка улыбнулся и продолжил. – Приступаем!!! Приятного аппетита!!!
Присутствующие начали разбирать еду, несколько видом пиццы брались по кусочку на тарелку, салаты все были разные по порции на человека в ресторанной упаковке. Никто не знал с чего начать разговор. Иннокентий вновь пришёл на выручку:
- Расскажите о вашей работе. Кто куда устроился, кто с вами работает, что интересного происходит.

Первой, как всегда, была Инга, постепенно обстановка разрядилась, гости насытились и расслабились эмоционально, по очереди рассказывали о работе, чему-то удивлялись, смеялись над курьёзными случаями. Интересно наблюдать за ними со стороны – учитель и двенадцать его учеников, сидят, образуя круг, вкушают яства, общаются, смеются, такая дружеская, открытая и душевная атмосфера витает в воздухе. Всё это напоминает некий библейский сюжет.

Матвей не даром был преподавателем философии в ВУЗе, подобная аналогия в какой-то момент невольно пришла к нему в голову. И он решил спросить об этом Иннокентия, всех присутствующих, призвав их к обмену мнениями.
- Как вы думаете, мы – церковь? – спросил он.
- В смысле – «Церковь»? – не поняла Зоя.
- Мы похожи на апостолов, а Иннокентий наш духовный лидер, Учитель. – начал развивать свою мысль Матвей.
- И правда! Как я раньше не обратил на это внимание. – поддержал интересную тему журналист Давид. – «Церковь» с греческого переводится как «собрание людей».
- Не думаю, что мы церковь. – возразила библиотекарь Юля. – Мы же Богу не молимся, а хоть каждый из нас и обладает некими способностями, но не уверена, что это что-то настолько сверхъестественное, что в общем и целом можно было бы назвать новой религией, которую требуется нести в массы.
- Мне, как верующему человеку, тоже неприятна эта ассоциация. – поддержала Юлю Марта. – Неприятно думать, что обычного человека вдруг сравнивают с Мессией, сыном Божьим, извините, Иннокентий.
- Ну это же просто аналогия. – попыталась погасить разгорающийся конфликт психолог Инга. – Нас двенадцать гостей и один хозяин. Просто похожая ситуация без какого-либо религиозного оттенка.
- Давайте пробовать торт! - перевела разговор на «пищевую тему» Нина.
Все начали брать на блюдца порезанный торт «Графские развалины».
- Мой любимый торт. Как вы догадались? – спросил Иннокентий, пробуя десерт.
- Матвей покупал этот торт, прошлое – это ведь по его части. – подсказала Марта.
- Тогда можно предположить, что мы – секта. – не слазил с интересной темы Давид. Его пытливый журналистский ум требовал пищи для размышлений, для анализа ситуации.
- А в этом что-то есть! – в дискуссию вступил экскурсовод Эдуард. – У нас есть духовный лидер, у нас есть общая цель, мы живём общиной или коммуной, вдалеке от родных, сейчас работаем и будем скидываться в «общак» на проживание.
- Да! – ещё больше оживился Давид. – Я читал, что у членов секты должно быть что-то общее – кольцо, брошь, татуировки или форма одежды. Тут, наверное, промашка вышла.
- Почему «промашка»? – подал голос молчавший до этого Святослав. – У каждого из нас есть часы на цепочке для индивидуальных занятий. Думаю, что это то, что нас объединяет. Пока не понял, как их использовать, но мне нравится их носить. Красивые!
- Да! Точно! – почти хором отозвались остальные.

Иннокентий привычным жестом воздел руки к потолку, привлекая внимание, затем так же привычно сомкнул ладони на уровне груди.
- Друзья мои! Мне приятно, что вы думаете, рассуждаете о том, кто мы есть и чем занимаемся. Но я хочу развеять ваши сомнения. Секта – это организация, где члены подвергаются физическому и психологическому насилию, где духовный лидер имеет интимные отношения со своими подчинёнными, даже с детьми иногда. Цель секты – материальна нажива руководства, ложь, религиозная дезинформация населения, привлечение в секту как можно большего числа адептов, которые вносят денежный либо любой другой материальный взнос, или же являются заложниками и бесплатной рабочей силой. Выйти из секты крайне сложно. У нас же не более двенадцати человек, лишних людей у нас нет, я не требовал у вас квартиру или денег, не имею близких отношений ни с кем из вас – это недопустимо в принципе, а наша цель – общение с параллельным миром, дверь в который расположена в нашей местности и с помощью информации, полученной оттуда, мы попытаемся спасти и улучшить наш мир, жизни людей, живущих и работающих рядом с нами. Поэтому мы не церковь и не секта, а духовная группа с практическим уклоном. Не деструктивная, а созидательная.

Разговоры затянулись до позднего вечера. Воспоминания, интересные истории, смех. Впервые гости общались со своим духовным лидером, учителем, так близко, в неформальной обстановке, узнали его больше, как обаятельного, эрудированного человека с отличным чувством юмора. Инга не сводила глаз с Иннокентия, иногда только отвлекаясь на еду и отвечая на вопросы, что задавал Иннокентий, обращаясь ко всем или кто-то из группы мог спросить о чём-то её.

«Наверное, невозможно следовать за духовным лидером не влюбляясь в него, не восторгаясь им. Восторг, восхищение – это более сильные чувства, нежели ощущение власти. Харизма более эффективна, чем примитивные давление и манипуляции». – мысленно размышляла Инга, глядя на светящиеся зелёные глаза Иннокентия, искреннюю улыбку, красивую жестикуляцию руками во время беседы.

Когда все разошлись по своим комнатам и приготовились ко сну, в глубине души испытывали те же чувства, что и Инга. Одно слово – Учитель. Но он не сколько учит, сколько просто находится рядом, подсказывает, направляет, но где-то и гнёт свою линию, всегда оказываясь в итоге правым, справедливым.

***

Следующая медитация, запланированная через три дня, припала на воскресенье. Выходной день, тёплая хорошая погода, ветер лениво гнал по небу белые кучевые облака. Занятие обещало быть каким-то очень уж нетривиальным, не в доме, а на улице. Иннокентий попросил всех взять коврики и, прихватив свой тоже, повёл всех в поле. Через несколько десятков метров группа пришла к цели – кругу из камней, в центре которого возвышался валун, от него к кругу исходили линии из камней разных размеров. Эта конструкция, словно колесо велосипеда, а линии – это спицы.

- Как я уже говорил ранее, на одном из первых занятий. – начал свою традиционную речь Иннокентий. – Здесь особая местность, место силы, где грани между мирами истончаются. Круг из камней, расположенный тут, созданный нашими предками, как ритуальный инструмент, отмечает сакральность этих мест, может быть календарём или средством астрологических прогнозов. Те, кто побывал в этих местах, видели над этим «колесом» мираж – озеро, лужайку, небольшой лесок, а за ним силуэт города. Большая вероятность, что таким образом здесь, на этом месте, открывается окно в параллельный мир. Он – наша цель!!! Предлагаю сесть в круг по внешнему краю каменного «колеса», взяться за руки и просто помедитировать с закрытыми глазами. Сосредоточьтесь на энергии этих мест, на тех образах, которые будут возникать перед глазами, на звуках и других ощущениях. Сегодня я присоединюсь к вам.

