Замкнутое пространство

 Замкнуто мы сегодня живем как-то, изолированно. Работа - дом, дом - работа. Вдобавок даже если и в коллективе вращаемся, то людей вокруг себя привычно не замечаем. Как, впрочем, и они нас. А если вдруг и увидим кого, то не воспринимаем, а если воспринимаем, то все равно не так чтобы очень. Равнодушно и абстрактно, откровенно говоря, воспринимаем. Вы, к примеру, с соседями своими давно по душам разговаривали? То-то же. А мне на днях, правда, случилось.
  Короче говоря, стою тут я утром на площадке нашей лестничной в ожидании лифта и зеваю. Слышу, распахивается, лязгнув затворами, дверь. Это выскакивает из апартаментов, что напротив, взъерошенная особа лет себе очень средних, соседка она наша давнишняя, насколько мне известно. По своему обыкновению, куда-то опаздывает,
– Не уезжайте без меня, я уже сейчас, только квартиру на сигнализацию поставлю...
Интересная такая цыпа, ухоженная вся, парфюм дорогой, шмотки тоже от кутюр. В сфере торговли работает… Если мне память не изменяет. Мы по утрам частенько с ней у лифта сталкиваемся. Как звать-то ее... дай Бог памяти.
- В чем вопрос, ставьте себе на здоровье.
А вообще хорошая у них семья, спокойная. Приятные люди все без исключения. Не видно и не слышно их никогда. Только утром и вечером дверь хлопнет пару раз негромко, вот и весь тебе дискомфорт.
  Подбежала, на ходу застегивая молнию на полусапожках. Как всегда, мило улыбаемся друг другу, раскланиваемся. Пока то да се, здрасьте - здрасьте - извините, а там  и лифт уж двери распахнул. Галантно пропускаю даму вперед, жму на первый, дальше едем молча. Она мне улыбается. Ну, и я ей улыбаюсь в ответ. Почему, думаю, не улыбнуться-то хорошему человеку. Соседи ведь положительные, не видно и не слышно их, песни блатные ночами не орут, в мусоропровод пьяные не гадят. Сколько лет уж живем бок о бок, а ведро старой краски им на дверь выплеснуть, не поверите, ни разу рука не поднялась.
   И тут где-то между третьим и четвертым нас с ней тряхнуло. Потом еще раз, но уже не так сильно, и погас свет. Стоим - ждем. Дело оно, конечно, житейское. Такое и раньше бывало. Дом-то старой постройки. А с тех пор, как капитальный ремонт сделали, так вообще через раз. Темно. Но не кромешно. Лампочка аварийная, слава Богу, еще светит. В тусклом неоновом мерцании вижу затравленный взгляд своей попутчицы. Ободрить бы надо, думаю, по-соседски ее как-нибудь.
- Подождем, – киваю ей я с беспечным выражением лица, - и поедем.
- Подождем, - вторит она эхом.
   Стоим какое-то время так рядом, переминаемся. Пора, думаю, нам бы по-соседски разговор завести. А то обычно ведь как? Мы с ней нос к носу - одна минута, пока лифт ползет, ну от силы две, если с остановками. Улыбки бывает вполне достаточно. А тут уже минут десять прошло. Можно, конечно, глубокомысленно в айфон уставиться. Да, на беду, в машине его оставил. А пауза уже затягивается. Неловко молчком стоять. Улыбнуться, может? Да нет, для улыбок сейчас вроде момент не совсем подходящий.
- Погода, знаете ли, – наконец выдавил из себя я, – стоит на улице.
 - И не говорите, - энергично подхватывает она вброшенную тему. - Стоит. И конца и краю ей не видно.
Чувствую, ей тоже не по себе от пикантности ситуации, и она прямо-таки ухватилась за эту погоду, как утопающий за соломинку. Я, в свою очередь, тоже стараюсь не отставать. - У нас сегодня ночью до пяти мороза, представляете?  Это при северо-восточном-то ветре. А по области - так вообще до десяти. Очередной рекорд. И куда только катимся.
Зачитываю я ей по памяти прогноз погоды, а сам лихорадочно думаю: «Одной метеосводкой ты тут, брат, пожалуй, вряд ли обойдешься. Что бы такое еще с ней обсудить? Актуальное. Неужели соседям и поговорить уже стало не о чем?»
 Вот еще, кстати:
- А цены-то на бензин растут, представляете, - удрученно киваю я ей головой, - и куда только катимся.
- Да что там бензин, а вы не пробовали сметану? - возмущается она в ответ, - сплошное пальмовое масло в красивой упаковке. Не понятно только одно, почему там корова нарисована.
Ну вот, вроде все обсудили, говорить положительно больше не о чем. Надо же, угораздило меня с ней тут застрять. Стоило лучше пешком идти, все для здоровья полезней. Развлекай ее, понимаешь, теперь.
И тогда, исчерпав все вечные темы, я решил с общего перейти на частное.
- Привет дедуле вашему передавайте, что-то не видел его уж давненько.
- Рада бы, да помер он, - вздыхает соседка, как мне показалось, озадаченно.
- Да что вы такое говорите, какая жалость.  И давно преставился?
- Скоро три года уж как.
«Ни фига себе, - думаю, - вчера еще кажется курил у мусоропровода. Ты только посмотри, как время летит».
А сам ей киваю головой сочувственно:
– Ай-яй-яй, хороший был старикан, настоящий… Земля пухом ему.
- Спасибо, – говорит она в ответ неуверенно. При этом глядит на меня несколько странно.
А лифт, как назло, все не трогается. О чем бы еще таком с ней потолковать?
- А сынок-то ваш уже школу поди закончил?
- В прошлом году еще, с медалью.
В ее глазах вспыхнула на секунду гордость.
- Только, правда, не сын, дочь у нас. И представляете, после выпускного сразу же замуж выскочила. Акселератка.
Я, если честно, аж опешил.  Парень в той квартире живет. Точно парень.  Я почему запомнил-то еще. Коляска у него синенькая такая была в детстве, он в ней ездил. У пацанов она всегда синенькая. Это у девчонок розовая.
«Вот пострел, - думаю, -  вишь, время-то какое смутное настало. Ни в чем нельзя быть уверенным. Вчера вроде еще сын, а сегодня смотришь - уже дочь. Надо будет со своим  беседу провести».
А вслух сетую:
– Бывает. Ох уж эта свобода совести. И куда только катимся. То ли дело раньше были нравы.
   И тут меня неожиданно ностальгия по прошлому накрыла. Вот так жизнь мимо проходит. За стеной люди умирают, полы меняют, замуж выходят, а ты даже ни в зуб ногой. Окажешься так в замкнутом пространстве со своим ближним, а поговорить-то и не о чем. Надо, надо нам все-таки отношения поддерживать. Как раньше это было. Сообразили стол вскладчину, засиделись до полуночи за душевным разговором под хорошую закуску, песни блатные поорали. Эх, где наша не пропадала!
- Да, - говорю ей, - сколько лет уже мы не собирались, не сидели по-соседски, если это... вообще когда собирались. А знаете что? Заглянули бы как-нибудь, дорогуша, к нам на огонек. Всей семьей. Посидим. Половина моя такую утку с черносливом сбацает, слюной изойдете. Три звездочки раздавим, пулечку распишем. Супруг, надеюсь, ваш по-прежнему в преферанс перекинуться не дурак? Он, кстати, мне еще тысяч десять должен, ха-ха. Не пугайтесь, - смеюсь, - это еще в старых деньгах, до деноминации, но проценты поди набежали, ха-ха…
- С удовольствием, - кивает она, раскрасневшись почему-то. - Кстати, утку с черносливом я очень люблю, и муж мой преферанс тоже уважает. А уж долга этого мы точно не боимся. Мы же сюда к вам года еще не прошло, как переехали.
  Вот те номер. Надо же, конфуз какой. Если бы не тусклый свет лампочки, она бы увидела, как по моему вытянутому лицу растекается красная краска. Я стою молча, изучая узоры на своих ладонях. А что тут скажешь. Спасибо, что электричество дали, и лифт наконец тронулся.

