3. Большая война на малой родине. Торчок

 
                Начало здесь  http://www.proza.ru/2020/02/26/1004

   - Привет, сестра!
   - Привет, братишка!
   - Ну что, поехали?
   - А, поехали!

   И мы поехали. Стояла чудная осень 2019 года. Тепло. Золото красок. Я - за штурвалом своего внедорожника, на заднем диване сестра моя троюродная, Татьяна. Рядом, на пассажирском месте  мама моя, Лариса Васильевна Гаврилова. Штурман наш - Татьяна. Здесь места ее детства. Деревенька Удриха, речка Изгожка.
   
   Татьяна чуть старше меня, а с ее сестрой Верой мы одногодки и в один класс ходили. Обе в Опочке сейчас живут. У нас разные папы и мамы, бабушки и дедушки тоже, а вот прадедушка и прабабушка -  общие. Троюродные, значит. Кровинка. Предки наши  с 18 века жили под Опочкой в деревеньке Пружки. Государственного имущества крестьяне. Дошел я в поиске до 1772 года… Крестьянин Ульян… Но оказалось, что не было у Ульяна своих детей. Были взятыши. Так в исповедках написано. То есть приемные. Так что мы из взятышей. Попробуй теперь установи, откуда. И почему прадед наш был чернобородый, смуглый да черноокий.

   А мама Тани и Веры родом из деревни Удриха. Это недалеко от Пружков. Только по другой дороге ехать. Вот мы сейчас и ехали в Удриху. Зачем? Ну, во-первых, мы с мамой никогда в том краю не были. А там есть на что посмотреть. А во вторых…

    Как-то я позвонил Татьяне и спросил:

- Таня, а не помнишь ли ты такую деревеньку со странным смешным названием Торчок?  Она должна быть где-то в твоих краях!

- Да что-то не припоминаю!  - с удивлением ответила сестра.

  А немного позднее она позвонила и радостно сообщила, что ей приснился сон. Что баба Катя предложила ей ехать в землянику на велосипедах в Торчок. И она вспомнила! И даже указала место  на моей карте 1937 года.  Да, по дороге в Удриху была раньше обозначена деревенька Торчок. А после войны там оставался всего один маленький домик.  Но Таня отлично запомнила место:

- Лесок заканчивается, вот там и был Торчок!

  Я очень хотел посетить это место. Меня просто тянуло туда! Вот мы доехали до Лаптевского перекрестка, поехали по дороге дальше, вдоль реки Изгожки, миновали старый немецкий бункер времен войны, углубились в лес… Выехали из него.

- Здесь! Вот здесь дома были – сказала Татьяна, указав на заросшую мелким кустарником и молодой порослью поляну.

   Ничто не говорило о том,  что  тут было жилье. Природа быстро стирает все следы. Но когда - то здесь жила своей жизнью маленькая деревенька со смешным названием Торчок. Я вышел из машины и сделал несколько фотографий. Мысленно представил себе, что здесь происходило в самом начале июля 1941 года… В лесочке, севернее деревеньки Торчок.

                ------------------------

   Вечерело. Со стороны Опочки долетали треск выстрелов и уханье взрывов. Немцы фактически овладели городом.  Начштаба 46 танковой дивизии капитан Бацкиаури на минуту задумался, перестав диктовать машинистке оперсводку. Он посмотрел на алюминиевую кружку с остывшим чаем.  Вздохнул, подумав нехорошими словами:

- А ведь это…! Капец!

    Южный темперамент брал свое.   Капитану хотелось взять саблю в руки, вскочить на лихого коня… Но, толку то!

В штабную палатку влетел посыльный:

- Таа-ищь капитан!...

Капитан устало посмотрел на бойца:
 
- Ну, что там у тебя?