Иннокентий шагнул в середину круга, расстелил коврик на земле рядом с валуном, остальные, следуя его указанию, расположились на ковриках по кругу, замыкая, разведённый в стороны руки. Созданного ими диаметра хватило, чтобы круг из камней оказался внутри, вероятно, предки настолько точно всё просчитали при его создании, что для работы с кругом требовалось не более и не менее именно двенадцати человек. Сомкнув руки, экстрасенсы закрыли глаза, ритмично задышали, вдыхая через нос, выдыхая через рот, энергия мягко заструилась между ними.

Сложно оценить, сколько времени прошло, но постепенно каждый из них перед внутренним взором начал видеть то озеро, если обойти его по берегу и пройти к леску, то виднелась тонкая тропинка, которая выводила к городу. Город напоминал столицу, но казался каким-то очень уж компактным, все знакомые, как казалось по нашему миру места, экстрасенсам казались расположенными в том параллельном городе в одном квартале, который можно обойти пешком минут за двадцать-тридцать. Здания, вывески, автобусные остановки располагались на тех же местах, но могли чуть-чуть отличаться по дизайну, цветовой гамме, но при этом всё равно узнаваемы. Город населяли люди, настоящие! Но они не видели экстрасенсов, так как те являлись лишь незримыми фантомными созерцателями, а не реальными гостями параллельного мира.

Побродив там немого, внутренне боясь заблудиться, экстрасенсы вернулись обратно к озеру и стали к нему спиной. Там, откуда они пришли, пролегала небольшая асфальтированная автомобильная дорога с белой разделительной полосой посередине. И ничего больше. Интуиция подсказывала, что путь домой, в наш мир, прямо за этой белой разделительной линией, стоит лишь шагнуть вперёд, пересечь дорогу поперёк и за белой чертой будет поляна.

Интуиция не подвела. Экстрасенсы пришли в себя и открыли глаза, не размыкали круг и рук, пока все не оказались в сознании. Каждый открывший глаза, ошарашенно охал и крутил головой по сторонам. На поляне сгустился плотный туман, а из сквозного отверстия в центральном валуне из-под земли бил луч света. Иннокентий тоже пришёл в себя, обернулся, увидел луч. Было очевидно, что такое развитие событий стало для него неожиданностью.
- Не расходитесь пока никуда. – громко обратился он к присутствующим. – Есть вероятность заблудиться. Давайте немного подождём, возможно туман скоро рассеется.

Так и сделали. Группа сидела на ковриках и вполголоса обменивалась впечатлениями об увиденном. Все видели одно и то же, энергетически ощущали друг друга рядом с собой. Вот для чего нужны оказались все предыдущие двенадцать занятий по внутренней энергетической настройке всех участников группы. Прошло тридцать-сорок минут, луч света, бьющий из-под земли, померк и исчез совсем, а туман рассеялся. Группа во главе с Иннокентием вернулась в дом. В холле Иннокентий снова взял слово, привлекая внимание уже ставшим привычным жестом рук:

- Сегодня мы пришли к каменному кругу и включили его – место силы заработало. Это окно в параллельный мир, с которым я так хотел поработать. И место приняло нас хорошо – мы были там и вернулись, ничего нам там не угрожало. На это ушло много ваших личных сил. Даю вам время, несколько дней, чтобы отдохнуть и восстановиться. Когда каждый из вас будет готов работать дальше, сообщите, и мы продолжим нашу миссию. Думаю, нам не нужно будет всё время ходить на поляну, дом располагается достаточно близко, в следующий раз попробуем работать из дома. Спасибо вам за слаженную работу, за то, что вы здесь. Отдыхайте теперь.
Вкусный ужин, приятное общение и уютная постель завершили выходной день.

***

Дом. Удивительно тихое место для жизни, духовной работы, созерцания, обретения умиротворения и душевного баланса. Невольно, совершенно не подозревая об этом, бизнесмен- владелец дома возвёл его на месте силы, где когда-то древние язычники склоняли головы в молитвах своим бесчисленным богам, совершая ритуалы, получая то самое желанное благословение и милость богов в ответ. И теперь, много веков спустя, на этом месте, в доме, сориентированным по сторонам света правильным образом, вновь собираются люди с тонким восприятием реальности для духовной работы и воздействия на наш несовершенный мир. Дом будто специально был создан и ждал появления в своих стенах таких особых гостей. Шелест, шорох, шёпот – странные звуки иногда слышались в доме. Будто бы психическая энергия, излучаемая большим количеством экстрасенсов, проживающих под одной крышей, так проявляет себя в физическом плане. Кажется, что сам воздух в доме, пространство – это некая незримая материя, отодвинув которую можно пройти в иной мир, параллельный, где события и судьбы развиваются совершенно иначе. Все, кто приехал сюда несколько недель назад, чувствовали в здешних стенах некое совершенно особое отдохновение, будто душа долго путешествовала, скиталась и наконец-то вернулась в свой истинный дом, стены которого помнили счастливые мгновения детства и юности. Поэтому никто по доброй воле не захотел бы покинуть его, если на то не будет каких-либо крайне опасных обстоятельств.

***

Шли дни. Жители дома ездили на работу в столицу, занятия по вечерам не проводились, все отдыхали, обсуждали и переосмысливали увиденное и пережитое на лужайке с каменным «колесом». Посещение города в параллельном мире стало самым феноменальным духовным опытом из всего, что им довелось чувствовать и переживать. С этим предстояло как-то работать дальше, как именно, пока не совсем понятно.

Летняя жала сменилась дождливой погодой, но не холодной, а тёплой, приятно влажной, напоминающей экваториальную сельву с её запахами земли, растений и дождя, по контрасту с изнуряющей жарой, как благодать, опустившаяся на город. В один из дней, когда облака уже нелепо и неупорядоченно сгрудились на небе, готовясь обиженно излиться слезами на землю, Иннокентий сагитировал всех взять коврики для медитаций, лёгкие одеяла, чашки с чаем, чайник с кипятком и следовать за ним во двор.

Все взяли указанное и, заинтригованные, вышли через дверь веранды во внутренний двор. На участке, левее от дома, стояла теплица из ПВХ-стеклопакетов, приваренных к мощному металлическому каркасу. По обеим сторонам в торце располагались двери, над которыми открывались небольшие окошки для проветривания, и ещё несколько таких же окошек было в середине теплицы в верхней части стенок. Механизмы позволяли регулировать угол открытия окошек, создавая разный уровень притока воздуха. Посадок в теплице не было, землю устилали длинные полосы линолеума. Зайдя вовнутрь, Иннокентий прошёл в противоположную её часть, расстелил коврик на линолеуме, одеяло сложил квадратиком на одном из концов, рядом поставил чашку с сухими ароматными травами.

