В саду вишнёвом я прожить хочу...

        http://www.proza.ru/2020/01/11/1851 

     Он был так мал и хрупок, этот мальчик с карими глазами, с красивыми волосиками до плеч, что вились крупными локонами. Но не любил его дед, в дом свой не разрешал заходить.

     - На порог не пущу это басурманское отродье. Нашла от кого рожать, дура! Именем моим назвала! Оно православное, имя то моё. Зачем она так назвала своего незаконнорожденного? - орал дед, требуя от младшей дочери Полины следить, чтобы малец не заходил не только в дом, но и во двор дома. - Отец его мерзавец, специально землю выкупил рядом, домину поставил в несколько этажей. Никому не разрешалось такие дома строить, а он всех обхитрил. Клинику построил, а шалаве своей третий этаж, мансардой назвав, под жильё оборудовал. Даже выход другой смастерил. Всё согласовал с властями, построил и пропал с концами. А эта дура, с дитём осталась на руках. Весь в отца вышел, ничего нашего нет. Не будет ей счастья с этим выродком. Будешь, Полинка, с ней общаться, то выпру тебя из дома, как и её.

     Илья и не подходил к дому деда, рос в тепле и заботе, хватало ему материнской ласки. У других мальчишек в детском саду были отцы, а у него не было. Каждое лето вместе с матерью уезжали к морю. Он загорал почти до тёмно-коричневого цвета.

     Ему исполнилось десять лет. День рождения отмечали в саду. Гостей собралось много, разместить всех не представлялось возможным на их третьем этаже, под крышей. Сад был отделён от дома забором и принадлежал только Илье и его матери. Приехали люди, установили большую беседку, привезли столы и стулья, а следом из ресторана привезли всякую снедь. Он сидел среди одноклассников в белоснежной рубашке, в чёрных брюках под кожаный ремень и красивых чёрных туфлях. Что-то ждал, хотя матушка ему ничего не обещала, а сердечко в груди трепетало.

     В разгар праздника подъехала дорогущая машина, редко у кого такие были. Вышел красивый, черноволосый, с лёгкой проседью на висках, мужчина. Гости повскакивали со своих мест. Были это, в основном, работники клиники, кинулись обнимать приехавшего. Он стоял в толпе, а смотрел на Илью. Потом подошёл, присел рядом на принесённый стул. Ничего не говорил, лишь любовался. На них смотрели и гости, видя большое сходство.

     - Хороший праздник тебе устроила мама, Илюша! Как учёба? Покажешь потом свой дневник? Мама писала мне, что там одни пятёрки. Десять лет пролетело... Сад хороший посадили, но почему-то нет вишни. Она в августе уже созревает. Знаешь, я когда-то хотел прожить свою жизнь в вишнёвом саду, но как-то не получилось. А ты попытайся, Илюша! Что дед? По-прежнему не признаёт тебя? - произнёс приехавший через некоторое время.- Ты можешь называть меня дядя Анастас.

     Илью удивила мама, не подошедшая к приехавшему, продолжая сидеть за своим столом, ведя беседы с гостями. Сердце Ильи бешено колотилось, щёки зарумянились. Хотелось прижаться к этому незнакомому человеку и поведать о многом.

     - Дядя Анастас, пройдёмте ко мне в комнату, мы живём над клиникой и вход к нам из сада, - тихо позвал гостя Илья.

     Они поднялись и пошли к дому. Все провожали их удивлёнными глазами. Не тот человек гость, настоящий хозяин клиники, при котором многие боялись рот открыть, чтобы так запросто пойти. А мальчик что-то сказал и увёл его к себе в квартиру. Никто и никогда из присутствующих не был в той квартире. Можно было только догадываться, как там жила одинокая женщина с ребёнком. Рядом дом её отца, бывшего секретаря райкома. Шептались, что родила она от грека на юге и отец выгнал её из дома.

     Илья открыл дверь в свою комнату, приглашая гостя войти, а сам побежал на кухню за соком и минералкой. Вернулся с подносом, ловко поставил на стол и, неожиданно для гостя, рассматривающего комнату мальчика, подошёл, обнял его и разрыдался. Говорил, всхлипывая:

     - Почему ты, также как мой дед, не любишь меня? Ты не дядя Анастас! Ты мой папа! За что вы все меня ненавидите? За что вы так мучаете мою маму. Мне десять лет, а я впервые тебя увидел! Почему так?

     - Я сидел, мой мальчик...

     - Что значит сидел? Где ты так долго сидел?

     - В тюрьме сидел, мой дорогой! - ответил гость, поглаживая Илью по голове. - Ты ещё не родился, а меня посадили, два дня назад вышел на свободу. Прости, но мы не сможем и сейчас с тобой часто встречаться. Это опасно для тебя. Мы с мамой очень тебя любим, мой мальчик. Твой дед в чём-то прав. Видишь ли, Илья, я веду не совсем правильный образ жизни.

     - Ты преступник? Мне как-то кричал об этом дед, называя сыном преступника. Я тогда не знал что это значит, был совсем маленький, всего четыре года было.

     - Прости меня, сынок, прости! - гость, застонав, прижал к себе голову мальчика. - Ты у меня единственная радость в жизни. Я постараюсь, чтобы моя жизнь не отразилась на твоей. А с дедом я поговорю, Илюша, сегодня же. Он не будет тебя больше обижать такими словами. Будет лучше для вас мамой, если ты не будешь называть меня папой, а просто дядей Анастасом. Но всегда помни, кто твой отец.

