Идеал. Руководство по реализации

Что главное в жизни?..

Можно по-разному ответить на этот вопрос.

Рассмотрим следующий вариант ответа:
главное -
это реализация идеала.

Идеал -
это то, как должно быть,
это наилучший вариант.

Идеал есть в любой области жизни.

Можно говорить и об идеале всего мироздания.

Вопрос идеала возникает потому, что
мы везде видим,
что есть совершенство,
а есть несовершенство,
есть добро,
а есть зло,
есть мечта - возможно, заведомо не осуществимая,
а есть суровая действительность...

И о чем бы речь ни шла,
в конечном счёте,
она всегда идёт об
осуществлении идеала.

Потому и рассмотрим именно этот ответ на вопрос,
что в жизни главное.

Но и на вопрос, как реализовать идеал,
можно ответить по-разному.

Рассмотрим вариант,
подходящий любому человеку,
очень простой
и не требующий обязательного отказа от
уже имеющегося мнения по данному вопросу.

Таких вариантов
тоже может быть много, но
рассмотрим один:

реализовывать идеал можно путём
импровизации.

Именно "реализовывать", а не "реализовать", ведь
сама природа идеала предполагает не разовый успех, а
постоянное воплощение идеала в жизнь.

Плюс импровизации в том, что
она позволяет использовать наилучшим образом имеющиеся на данный момент, здесь и сейчас, условия.

Для импровизации не надо ждать, пока
произойдёт что-то особенное.

Импровизация позволяет использовать настоящий момент наилучшим образом, который
только и существует:

прошлого уже нет,
будущего нет ещё.

Импровизация делает настоящий момент
особенно драгоценным, а не
откладывает счастье на светлое будущее.

Можно предположить, что
если изо дня в день и от мгновения к мгновению импровизировать свою жизнь, то

она и сама будет приятным процессом,
и в будущее приведет только светлое, так как

добро может привести лишь к добру, и потому
совокупность отдельных прекрасных моментов, вероятно, приведёт тоже только к

чему-то прекрасному,
причем это светлое будущее будет
особенно светлым потому, что

оно неожиданно, ведь
не было о нем мыслей, а было

только осознанное проживание наилучшим образом
всех настоящих моментов одного за другим,
ни один из которых не был принесен в жертву светлому будущему.

К правильной цели можно придти лишь правильным путём, поэтому
импровизация - единственный правильный путь жизни.

Это не означает, что
если человек знает, что
сегодняшний отказ от мимолетных наслаждений приведет к
большому и надежному счастью в будущем,
он должен выбрать эти мимолетные наслаждения,
принеся будущее в жертву настоящему, так как
знает он о необходимости сегодняшнего отказа сейчас, почему
не совершив его, потеряет
не только будущее, но и
настоящее, ведь он
не ощутит истинного наслаждения сейчас, если
знает, что
в будущем ему из-за этого будет
плохо.

Импровизация особенно возможна и -
даже более - необходима, когда

нет четкой определенности, как именно и что именно делать.

Человек может точно знать лишь отдельные моменты жизни.
Если бы можно было иметь точный план жизни на каждое мгновение,
не было бы необходимости в импровизации.

Но поскольку не все в жизни предопределено,
в непредопределенных моментах нужна импровизация.

Она позволяет наполнить всю жизнь смыслом,
каждое мгновение сделать наилучшим.

Под предопределением будем здесь понимать точное знание человеком обстоятельств,
неизбежно наступающих при данных условиях.

Непредопределенными -  обстоятельства, которые
невозможно предсказать, наступят они при данных условиях или нет.

Например, если человек знает, что
путь по данному маршруту приведёт в такое-то место, то
это место является предопределенным.

Конечно, всякое может быть, маршрут может быть неизменным многие годы, а потом
по каким-то причинам оказаться недействительным,
например, человек может много лет ходить одной и той же дорогой к своему другу, но вот
друг переехал и теперь
тот же путь не приводит к той же цели.

Не предопределено же в данном случае, например, кого именно и когда встретит человек, перемещаясь по данному маршруту.

Предопределено, что, в целом, он всегда будет встречать каких-то прохожих, но каких именно, предсказать не возможно.

Импровизация - это стиль жизни,
не противоречащий никаким различиям в мировоззрении.

