Три буквы. ч. 3

       Под портретом «Предка» висит у нас ещё один портрет – седовласого генерала с пышными опускающимися до подбородка усами, с орденами на шее и в петлице. Это дед моей бабы Ксени Николай Николаевич Малахов (1827-1908). Родился он в Архангельске, в семье управляющего таможней, полковника в отставке Николая Андреевича Малахова, а образование получил в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров в Санкт-Петербурге. В этом привилегированном учебном заведении учились многие известные люди, в частности, М. Лермонтов и П. Семёнов Тян-Шанский. В 1864 г. оно будет преобразовано в то самое Николаевское кавалерийское училище, которое оканчивал мой дед Владимир Николаевич.
    Послужив какое-то время в лейб-гвардии Егерском полку, Николай Малахов возвращается в родное училище на должность ротного офицера лейб-гвардии Гатчинского полка, а в 1849 г. в составе русского экспедиционного корпуса участвует в усмирении Венгрии и Трансильвании.   В 1858 г. он получает должность полицеймейстера всё  того же училища, а в 1863-м становится командиром роты Гатчинского полка. Пройдя за 12 лет путь от поручика до полковника, в 1864 г. он покидает Санкт-Петербург и отправляется в Вильно организовывать Виленское пехотное юнкерское училище, становится его первым начальником. Проявив свои организаторские способности, он блестяще справился с поставленной задачей – училище процветало. Покидая его в 1871 г., генерал Н.Н. Малахов при прощании с подчинёнными произносит проникновенную речь: «Семь лет наше училище неуклонно шло по одному направлению: честного исполнения каждым своих обязанностей, и результат этой деятельности достаточно уже выяснился: всем нам известно, какою репутацией в настоящее время пользуется Виленское училище не только в войсках своего округа, но и вне его. Это доброе имя училища, эти отзывы начальников частей о прекрасных качествах офицеров, окончивших курс в училище, есть плод исключительно отличной деятельности, неутомимого труда, забот и любви к своему делу господ офицеров, состоящих в училище и гг. преподавателей. Затем многое зависело, конечно, и от доброго направления самих юнкеров. Сознавая это очень хорошо, я всегда считал себя лично вполне обязанным гг. офицерам училища и гг. преподавателям за все отличия, которые имел честь и счастье получить здесь, разделяя только посильно их труд. Заявляя всегдашнюю мою признательность, считаю святым долгом принести теперь мою задушевную, глубокую благодарность гг. офицерам и преподавателям,- благодарность, которую сохраню во всю мою жизнь. Прощайте, юнкера! Усердно благодарю и вас за добрую вашу службу в училище; прошу помнить, что, расставаясь с училищем, я не расстаюсь с вами -  вы всегда в моём сердце. Всегда буду следить за вами, всегда буду разделять ваши радости, всегда буду считать себя совершенно счастливым, когда буду иметь возможность каждому из вас быть полезным. Прошу не забывать меня».
    Ещё находясь на службе в Петербурге, Николай Николаевич женится на Екатерине Карловне, младшей дочери симбирского немца, штаб-лекаря, титулярного советника Рудольфа. Одна из её четырёх сестёр вышла замуж за старшего брата писателя Ивана Гончарова Николая Александровича, преподавателя симбирской мужской гимназии. Когда после смерти отца две её сестры вместе с матерью переселились в Петербург, Иван Александрович любил бывать у них в гостях. Семейное предание передаёт, что девицы Рудольф стали прототипами Веры и Марфеньки в романе «Обрыв». Прототипом же Андрея Штольца из «Обломова» якобы стал сам отец их семейства – деятельный и состоятельный Карл-Фридрих Рудольф.
    В 1860 г. у Николая Николаевича с Екатериной Карловной родился первенец – мой прадед Александр, а затем появилось ещё трое детей.
    К началу русско-турецкой войны 1877-1878 гг. генерал-майор Малахов возглавляет 1-ю бригаду 26 пехотной дивизии, командует которой великий князь Николай Николаевич. На этой войне военачальнический талант и отвага прапрадеда проявились в полной мере. За ряд успешно проведённых операций и боёв он был неоднократно награждён, в том числе Станиславом 1 ст. с мечами, Анной 1 ст. с мечами и Золотой саблей с надписью «За храбрость», а также получил именное монаршее благоволение.