- Двести второй…Потери… Артиллерия бьет!
- Знаю! Доложили. Вот уже сводку составляем. Подкрепления ждем. Отдохни, загляни в палатку, чаю попей…Сахару дадут…

- Да нет времени, товарищ капитан! Я обратно, к своим..
- Давай! Ни пуха! – сверкнул глазами капитан, тихонько добавив – с Богом, боец!

 Капитан встал с табуретки и стал диктовать дальше. Послышался стук печатной машинки:

- В 24.00 10.7.41 г. 92 танковый полк и 46 мотострелковый полк провели налет на противника: 46 мсп ударом в направлении Пикали, Юхановка, задача овладеть северной окраиной Опочки; 92 тп. Действием в направлении ст. Опочка овладеть городом Опочкой, отбив его у противника.

Капитан остановился, присел на табурет и вытащил  папиросу. Помял ее в пальцах и бросил на стол. Продолжил уже сидя:

   - Части, достигнув северной и восточной окраины Опочки, были встречены упорным сопротивлением противника, который начал охватывать фланги, намереваясь окружить.
    92 тп. с боем отошел, потеряв один танк и 20 человек убитыми и раненными. 46 мсп. попал в более затруднительное положение и вел бой  до 7.00 11.7.41. Понес следующие потери: в людском составе – 315 человек убитых, раненых и пропавших без вести, в материальной части – винтовок 94, ручных пулеметов 11, станковых пулеметов 6, минометов 82мм – 2, орудий 76мм – 2…

  Капитан замолчал. Потом взглянул на машинистку Катю:

- Катюша, я все-таки покурю выйду …Потом продолжим.
- Товарищ капитан…Как же это? Неужто …отступать…опять? Опочку оставим?– по щекам девушки текли слезы.

- Отставить сырость!  Не отступать, а совершать маневр отхода!  А там… - капитан вышел на свежий пока еще воздух и тихо добавил – а там как Бог рассудит!

  Тяжелые разрывы слышались совсем близко. Капитан посмотрел на верхушки сосен:

- Завтра, наверное,  будем сниматься с места. Не устоим.

   Капитан был прав. 46 танковая дивизия, как и весь 21 мехкорпус, отступили в направлении Кудеверь. Группы армий “Север” рвались к Ленинграду.

  Немецкие боевые части подошли к Опочке 8 июля.Они шли со стороны Красногородска. По хлебным полям. А  15-17 июля  в Опочке уже вовсю хозяйничали оккупационные формирования.  А дед мой, Василий Петрович Петров попал в плен. как и многие тысячи советских солдат и мобилизованных.

   Вот и все. Новый немецкий порядок. На долгие три года.

     Разве тогда, летом сорок первого, кто-нибудь мог подумать, что все будет так? 
 
     Граница ведь отдалилась далеко на запад. Начались передислокации и переформирования. Было принято решение организовать на базе особой московской кавалерийской бригады 46 танковую дивизию. В Опочку стали прибывать техника и личный состав. Техники, правда, мало было. Да и то, одни легкие “БЭ-ТЭШКИ”. Пукалки – стрелялки легко бронированные.
     Но ведь это было самое начало. Начало всегда с малого начинается!  Финская зимняя кампания дала свои уроки. Теперь делались выводы. На 22 июня были намечены торжества по открытию летних лагерей дивизии. Артисты из столицы приехали. А в соседнем Красногородске в это воскресенье на стадионе проходили спортивные соревнования расквартированного там батальона ПВО. Батальона, укомплектованного личным составом но, без материальных средств. Ну, то есть, стрелять было нечем пока что. Все было впереди. Так думалось и хотелось.

     Но 22 июня всем стало понятно – что не успели, то не успели!

   26 июня 46 танковую дивизию в составе 21 мехкорпуса срочно перебросили под Даугавпилс для отражения врага на дальних рубежах. Точнее, перебросили ту ее часть, что имела танки и вооружения. Остальной личный состав остался в Опочке. События под Даугавпилсом развивались стремительно. Дивизия сильно потрепала немца, но и сама понесла серьезные потери в технике и живой силе. Вернулись на прежний рубеж, к Опочке. Здесь и заняли оборону.  Не укладывалось в голове, что и дальше придется отступать.