- Проходите, устраивайтесь. – обратился он ко входящим экстрасенсам. – По идее все должны сюда поместиться.
Эдуард нёс свои коврик и одеяло, и такой же комплект для Марты, она же несла две чашки с травяным чаем и чайник с кипятком для всех. Разлила кипяток по расставленным чашкам, когда все расположились. Размера теплицы действительно хватило для размещения внутри тринадцати человек.
- Зачем мы здесь? – спросил кто-то.
Слишком уж необычной казалась обстановка для проведения занятий с чаем и ковриками. Хотя после увиденного на поляне с каменным крутом не стоило вообще чему-либо удивляться.
- Сейчас должен пойти дождь. – объяснил свою идею Иннокентий, перемешивая заварку в чашке. – Мы приоткроем немного окошки в теплице и устроим разгрузочную медитацию. Каких-то специальных заданий не будет, надо просто эмоционально отдохнуть, расслабиться, подключить обычные человеческие органы чувств, такие, как слух, обоняние, осязание, где-то зрение, чтобы снять напряжение прошлых занятий, которые проходили очень интенсивно. Подождите пока чай немного остынет, отпейте немного. Если дождь начнётся сейчас, то всё получится.
- А одеяла зачем? Раньше мы их не использовали. – спросил кто-то из присутствующих.
- Если после медитации вы захотите статься тут на ночь, то лёгкими покрывалами можно будет укрыться и спать прямо здесь в теплице на ковриках. Но это сугубо по желанию. Думаю, что это будет интересный и необычный опыт, но опять же оговорюсь, что по желанию.

Все сосредоточились на чае, никто не разговаривал. Невероятно приятно просто находиться рядом друг с другом, вместе заниматься каким-то общим делом, не говоря ни слова, не вслушиваясь сосредоточенно, а просто получать удовольствие от нахождения рядом, от одновременной работы, это такой невербальный способ общения, как у американский индейцев, когда один может прийти в гости к другому, они оба молча покурят на крыльце, но будет считаться, что они пообщались, даже если при этом не проронили ни слова.

Полил дождь, застучал по стенкам теплицы, шелестел кронами яблонь, вишен и клёнов, растущих на участке, который высоким непроницаемым забором отгородился от чужих любопытных глаз. Иннокентий, аккуратно ступая между сидящими, прошёлся по теплице и приоткрыл под небольшим углом окошки. Экстрасенсы сели на коврики в два ряда, спинами друг к другу, лицами к прозрачным стенкам теплицы. Ровно дышали, вдыхая через нос, выдыхая через рот, наблюдая, как неторопливыми ручейками стекают по стеклу дождевые капли. Через приоткрытые окошки влажный запах земли, свежей зелени, небесной воды проникает внутрь теплицы, вызывает невероятные ощущения, расслабленность, расфокусировку. Постепенно все сомкнули веки и сосредоточились на слухе, обонянии и осязании: лёгкий ветерок касался кожи, иногда мелкие капельки, отскакивая от приоткрытых оконных рам, попадали внутрь, дождь продолжал падать на землю, шумя листвой и барабаня по крыше теплицы. Всё это вызывало непередаваемое чувство душевного покоя, внутренней тишины, но в то же время внимательности, ясности сознания. Напряжение, скопившееся внутри от долгих, изнуряющих практик, ушло, уступило место комфорту и балансу.

После медитации, как и предполагал Иннокентий, никто не пожелал нарушать обретённую духовную идиллию и возвращаться в тёплую постель – все вытянулись или же свернулись в позе эмбриона на ковриках, уснули, накрывшись лёгкими покрывалами. Каждый испытывал счастье и невероятную душевную удовлетворённость оттого, что он не побоялся рискнуть и его жизнь в результате изменилась таким удивительным образом, такой незабываемый опыт удалось получить.

Глава 8.

На следующий день после работы все члены группы вновь собрались на первом этаже в большом зале для занятий. Их ждали заранее приготовленные коврики, расстеленные на полу уже не попарно, а в шахматном порядке, чтобы как можно меньше мешать друг другу. Чашки ароматного травяного чая и палочки благовоний на подставках так же присутствовали, как неизменные атрибуты такого рода занятий. Иннокентий мощной колонной возвышался над всеми этими людьми, сидящими, скрестив ноги по-турецки, готовыми к новому опыту, духовным открытиям. Мягкая улыбка, едва заметная, где-то немного фанатичный блеск зелёных глаз, выдавали его внутренние переживания в этот момент – счастье, моральную удовлетворённость оттого, что ни один из гостей его не покинул, все поддержали такую необычную идею объединения своих способностей, проникновение и изучения параллельного мира для спасения и улучшения нашего, уважение и отеческая любовь ко всем этим людям переполняли его душу, но и тревога, ответственность за судьбу каждого из них, лежали на его плечах, бередили всё его существо. Но они рядом, все вместе и готовы работать.
Привычным уже жестом Иннокентий воздел руки к потолку, ладонями вперёд, а затем сложил их в молитвенном жесте на уровне груди, говоря о том, что занятие началось и требуется максимально сконцентрироваться. Все присутствующие уже и без этого привыкли к молчанию и сосредоточенности в начале занятия, уважению друг к другу, прикладывая все усилия к тому, чтобы не мешать, а максимально помочь, где это возможно, во время медитации.

- Приветствую вас, соратники и единомышленники. – начал свою вступительную речь Иннокентий. – Сегодня мы, наконец, приступим к тому, ради чего я всех вас собрал под этой крышей несколько недель назад.
Окинув взглядом гостей, он убедился, что у каждого на шее на толстой, но изящной серебряной цепочке, надеты круглые карманные часы с выгравированными витиеватым шрифтом инициалами владельцев на крышечке – подарок, что подарил им в благодарность за сказанное «Да!» на предложение остаться.

 - Во время сегодняшней медитации. – продолжил Иннокентий свою инструкцию. – Попробуйте сами, каждый по отдельности, попасть в параллельный мир, в котором мы были на поляне, в тот город, где всё казалось таким знакомым, но в то же время другим. Что вам там делать, кого искать – не знаю. Действуйте по обстоятельствам: ищите знакомых людей или же просто присматривайтесь к тому, что видите, слушайте, всё запоминайте – имена, фамилии, профессии, лица названия. Возможно потом вы столкнётесь с этим всем в нашем мире, у вас на работе или по дороге на неё, в магазине либо где-то ещё. И тогда только будете точно знать, как использовать информацию, полученную там, за гранью, в той Вселенной. Может надо будет поговорить в нашем мире с какими-то людьми, как-то их поддержать, спасти им жизнь, если будет угроза, а информацию об этом надо почерпнуть именно там, где мы с вами бывали. Не бойтесь! Вы уходите туда не физически, а только духовно и вы знаете, как искать дорогу обратно – белая разделительная линия на асфальтированной дороге у озера с лесом и лужайкой. А может у вас получится найти и другие точки входа-выхода – это всё дело практики. Используйте часы, которые я вам подарил: когда стрелки бегут вперёд – вы перемещаетесь туда, чтобы вернуться домой – жмите одну из кнопок, стрелки побегут в обратную сторону и «утащат» вас домой. Попробуйте! Я рядом с вами и приду на помощь в любой момент.

Иннокентий сел на стул и сосредоточился на присутствующих, которые привычными движениями поджигали спичками благовония, пили травяной чай, дышали, закрыв глаза, настраивались. Затем брали в руки часы, открывали крышечку, смотрели некоторое время на циферблат, потом их взгляд становился отсутствующим, они все смотрели перед собой как бы в никуда, а часы по-прежнему покоились на груди, свисая на цепочке. Музыку Иннокентий не включил – теперь занятия требуют большей сосредоточенности и получения информации из другого плана бытия, чему музыка могла бы только помешать. Прошло порядка двух часов, когда экстрасенсы начали постепенно приходить в себя, оглядываться по сторонам, сохраняли молчание до тех пор, пока все духовно не вернуться оттуда, не придут в себя.

