Пасынки Берингова пролива

     Наш мир не стоит на месте. Он изменчив – иногда в хорошую сторону, иногда – не в самую лучшую. Это уж как повезет … Вот и пример подходящий нашелся.

     В наше озорное время торжества мирового потребляйства стало нормой жизни разрушение до основания сложившихся сотнями тысяч лет отношений людей между собой и с природой.

     Нормой стало предательство родственников – старики не нужны молодым потребляям, поскольку у них уже нечего взять. Дети – ни к чему, поскольку одним не на что их содержать, а другим не хочется ими заниматься, и без них не хватает времени на массированное пожирание наворованных материальных благ. Потребляйство превыше всего! Один наш знакомый, цитируя неизвестного автора, говорил: «Чем больше я узнаю людей, тем больше уважаю собак».

     Веками рядом с человеком жили собаки, лошади и кошки. Есть они и сейчас, вот только не всегда рядом. Лошадей покупают за огромные деньги, поэтому только немногие личности могут позволить себе подобную роскошь. Дорогую игрушку холят и лелеют, и, в отличие от других традиционных друзей человека, на улицу в  холод и голод почти не выбрасывают.

     Меньше повезло кошкам. Испокон веков они спасали человека от голода, регулируя поголовье грызунов, норовящих оставить людей без запасов зерна и являющихся разносчиками смертельных болезней. А нынче пушистый друг человека в полной мере познал его неблагодарность. Да, отдельным породистым и не очень особям повезло – они живут в разной степени холи и сытости. А сколько бедных котеек – взрослых и совсем маленьких, гибнут от равнодушия и откровенного садизма со стороны человека! Стало нормой селфи молодых закушавшихся и наколовшихся дегенераток с издевательствами над звериными детьми, да ещё и с выкладыванием доказательства  своего морального уродства в интернет.

     А ещё меньше повезло прирученному первым другу человека, верному помощнику в охоте, охране и прочих отраслях жизни неблагодарного человечества.

     Да, живём мы в многоквартирных домах, где собака может быть скорее помехой, чем помощником. Да, охотятся нынче далеко не все. Да, в служебном собаководстве требуется не так и много мохнатых зубастых сотрудников. Да, собак заводят часто как партнёра или просто для забавы. Это личное дело каждого, если пёсик накормлен, обогрет, не обижен и хорошо воспитан. Но ведь живое существо – не игрушка. И если завёл себе друга, как можно выкидывать его как вещь?

     А по новой зоофильской – простите, зоозащитнической, моде бедных собачек положено отлавливать и не убивать – боже упаси, как можно, мы ведь добрые люди, мы всех зверушек желаем осчастливить. Как жирафа Матиаса… Несчастных животных отлавливают, кастрируют и снова выгоняют на улицу, в места наибольшего скопления народа, в стаю бродячих собак, где они могут быть только изгоями. Голодных, на мороз, но с красивой жёлтой бирочкой в ухе. А «неблагодарные» собачки с нарушенным гормональным фоном, да ещё и после того, как над ними вволю поиздевались, становятся не добрыми и спокойными, как ожидают наивные зоофильцы, а злыми и нервными. И, что самое прискорбное, количество бродячих животных на улицах только растёт, поскольку очередные зоофильцы продолжают выкидывать на улицу очередных несчастных домашних питомцев. На месте собачек, над которыми так коварно поиздевались, любой записной добряк  потерял бы остатки доброты и доверия к людям.

      Собака – стайное животное, там у неё пробуждаются охотничий инстинкт и дополнительная злость. Вот и гуляют по городам стаи обиженных людьми, непонятно зачем прооперированных и обозлённых одичавших собак. И охотятся они, за неимением другой дичи, на людей, причём, не сильных и здоровых, а на слабых и больных, поскольку таков закон любой стаи.  В некоторых городах стаи бродячих псов уродуют и загрызают насмерть детей, стариков, женщин. А войдя во вкус, обращают внимание и на взрослых и сильных мужчин. Потом их стаями травят и отстреливают служба очистки или  догхантеры. Представители зоофильских организаций проклинают омерзительных людишек, пытающихся защитить свою жизнь и здоровье от диких зверей. А кто виноват? Несчастные псы – жертвы человеческой подлости и псевдодоброты? Женщины и дети, ни за что ни про что изуродованные лютым зверем и далеко не безопасными прививками от бешенства – болезни со стопроцентной смертностью в исходе?