Импровизационный образ жизни может вести любой человек, так как
всегда есть хотя бы некоторая свобода действий.

Когда человек не импровизирует в непредопределенных моментах, он, в сущности, просто рассматривает эти моменты, как пустые, бессмысленные,
в лучшем случае - лишь как средство, что вызывает усталость, неудовлетворенность и т. п.,
особенно если таких моментов много.

Импровизация же позволяет каждый момент проживать как значимый.

То возвышенное, что обычно человек переживает лишь иногда,
импровизация позволяет переживать постоянно. 

Сначала рассмотрим импровизацию в конкретной ситуации, а затем
импровизацию как образ жизни в целом.

Такой порядок соответствует общей логике жизни каждого конкретного человека:
появляясь на свет, каждый оказывается в какой-то конкретной ситуации, переходит от одной ситуации к другой
и только после обретает понимание жизни в целом.

В качестве конкретной ситуации возьмём, например, игру на фортепиано,
то есть ситуацию, когда материалом импровизации являются фортепиано и человек, на нем играющий.

Те же принципы можно применить и к другим музыкальным инструментам, и к певческому голосу, и к чему угодно в мире - можно и к жизни в целом.

Тем, кто не имеет к музыке отношения, теория фортепианной импровизации так же может быть интересна
для лучшего понимания импровизации в целом:

общую суть уловить можно, даже и не разбираясь специально в игре на данном музыкальном инструменте,
так как особо специальные вопросы не будем затрагивать.

Импровизацию на фортепиано можно использовать как упражнение в импровизации жизни,
во время которого
можно создавать настрой на импровизацию и после окончания игры на фортепиано.

И наоборот, импровизация конкретно на фортепиано
(и любая другая импровизация)
будет получаться лучше, если
в целом постоянно импровизировать.

Постоянно импровизировать, а не только на музыкальном инструменте, особенно важно, так как
музыка - часть жизни, и потому,
чтобы она была действительно прекрасной,
она должна прекрасно вписываться в жизнь, для чего
сама импровизация на фортепиано должна быть частью общей импровизации жизни.

Тогда
искусство будет настоящим, а не
искусственным.

Профессионализм музыканта не только в том, чтобы
просто хорошо сыграть или даже написать произведение - это ещё только полдела,

на высшем уровне музыкант должен ещё позаботиться о том, чтобы
сыграть именно для тех, кто
адекватно воспримет его музыку,
а если речь идёт о
написании произведения, то
сделать эту нотную запись доступной для перевода в физически звучащую музыку.

ИТАК, РАССМОТРИМ ИМПРОВИЗАЦИЮ В КОНКРЕТНОЙ СИТУАЦИИ
НА ПРИМЕРЕ ИМПРОВИЗАЦИИ НА ФОРТЕПИАНО.

Обязательно.

1. Прежде всего нужно понимать, что
качество импровизации может быть различным в зависимости от
врождённых и развитых на данный момент способностей исполнителя.

Однако полностью отсутствующих способностей к музыке быть не может, так как
сущность музыки - интонация, а интонация -
сущность так же и речи, а говорят все, причём
хотя конкретный смысл слов на незнакомом языке понять невозможно, но
интонация речи понятна и без знания языка:
по крайней мере понять,
по-доброму обращаются или нет, можно.

Способности могут не соответствовать высшим критериям, но
это не значит, что
не надо заниматься музыкой.

Каждый человек несёт в себе некую совершенно уникальную музыку, которую
только он может исполнить.

Она не обязательно должна соответствовать уровню венских классиков,

она может соответствовать уровню
народного творчества или быть просто другой.

В идеале,
буквально каждый человек должен заниматься каким-либо видом музыкального творчества, причём
начинать можно в буквально любом возрасте, хотя, конечно,
гораздо лучше с раннего детства.

Речь - главное, что отличает человека от животного,
сущность же речи - интонация.

Занятия музыкой очень хорошо развивают способность
различать интонационные оттенки, а отсюда -
и оттенки смыслов одних и тех же слов, формально одинаковых.

Фортепиано является одним из самых лучших инструментов, так как
сочетает простоту для игры и огромный диапазон возможностей.

