Разговоры запросто. История в лифте. Часть вторая

       Сергей сдался на уговоры любопытной собеседницы и решил рассказать  подробности своей интимной жизни, тем более эти мысли давно тяготили его, и он сам был рад избавиться от груза давивших его размышлений. Рассказ был длинный. Незнакомка часто перебивала его различными пикантными вопросами. Но это не мешало хорошему рассказчику следовать главной линии интересного повествования.

  - Прихожу я домой, вернее, домой к подруге в три часа каждый четверг. Перед этим специально отпрашиваюсь на работе. В субботу отрабатываю пропущенные часы. Снимаю верхнюю одежду в прихожей, перекидываемся парой слов. При этом оба рады встрече. Затем мою с дороги руки и прохожу по нужде в туалет.

  - Эту интимную подробность можно опустить.

  - Вы это называние интимной подробностью?! Вы, вероятно, полагаете мы с Ириной после этого друг другу сказки рассказываем о полёте Ганса или Густава с гусями в страну Лапландию со своими добавлениями и в ладошки от радости такой хлопаем?!

  - Извините. Продолжайте.

  - Тем более в туалете я только стою над унитазом. Всё остальное делает Иришка. Она держит правой рукой мой орган и направляет струю в нужном направлении. Затем встряхивает его, а оставшиеся капли вытирает мягкой бумагой, которой обычно вытирает по утрам свою белую попу.

      Из туалета иду сразу в спальню, и рук мыть не надо. Раздеваюсь до гола, ложусь на широкую с кипельно - белыми простынями кровать и жду пока подруга принимает душ. Приводит себя в порядок, она ведь тоже с работы убежала.

  - Но и ведь вы только с работы. Почему вы без душа сразу в кровать полезли?

  - Ирине нравится, когда от мужчины разит, как от дикого кабана.

  - Это я понимаю.

  - После этого она ногая ныряет ко мне в кровать...

  - И вы сразу приступаете к делу?

  - Нет, поговорим немного о работе, о том, о сём. Новости какие накопились. Постепенно возбуждаемся. Затем я без лишних слов наваливаюсь на неё всем телом. Она целиком подо мной. Я целую ей шею, лицо, груди. Нежно мну или глажу спину. Далее лицо моё опускается, целую её соски, сами груди, потом живот. Переворачиваю её и начинаю массировать спину, ягодицы, бёдра. Часто раздвигаю ягодицы и рассматриваю анус, любуясь им. Волосы вокруг него не сбрить, ни тем более вырвать. Интересно за ними наблюдать. На лобке волос нет. А здесь они есть : редкие, чёрные и жёсткие. Анус сам розовый, похож на пупок, но наоборот вывернут, а не вдавлен. Долго массирую попу. Затем опять переворачиваю Ирину на спину, раздвигаю ей ноги, сгибаю их в коленях и просовываю сначала один палец в её щель, потом второй, третий. Она требует ещё. Тогда и четвёртый и пятый. Вся ладонь там. Ей хочется ещё. Но ещё не получается. Кулак целиком не проходит. Ладонью вожу туда сюда. Моя женщина в восторге. Своей рукой массирует лобок. Глаза её от удовольствия закатываются, шея откидывается назад. Рука совсем мокрая, словно только что из под крана.

       После этого руки опускаются ниже. Я глажу ей ноги. Ниже, ниже, ещё ниже и так, пока не дойду до ступней. Это для Ирины предел наслаждения. Массаж стоп большими пальцами рук. Нежно, грубо - без разницы! Ей всё равно! Стопы можно массировать бесконечно! При этом пальцы моей правой ноги находятся у неё во влагалище, и я совершаю ими различные возбуждающие движения. Глубже, как можно глубже! Ирина уже не может сдержаться и, громко вскрикнув, заканчивает первый акт.


       Идёт в душ. Мне тоже надо отдохнуть. Я могу перевозбудиться и закончить раньше времени. Этого допустить никак нельзя. Иначе неделя ожидания пропала зря. Стараюсь отвлечься. Думаю о работе, аммортизаторах, солидоле. В общем, о всякой ерунда.