     Данная проблема накатывает как снежный ком. Зарегистрировать всех домашних животных ой как не просто. Тем более, когда за содержание их приходится платить. Тут и добряк-хозяин поневоле будет выбирать: платить за собачку, отрывая от семьи, или порыдать и отпустить её на волю. В этот жестокий мир, который даже из людей делает животных.  Однако, справедливости ради, надо сказать, что в редких случаях бывает и наоборот…

     Занятную историю рассказала намедни  душевная подруга Елена Дудник, заехавшая в отпуск к нам в гости по дороге со своих Северов в родную Москву.

     Надо вам сказать, что Лена – человек уникальный – добрый, разумный, да ещё и обладающий  потерянным в наше время большинством людей качеством: желанием помогать ближним. Она с трепетом относится к братьям нашим меньшим и неоднократно выручала их из беды. В числе спасённых ею существ – стрижи, летучая мышь Варька, благополучно пережившая одну из зим в ленкином холодильнике, а также неисчислимое количество кошек и собак: раненных, обезвоженных и мучимых прочими  хворями, не имевших шансов выжить без помощи человека.

     Детство и юность Лена провела в средней полосе, там же успешно окончила школу и институт. Там же, в связи с перестройкой, долго искала, но так и не смогла найти работу по специальности, приносящую нормальные доходы. Поскольку её, как и всякого нормального человека, не тянуло заниматься креативным менагерством и прочим коекакерством, покупка нормальной квартиры ей не светила. Будучи лёгкой на подъём, она работала в разных уголках нашей в прошлом (и, хотелось бы верить, в будущем), великой Родины в разных специальностях, и пришла к логичному выводу. Старость не скоро, но будет. Надо ехать на Север – может быть, хоть там можно заработать какую-никакую пенсию.

     Взяла рюкзак, клетку с любимой кошкой Маруськой (ещё котёнком спасённой от верной смерти) – и отправилась на северный край страны, к мысу Дежнёва. В третьем или четвёртом по счёту самолёте внезапно притихшая капризуля Маруська огромными испуганными глазами смотрела то в иллюминатор на вечные снега, то на хозяйку, взглядом спрашивая: «Куда ты меня везёшь?» Но Ленка не такой человек, чтобы легко сдаться, и они таки добрались до цели.

     Везде есть своя красота, но прекрасные северные виды пленили нашу героиню. Десятки, если не сотни оттенков белого снега, сказочные рассветы и закаты, окрашивающие в разнообразные красивейшие цвета суровые горы. Стаи волков, цепочкой шпацирующие на горизонте. Огромные белые медведи, относящиеся к людям исключительно как к лёгкой закуске. Угрюмый океан с мощными волнами. Нечастые, но невероятно красивые изумрудно-зелёные сполохи северного сияния. Тундра, начинающаяся сразу за городком, состоящим из разноцветных домиков в несколько этажей. Оказалось, что в Севере, несмотря на пронизывающий холод, есть своё море красоты и очарования.

     Тяжело привыкала к морозам Заполярья выросшая в средней полосе Лена. Хворала, долго адаптировалась, но таки привыкла и позволила себе походы в тундру.  Там тоже есть своя красота. Вскоре полярные зайцы, мышки и северные байбаки, называемые в тех местах ерошками, перестали бояться нового человека. А потом Лена подружилась с местными собаками.

     Это не были привычные нам пустолайки, нет. Можно сказать, что собачки относятся к старинной местной породе. Единый экстерьер у них найти трудно. Некрупные по размеру, крепенькие, но лёгкие, разной степени пушистости. Объединяет их одно: все они могут спокойно спать на земле и на снегу, если не голодны. Породу называют по-разному: Чукотские ездовые, оленегонки и т.д. Я бы назвала их Ленкины Лайки, хоть по большому счёту классическими лайками они не являются. Но поскольку другого названия пока не придумали, будем называть их так.

     Много веков эти собы преданно служили человеку, жили с ним рядом, были незаменимыми помощниками на охоте, упряжкой возили людей и грузы. Потом  жизнь человека улучшилась. Коренные жители Севера купили себе мотосани – трескучие, вонючие, но быстрые и престижные, и выгнали бывших друзей в тундру. А собачьи питомники, ввиду нерентабельности, закрылись.

     Северные псы, конечно, животные выносливые и приспособленные к местным условиям, но собака выведена человеком, тысячелетиями зависела от него, и в тундре без людей ей живётся некомфортно. Осиротевшие собачки обосновались в балках недалеко от города, а добывать еду, ввиду скудности северной дичи, они зачастую вынуждены в мусорных баках.