Конечно, кто-то станет профессиональным музыкантом,
а кто-то будет играть лишь иногда,
большую часть времени занимаясь чем-то другим, но
в любом случае музыка, причём собственная,
может быть в жизни каждого.

2. Необходимо освоить азы игры на фортепиано,
для чего обратиться к людям, умеющим играть,
в идеале - к преподавателям, но можно и к самоучителю.

Можно даже освоить фортепиано самостоятельно,
что очень легко благодаря простой сути его устройства.

3. Просто извлекать звуки,
которые извлекаются.

4. Любой извлеченный звук считать
правильным.

Подробнее об этом далее
в разделе "Нельзя" -
чего при импровизации делать нельзя.

5. Представлять, что
есть некая прекрасная музыка, которую
можно  воспроизвести сейчас, при имеющихся технических возможностях, на данном инструменте, для данных слушателей, в данном месте,
причем музыка прекрасная,
которая приятна и самому исполнителю, и аудитории, и которая может без погрешностей быть воспроизведена на данном инструменте и при имеющихся технических возможностях.

Но не представлять ее конкретно, так как
тогда может оказаться
технически невозможно воспроизвести представляемое.

На конкретные музыкальные представления можно опираться,
лишь если имеется полная уверенность, что
технически они будут осуществимы.

Но лучше не рисковать,
так как ресурс одних непредставимых представлений
уже бесконечен.

По-другому на то, что нужно представить,
можно указать так:

представить, что
кто-то рассказывает,
на каком замечательном концерте он был.

Он рассказывает очень красочно, однако

всё же невозможно понять из его рассказа,
какая конкретно музыка звучала, какие именно были в ней ноты, как именно они были исполнены и т. п.

Но в то же время складывается некий образ музыки,
которую он слышал.

Однако этот образ не конкретен:
есть лишь непредставимое представление о той музыке.

Вот такой непредставимый музыкальный образ и надо представлять для импровизации.

Например, Анна Ахматова в стихотворении "Вечерняя комната" 1911 года пишет:

И как во сне я слышу звук виолы
И редкие аккорды клавесин.

Это описание даёт представление о
какой-то очень красивой музыке, но
не сообщает,
какая конкретно это музыка.

Для импровизации желательно, чтобы представление было как можно более
непредставимым, абстрактным.

Ведь можно, например, в целом представить музыку И. С. Баха -
это будет образ не совсем абстрактный,
даже если не представляется конкретное произведение,
ведь во всех произведениях Баха
есть общие черты, которые
и будут составлять образ музыки Баха вообще.

Можно, опираясь на этот образ,
импровизировать в стиле Баха.

Но можно представить
и музыку вообще
и играть с опорой
на этот непредставимый образ.

Английский поэт Джон Китс
в "Обе к греческой вазе"
сказал о непредставимой музыке так:

"Услышанные мелодии сладки, но те неуслышанные
Слаще, поэтому ты, мягкая свирель, продолжай играть,
Не чувственному слуху, но, любезнее,
Играй духу беззвучные песенки..."

Действительно,
какую бы прекрасную музыку
ни услышал человек,
он всегда может в своём воображении представить
что-то ещё более прекрасное.

Причем слышать можно ведь не только физическими ушами, но и
внутренним слухом, причём
внутренним слухом можно слышать такие прекрасные звуки,
каких физически воспроизвести просто невозможно.

Однако и это ещё не высший уровень:
самая прекрасная музыка - та,
которую не только физически невозможно воспроизвести,
но и даже невозможно представить.

Только такая музыка по-настоящему недоступна для слуха,
не только для внешнего, но и для внутреннего.

Можно назвать эту музыку идеальной.

Желательно.

1. Представлять, что
представляемая
непредставимая идеальная музыка передает
некую непредставимую прекрасную идею,
сопровождает некое непредставимое прекрасное действо.

2. Импровизируя,
каждый раз
представлять непредставимую музыку различной:

сегодня представлять одно,
завтра - другое и т. д.

Можно каждый раз представлять одно и то же -
тогда, повторяя одну импровизацию много раз,
можно ее точно запомнить и записать,
создав таким образом фиксированное произведение,
которое потом смогут играть и другие.

Но в таком случае
ум будет привыкать мыслить стереотипно -

если же каждый раз играть новую импровизацию,

ум будет приучаться выходить за пределы шаблонов.

