Любовь творит чудеса

Надежда Мещера
Вариации на античные   мифы.

Афина   села на трон в своем небесном чертоге. Она очень   устала, спасая от злоключений Одиссея, заблудившегося в   Эгейском море. Конечно, она   могла бы и не делать этого, но Паллада обещала Пенелопе вернуть домой ее мужа здоровым и невредимым. А обещание было свято, даже если оно дано смертной женщине, а не равной ей богине. Да и Одиссей нравился Афине своей храбростью и хитроумием в решении сложных проблем, жаждой странствий и неунывающим духом. К тому же она испытывала чувство вины перед Пенелопой за то, что   втравила Одиссея на Троянскую войну, тем самым лишив Пенелопу   мужа на несколько лет.   Но кто, кто еще смог бы придумать трюк с Троянским конем и полностью изменить планы и ход войны?!
Поэтому, долго не раздумывая, едва услышав мольбы Одиссея, она бросилась к нему на помощь. Сконцентрировавшись на месте происходящей трагедии, она в мгновение ока оказалась над бушующей стихией, и ее   фигура закрыла весь горизонт. Что там происходило потрясло Афину. Могучие волны взлетали ввысь под порывами ураганного ветра и срывались вниз мощными потоками, круша и сметая все на своем пути. И среди этой природной вакханалии болталось утлое суденышко с порванными в клочья парусами, с обезумевшими от страха людишками в трюме.   Огромные волны играли кораблем, словно мячом, отбрасывая его от одной волны к другой, и было не понятно, как он все еще удерживается на поверхности моря. Все это выглядело истинной фантасмагорией, которую даже в бредовых фантазиях трудно себе представить.
 Для Афины было ясно, что только ярость завистливых богов могла вызвать такое столпотворение.   К сожалению, боги часто завидуют смертным, их дару остроумия и находчивости, ибо их Бессмертие не дало им возможности развить у себя подобные качества. А события   в Трое и вовсе пошатнули   веру богов в незыблемость их воли.
Согнувшись, Афина зачерпнула своими огромными ладонями пригоршню морской воды, в которой барахтался несчастный корабль Одиссея.   Двумя огромными шагами Богиня пересекла неистовствовавшее море, и опустила потрепанное судно в тихой бухте, обрамленной скалами и зарослями цветущих растений, и растворилась в прохладном утреннем   воздухе.
И вот сейчас, усталая, но довольная исполненным долгом, она расслабилась    на своем троне.   Ее любимая сова Софа устроилась рядом с ней , склонив   голову на ее плечо.   Только рядом с ней Афина чувствовала гармонию   чувства и разума внутри себя.

