Перебор

  Летний вечер опустился на черноморское побережье, зной спал, и стайки праздных гуляк потянулись совершать дефиле вдоль полосы прибоя, туда, где в аккурат на курортной набережной среди галереи себе подобных заведений затерялся один скромный магазинчик дамских товаров. Если вас каким-нибудь вечерним бризом тоже туда занесет, и вы, ну мало ли, рискнете заглянуть внутрь, то непременно с разочарованием застанете в нем все ту же унылую атмосферу пошлости и безвкусия, которую только что наблюдали в павильоне, напротив.

 У входа вас, кокетливо подав ножку вперед, встретит женский манекен, одетый в кружевное белье, ажурные чулки и прозрачный пеньюар. На голове у него, простите, у нее, обязательно будет красоваться шляпка, а на шее ожерелье. Следующее, что бросится вам в глаза - это отсутствие свободного пространства. Сразу возникнет ощущение, что вы попали в платяной шкаф, в смысле, в большой платяной шкаф. У кого клаустрофобия - срочно на выход. Те, которые покрепче, увидят, как вокруг на разнокалиберных плечиках плотно висят платья всевозможных фасонов и расцветок, а также блузоны и топы. Как на стенах чьей-то заботливой рукой развешаны бахромой цветастые платки из кашемира и парео, а с потолка, точно сталактиты, свисают чулки и лифчики. Полки и антресоли здесь ломятся от свитков, свертков, пакетов, на которых в различных аппетитных ракурсах запечатлены ножки, грудь, бедра, запястья и прочие заманчивые части женского тела.
  Среди всего этого изобилия, сидя у стойки, где-то между гирляндой из солнцезащитных очков и этажеркой с колготами, крепко зажав свою голову в штативе ладоней, дремлет, горько вздыхая во сне, несчастный продавец. Сегодня он сумел продать всего лишь одну только копеечную помаду плюс пару носовых платков. Знатный куш. И это, простите, за целую смену. Ну почти. Если не произойдет чудо, и за оставшиеся два часа сюда не наведается женская сборная по волейболу, то день можно будет считать прожитым напрасно. Только давайте не будем его попусту будить. Все равно ведь экскурсия уже подошла к концу - можно тихонько удалиться.

  Но что это? Чу! Однозвучно зазвенел колокольчик, и скрипнула входная дверь. Продавец в ответ встрепенулся и подался всем телом вперед – неужели?
Следом в помещение вошла праздная пара средних лет. Он с залысинами и скучающим видом. Она с лишним весом, во вьетнамках и мини. Она держала его за верхнюю пуговицу пиджака и уверенно влекла за собой, так уверенно, как ведут в стойло быка за продетое сквозь его ноздри кольцо.
Ее муж, а судя по кисло-безразличному выражению лица мужчины было бы естественным предположить, что он ей приходится именно мужем, небрежно кивнув оживившемуся продавцу, вздохнул и привычно направился к стульчику подле примерочной кабинки. Расположившись на нем поудобнее, он достал из-за пазухи затисканный вдрызг «Советский Спорт» и углубился в чтение.
  Дама же, резво обойдя помещение сначала против, а потом уже помедленнее, по часовой стрелке, остановилась рядом с замершим в ожидании чуда продавцом:
- Покажите мне вон те солнцезащитные очки, любезный, – женщина махнула полной рукой в сторону гирлянды.
В ответ лицо продавца - субтильного бесцветного мужичка лет этак сорока - расцвело в лучезарной улыбке, сделав его сразу если не симпатичным, то очень даже милым.
- Вот те, что ли? Или вот эти. Понимаю вас, это настоящий хамелеон, – заверещал он по- бабьи, цепляя ей на нос выбранный предмет, - видите, как играет свет. Такой выбор мог сделать только человек с очень тонким вкусом. Посмотрите-ка на меня. Прелестно. Но для полной гармонии вам все-таки чего-то не хватает.
- Ну-ка, ну-ка, чего мне там не хватает? – дама строго и одновременно кокетливо посмотрела на продавца, видимо, еще не решив, оскорбление это было с его стороны или неуклюжее восхищение и забота.
- Чего-то…- продавец растеряно начал озираться по сторонам, но вдруг его лицо просветлело. - Кажется, я знаю. Ну конечно! Вам нужен ридикюль. Могу предложить вашему вниманию вот этот. Только вчера привезли, вечерним рейсом из Италии, – заговорщицки понизив голос, произнес он. Затем он встал на цыпочки и снял с верхней полки какую-то сумочку, предварительно стряхнув с нее пыль: «Я буду не я, если не раскручу тебя сейчас хотя бы тысячи на две, дорогуша», - так рассуждал он при этом.
- А ведь оно и правда, - осталась довольной дама, примерив сумочку, - точно в тон. Берем. Правда же, котик?
В ответ из примерочного угла раздался глухой кашель.
- А вы, мадемуазель, простите, мадам, не обратили внимание, как гармонируют с ридикюлем вот эти восхитительные зеленые босоножки? - Продавец, словно факир, взмахнул рукой и извлек откуда-то пару легких туфель. - Ничего сразу мне не говорите, только присядьте и дайте сюда вашу ножку, вы сейчас сами все увидите и сами во всем убедитесь.
Продавец, словно паж из «Золушки», встал на колено, судорожно пытаясь натянуть на медвежью стопу посетительницы заветную туфлю: - Ну налезай же ты, зараза. Уф, ничего себе копыто, – последняя фраза, видимо, все-таки соскочила с его языка, ибо женщина настороженно вскинула брови.
- Попытка - говорю - не пытка, – откашлявшись, реабилитировался продавец, - тем более они вам идут, прямо до безобразия. Фигура речи такая! - добавил он на всякий случай.
- Вы так думаете? Действительно недурны, - дама игриво повертела у носа продавца обутой ножкой, потом замялась. - Но я даже не знаю, ведь, согласитесь, они на такую… на совершенно знойную, курортную погоду. А у нас с Котей от отпуска осталось всего пять дней.
Продавец умоляюще сложил руки на груди:
- Целых пять дней, мадам!
- Хорошо, хорошо, ну разве только потому, что они идеально подходят к этой вашей сумочке.
- А вы еще не задумались над тем, чтобы подобрать себе платье к данным замечательным босоножкам? - продавец, не давая ей опомниться, интенсивно бросился развивать успех. Он, бегая по магазину, лихорадочно срывал с вешалок то одно, то другое, потом третье платье:
- Где же, где же? - стенал он. – Да вот оно. Вот они, эти цветочки. Или нет, лучше вот он, этот горошек. Как раз на вашу восхитительную фигуру, как раз к вашим ослепительным босоножкам. Думаю, вам идеально придется платье… эээ… пятьдесят, нет все же, пожалуй, пятьдесят второго размера.
Дав себя уговорить, женщина потом долго вертелась у зеркала, подставляя ему свои спелые бока. Ликующий продавец стоял рядом, не отнимая рук от груди и сопровождая ее движения полным восхищения взглядом.
- Милый, а как тебе мое новое платье? - произнесла она спустя четверть часа куда-то в никуда.
- Да, - послышался глухой голос милого из ниоткуда.
- Что да?
- Платье.
- Все с тобой ясно. А, может, лучше вон то, в горошек? Нет уж, пожалуй, пусть будет все-таки в цветочек, да, в цветочек.
- А к этому платью вам обязательно нужна вон та брошь, а к броши непременно шляпка, а к шляпке, кровь из носа, вот эти сексуальные чулочки, - не унимается продавец. Его бледное лицо теперь озаряет румянец. Он смотрит влюбленными глазами на женщину своей мечты и что-то шепчет ей на ушко, отчего часть его румянца перетекает уже на ее лицо.