Из одних и тех же звуков
можно создать бесконечное число прекрасных композиций, поэтому
нет особого смысла повторять то,
что уже однажды исполнено,
тем более что
другой человек может точно так же играть свою неповторимую музыку,
из-за чего чьи-то ноты, в общем-то, ему не нужны.

Если же ум в какой-то момент увидит, что
больше не может создать ничего неповторимого, то
тут-то и важно всё же опять что-то новое непредставимое представить и это сыграть,
что пробудит ум
и вновь откроет в нем бесконечные возможности.

Однако следует помнить, что
новизна ещё не значит само по себе что-то хорошее.

Если музыка прекрасная,
можно повторять ее многократно.

Но музыка должна гармонично вписываться в окружающий мир, поэтому
надо помнить, что
даже самая лучшая музыка,
многократно повторяемая,
может надоесть.

Поэтому нужно соблюдать равновесие между
игрой новой музыки и звучавшей ранее.

Причём хорошая музыка естественным образом вызывает
желание услышать ее ещё и ещё,
и чем она лучше,
тем большее число раз она может быть повторена.

В таком случае
следует отказываться от новизны.

Но необязательно повторяться и быть новым
должно всё импровизационное произведение;

это может касаться лишь отдельных отдельных интонаций, мелодий, фрагментов.

В то же время
даже самую прекрасную музыку
можно оставить звучавшей лишь единожды
и никогда более не повторять,
выражая этим идею неповторимости жизни вообще.

В любом случае буквально повторить ничего нельзя,
какие-то отличия обязательно будут.

Не повторяясь, можно особо подчеркнуть эту особенность жизни.
Можно играть об этой неповторимости.

3. Импровизировать ежедневно.
Тогда ум будет все более пробуждаться,
становиться более творческим.

4. Делать аудио (желательно, и видео) записи импровизаций.
Тогда оценка себя будет более объективной.

5. Публиковать записи импровизаций.

Например, в социальных сетях.

Понимание, что эту музыку может,
теоретически,
услышать любой,
побуждает играть наилучшим образом.

6. Играть для разных слушателей,
но играть и в одиночестве,
соблюдая баланс.

Игра в одиночестве необходима, чтобы
затем ярче ощутить присутствие слушателей.

7. Как можно больше расширять музыкальный кругозор,
обретая понимание, какой совершенно различной, но при этом
такой же прекрасной,
может быть музыка.

8. Иметь музыкальное образование
как можно более высокого уровня.

Но это не однозначно хорошо, потому что
так называемый высокий уровень музыкального образования может способствовать стереотипности мышления,
развитию тенденции сознания, что
музыка - это только высшие образцы мирового музыкального искусства,
а всё остальное даже и музыкой назвать нельзя и значения не имеет.

Поэтому не стоит стремиться к высокому уровню музыкального образования во что бы то ни стало.

Чем уровень ниже,
тем свободнее ум.

Каждый человек уже заключает в себе
бесконечный творческий позитивный потенциал.

Образование должно быть прежде всего направлено на
развитие не вширь, а вглубь.
 
Можно.

Можно заранее выбрать характеристики музыки.

Заданные ограничения можно рассматривать как
символ ограничений в жизни вообще.

Это будет способствовать импровизации как стилю жизни в целом.

Важно помнить, что
само фортепиано
уже ограничивает импровизацию, ведь, например,
как мастерски певуче на нем ни играть,
все равно буквально оно не запоет.

Например, ограничить себя можно в следующем:

1. Выбрать звукоряд,
который будет использоваться для импровизации,
остальные же звуки использоваться не будут.
 
2. Импровизировать на заранее определенную образную тему, например:
ветер, лето, снег и вообще что угодно.

В таком случае, если, например,
выбрана тема "Лето",
нужно представлять непредставимую музыку,
создающую образ лета.

Название, образ может придти и в самом процессе импровизации.

В таком случае дать программное название музыке
можно уже после исполнения, при публикации.

Название можно дать,
и просто обдумав исполненное:

какой образ получилось создать,
какие настроения передать.

Особым видом названия является название,
полученное путем глоссолалии:
можно просто произнести какое-то сочетание звуков или придумать новое слово.