    В ноябре 1887 г. русские войска одерживают блистательную победу в героическом бою под Златарицей. Одна из главных заслуг в этой победе, в большой степени предопределившей исход войны, принадлежит Малахову. Болгары помнят его до сих пор. В Златарице в мемориальном комплексе в честь этой победы недавно был установлен памятник, посвящённый, в частности, и генералу Малахову.
    В 1881 г. он утверждается командующим дивизией и производится в генерал-лейтенанты, а в 1889 г. уже в должности командира гвардейского корпуса руководит большими маневрами в окрестностях Царского Села, за что получает именную Высочайшую благодарность. В том же году он переезжает в Москву, где берёт под командование Гренадерский корпус. С 1901 по 1903, командуя корпусом, он периодически исполняет обязанности командующего Московским военным округом. Дело в том, что официально эту должность занимал генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович. Занимал её, можно сказать, формально. В 1903 Малахов назначается помощником командующего Московским военным округом, а в 1905 после убийства Сергея Александровича Малахов официально становится командующим округом. Генерал-губернатором же назначается
Ф.В. Дубасов.
    Ответственность на плечи пожилого генерала легла огромная: в состав Московского военного округа, помимо Московской, входили ещё 11 центральных губерний: Тверская, Ярославская, Вологодская, Костромская, Владимирская,  Нижегородская, Смоленская, Калужская, Тульская, Рязанская и Тамбовская. Округ занимал территорию более 1 млн. 138 тыс. квадратных километров, а это территория Англии, Германии и Франции вместе взятых. И вот начинаются революционные волнения 1905 года.
В.Н. Балязин в своей книге «Московские градоначальники» (М.,Терра, 1997) пишет: «В ноябре Витте доложил царю: в Москве полная анархия власти. Мне совершенно неизвестен тамошний командующий войсками. Можно ли положиться на его энергию и предусмотрительность?»  На докладе Витте Николай II написал: «… Старик Малахов достойный и твёрдый генерал».
    А вот что писал Ленин в статье «Уроки московского восстания»: «Малахов окружил солдат драгунами, а мы не окружили Малаховых бомбистами. Мы могли и должны были сделать это, и с.-д. печать давно уже /старая «Искра»/ указывала на то, что беспощадное истребление гражданских и военных начальников есть наш долг во время восстания».
     Помянул Малахова и Солженицын в 58-й главе «Октября шестнадцатого»: «Тесть Алексея [Алексея Константиновича Смысловского, мужа Елены, дочери Николая Николаевича от второго брака, которому в «Красном колесе» посвящён не один десяток страниц. – В.Ш.]– генерал-от-инфантерии Малахов был мужественный человек. В 1905 году, командуя Московским округом, это он и восстановил в Москве разваленную жизнь, и на него дважды покушались террористы».
    Московское восстание было подавлено. Малахов не оплошал и на этот раз.
    17 января 1906 г. он «назначен состоять по Военному министерству в Санкт-Петербурге», что означает окончание 60-летней безупречной службы. Полученных им наград не счесть. Среди них орден Александра Невского, золотой орден Бухарской звезды с алмазами, румынский орден Большой крест, болгарский орден Св.Александра 1-й ст., Сербский орден Такова.
     Умер он в 1908 г. и похоронен на Смоленском кладбище в Петербурге. Вот передо мной фотография его похорон: вдоль длинного трёхэтажного здания пара лошадей везёт высокий белый саркофаг с огромными венками по углам (надписи на лентах, к сожалению, нечитаемы). За саркофагом идут сотни людей – штатские, военные, дети. Котелки, цилиндры, фуражки, но и картузы тоже… Сбоку к процессии приближается группа бедно одетых ребятишек – пришли поглазеть. Хвост шествия обрывается краем фотографии.
    Жена Николая Николаевича умерла ещё в конце 60-х, оставив ему трёх сыновей и дочь. Спустя какое-то время он сошёлся со своей экономкой, но тоже дворянкой, Зинаидой Владиславовной Лопацинской, от которой у него появились ещё один сын и две дочери. По словам моей бабушки, она была очень славная, добрая. Свой брак с ней в силу ряда обстоятельств он оформит значительно позже. Отношения у него со всеми детьми были самые нежные, но сыновья от первого брака отказали отцу в праве дать сыну от второго брака свою фамилию, и тот вынужден был носить материнскую. Обе же дочери в девичестве были Малаховы. Соблюдалась чистота древа.

   На фото Н.Н. Малахов

   Продолжение следует.


Рецензии