-Ну как? – спросил Иннокентий, внутренне облегчённо вздыхая, радуясь тому, что все смогли вернуться, никто не заблудился на той стороне.
Поначалу все молчали, переосмысливая увиденное, как-то устаканивая в сознании всё, пережитое там, подбирая слова, чтобы рассказать обо всём. Первое, что поведали они Иннокентию, что после того, как ни посмотрели на циферблат часов – это был тоннель, который «утащил» их в сам город, не было нужды оказываться возле озера, как в прошлый раз. Дорога домой была такой же, только часы нужно уже мысленно брать в руки, нажимать на кнопочку, запуская стрелки вспять. И возникший тоннель возвращал их обратно в комнату, где они приходили в себя в своём теле.
Каждый по отдельности изучал ту Вселенную в разрезе своих способностей и интересов. Или же просто ходил по улицам и наблюдал за людьми и событиями, общим укладом жизни, разбираясь, как там всё устроено. Библиотекарь Юлия заглянула в книжный магазин, дотрагивалась до книг на книжных полках, сразу же понимая, о чём они, то есть пыталась понять и оценить, что пишут и читают в том мире, а также пыталась запомнить, кто конкретно заходит в магазин и какими книгами интересуется. Школьные учительницы Нина и Яна пошли в местную школу посмотреть, что происходит там, а воспитательница детского сада Зоя, предсказуемо – в детский сад. Марта пошла на рынок и в продуктовый магазин, заприметила ресторан, на кухню которого тоже стоит заглянуть. Программист Владимир забрёл в офис некой мегакорпорации, устроив там форменный шпионаж за программами, установленными на компьютерах, был потрясён, все последующие посещения города явно будет озадачен только лишь этим вопросом. Возможно что-то из этих программ получится воссоздать и у нас для удобства людей. Психолог Инга долго не могла понять, чем ей вообще заниматься в этом городе. Бесцельно бродила по улицам, подслушивала разговоры людей, запоминала их лица. Забрела в торговый центр, где на первом этаже висел большой телевизор, по которому шла психологическая передача, с большим интересом посмотрела её, порадовало отсутствие рекламы. Все услышанные психологические приёмы оказались полным откровением для Инги.

Врач-терапевт Николай увидел, как на улице человеку стало плохо, через какое-то время появилась «скорая» и медики стали оказывать первую помощь. Николай с интересом и удивлением следил за их манипуляциями. Затем отследил расположение больницы, стало понятным, где он теперь будет проводить время, посещая параллельный мир. Журналист Давид отправился в центр города, там проходил небольшой митинг в поддержку прав молодых родителей, погулял вместе с ними, послушал речёвки, почитал плакаты, как применить увиденное в нашем мире пока не составляло ясности, но, как вариант, можно написать в издании ряд футуристических статей, которые, став популярными, могут изменить мировоззрение народных масс в нужном направлении. Силу слова, умело и доходчиво использованную, не стоит недооценивать. Преподаватель философии Матвей, который видит прошлое, кармические и родственные связи, забрёл в жилой район. Его способности работают и в этой Вселенной. Наблюдая за людьми, родителями, супругами, многими поколениями родственников, если те живут на одной территории, Матвей отслеживает взаимосвязи, разного рода кармические долги и отработки, как это всё работает в том мире, он сделал для себя несколько новых открытий. Работа в этом направлении увлекает, но как это всё соотнести с нашим миром, опять же пока не понятно.

Духовное посещение города стало настоящим прорывом и потрясением для физика-ядерщика Святослава. Он верил в многомерность реальности и здесь, в этом дома, он на собственном опыте посетил один из таких миров. Не обладая никакими особыми способностями, он не понимал, чем ему там заниматься, было решено, что Святослав будет изучать тот мир с точки зрения учёного-физика и процесс самого перехода между мирами. Если это получится – отлично, если нет, то Святослав сможет дать научную оценку всему происходящему, составит некий баланс с остальными одиннадцатью участниками группы. Экскурсовод Эдуард, который чувствует места силы и видит «тонкости» между мирами, взялся за составление плана-карты города: после каждого занятия в альбоме зарисовывал какой-либо квартал города с улицами, номерами домов, магазинами, аптеками, школами, детскими садами, кафе, кинотеатрами и прочими объектами.

В будущем это очень помогло всем остальным: ориентируясь по картам Эдуарда, каждый объяснял Иннокентию и остальным, где он был, чем занимался, кого встречал, что нового узнал. Матвей любил показывать на какой-либо жилой дом на этой карте и рассказывать об интересных судьбах людей, что живут там. Давил увлёкся его рассказами и решил использовать их в своих статьях. Инга поделилась с Яной, Зоей и Ниной некоторыми психологическими приёмами в работе с маленькими детьми, которые она почерпнула из телепрограммы, увиденной в торговом центре. Юля показала на карте книжный магазин, где Инга могла бы найти книги по психологии. Обсуждение увиденного заняло ещё несколько часов, но время летело незаметно, азарт, удивление и удовольствие от всего происходящего окрыляли.

Последующие три недели занятия проходили в таком же режиме. Иннокентий наблюдал за их медитацией, расспрашивал об увиденном, экстрасенсы обменивались полученной информацией. Во время таких коллективных занятий по посещению параллельной Вселенной словно невидимый глаз нависает над домом, прореха между мирами становится всё тоньше. Словно не только эти люди, концентрируясь, заглядывают за грань бытия, но и тот мир неким незримым оком следит за нами. Экскурсовод Эдуард, кроме составления карты города, занимался поиском мест силы, геопатогенных зон и аномалий в параллельном мире, в пределах того города.

Применяя, по возможности, полученные знания на работе, на практике, каждый в своей профессии, гости Иннокентия делали наш мир чуть лучше – меняли судьбы, спасали жизни, разговаривали с людьми в состоянии душевного кризиса, находя нужные слова и советы, вдыхая в «потерявшихся» людей новый смысл жизни. Всё это ещё пока находилось в зачаточном состоянии, только-только нащупывались нужные ниточки взаимосвязей, очень медленно приходила ясность понимания того, что необходимо менять, как правильно действовать. Всё происходящее столь ново, необычно и увлекательно, что все гости отдавались общему делу с полной самоотдачей и увлечённостью. На работе их новые методы были восприняты начальством и коллегами с большим любопытством и уважением, что заметно прибавило им очков ценности, как работникам.

***

Душа и сердце Инги продолжали всецело принадлежат Иннокентию. Чем больше проходило времени, тем больше он ощущался тем человеком, с которым хотелось быть рядом по-настоящему, в более глубоком смысле. Его лёгкая улыбка и сияющие глаза в начале каждого занятия, яркий интерес к тому, что они видели в параллельном мире, живое участие в их работе в столице вкупе с брутальной внешностью всё больше влюбляли в него Ингу. Но … Иннокентий продолжал держать дистанцию, будучи истинным духовным лидером, не заводил ни с кем близких отношений. Проникая в его мысли и эмоции, Инга решила всё-таки посягнуть на его личное пространство, она не нашла там пристрастия к кому-либо конкретному. Хотя иногда всплывала Марта, потому ли, что она его личная помощница или по каким-то другим, не совсем понятным Инге соображениям. Пару раз ей даже удавалось поймать мысли Иннокентия, в которых Марта представала обнажённой в качестве героини картин разных художников – русских или же итальянских, писавших в жанре ню, но какого-то сексуального подтекста во всём этом не чувствовалось. Обладая женственной фигурой с округлостями, Марта, возможно, больше была во вкусе Иннокентия, нежели стильная худоба Инги.

