2. Детсад-ясли 5

     Мама привела меня в большой белый дом, где очень много взрослых и детей. Она сказала, что теперь мы будем вместе, потому что я устроен в детсад - ясли, где она работает.
     Красивая женщина в белом халате с тёмно-карими глазами и с вьющимися чёрными длинными волосами показала мне мой шкафчик для одежды. В ряду шкафов у левой стены мой шкафчик был последним и упирался в стену с дверью.
     Красивая женщина научила, как запомнить свой шкаф и отличать его от других: на дверце моего шкафчика нарисована веточка с двумя вишенками и с двумя зелёными листочками.
     Я это сразу запомнил и не путал свой шкафчик с другими.
     Сегодня меня целый день кормили и поили. Я хожу сытый и у меня полный живот.
     Мне не понравился жёлтый, неприятно пахнущий и невкусный жир, который называют рыбий жир.
     Мама и другая тётя в белом халате сказали, что он полезен, и что тот, кто его пьёт, никогда не болеет.
     Я не знаю, что  такое «болеет», но понимаю, что это – плохо и поэтому я его пил.
     После сытного обеда всех детей уложили отдыхать.
     Я спал в своей новой кроватке с белыми простынями, на мягкой подушке и под лёгким, тёплым одеялом.
     Вечером, после еды, когда все играли или сидели и отдыхали, я вышел из нашей большой и красивой комнаты и пошёл искать маму.
     Я шёл и постоянно звал маму:
     - Ма - мма, ма - мма.
     Я заглядывал во все комнаты, где двери были открыты, не видел там своей мамы и шёл дальше.
     Я попал в большой тёмный коридор и направился к высокой открытой двери, откуда пробивался свет и слышались голоса людей. Я вошёл в полутёмное помещение, которое слабо освещали керосиновые лампы на стенах. Много света давала, стоявшая слева, огромная печь с большим полукруглым окном, там горели и трещали дрова, а наружу вырывались
и освещали это большое и высокое помещение языки пламени белого, жёлтого и розового цвета. Языки пламени неожиданно появлялись на стенах в разных местах и быстро исчезали.
     Здесь было несколько женщин в белых халатах. Они разговаривали и что-то ели.
     Я смотрел на женщин, искал среди них свою маму и говорил:
     - Ма - мма, ма - мма…
     Женщины удивились моему появлению. Они стали выяснять меж собою, как попал сюда этот новенький и почему он ищет маму.
     Одна из них догадалась и сказала, что это должно быть сын новенькой нянечки.
     Все согласились с ней, обступили меня и стали ласково спрашивать моё имя и как зовут мою маму. На что я отвечал им:
     - Ма - мма, ма - мма…
     Женщины решили угостить меня едой, которую они ели. Это были шарики из запечённой крови.
     Одна тётя подула на шарик и положила его мне в рот. Шарик страшно обжёг мне рот, и я его выплюнул.
     У меня побежали слёзы, и я закричал от боли во рту. Женщины стали меня успокаивать и платками вытирать слёзы.
     Когда боль во рту почти прошла, я перестал плакать и вновь стал звать маму.
     Одна из женщин взяла меня за руку и отвела в младшую группу, где уже обнаружили моё отсутствие и забили тревогу.
     Тётя – воспитательница обрадовалась мне и поблагодарила женщину, что привела меня.
     Она усадила меня за один из столиков с другими маленькими детьми.
     Все дети что-то делали за столами. Тётя – воспитательница дала мне чистый листок бумаги и карандаш.
     Она показала, как надо рисовать карандашом птичку, и я, высунув кончик языка изо рта, стал старательно рисовать птичку.
     Рисование мне так понравилось, что я стал рисовать при любой возможности и в любом месте,
где были бумага и карандаш.


Рецензии