Закрыв глаза, Афина утонула в сновидениях. Блуждая в них по всему миру, она наблюдала за реально происходящими   событиями, пытаясь быть бесстрастной, но иногда не выдерживала и вмешивалась в их ход. Богиня понимала, что это, возможно, не стоило бы делать, но   она   была не только богиней, но и женщиной.
 И, естественно, она не могла отказать себе в желании заглянуть к спасенным   морякам,  оставленным   в бухте, и не   пожалела об этом.
Горячее солнце поднялось над горизонтом. Притихшее море ласково лизало волной прибрежный песок. Воздух был напоен сладким ароматом цветущих растений с горько-соленым прикусом моря.   Команда занималась починкой корабля, восстановлением порванных парусов.,   Матросы перекидывались фразами о ночном шторме, и не переставали   благодарить богов за спасение. Время от времени они затевали спор, кто из богов принял участие в их судьбе, но так и не могли прийти к единому мнению.   Одиссей, который пристально рассматривал прибрежные скалы, и, казалось бы, не обращал  внимания на их болтовню, вдруг громко сказал: « Афина». Афина улыбнулась. Однако в резком тоне сказанного им слова она почувствовала напряжение и тревогу, и явно не напрасную. Едва появившись, она почувствовала присутствие здесь еще какого-то божества.   Как и Одиссей, она направила свой взор на скалы, ведь предчувствия   никогда не обманывали   его   даже в мелочах. Там она увидела силуэты больших бронзовых птиц. «Сирены!» - выдохнула богиня. «Значит и Афродита здесь!» - подумала она.
Противоречивые мысли и чувства боролись внутри Афины. С одной стороны, она понимала, что эти химерные создания богини Афродиты лишь хрупкий орешек для зубов Одиссея, и ситуация скорее всего будет им успешно решена. И она уже ликовала над неминуемым поражением   Афродиты и ее коварных птенцов.   Мужчины, долгое время плутающие по морям, а тут красавицы сирены! Это заставляло ее нервничать, а вдруг? Нет, поражения от Афродиты она бы стерпеть не смогла.
Одиссей, привыкший различать и понимать тонкие субстанции божественных мыслей , сразу же воспринял образы сирен и вспомнил рассказы бывалых моряков, сумевших вырваться из их когтистых лап. Женщины- птицы с золотым оперением, с лицами божественной красоты,   своим пением влекущие за собой. Как бы он хотел увидеть их поближе и   услышать их сладкое пение!
Задумавшись на секунду, он вдруг резко повернулся к команде, восстанавливающей паруса, и   скомандовал всем морякам заткнуть воском   уши. Моряки были удивлены   такому приказу, но выполнили все безропотно, зная, что их кормчий никогда ничего не делает   напрасно. Благо, что они смогли сделать это мгновенно, так как в эти минуты   натирали полотнища парусов воском.  По воздуху прошла странная вибрация, а затем пение чарующих женских голосов. Одиссей    почувствовал, что с каждой минутой он теряет способность трезво мыслить.
Его взгляд скользнул по берегу. Там он  увидел   собственную маму еще совсем молодой. Она протягивала к нему свои руки. Даже на расстоянии он почувствовал тепло ее рук, обнимающих его, восхитительный запах ее волос и кожи.   «Иди ко мне, мой маленький»,-   шептали ее губы. Он послушно двинулся по направлению к ней.. Вдруг его отбросил в сторону   резкий толчок.  Молодой моряк впопыхах ударил его, забираясь на борт судна. «Это   моя мм…» - Одиссей поперхнулся сорвавшимися с губ словами. Берег был пустынный.
  Юноша, выбравшись на берег, бросился бежать к прибрежной скале. Цепляясь за лианы, каменные выступы, он быстро поднимался вверх. Ничего не понимающие   моряки на палубе в остолбенении наблюдали за происходящим действом.   И вдруг крик отчаяния, и тело камнем падает вниз, ломая ветви деревьев и кустов, а за ним, подобно стервятникам, бросаются несколько птиц.
Одиссей едва не подпрыгнул, услышав позади себя вой раненого зверя. Повернувшись, он увидел старого матроса с остекленевшим взглядом, устремленным на скалы, которого с трудом сдерживали несколько человек..… «Пустите меня!   Там – мой сын, там – мой сын !» - кричал он. «Там уже нет твоего сына»,-   мрачно ответил Одиссей.   И в следующее момент раздалась его команда – «Поднять паруса!», настолько громкая и экспрессивная, что ее поняли все , несмотря на заткнутые воском уши. Афина не смогла сдержать победный возглас, наблюдая, как Гарпии безвольно падали в морскую пучину.   Сильные полярные   эмоции двух Богинь создали столь высокое напряжение в атмосфере, что оно подняло такую волну, которая буквально сорвала корабль с прибрежной мели,   и ветер, надув паруса, погнал его в открытое море. Путь домой для Одиссея был свободен.
Возвратившись в свой небесный чертог, Афина желала лишь одного – оказаться в своей совиной кровати, сотканной из облака, где в изголовье была совиная голова, а крылья   смыкались у стоп Афины. Едва прикоснувшись к подушке, богиня оказалась в царстве Морфея.
Как только первый луч солнца скользнул по ее лицу, она открыла глаза, но вставать и начинать новый день не хотелось. Она   закрыла их опять и начала свое обычное ментальное путешествие по миру людей, иногда злясь, иногда восхищаясь их делами. И, конечно, она не могла не побаловать свое эго и не завернуть на Родос, место своего рождения, где был построен римским народом самый красивый   в мире   храм. И этот храм был посвящен ей.
Едва лишь   Богиня сосредоточилась на родосском храме, как до нее донеслись страстные слова молитвы, обращенные к ней. Не раздумывая, Афина оказалась вблизи храма.
