Воспоминания-5

               БАЯН-2

      Начало  в  Воспоминаниях-4.

     В Ломоносове у меня появились новые друзья, тоже студенты, любившие Элвиса Пресли и других рок-н-ролщиков, записанных на магнитофон. Баян отдыхал. Но у Игоря Г. на семейном празднике мне пришлось принести к нему баян для коллективного пения.
   
     Там был сослуживец Игоря, умевший не хуже меня играть на баяне. Он умел, меняя пальцовку, подыгрывать  поющим в их тональности. Я этого не умел делать. Всегда просил певших понизить, или повысить на полтона свои голоса, чтобы мне не менять привычную пальцовку.
      
     После застолья, собираясь домой, я заметил, что мой баян сломан, то есть расстроен. Видимо, его уронили и сломали некоторые его внутренности. Я был удручён. Никто не признался в этом.

     Баян я починил, отдав его в ремонт на фабрику музыкальных инструментов. И мой «Ленинград» опять зазвучал своим  не слишком приятным звучанием, но своим.  А у соседки по дому в Ломоносове был немецкий аккордеонированный баян. Звучание – не передаваемое, чарующее.  Тоже моя бывшая мечта, но не осуществлённая.
 
     В 1970 году я отправился в Коми ССР в командировку. Там у соседа по бараку оказался четырёхрядный баян. Я на таком и на пятирядном баяне никогда не играл. Сосед стал давать мне баян потренироваться. Я загорелся желанием  купить себе не такой, а пятирядный баян, который давал бы мне свободно играть в любой тональности.

     К сожалению, это желание не осуществилось, как и многие другие. Се ля ви, как говорится.
Вернувшись в Ленинград (я уже жил в Ленинграде), дочка подарила мне ещё баян тоже трёхрядный, но другой фабрики. Он звучал более мелодично, и мне он больше понравился, чем старый.

     Теперь один баян находился дома, другой у родственников, где мы иногда бываем и я, вспоминая прежние времена, беру баян и играю.  А после целую свои пальчики. Приговаривая:
     -- Помнят, милые.  Не забыли.
     Как в к/ф «Когда деревья были большими».

     А дома я почти не играю. Мне как-то стыдно сидеть одному и играть, мешая соседям. Я этого не люблю. Только в праздники при гостях я иногда беру баян в руки.
     Мне кажется, что время домашнего песнопения и игры на баяне, проходит. Правда, по ТВ я часто восхищаюсь и, по правде говоря, слегка завидую мастерству аккордеониста Петра Дранга, баянистам «Баян микст» (кажется, так они называются) и многим другим умельцам.
    
     Но зависть у меня бескорыстная. Каждому – своё.  А оба баяна у меня живы. «Ленинграду» уже более 68 лет и играет. 
     Ноты я не берусь вспоминать, моё музыкальное баловство уже прошло. Всё это забудется, так как не является ценным и нужным.

     А Слово о полку Игореве как жило, так и будет жить и радовать учёных и любителей старины своим слогом и содержанием.
                2020


Рецензии