Понимая, что подобраться к Иннокентию можно только лишь через те духовные практики и опыт, которые он им предложил, девушка прилагала максимум возможных усилий, чтобы удивить его, порадовать результатами, насколько это возможно в условиях полной неопределённости, интересными способами выполнения заданий. По личным ощущениям при чтении эмоций Иннокентия, Инге казалось, что у неё это получается, но ни лично ни при всех после занятий, Иннокентий не хвалил и не выделял её заслуг, чтобы не обижать тех, кто в силу способностей не мог показать столь же ярких результатов. Тут важно никому не дать почувствовать, что он никчемный жилец в этом доме, абсолютно все и каждый нужны Иннокентию для воплощения его неординарных целей. Ингу расстраивало и досадовало то, что она никак не может переломить ситуацию и влюбить в себя Иннокентия, раньше таких сложностей в личной жизни она не испытывала, возможно потому, что и таких необычных мужчин никогда не встречала. Оставалось только жить, работать, медитировать и ждать каких-либо знаков Судьбы, удобных моментов, которые помогли бы ей испытать взаимность любви и стать счастливой.

***

В один из вечеров, после обсуждения очередной медитации – посещения параллельного города, Иннокентий обратился к группе.
- Постойте, не расходитесь! Хочу обсудить с вами одну новую практику, немного дополняющую то, что мы уже используем. Даже не знаю, как это описать. – впервые гости видели растерянность на лице Иннокентия.
- Просто начните описывать, мы готовы слушать. – ободряюще подсказал Матвей.
Иннокентий прикрыл глаза и благодарно кивнул.

- Я хочу, чтобы вы все научились объединять свою энергию в общий поток, раскручивать её по кругу. Возможно, со временем, учитывая особенность нашей местности, где в пространстве есть некая прореха между мирами, у нас получится в случае опасности и прочих непредвиденных обстоятельств, переместиться в параллельный мир не ментально, а физически. Эта практика подразумевает тантрический подход, другими словами – интимную близость между парами. Я хочу, чтобы вы обсудили этот вопрос между собой и дали мне ответ, готовы ли вы к такого рода опыту. Желательно, чтобы в вашем решении было единомыслие, не нарушающее баланс двенадцати человек. Если кто-то останется в стороне, и я уважаю желание этих людей, то от занятий придётся отказаться вовсе. Если в обсуждении моего предложения вы достигните единогласного вердикта, то обсудите друг с другом пары, в которых вы будете заниматься. Менять пары в последствии или нет – это так же ваше личное решение. Прошу обдумать моё предложение, ни в коем разе не настаиваю на положительном ответе, ведь это касается очень личных сторон вашей жизни. Просто прошу подумать о возможном расширении вашего духовного опыта.

В зале повисла звенящая тишина, последние слова Иннокентия, словно тесаком, отрезали все звуки в помещении. Присутствующие явно были озадачены столь нестандартным предложением их духовного лидера.
- Мы обсудим это, надо подумать – наконец выдавил из себя кто-то, нарушив напряжённую тишину.
Иннокентий кивнул и все стали расходиться.

Наступило время ужина. Пользуясь тем, что хозяин дома традиционно ужинал у себя в мансарде, у жителей дома, одновременно находящихся в столовой, была возможность обсудить предложение Иннокентия.
- Понимаю, что многие из нас стесняются, но это уникальный опыт, который нужно попытаться освоить, научиться использовать на практике. – начал непростой разговор экскурсовод Эдуард.
- Мы все живём вместе уже несколько месяцев, занимаемся каждый день, энергетически мы привыкли друг к другу, можно попробовать. – поддержала его Инга.

Постепенно неловкость в обсуждении вопроса исчезла и к разговору подключились все остальные. Со временем все пришли к единогласному решению всё-таки попробовать эту необычную духовную практику, создать пары, которые не будут меняться, так будет удобнее в психологическом смысле. Женщины начнут принимать противозачаточные таблетки, то есть необходимо некоторое время на то, чтобы они подействовали. С помощью жребия на записочках были составлены пары – кто с кем будет медитировать. После изучения записок (доверили Марте) выявились не совпавшие пары, которые договаривались между собой отдельно. Марта составила список пар, который хранился у неё в папке с прочими документами. Она же и сообщила о принятом решении Иннокентию, тот попросил узнать у всех размер одежды, после чего они вдвоём съездили в столицу на рынок и закупили двенадцать белых махровых халатов с запахом и поясом.

***

Первое необычное занятие. В большом зале шесть пар ковриков располагались по кругу на расстоянии вытянутой руки. Чай был выпит предварительно в столовой, расслабив и настроив участников на особый лад. Палочки благовоний на подставках, расположенные на этот раз вдоль стен, зажжены заранее, дымились мягкими струйками, заполняя пространство приятным дурманящим ароматом. На столе у Иннокентия стоял магнитофон, а вдоль стен беспроводные колонки, негромкая музыка для релаксации помогала в таких занятиях. В зал вошли двенадцать мужчин и женщин в одинаковых белых махровых халатах, надетых на обнажённое тело. Иннокентий встречал их, традиционно стоя возле стола. При сдержанном, спокойном выражении лица, одному лишь ему известно, какие эмоции и мысли бушевали у него внутри.

- Приветствую вас, мои друзья и единомышленники! Благодарю каждого из вас за то, что согласились участвовать, приняли моё нестандартное предложение. Пусть мужчины станут в круг спиной к внешнему краю, лицом вовнутрь, сядьте на крайние коврики, вытяните ноги вперёд. Женщины пусть подойдут к тем мужчинам, с которыми были заранее оговорены пары, вы располагайтесь спиной вовнутрь круга, лицом к внешнему кольцу и лицом к лицу со своим партнёром. Уделите друг другу немного времени, когда же соединитесь и войдёте в ритм, то оба разведите руки в стороны на уровне плеч, переплетите их с соседними парами. Между каждой парой получится четыре руки – две мужских и две женских. Создавая энергетический канал между собой, передавайте энергию через руки, раскрутите её по кругу между руками по часовой стрелке, оглянитесь по сторонам, определитесь, в какую строну будете её направлять.

Пары мужчин и женщин несколько раз посмотрели по сторонам, определяясь с понятием «по часовой стрелке», карманные часы на цепочках традиционно висели у всех на груди поверх халатов, но в данном случае это был всего лишь привычный атрибут, носимый с собой, чем инструмент для работы. Инга заметила, что Марта стоит в паре с экскурсоводом Эдуардом, который в прошлой жизни был мужем Инги. Странно, что их пара не совпала, хотя Инга предварительно выбирала именно его. Значит он сам взаимно выбрал Марту. Инга же попала во вторую очередь и должна была выбирать партнёра из не совпавших пар. Она составила пару преподавателю философии Матвею, мускулистому блондину с длинными волосами. Выбор не плохой.
«Кто бы мог подумать, что до такого вообще дойдёт. – пронеслось в голове у девушки. – Марта и тут подсуетилась и обошла меня, как она вообще мужиков «цепляет» с такой банальной внешностью?»