Чтобы не быть узнанной, Афина приняла облик старой женщины, которые часто бродят по святым местам, вымаливая себе лишние годы жизни в здравии и благополучии, а за одно питаясь новостями и сплетнями,   разнося их потом по всей округе.
Войдя   внутрь базилики, она отыскала глазами молящегося юношу и сразу узнала его. Это был Димиур, сын Аполлона от смертной женщины. Ей нравился этот молодой скульптор, и она часто тайно посещала его студию, любуясь и восхищаясь его талантливыми работами.
 Пообщавшись с постоянными посетителями храма, она получила противоречивые сведения. Они   изменялись от уровня всплеска фантазии их носителей. Но ничего из этого не говорило об истинном положении дел. Но    суть их сводилась к одному:   молодой человек «спятил» от любви к собственной  статуе и всячески желает оживить ее.
 Прислушавшись к молитвам Димиура, Афина поняла,   что юноша, на самом деле,   изваял мраморную статую - девушку, спящую на кушетке, и, как это часто бывает с творцами, влюбился в свое творение. Молодой человек стал затворником своей студии.   Выходя из дома, он спешил возвратиться назад с охапкой цветов.   Димиур    покупал ей фрукты и сладости на рынке, которые потом раздавал детворе. Он писал   стихи о своей любви, и каждый вечер читал   их   изваянию. Все это   вызывало восторг у   местных мальчишек, которые развлекались по вечерам, подглядывая в окна   студии   скульптора.   И сейчас молодой человек просил Афину в своих молитвах найти ему точно такую же живую девушку, ибо не может больше выносить эти страдания.
Тогда Богиня решила отправиться в студию художника , чтобы убедиться во всем собственными глазами. То, что она увидела, было выше всех ожиданий.    Это был не холодный кусок обработанного мрамора.   То   было совершенство,   в котором гармонично сочетались изящество, красота, нежность. Все вместе производило неизгладимое впечатление и оказывало магическое воздействие, которое ни на мгновение не давало возможности усомниться, что девушка вот- вот проснется. Оно было одухотворенно рукою величайшего таланта.   И в эту мраморную девушку невозможно было не влюбиться.
С горечью Афина поняла, что не сможет найти ничего подобного в земном мире.    Расстроенная, она возвратилась в свой небесный чертог, не зная, как помочь юноше. Ей было ясно, что, если она не выполнит просьбы влюбленного, мир потеряет величайшего скульптора и не насладится его будущими уникальными произведениями. А этого Афина допустить не могла. Весь вечер она думала о чудесном изваянии. И, наконец, поняла, что так сильно привлекает ее в нем.
   Мраморная девушка, как и сама Афина, имели лишь одного создателя - мужчину:   Афина, рожденная из головы ее отца бога Зевса, и девушка, рожденная руками скульптора.   Они обе были другими.   Ни в Афине, ни в ней не было таких качеств, как зависть, хитрость, чванливость, которые нежных красивых девушек превращают во вредных, ненавидящих весь мир старух. Они обе были сотворены из души, духа и разума.
На следующий день она вернулась в собор и вновь увидела несчастного влюбленного. Димиур сидел у ног ее статуи, не обращая ни на кого внимания. Он был полностью погружен  в слова молитвы. Слезы текли по  его щекам и он, по-детски, вытирал их тыльной стороной руки. Его губы повторяли бессчетное количество раз, - «Афина, помоги!», Жгучее сопереживание захлестнуло Богиню.   Она должна была спасти их.
Маленькой юркой ласточкой она влетела в мастерскую Димиура и, обернувшись в человеческую плоть, подошла к мраморной девушке.   «Я – здесь», бессознательно сказала она и   вздрогнула, заметив, что ресницы девушки затрепетали. «Ты узнала меня?». - «Ты,   Афина – моя покровительница.», -прошептали губы девушки. Афина дотронулась своей рукой до ее лба и груди и сказала: «Я дарю тебе божественную душу и ум,  и нарекаю тебя Алесандрой.   Надеюсь, что я не ошиблась. Ты будешь достойной женщиной и женой, а также Музой всех художников», - сказала Богиня и ласточкой   покинула мастерскую.
Медленно, теряя последние силы, Димиур добрался до своего дома. Он хотел только одного – лечь рядом со своей статуей и стать таким же бездыханным, как   она. Едва открыв дверь, он ощутил человеческое тепло, заполнившее студию. Скульптор подошел к мраморному изваянию и положил   рядом с ним охапку свежих цветов. Коснувшись ее руки, он почувствовал, что она теплая. В этот момент девушка открыла глаза, излучавшие бескрайнюю нежность.   «Я – Алесандра и - я твоя жена. Так сказала Афина Паллада».
На следующее утро Димиур посадил перед домом своей мастерской оливковое деревце. Всего за несколько дней оно выросло в огромное дерево, дарующее защиту и дом многим живым существам.
Невидимая Афина стояла под густыми ветвями оливы и наблюдала за счастливой парой. «Любовь творит чудеса!», - задумчиво прошептала богиня, и довольная собой, птицей вспорхнула в чистое синее небо.


Рецензии
Наденька, Ваши вариации прекрасны! Прочла и получила истинное наслаждение.
Удивительным образом Вы соединили мифы в одно увлекательное, цельное повествование! "Любовь творит чудеса"-!- восхитительно! Браво.
Спасибо огромное!

С искренним пожеланием неиссякаемого творческого вдохновения - Тая.

Доброе утро.

Азиза   19.11.2021 09:25     Заявить о нарушении
Спасибо Тая за Ваши добрые слова.

Надежда Мещера   20.11.2021 16:08   Заявить о нарушении