      Ирина возвращается. Наступает второй акт. Я грубо засовываю её под себя, поднимаю ей ноги, вхожу в неё со всей дури и весь отдаюсь страсти, но о контроле над собой не забываю. Мой член в ней. Руки мнут мягкий зад. Голова на её груди. Это истинное наслаждение. Другого такого я не знаю. Ирина тоже разгорячилась от удовольствия. Щеки у неё горят, волосы прилипли ко лбу. Хорошо под попу положили махровое полотенце - иначе промокла бы простыня. Так продолжается минут тридцать. Потом силы покидают меня. Нужен отдых. Отдых мне, но не Иришке. Она садится на меня. Над кроватью весит специально закрепленная веревками к потолку перекладина. Она вставляет мой член себе между ног, хватается обеими руками за перекладину и вытворяет своим тазом всё, что её страстному сердцу угодно: вертит тазом по часовой стрелке, затем против. Нагибается, выгибается, скачет на мне то увеличивая скорость движений, то уменьшая их. Фантазия работает без остановки. Я лишь изредка успеваю схватить её или за попу или за грудь. Член иногда выскакивает из влагалища. Ирина, чтобы не растерять охвативший её задор,  тут же вталкивает его обратно. И всё начинается сначала, и через какое - то время заканчивается опять - таки громким криком сквозь сжатые губы. И опять душ. Мне бы и самому принять его пора, но подруга не разрешает. "Неделю, - говорит, - этого ждала. Потерпи. Будет тебе от меня за это подарок!".

      Через десять минут возвращается в белом кухонном переднике. Акт третий. Ролевые игры. Мы уже в гостинной комнате. Я - злой голодный супруг. Иришка - ленивая неповоротливая хозяйка. Обеда нет. Ужин когда будет неизвестно. Она как бы хнычет, пытается оправдываться. Я злюсь ещё больше, хватаюсь за ремень, перегибаю её через спинку кресла и начинаю хлестать белую попу ремнём. Она визжит, кричит. Не знаю, что соседи думают?! Видимо, я в их глазах тиран, варвар, изувер.

  - А вы видимость ремонта изобразите или музыку включайте, - в задумчивости произнесла Катерина.

     Лифт по - прежнему стоял. Электричества не было. Ноги начали затекать. Первый тайм уже, наверняка начался или может даже подходил к концу. Я же стоял в кабине лифта и рассказывал совершенно незнакомому мне человеку о третьем акте сегодняшнего представления.

  - Вам не надоело меня слушать?, - уже робко спросил я, - кому понравится такой ужас слушать?!"/

  - Нет, что вы?! Продолжайте. Вы остановились на ремне.

      - Да, мы остановились на ремне, белом переднике и голой заднице, которая скоро стала красной, как помидор. Когда у меня уже нет сил хлестать, а у неё сил терпеть, я в этой же позе, то есть сзади вхожу в её прелесть и начинаю работать тазом изо всех своих мужских сил. Работаю нежно и аккуратно. Всё таки попа могла ещё болеть после порки.

      Чтобы сократить свой рассказ скажу, что мы ещё занимались сексом в туалете, где Ирина, сидя на унитазе, удовлетворяла меня, стоящего перед ней, орально. Потом мы снова в гостиной комнате, где Ирина лежит спиной на столе, её ноги у меня на плечах, а я по - прежнему двигаю тазом. Стол ходит ходуном. Удивляюсь, как соседи с низу до сих пор не вынесли в квартиру дверь?!

     Теперь мы в верхней зимней одежде на лестничной площадке. Это для остроты ощущений - вдруг кто выйдет из лифта или квартиры?! Это страшно заводит! Подняв подруге шубу и огалив попу я вхожу в неё и всё начинается с начала. Ирина руками упирается в поручни и наблюдает по сторонам. Я прислушиваюсь к шуму движущегося лифта. Малейшая опасность и мы делаем вид, что вышли покурить.

  - Я уже сбилась со счёта сколько актов и действий у вас было. Такого и в кино не увидишь! И по всему видно, вы не врёте - всё похоже на правду. У меня уже от волнения и постоянной работы воображения голова разболелась. Мы и не заметили, как свет включился. Сейчас лифт поедет. Может вы ко мне в гости зайдёте? У меня тоже телевизор, наверняка, футбол показывает. А вместо яичницы я вас домашними пельменями накормлю. Только пива нет. Но есть кофе, соки и чай. Ещё вино какое - то дорогое.

  - Почему нет?! С удовольствием! К тому же вы при свете выглядите довольно привлекательно. Зря вы на себя наговаривали!

  - А вы мне перекладину над кроватью установите?

       Наконец лифт тронулся и мягко понёс наших заключённых к новым приключениям и впечатлениям.


Рецензии