  Короче говоря, еще через половину часа на прилавке лежали отобранные сумка, очки, платье, шляпка, брошка, босоножки, ажурные чулки с корсетом, бюстгальтер и что-то там по мелочи.
- Всего на…эээ… девятнадцать тысяч семьсот рублей со скидкой, - торжествующе произнес продавец. - Как будем расплачиваться, картой или наличными, мадам?
В ответ женщина молча положила на кассу четыре пятитысячные. Мужчина сиял, как черноморское солнце в зените.
- Сдача – триста рублей.

  На какое-то мгновение он задумался, вспомнив, что для дневного плана ему оставалось наковырять как раз триста рублей выручки. Конечно, до конца рабочего дня еще почти два часа. Вполне себе возможная перспектива. А что, если…? Раз поперла такая удача, надо ковать, пока горячо. И продавец, порывшись где-то в своих закромах, извлек на свет божий перламутровый обруч для волос:
- Если желаете, на сдачу могу вам предложить вот такой обруч. Из последней коллекции, кстати. Я, кажется, видел подобное изделие на темени у Кристины Орбакайте, кажется, во время «Голубого Огонька» …
У дамы сразу вспыхнули глаза.
- Боже мой, синий, со стразами, прелесть какая! - простонала она, взмахнув ресницами. - Именно такой, какой я давно уже ищу. Котик, ты даже не представляешь, какая удача! Разумеется, я его беру.
- Ну тогда ровно двадцать тысяч, без сдачи! – продавец, ликуя, приготовился было принять деньги.
- Но, понимаете ли…? - Дама в нерешительности прикрыла купюры рукой.
- Что-то не так? – напрягся работник прилавка, вдруг почуяв неладное всем своим профессиональным нутром.
- Именно, – женщина замялась. - Вы меня, конечно, простите, но к этому обручу совершенно не подходят ваши зеленые хамелеоны.
Продавец с гримасой сожаления на лице хотел уже было возразить, но все же не рискнул и молча смел очки с прилавка, после чего опять замер в нерешительном ожидании, ибо дама по-прежнему не убирала руку с денежной массы.
– Что-нибудь еще? - голос мужчины начал предательски дрожать, а глаза затуманились.
- Простите, но тут еще такой нюанс. Я что-то не могу взять в толк, а зачем мне тогда нужен ваш зеленый ридикюль и эти не совсем практичные босоножки!..
Тут у продавца, видимо, обнаружилась слабость в ногах, раз он придвинул к себе стул.
- И, вот еще, заберите, пожалуйста назад ваше платье тогда. Оно мне теперь тоже совершенно без надобности, ну и все остальное заодно... Да, кстати, вот они, ваши триста рублей, без сдачи…
На кассу легли три сотенные. В сторону прилавка невозможно было даже смотреть. Со стороны казалось, что продавец сейчас разрыдается.
- Милый, мы уходим, я взяла себе то, что хотела. Слушай, а знаешь, что? Пошли-ка в соседний бутик, я кажется там видела интересный сарафанчик, как раз под тон этого обруча. Алле! Котик, ты меня вообще слышишь? Ты где вообще? - Дама наконец поискала глазами своего супруга. - Ах, вот он ты где!
 
  В углу на стульчике, опустив голову на газету, мерно посапывал муж.


Рецензии
Пасмешил, однако! Нам женщин не понять...

Вадим Светашов   12.01.2021 21:07     Заявить о нарушении
И Слава Богу...)
Спасибо.
С наступающим настоящим НГ,

Александр Пономарев 6   13.01.2021 13:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.