- Возможно, что это настолько непривычная практика для вас, что с первого раза ничего не получится. – продолжал Иннокентий. – Но со временем всё должно получится и даваться легко. Вы должны почувствовать, как огонь течёт по вашим венам. Начнём! Я негромко включу музыку, дыма уже скопилось достаточно.

Женщины, согнув ноги в коленях, сели на колени к мужчинам, расположившись лицом к лицу, халаты скрывали наготу, дабы избежать лишнего смущения и эмоциональной скованности, но отсутствие пуговиц или «молний» позволило паре вступить в нужные отношения. Понадобилось не так много времени, чтобы пары вошли в ритм и начали разводить руки в стороны, легко переплетая их с руками соседних пар. Разгонять энергию через руки по созданному кольцу, как по коллайдеру, пока никак не получалось. Иннокентий сидел на стуле и наблюдал за работой группы, видя, как энергия плещется вертикально в пределах каждой из пар, устремляясь в космос, и никак не желала уходить в круг из рук.

Матвей сидел спиной к Иннокентию, ближе всего из всех пар, лицо Инги обращалось к внешней стороне круга, и она смотрела на Иннокентия, наблюдала за его реакциями на происходящее. Проникнуть в его мысли и эмоции не получалось – всю концентрацию внимания и силы забирала сама духовная практика.
«Почему не с ним? – проносилось в мыслях у молодой женщины. – Это наверняка был бы самый бесподобный опыт в моей жизни. И всё бы получилось, мы направили энергию в круг и взорвали пространство».
Иннокентий чувствовал взгляд и намеренно избегал встречи глазами, смотрел чуть в сторону, на остальных. Чувствуя и понимая сильные эмоции Инги, он продолжал соблюдать субординацию истинного духовного лидера и учеников, такую необходимую для того, чтобы «система» работала, не развалилась на треснувшем фундаменте недопустимых личных отношений, чувств и слов. Прошло какое-то время и произошла массовая разрядка, круг из рук начал размыкаться, пары разошлись, запахивая халаты и завязывая пояса. Иннокентий встал и выключил музыку.

- Сегодня не получилось выйти на нужный результат. – обратился он к группе. – Но это требует опыта и определённой привычки к такой коллективной работе, будем пробовать ещё. Как вы себя ощущаете? Есть желание повторять эту практику?
- Очень необычно.
- Будем пробовать ещё.
- Удивительный опыт. – были ответы.
- Хорошо! – продолжил Иннокентий. – Договоритесь между собой, как часто будем практиковать «белые халаты» - раз в неделю, чаще, а может быть реже. Если кто-то некомфортно чувствует себя в паре, то всегда есть возможность попробовать с кем-то другим. Спасибо вам всем, отдыхайте!!!

Все присутствующие разошлись по комнатам, переоделись и спустились к ужину, дружно обменивались впечатлениями о полученном опыте, стеснение исчезло, уступив место очень близкому, какому-то даже родственному чувству всеобщего единения, будто двенадцать человек стало одним целым организмом, и каждому ты в беседе можешь доверить свои самые сокровенные и искренние чувства, будешь полностью понят, получишь необходимую моральную поддержку, практический совет и помощь.

Лёжа в постели, Инга долго не могла уснуть, вспоминая всё, пережитое этим вечером, до мельчайших деталей вспоминая лицо Иннокентия, пытаясь оценить его переживания в тот момент. Была ли это лишь оценка успешности выполнения ими поставленной задачи, или же он всё-таки испытывал удовольствие оттого, что наблюдал за тем, как двенадцать человек слились воедино. К сожалению, на тот момент не было сил и ресурсов отвлечься и сосредоточится на прочтении только лишь его мыслей и эмоций.
«Может когда-нибудь в будущем мне это удастся» - думала Инга, закрывая глаза и погружаясь в обволакивающую негу сна.

***

Шло время. Экстрасенсы продолжали медитации по посещению параллельного мира, узнавая как можно больше любой информации оттуда, которую можно было бы применить здесь. Время там и у нас текло немного не одинаково. Бывало, что там встретишь человека – успешного оперного певца, писателя или же гениального хирурга, а у нас этот же человек (некая копия души что ли) ходит в сад или в школу. Нина, Зоя и Яна, встретив таких детей в своём окружении, прилагали все свои силы к тому, чтобы развить у них нужные способности и любовь к необходимым школьным предметам, что приходились бы в будущей профессии. Журналист Давид написал целый ряд революционных статей с очень странными для нас взглядами на жизнь и мироустройство, почерпнутыми оттуда. Всё написанное сначала вызвало непонимание и шок, но затем воспринялось читателями, как новое откровение, меняющее мировосприятие огромных масс людей. Терапевт Николай стал местной легендой у себя в поликлинике, его даже перевели в больницу, где он смог работать над более сложными случаями. Даже Марта, зайдя в небольшой магазин в коттеджном посёлке, встретила там женщину, внешность которой показалась ей знакомой. Да! Она видела её ТАМ и вспомнила истории из её жизни. Мило пощебетав на отвлечённые темы, Марта посоветовала не отдавать ребёнка на плаванье, так как есть большой риск, что он утонет. Но он может стать гениальным скрипачом, если не душить в нём стремление к музыке. Собеседница осталась очень озадаченной этим разговором – что же на самом деле скрывается за такой милой и кроткой внешностью Марты, что она даёт такие глобальные советы. И эти часы с витиеватыми инициалами, что она носит на груди на толстой серебряной цепи.
«У кого-то ещё я видела что-то похожее…» - думалось жительнице посёлка.

Занятия в белых халатах проводились дважды в неделю – по вторникам и субботам. Постепенно экстрасенсы научились контролировать энергию внутри каждой пары и управлять ею – разгонять по кругу из рук, ощущая себя в такие моменты единым организмом с общей душой. Это самый необычный и бесподобный опыт, который им когда-либо доводилось переживать.

Как-то ночью Инга спустилась на кухню, чтобы попить воды и застукала там целующихся Марту и Эдуарда. Сильно удивилась – они вместе не смотря на запрет Иннокентия крутить романы друг с другом. Ну надо же!!! Экскурсовод Эдуард такой стильный и импозантный мужчина, странно, что он нашёл в такой простой Марте. Воистину противоположности притягиваются! Застуканная парочка жутко перепугалась и умоляла Ингу не выдавать их никому.
- Как долго это у вас? – всё ещё не верила своим глазам Инга. – Уже после «белых халатов»?
- До! Гораздо раньше, просто хорошо скрывали. – эмоционально шептала Марта, выпучив глаза. – Только не говори никому, пожалуйста!!!
Инга приложила к губам наманикюренный палец и загадочно прошептала:
- Я – могила!!!
И словно солнце взошло у неё в душе – значит у Марты с Иннокентием точно ничего нет. Она и раньше сканировала мысли и эмоции Марты, ощущала целую гамму всего, но никак не могла оценить, на кого же это всё было направлено. И вот она получила разгадку на так терзавшие её вопросы и подозрения.