     - Ты сказал про вишнёвый сад... Я запомнил и захочу жить в вишнёвом саду. Ты не хочешь, чтобы я был преступником, я им не стану. Знаешь, меня очень беспокоит здоровье мамы. Она молчит, но я вижу, как бывает ей плохо, дядя Анастас.

     - Ты у меня вырос большим умницей, мой красивый мальчик. Я позабочусь о маме. Учись и всё у тебя в жизни будет. А теперь давай простимся по-мужски, без слёз. Ты не провожай меня, Илья. Маме скажи, что я дам о себе знать. Этот дом скоро полностью станет вашим. Мы кое-что переделаем в нём. Пройдут годы, ты вырастишь, выучишься и приведёшь в этот дом свою невесту, пройдут годы...

     Гость резко оборвал свою речь и пошёл, пряча повлажневшие глаза. Илья слышал его шаги по лестнице. Подошёл к окну, из которого был виден дом деда, там в окнах горел свет. Дед сидел в кресле, кто-то вошёл в дом, дед встал, потянулся к телефону на стене. В комнату вбежала сестра матери и он увидел своего отца. Тот гневно о чём-то говорил деду и тете. Это длилось несколько минут, потом свет погас и ничего не стало видно.

     Гости разошлись, столы и беседку увезли, праздник закончился. Какой-то мужчина принёс несколько больших коробок, сказав, что это подарки Илье от дяди Анастаса.

     Деда он больше не видел, тот редко выходил из дома, но к ним стала приходить тётушка Полина. Вскоре она выходила замуж, свадьбу играли в их саду. Дед не пришёл, но Илья видел его, подглядывающего за происходящим из-за угла. Илья перелез через забор в сад деда, подошёл, громко поздоровался, добавив:

     - Смешной, ты дед! Чем подглядывать из-за угла, лучше пойдём к нам. Там столько вкусного. Пойдём, я тебя угощу.

     - Ты так думаешь? Но я не одет, хотя Полька нагладила мне рубашку. Пошли в дом, я переоденусь и пойдём.

     Приход Ильи, ведущего за руку деда, привели в шок и гостей, и молодожёнов. Эта парочка, появившаяся так неожиданно, заставила пляшущих остановиться, а оркестр замолчать.

     - Пошли к столу, дед, я здорово проголодался. Вон там, около мамы, моё место. Ты поднимешь тост, скажешь молодым хорошие слова, а я пока набросаю нам на тарелки, - тянул за руку деда Илья. Он увидел лицо своей мамы, вмиг побледневшее.

     - Мам, вот деда Илью пригласил с нами попраздновать.

     - Не бледней, доча Тонюшка, не бледней, - тихо произнёс дед Илья. - Воспитала разумного парня, не нам чета. Враз растопил сердце старика. Дипломат! Вот пришёл Полюшку поздравить, счастья пожелать.

     Кто-то быстро налил деду Илье высокую рюмку водки. Илья подложил в тарелки закуски всякой. Все замерли, дожидаясь слов деда.

     - Большой сегодня праздник наметился. Думал проигнорировать, но вот внук Илья вразумил старого деда. За молодых поднимаю тост! Счастья тебе, доча Полюшка! Дом наш большой, живите с суженным в нём долго, детей рожайте и любите друг друга до последнего дня жизни! - залпом выпил, понюхал кусочек хлеба, поданный Ильёй. - Горько! Ой, как горько мне, люди!

     Свадьба гремела над Волгой. Пляски и песни не смолкали. А Илья с дедом, насытившись, пошли на берег реки, посмотреть на закат.

     - Смотри, внук, какое раздолье! Люблю я свою родину. С детства до сегодняшнего дня жил на этом берегу. Всё так дорого мне, - тихо сказал дед, обнимая плечи Ильи. - Много времени я потерял из-за своего упрямства. Вон ты какой вымахал! Прости мне старому все неправильные слова, внук!

     - Я давно простил тебя, дед, ещё когда был совсем маленький. Прибежал домой, спрятался в своей комнате, чтобы мама не видела, долго плакал, но тебя простил. Подумал, что ты очень старый и потому такой злой, - ответил деду Илья.

     Бежала река Волга, уносила печаль из их сердец. Хотелось им прожить остаток отведённого времени в других отношениях и каждый август, в такой же августовский день, приходить на берег полюбоваться на закат. Но жизнь распорядилась иначе. Через два месяца деда не стало. Он быстро угас без видимых причин. В последний день попросил пригласить священника. Никто не удивился этому. Мало что атеист, мало что бывший партиец, позвал, значит так душа захотела. Неизвестно, о чём ему рассказал священник, долго служивший в церкви рядом. Но прощаясь с Ильёй, дед попросил передать дяде Анастасу его просьбу - простить и не помнить зла.

Продолжение следует:

http://www.proza.ru/2020/02/14/1650


Рецензии
Ах, какой чудесный мальчик Илья!
И уважительный, и манеры отменные с детства, а главное, сердце золотое, в котором нет места обидам.

Богатова Татьяна   15.03.2020 12:48     Заявить о нарушении
Взят образ с прототипа... Таким он был всегда,с правильной речью с одного года и четырёх месяцев, таким остался и сейчас. Любимец мой! Но бабушка строга...

Надежда Опескина   15.03.2020 13:14   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.