;


Рецензии
рассказ написан нормальным языком. и что мне понравилось мысль совершенно четкая и поворот сюжета в конце рассказа интересен. но вот интересно, ни одной рецензии не увидел. зато очень много вских опусов типа "я лечу в блаженном потоке чувств" или философствований тех, кто с предметом своих размышлений, например с историей, знаком поверхностно - и тьма рецензий от благодарных читателей. Почему? может быть, век реализма канул в Лету? может быть, теперь изъясняются не так. пишут туманные строки. и как они тогда друг друга понимают? но приходится признать, вы со своим вполне реалистичным на 95% реалистичным, рассказом поклонников и почитателей не наберете. вот если бы вы писали бред, тогда бы и читатели появились. остается выбор. Лично, наверное, как и вы, я придерживаюсь той колеи которую. проложили Толстой и Бальзак, Голсуорси и Драйзер. те, кто пишет понятно и понятным языком. успехов.

Леонид Колос   11.09.2020 11:00     Заявить о нарушении
уважаемый Александр Пономарев. закончил один ответ Вам и вспомнил вот о чем. в мире есть много предметов. и ти предметы иногда живут долше людей. иногда то книги. у писателей есть рассказы где связаны предметы и люди. поскольку родители моего отца были из состоятельной семьи, были такие предметы, которые все-таки уцелели во время реквизиций и эмиграций, и о них можно кое-что написать. но есть совершенно не чуждые одам предметы.
вот один эпизод. я хотел побывать в Израиле. а дорого. вдруг узнал обходной маневр. набирается группа - поработать там три недели и жить на военной базе, то етсь не в удобствах, зато потом неделя экскурсий. и вот кскурсии. В тель-Авиве нас поселяют в гостинице для солдат. тут солдаты на выходные едут домой, те, кто не дежурит. но если все-таки солдата застанет ночь в чужом городе, для него бесплатная гостиница. скорее общага. ну нас в такую и привезли в конце экскурсии. Дожидаться самолетов кому куда в Россию. мне например нужно ждать два дня. приходим в такую с позволения сказать, гостиницу. ждем кателяншу. Она должна нам выдать белье. она куда-то ушла. наконец появляется темнокожая солдатка. она служит кастеляншей. и выдает каждому из нашей группы белье: наволочки, простыни, полотенца, - и презервативы. я достаточно знал английский чтобы объясниться с ней. говорю, мне презервативы не нужны. кладу ей обратно. она смотрит в потолок, соображает. потом смотрит в свою таблицу. потом спрашивает, сколько мне дней тут жить. потом говорит. что все она выделила правильно, согласно таблице. какие еще вопросы. положено презервативы. вот у нее перечень. жена мне говорила потом, что же ты израильские презервативы не привез? посмотрела бы хоть.

Леонид Колос   12.09.2020 15:59   Заявить о нарушении