На одном из следующих занятий в белых халатах Матвей сел не спиной к Иннокентию, а боком, спиной к окну. Инга не смогла в этот раз смотреть в лицо Иннокентию, ей так нравилось делать это всякий раз, как была такая возможность, чтобы понаблюдать за ним. Но в этот раз она вдруг поняла, что он будет видеть её сбоку, фигура Матвея или кого-либо ещё из пар, практически не будут заслонять её. Коварная улыбка зазмеилась на лице Инги, в голову пришёл интересный план. Когда пары начали готовить друг друга к интимному процессу, Инга решила полностью снять с себя халат, а не просто немного распахнуть его, как это делалось обычно. Матвей немного удивился, но ничего не сказал. Пары вошли в ритм и сомкнули вытянутые на уровне плеч руки в общий круг. Многократная практика дала свой результат и разогнать общую энергию по кругу уже не составляло труда. Сознание Инги в какой-то момент раздвоилось. Одна часть работала над заданием по вращению энергии в паре и по рукам, а вторая – наконец-таки смогла сконцентрироваться на мыслях и чувствах Иннокентия. Она не могла смотреть ему в лицо, но это позволяло ему самому видеть обнажённую фигуру Инги, которая тесно сливалась в движении с Матвеем, на её красивую крупную грудь и ложбинку вдоль позвоночника. Инга ощутила, что он рассматривает её, почувствовала напряжение в теле, желание быть с ней. А спустя какое-то время, когда к парам в круге начала приходить разрядка, такую же разрядку испытал и Иннокентий. Раздвоенность создания у Инги, на удивление, сохранялась достаточно долго, чтобы отследить ощущения Иннокентия до самого конца.

Сложно сказать, заметил ли он некую необычность в духовном плане в сегодняшнем занятии или же просто не подал вида. Инга долго не могла уснуть, взбудораженная своими переживаниями во время медитации.
«Главное сдержать себя и не пойти к нему первой. – думалось ей. – Это так тяжело, но надо дать ему право решать – нарушать установленные им же правила или нет».

Глава 9.

Особенные люди. Во все времена они привлекали к себе внимание окружающих. Странным внешним видом, поведением, мудростью не по годам, словами, что в последствии оказались пророческими, или же вовсе какими-то не человеческими сверхспособностями. Их боялись, ими восхищались, но чаще на них охотились, как на других, особых, чуждых и опасных, просто потому, что они отличаются.

Прошло несколько месяцев с того момента, как в дверь дома Иннокентия постучали первые три гостя. Шли дни, проходили недели, начались занятия, которые начали давать результат, те самые плоды в виде улучшения нашего мира, постепенная работа экстрасенсов с обычными людьми, применение на практике знаний, полученных в параллельной реальности. На работе у каждого из участников группы со временем на них начали обращать внимание, на какие-то пророческие слова, на некую серьёзную задумчивость, присущую им, «во многой мудрости много печали» - это про них. Из уст в уста распространялась молва о наших экстрасенсах, как и фотографии, сделанные исподтишка на мобильный телефон или же «официально» в трудовом коллективе коллег. В какой-то определённый момент все двенадцать фотографий и историй о необычных людях легли на стол сотрудников спецслужб. И со всех фото на них смотрели люди с круглыми карманными часами, висящие на серебряной цепочке на груди, с витиеватой надписью на крышечке. Кто-то задумчивый, кто-то улыбается, кто-то говорит с кем-то – все эти люди объединены какой-то общей целью. Но кто они?

Ниточки расследования привели к одному дому на окраине посёлка в пригороде столицы. В самом посёлке жители тоже что-то заподозрили. Кто-то видел, как все они с ковриками шли в поле к каменному кругу, потом там нагнало тумана и виднелся луч света, который бил из-под земли. Через какое-то время всё рассеялось, и они все (!) вернулись домой, хотя обычно из тумана выбраться практически никому не удавалось. Женщина из продуктового магазина пересказала родственникам и соседям свой разговор с Мартой, когда та предупредила её на счёт ребёнка. Другие жители обратили внимание на то, что в доме живут мужчины и женщины определённого возраста, нет детей и стариков, то есть это не семья, а некие посторонние друг другу люди. И одинаковые часы на цепочке тоже всем бросились в глаза и запомнились.

А однажды местный электрик шёл по улице в той части посёлка, неся на плече стремянку. Вспомнил про тот дом со странными людьми, не поленился сделать крюк в ту сторону, поставил стремянку, взобрался на неё и заглянул через высокий сплошной забор на вопрос, чем же они там занимаются в своём кирпичном готичном доме. Дело было вечером, электрика в сумерках не видно, а вот сквозь тюлевые занавесочки большой комнаты, освещаемой хоть и не особо ярко, но достаточно для того, чтобы рассмотреть странные занятия двенадцати человек в белых халатах под музычку. Обалдев от увиденного, электрик заснял происходящее на камеру мобильного и отбыл со стремянкой восвояси. То видео видело несколько десятков человек в посёлке, но с самими загадочными жителями дома они увиденное не обсуждали – боялись. Но зато поползли слухи, которые постепенно дошли до тех самых спецслужб, которые уже сбирали информацию о загадочных умных людях с часами на груди.

***

В один из последних вечеров августа, словно вечер воскресенья, когда не хочешь, чтобы выходные заканчивались, так же не хочешь отпускать уходящее тёплое лето. Экстрасенсы проводили время на веранде. Часть из них сидела за столом, пили чай или кофе, молчали, просто наслаждались присутствием друг друга, время от времени кто-то делился мыслями, какими-то воспоминаниями.

- Как-то мне не спокойно. – сказала Марта. – Бывает иду по посёлку в тот же магазин и люди как-то странно косятся, шепчутся, чуть ли не пальцем тычут, не пойму в чём дело.
- Да! Я тоже обратила внимание. – поддержала её Инга. – Обстановка накалилась, стало как-то напряжённо, словно тучи сгустились и вот-вот громыхнёт. Нехорошее чувство, словно должно случиться что-то плохое.
- Может скажем Иннокентию? – предложила Нина. – Что чувствует он?
- Надо бы … Давайте завтра, не будем уже сегодня его беспокоить. – отозвался Владимир.

Дверь веранды, ведущая во внутренний двор, была открыта. Часть экстрасенсов сидела на крыльце. Ясная ночь. Алмазной россыпью звёзд сверкало бархатное небо, тёплый ветерок шевелил волосы и ласкал кожу. Это невероятное чувство счастья «просто оттого, что мы есть, оттого, что мы здесь» распирало изнутри каждого присутствующего.
- В небе ночном на исходе лета. – затянул чей-то приятный голос. – Ярких жемчужин рой.
- Не покидай, сотканный из света. – тут же подхватил кто-то другой слова старой популярной песни.
- Ангел-Хранитель мой! – уже хором запели все. – Ангел-Хранитель мой!
- После дождя радуги след…
- А после музыки на душе тихий свет. – пели, разбивая песню на фразы для каждого.
- Но нам предать друг друга нельзя.
И хором:
- Ведь Ангел музыки смотрит нам в глаза.

***

Субботним утром следующего дня обитатели дома одевались к завтраку. По плану шли стандартные индивидуальные занятия с параллельным миром, городом. Вчерашнее чувство тревоги вновь появилось, но возросло во сто крат. Послышалось лёгкое жужжание и мимо окон вокруг дома облетел квадрокоптер с прикреплённой к нему видеокамерой. Выглянув в окна спален, экстрасенсы увидели, как дом окружают люди в чёрной форме спецназа, с оружием, мягко, по-кошачьи крадутся, прячась в складках местности, отдавая друг другу команды жестами. Охваченные паникой и страхом, гости дома выбежали из спален в коридор, подальше от окон. Но куда бежать, если уже окружены? Сверху, из мансарды, выбежал Иннокентий.