   В Опочке в это время проходила спешная эвакуация всего и вся.  Одновременно, заработал мобилизационный пункт. Было призвано около 800 человек.  Ну не верилось в происходящее! Будто, сон плохой.

   Остановить военную машину вермахта не удалось.  Однако сильно  задержали ее! Где-то на неделю. Где-то на сутки. Ленинград немцы окружили гораздо позднее, чем планировали. К Москве подошли как раз к морозам. Не ожидали фашисты такого сопротивления. Но цена этого сопротивления была очень высокой. А просчеты в планировании и снабжении, отсутствие средств связи, приводили порой к бессмысленным потерям.

   Меня давно интересовал один вопрос. Деревня Пружки, где в это время жили мои родные, в том числе и мама, появившаяся на свет в 1939 году,  за все время войны практически не пострадала. И мне стало интересно, а что происходило в этих краях. Как и где разворачивались боевые действия. Почему одни деревни были сожжены дотла при немецком наступлении, а другие сохранились в целости.

   Изучая документы, в том числе оперсводку штаба 46 тд. я понял, почему деревне так повезло. В 1941 Пружки, территориально расположенные на краю волости,  вначале оказались в тылу наших войск, а затем резко, скачком, уже на территории, занятой противником. Кроме того, поскольку рядом с деревней располагался большой полевой аэродром, а дома жителей были, надо сказать, очень добротными, немцы, скорее всего, сохранили деревню для себя. Тем более, что рядом проходила железная дорога. Удобно. Немцы, они ведь расчетливые.   Ну а почему деревня не пострадала, когда немцы уходили в 1944 году – это тема другого повествования.

                -----------------------------------

   Я вернулся из дум и размышлений в реальность.
Ну, вот я и посетил это место. Представил себе, почтил память. Надо ехать дальше. В Удриху. Там очень интересные места. В послевоенные годы было развернуто масштабное строительство гидротехнических сооружений рыбного хозяйства. В этом строительстве участвовал и отец сестер моих,  Николай Александрович Петров. Там же он и с тетей Валей познакомился. Ну, с мамой сестер моих. Она ведь в Удрихе жила.  От деревни теперь мало что осталось. Уже собрались уезжать, но Таня попросила сделать фотографию большого клена, горевшего осенней листвой. Сестра задумчиво смотрела на дерево:

- Я помню его еще маленьким – сказала она.

   И мы не торопясь двинулись в обратный путь.  Рыбное хозяйство, пусть не в том масштабе и статусе, но функционирует. Когда проезжали Сосновку, в водоеме у кромки воды стояли большие белые цапли. Много цапель! Видимо ожидали сброс воды. Будет возможность чем-нибудь поживиться!
   И тишина!  И пушки не ухают. Как трудно поверить, что здесь когда-то шли бои. Смешивались с землей человеческие тела.  Многие до сей поры в земле.
   Опочецкий рубеж.
     Бои местного значения. Местные рубежи. Сколько их было в той войне. Не
сосчитать.

                Продолжение здесь http://www.proza.ru/2020/02/28/1172

                Февраль 2020.


Фрагменты опердонесения штаба 46тд.За подписью капитана Бацкиаури ( архивы ЦАМО).
Вставлен  фрагмент карты 1937 года.


Рецензии
Вы проделываете большую серьёзную работу, устанавливаете факты, рассказываете и нам. Эпизоды войны и жизни. Всё ярко, зримо.
С Уважением к Вам

Мирослава Завьялова   01.06.2020 18:56     Заявить о нарушении
Вы правы, Мирослава. Хотелось именно в малых эпизодах показать большую войну. На малой родине. Именно так - зримо и доходчиво. Чтобы до каждого дошло. Или почти до каждого.

С уважением,Валерий

Валерий Павлович Гаврилов   02.06.2020 07:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.