Это касается как названия, даваемого до исполнения, так и
в процессе, так и
после.

Такое название будет пробуждать
особый интерес,
как и все незнакомое.

В результате
слушатель будет более внимателен.

А став более внимательным
к данному музыкальному произведению,
он станет и более внимательным к жизни вообще.

Глоссолалическое название способствует и
пробуждению скрытого потенциала исполнителя, ведь

новое слово естественным образом по ассоциации вызывает

представление о
какой-то новой, необычной, загадочной музыке.

Возникает вопрос,
что бы это слово могло значить:

может, это чье-то имя,
если да - мужское или женское,
или, может, название какого-то города или деревни,
или страны,
или какого-то неизвестного цветка...

Сразу возникает простор для воображения:
если это имя,
музыка будет одной,
если название явления природы -
другой...

Глоссолалия является той же импровизацией,
только материалом являются не музыкальные звуки, а
звуки обычной речи.

3. Импровизировать, заранее определив
темп, ритм, продолжительность и любые другие характеристики музыки, а также
технические приёмы, например,
стаккато, легато и т. д.

4. Составить план импровизации,
например, сначала медленно,
затем быстро,
затем опять медленно.

5. Заранее заданным планом импровизации может быть и
конкретное произведение,
даже самое классическое.

В таком случае надо помнить об авторских правах на него,
соблюдая требования стиля, характера и т. д.,
импровизировать можно лишь в том, что
точно не предопределено.

Нужно ознакомиться с существующими трактовками произведения:

возможно, уже существует вариант исполнения,
лучше которого не придумаешь -
тогда следует ориентироваться на него.

6. Характеристики музыки могут заранее и даже в самом процессе предопределяться тем, что
импровизация играется как
сопровождение для конкретного танцевального, театрального или какого-либо еще действа.

Импровизация может создаваться непосредственно в процессе действа
либо заранее,
чтобы затем использоваться в записи.

Нельзя.

Что-либо считать неправильным.

Даже если заранее были заданы определенные характеристики музыки, но

вдруг случайно исполнена "не та" нота,
нужно рассмотреть ее как
просто неожиданность и воспринять как приятную, хотя, возможно,
и непривычную, ведь
мир не рухнет от этой ноты,
и она очень хорошо может иллюстрировать ситуацию, когда
в привычный ход жизни вдруг вторгается что-то новое и требуется
расширить горизонт ума для того, чтобы
это новое воспринималось как приятное.

Неправильной может считаться разве что нота,
извлеченная из расстроенного инструмента, но
импровизация позволяет даже и ее рассмотреть во многих случаях как верную, ведь
стандарты настройки со временем меняются,
стандарт - вещь условная.

Если речь идёт об исполнении какого-то классического произведения, то, конечно,
расстроенный инструмент автоматически сделает фальшивой любую ноту,
извлеченную самым лучшим исполнителем.

Но если речь идёт об импровизации собственной музыки,
тем более создаваемой прямо в процессе игры,
даже расстроенные струны можно рассматривать как
подходящие, причём
подходящие идеально,
для исполнения данного импровизационного произведения.

Кажущиеся расстроенными звуки можно воспринять просто как
звуки специфической окраски.

Это подобно тому, как, например,
в восточной музыке часто встречаются увеличенные секунды,
в то время как в музыке европейской они редки.

Музыка незнакомого стиля может резать слух, но
дело лишь в привычке слуха.

Исключением могут быть только случаи
особо сильной расстроенности инструмента, когда
струна издает в принципе неприятный звук.

В лёгких же случаях чем более гибок ум,
тем более возможно воспринять звук любой степени совершенства настройки как
просто звук специфического характера,
идеально подходящий для некоего специфического прекрасного произведения,
в котором он является верным.


ТЕПЕРЬ РАССМОТРИМ ИМПРОВИЗАЦИЮ В ЦЕЛОМ.

Обязательно.

1. Представлять, что
есть некое истинное, наилучшее, положение вещей,

которому сейчас, при данных обстоятельствах,

возможно полностью соответствовать.

Но не представлять это положение вещей конкретно,

потому что тогда может оказаться, что

невозможно реализовать представляемое.

Опираться на конкретные представления можно,
лишь имея полную уверенность, что
их можно реализовать.