- Все в большой зал! – крикнул он и быстро сбежал вниз по лестнице.
Остальные ринулись за ним. Высокий забор, мощные входные двери были заперты – это давало немного времени. Иннокентий открыл двери в большой зал, подождал пока все зайдут, вошёл сам и запер дверь изнутри на большой засов. Охваченные страхом вооружённого вторжения, все посмотрели на мощную деревянную запертую дверь зала – никто раньше не обращал внимания на имеющийся тут засов.
- Ничего не бойтесь! – громко обратился ко всем, почти прокричал Иннокентий. – Сейчас мы сделаем то, чего никогда раньше не делали. Но у вас всё должно получиться. Не паникуйте! Сосредоточьтесь! Разбейтесь на пары, как на занятиях в белых халатах, просто попарно встаньте в круг и сплетите руки, разгоняйте энергию по кругу изо всех сил, должно получиться.

Действуя быстро и слаженно, все сделали так, как просил Иннокентий. Сам он стал в середину круга, поднял руки вверх, развернув ладони к потолку и в стороны. Это был третий раз после медитаций на поляне и в теплице, когда Иннокентий принимал участие в занятиях вместе со всеми.

Группа захвата преодолела забор, штурмом сломала двери веранды, с дверью в зал пришлось повозиться, взрывать побоялись – слишком много людей находилось в комнате. Когда вооружённый спецназ ворвался вовнутрь зала … там никого не оказалось. На полу лежало двенадцать ковриков, стол, стул, музыкальный центр, несколько колонок на полу вдоль стен. Куда же они исчезли? Камера квадрокоптера насчитала двенадцать человек в комнатах, ещё одного видели сквозь оптику прицела уже в комнате на первом этаже вместе с всеми. Подвалов и тайных ходов в большом зале не обнаружилось.

Пришельцы обшарили весь дом сверху донизу. Ничего запрещённого, как то оружия, наркотиков или порнографии не обнаружили, немного эзотерической литературы не в счёт. Просто дом со следами обитания тринадцати человек. Нашли телефон владельца дома – того самого бизнесмена, проживающего за границей. Тот сказал, что по его просьбе за домом присматривает друг, живёт в нём и может пригласить пожить каких-либо своих друзей. И категорически запретил трогать и выносить какие-либо вещи! И спецслужбы отступили, не найдя в доме запрещённых предметов, в связи с отсутствием состава какого-либо преступления, заявлений от потерпевших. Интересно было бы поговорить с самими людьми на вопрос их занятий и способностей, о которых говорят на уровне слухов, но … людей тоже нет.

***

У журналиста-корректора Давида имелся навороченный цифровой фотоаппарат, и он не был бы журналистом, если бы не носил его повсюду с собой, делая фотографии везде и всегда. Порой жители дома не замечали этих съёмок. И спустя какое-то время, незадолго до всеобщего исчезновения, Давид распечатал в фотоателье все отснятые фотографии форматом десять на пятнадцать, купил красивый «ретро» альбом и вклеил все фотки туда. Дома за ужином он торжественно вручил альбом своим соседям, рассматривание фотографий вызвало массу восторгов и удивления, смеха, слёз и благодарностей.

А однажды все тринадцать человек решили сфотографироваться одновременно в большом зале. Передвинули стол, положили на него стопку книг, соорудив своеобразный штатив под фотоаппарат. Давид настроил автоспуск. Все встали в несколько рядов, как на общей фотографии в школе, рука на плече, поворот головы, определённый ракурс подчёркивает особенности лица каждого человека. Сверкнула вспышка, кадр замер, запечатлев мгновение. Все присутствующие в кадре тринадцать человек напоминали итальянский мафиозный клан, или же большую цыганскую или итальянскую семью, настолько серьёзными, нетривиальными, суровыми, красивыми и по-своему особенными выглядели. Этого кадра Давид заказал тринадцать копий, которые перед отъездом каждый взял бы по одному экземпляру.

Сейчас этот альбом, найденный на столе веранды, держал в руках руководитель следственной группы. Озадаченно переворачивал страницы, рассматривая фотографии: две женщины разговаривают, смеются, кто-то медитирует на коврике в позе лотоса в большом зале и лучи солнца мягко падают на него сквозь тюлевые занавески на окнах, кто-то, подняв голову вверх, смотрит в открытое окно, словно обращаясь к Богу в беззвучной молитве, нежный, полный любви взгляд мужчины в изящных очках, со стильной стрижкой и аккуратной бородкой-эспаньолкой (это Эдуард смотрел на Марту – Давид успел «украсть» это мгновение). Но большая часть фотографий посвящалась одному мужчине – черноволосому, смуглому, большие зелёные глаза которого смотрят то строго, то лучатся добротой, то отражают глубокую, серьёзную работу души. Есть фото в полный рост, рядом со столом, на заднем плане на стене – часы с римскими цифрами – это тот самый зал, где исчезли все эти люди, а есть фото, где все сидят на полу и едят – здесь этот мужчина что-то рассказывает, искренне смеётся белозубой улыбкой. Чувствуется в нём какое-то лидерство, тот масштаб личности, который и объединил вокруг него всех этих людей, что доверили ему свои жизни и теперь загадочным образом исчезли из запертого дома без подвалов и тайных ходов.

«Кто же все эти люди и чем они здесь занимались?» - крутилось в голове у следователя.
Он закрыл альбом, положил его на стол и вышел. Коричневая ретро обложка со старыми почтовыми конвертами, перьевой ручкой, биноклем и штопаным игрушечным мишкой. Все эти фотографии, будничные кадры, архиважны для истории, память об этих особенных людях, живших под одной крышей и держаших в своих руках нити судеб людей нашего мира. Кто-нибудь когда-нибудь будет рассматривать эти фото, знать всех этих людей по именам, ценить каждый момент, каждый кадр, как часть исторической хроники, биографии каждого из этих тринадцати.

P.S. Все они совершили невероятное – одновременный физический осознанный переход из нашего мира в параллельную реальность, в тот самый город, где они до этого бывали лишь духовно во время своих медитаций. Они спрятали себя. Может когда-нибудь они смогут вернуться обратно, набравшись необходимого опыта, возвратятся в свои семьи и продолжат менять наш мир, помогать людям уже самостоятельно, но при этом всё равно держать неразрывную связь друг с другом, как одна семья, единый духовный организм. И может именно тогда Иннокентий ответит Инге взаимностью.

11.01.2019-01.02.2020 Шатерова Марина Александровна.


Рецензии
Мне понравилось. Но, это у Вас тренировка, я понимаю? У Вас легкая рука, я имею ввиду, легко читается. И жанр мой. Мне все понравилось. Ждем еще произведений.

У меня в том же жанре книга. На моей странице. Если не сочтете за труд прочитать, то подожду рецензию. :)

Олег Папков   03.06.2021 06:48     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Олег!
В смысле "у Вас тренировка"? Повесть чистой воды фантазия автора, то есть ничего биографического в ней нет. Спасибо, что нашли время почитать. Для удобства можно было почитать повесть с разбикой на главы.

Рада новому читателю :)))

Марина Шатерова   03.06.2021 12:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.