     Животные данной породы не отличаются агрессивностью по отношению к людям – скорее, наоборот, для них характерны миролюбие и даже в чём-то интеллигентность.  А вот между собой они довольно задиристы и часто выясняют отношения – что делать, баков в городе не так уж и много, а кушать хочется всем. Кто-то из людей их подкармливает, кому-то не нравится, когда у него клянчат еду, а кто-то откровенно боится или ворчит по поводу разбросанного мусора. А кто-то периодически разбрасывает отравленные приманки. В одну из таких кампаний по уничтожению давних друзей человека Лена и познакомилась  с собачьей семьёй.

     Считается, что собаки моногамных семей не создают, и чаще всего так оно и есть. Но в данном случае действительно образовалась настоящая семья. Лена часто видела эту пару в посёлке и во время прогулок по тундре. Вскоре появились малыши, за которыми оба родителя трогательно ухаживали.

     А по соседству принесла щенков лайка-одиночка, с которой пёсья семья  совсем не ссорилась – скорее даже наоборот. И тут,  аккурат на Рождество, после очередной затравки, вторая мамка неожиданно надолго пропала.  Лену очень беспокоило исчезновение кормящей матери, ведь крохотные щенки без неё не имели ни единого шанса выжить. Отец семейства – скорее даже двух семейств - заметно нервничал. Он с лап сбился, выискивая еду. Не лаял как капризная дворняжка, но заглядывал в глаза по-настоящему человеческим взглядом, умоляя помочь его детям выжить.

     Лена подкармливала голодных псинок. А однажды, заглянув в одну из балок, обнаружила бедную вторую мамку еле живой, лежащей с примёрзшим к земле хвостом. Она, похоже, приходила в себя после сильнейшего отравления. Живы были и щенки. Когда Лена подходила к логову, из него выскользнула «замужняя» мамка и убежала. Оказывается, всё время болезни соседки она кормила не только своих, но и соседкиных детишек! А пёс кормил обеих мамаш. После такого истинно человеческого поступка Лена зауважала достойных псов и подружилась с ними. Кормила и навещала в свободное от работы время.

     Собачье семейство живо и здравствует и поныне. Первая мамка снова гуляет, вторая, лишившаяся половины хвоста, уже почти пришла в  здравие. Из всех щенков выжили только пятеро – жизнь жестока. Собачки выросли, они обожают тётю Лену и считают её вожаком своей упряжки. А Лена практически каждый день готовит большую кастрюлю каши с мясом и несёт её в рюкзаке своим голодным друзьям в тундру. А потом совершает с ними длительные пробежки, приучая юных лаек к строю. Молодые собаки практически готовы ходить в упряжке. Вот только людей, желающих посещать курсы каюров, не нашлось. Потребляйство тем и славно, что не требует особых усилий. Залил горючее в бак – и шпацируй себе по снегу с грохотом и вонью. Снегоход кормить, холить и лелеять не нужно. Что в результате останется от тундры – никого не интересует.

     Лена уже отправила несколько упряжек в разные северные районы страны - за свой счёт,а также с финансовой помощью друзей и местных неравнодушных жителей.Будем надеяться, что на новом месте благородным собам породы «Ленкины Лайки» будет радостно и комфортно жить. Но на свет появляются новые щенки и скоро «тётя Лена» уже не потянет эту проблему одна. Конечно, идеально было бы восстановить питомник для разведения уникальной породы. Снегоходы – милые игрушки для больших детей – не вечны. Когда-то вся эта техника канет в Лету, и неприхотливые и верные ленкины лайки  снова будут радостно тянуть сани с неблагодарными, но такими родными людьми. Вот только дожить бы им до тех счастливых времён. Не замёрзнуть, не быть уничтоженными, не бегать униженными, в полной безнадёге и в кастрированном состоянии. Пусть будет всё хорошо у достойных псов и их любимой «тёти Лены». Даже в наше воистину звериное время могут остаться люди, которые способны помочь в благородном деле восстановления и поддержания уникальной породы – пусть не от сердца, а чисто для заработка. Такие собаки незаменимы и для геологов, и для армии, и для вековых своих партнёров – оленеводов. Кстати, Лена является участником всероссийского конкурса «Добровольцы России», тоже в  надежде восстановить ездовое собаководство на Севере. Всегда хочется надеяться на лучшее. А вдруг…

28.01.2020г.-08.02.2020г.
 


Рецензии