Положение вещей, которое нужно представлять,
можно назвать идеальным.

2. Всё рассматривать как
полностью соответствующее
наилучшему положению вещей, идеалу.

3. Просто делать то, что делается.

Обобщив эти три пункта,
можно сказать так:

всегда представлять,
что есть некий непредставимый идеал,

которому всё всегда соответствует.

Иными словами -
что всё всегда уже хорошо.

Если есть что-то,
что никак невозможно представить,
что оно соответствует даже непредставимому идеалу,

нужно напомнить себе,
что идеал -

непредставимый -

и далее представить,
что даже и это
ему соответствует,

ведь раз идеал непредставимый,
опровергнуть это никак нельзя.

Желательно.

1. Импровизировать постоянно в буквальном смысле.

2. Попадая в одну и ту же ситуацию много раз,
каждый раз представлять разное конкретное решение ситуации.

Однако, как и в случае с импровизацией на фортепиано,
нужно помнить, что
новизна сама по себе ещё не есть добро.

Если найдено прекрасное решение для какой-то повторяющейся ситуации,
искать решение новое может быть неправильным.

3. Как можно больше расширять кругозор,
глубже всё обдумывать, но
прежде стремиться развиваться не вширь,
а вглубь.

4. Иметь как можно лучшее образование, но
не стремиться к этому во что бы то ни стало, так как
жизнь все равно бесконечна,
а соответствовать непредставимому Высшему Идеалу
можно всегда.

Многое чтение может привести к упущению реальной жизни;

если же слишком погружаться в так называемую реальную жизнь -
можно упустить то, что можно понять лишь из книг.

Можно.

Давать себе какие-либо ограничения свободы действий.

Впрочем, вся жизнь, как правило,
и подразумевает, что,
делая тот или иной выбор,
принимаешь при этом и
соответствующие ограничения.

Ограничения свободы - это, в сущности, правила игры,
зависящие от того,
в какую игру играешь.

Жизнь может быть игрой,
это один из вариантов жизни.

А где игра, там и правила.

Очень многое в жизни является лишь игрой, условностью.

Особенно это касается многих формальностей.

Нельзя.

Если представлялось одно,
а получилось по-другому,
считать, что это неправильно.

Нужно воспринять это как сюрприз,
если только однозначно нет уверенности в ошибочности.


О ВОПРОСЕ, КАКИМ ПУТЕМ ПРЕДСТАВЛЯЕМЫЙ НЕПРЕДСТАВИМЫЙ ОБРАЗ СТАНОВИТСЯ КОНКРЕТНЫМ ВОСПРИНИМАЕМЫМ ЯВЛЕНИЕМ.

Закономерен вопрос,
каким путём представляемый непредставимый образ
становится конкретным воспринимаемым явлением.

Ведь представить непредставимое наилучшее положение вещей
можно,

просто делать, что делается,
тоже можно,

но почему осуществляемое
обязательно будет воплощением того непредставимого образа?..

Не получится ли, что
человек просто будет думать, что
он хорошо импровизирует,
а на самом деле
импровизация будет далека от совершенства?..

Ответ в том, что
нет никакой действительности,
чтобы можно было сказать,
что в действительности импровизация никуда не годится.

И восприятие, что она никуда не годится,
и что она прекрасна -
это лишь тот или иной угол зрения, фокус ума

Восприятие, оценка "хорошо", "плохо" -
это духовные явления.

Это как с известным вопросом
"стакан наполовину полон или наполовину пуст".

Самое прекрасное произведение,
рассмотренное под неправильным углом,
может выглядеть не прекрасным.

Восприятие тоже является частью жизни, поэтому
нельзя отделять жизнь от ее восприятия.

Речь идёт о том, чтобы
настроить восприятие так, чтобы
оно показывало красивую, гармоничную картину мира.

Мир, не освещенный таким восприятием,
подобен картине гениального художника,
находящейся во тьме,
или на которую не смотрят,
или смотрят вскользь.

На первый взгляд кажется, что
при таком мировоззрении
негативные моменты жизни
просто вытесняются,
перестают замечаться, но
продолжают существовать.

Однако при более глубоком рассмотрении оказывается, что,

хотя, да, они вытесняются из области восприятия, но
иначе вытесненной окажется возможность

видеть мир прекрасным, а это
подобно необращению внимания
к полотну гения.

Так что следует предпочесть:

негативные моменты жизни,
обращение постоянно на них внимания,

или возникающую в сознании картину прекрасного, идеального мира?..

И то, и другое существует в сознании.

Даже идея, что есть что-то, существующее вне сознания,
находится в сознании.

Эта картина идеального мира существует в сознании,
а сознание является частью мира.

Не настраивать сознание на восприятие этой картины -

это, в сущности,
зарывать талант в землю.

Поэтому, хотя, с одной стороны,
действительности и не существует,
а есть лишь картины,
возникающие под разными углами зрения,

но всё же можно сказать, что
истинное миропонимание -
это такое, которое рисует в сознании
наилучшую картину.

И вот эта наилучшая картина
и есть действительность,
остальные же картины
есть формы заблуждения.

Причём особый плюс истинного положения вещей в том, что
оно не навязывает себя,
в связи с чем может быть как воспринимаемо,
так и нет.

Речь идёт не о самообмане.

Нельзя просто что-то вытеснить.

Тогда нужно постоянно прилагать усилия, чтобы
не замечать.

А это уже не идеальная картина.

Проблемы надо решать,
а не отворачиваться от них.

Но есть целый слой жизни,
причём слой позитивный,
который можно воспринять
лишь при соответствующем угле зрения.

Так же и многие проблемы на самом деле меньше,
чем кажутся, и половина их решения -
это изменение взгляда на них.

Жизнь и любое ее отдельное проявление
могут быть восприняты в истинном свете,
лишь когда присутствует понимание, что
мысли, образы, чувства -
всё, чем наполнено сознание, -
имеет не меньшее значение,
чем так называемый реальный мир.

Например, человеку постоянно снятся кошмары.

С одной стороны,
можно сказать, что это не имеет значения,
ведь это лишь его сны.

С другой - эти сны являются частью его жизни
и, естественно, делают его менее счастливым.

Или, например, человеку постоянно представляется что-то прекрасное.

Тоже можно сказать,
что это лишь его представления.

Но, с другой стороны,
эти представления существуют в его жизни
и все же делают его более счастливым.

Конечно, если эти представления остаются лишь представлениями
и не реализуются,
они уже становятся источником несчастья, но
само ощущения счастья или несчастья
является нематериальным, духовным.

Само понимание чего-либо -
явление духовное.

И именно духовность определяет, в конечном счёте,
хороша жизнь или нет,
счастлив человек или нет.

И духовными вопросами следует заниматься с гораздо большим вниманием,
чем вопросами так называемого реального мира.

Будучи духовно богатым,
можно быть счастливым,
даже и не имея ничего особенного вовне.
И это духовное богатство нетленно.

Импровизация как раз и является способом жить наилучшим образом при имеющихся условиях,
не стремясь к чему-то особенному.

Ведь совершенствовать условия
можно до бесконечности.

Однако для чего погружаться в эту бесконечность,
если счастье даёт всё равно не она,
а собственное внутреннее состояние?..

Что касается игры на фортепиано,
технику игры можно совершенствовать бесконечно:

учиться играть всё более тонко, виртуозно, быстро, разучивая всё большее число произведений, создавая всё новые произведения...

Но передать глубокое чувство - для чего музыка и существует - можно и путём импровизации,
не требующей никаких предварительных занятий и даже репетиций.

Уметь импровизировать - это уметь играть без подготовки.

Время, которое могло быть потрачено на подготовку,
лучше тратить на постижение сути мироздания,
далёкой от сути любых отдельных вещей,
в том числе и игры на фортепиано.

Тогда будет происходить духовное наполнение сердца,
и потом будет что сказать в импровизации.

С высшей точки зрения,
ни у одного музыканта
нет времени готовиться к выступлениям:

жизнь уже идёт и точно так же,
как нельзя репетировать, находясь уже на сцене перед слушателями,
а надо играть,
так и вообще нельзя репетировать -
даже когда слушателей нет.
Ведь репетиция становится частью мироздания,
а репетиция - музыка несовершенная,
не высшего качества.

Лучше же наполнять мироздание только совершенными вещами.


Рецензии