От казаков днепровских до кубанских ч. 83

Великий князь Михаил Николаевич пожаловал черноморцам 2 креста, а остальным денежное вознаграждение; с 14 декабря команда пластунов была усилена 55 пехотинцами и содержала передовой пост; 17 декабря при обходе позиции Ф.И. Даниленко с подчинёнными, отбил атаку до 100 пехотинцев французских колониальных войск (зуавов), за что был награждён орденом Св. Владимира 4-й ст. с бантом. В ночь с 11 на 12 февраля 1855 г. обнаружил движение французов на Волынский пост и, участвуя в его отражении получил ранения штыком в обе руки. За этот бой приказом от 28 мая произведён в войсковые старшины и 100 руб. серебром ему пожаловали великие князья Николай и Михаил. 10 марта есаул Даниленко участвовал в отбитии траншей против Камчатского укрепления и за отличие в этом деле получил от главнокомандующего золотую шашку с надписью – «За храбрость»; затем находился на аванпостах впереди Малахова кургана. С 1 июля назначен траншей-майором по левой оборонительной линии, где с командой пластунов и охотников участвовал в неоднократных вылазках 6, 21, 26 июля, 17 августа 19, 22-го в аванпостной стычке, за что получил орден Св. Анны 2-й ст. с мечами; 27 августа участвовал в отражении штурма 3-го бастиона, где получил ранение осколком бомбы в правое плечо и камнем в живот. Безусловно, и казаки в борьбе с обученным и хорошо вооружённым противником несли большие потери. Батальоны быстро таяли. И после 8-месячной тяжёлой севастопольской эпопеи они по распоряжению князя Меньшикова (главнокомандующего) были отправлены на Кубань. В начале мая 1855 г. казаки выступили через Бахчисарай, Карасубазар (Белогорск) в поход на Керчь, но в виду занятия её неприятелем 23 мая были переданы в состав особого отряда флигель-адъютанта подполковника князя Лобанова Ростовского.

8 июня по приказу главнокомандующего Южной армией они выступили в поход и по маршруту через города Таганрог и Ростов двинулись к Екатеринодару, куда прибыли 21 июня. В именном списке потерь 2-го батальона, подготовленном штабом ККВ для Одесского военного округа в 1889 г., речь идёт о 98 убитых и 79 умерших от ран. Среди убитых один офицер-есаул Иван Луценко. В 1904 г. сведения об участниках обороны Севастополя и о потерях батальонов подготовил архивариус ККВ. От 2-го пешего батальона участвовало 786 чел. убитых и умерших от ран 238, раненых и контуженных – 123. От 8-го пешего соответственно – 792, 247, 165. Несколько человек умерло от болезней и пропало без вести. Боевые заслуги черноморцев по достоинству оценили все участники войны. Вице-адмирал Новосельский ставил их в пример другим пехотным частям на 4-м бастионе. Французы прозвали их «русские зуавы». Но самым лестным для себя одобрением казаки могли считать устройство в пехотных частях пластунских команд по их образцу. 2-й и 8-й пешие батальоны стали первыми строевыми частями ЧКВ, получившими за своё беспримерное мужество Георгиевские знамёна. Далее отметим, что черноморцы геройски сражались не только на валах Севастополя. Они действовали в Крыму в составе 13 тысячного отряда ген. Врангеля и принимали участие в обороне Таманского п-ва. От ЧКВ в подчинении Врангеля 1-го находились три пеших казачьих батальона, дивизион конно-артиллерийской батареи и четыре сотни Сводного казачьего полка. Главная задача отряда заключалась в наблюдении за передвижениями противника в районе Севастополя и охране восточного побережья Крыма от десанта противника. Казаки несли аванпостную службу, проводили рекогносцировки, доставляли почтовые донесения от Керчи до Феодосии, где размещался штаб отряда.

Периодически происходили стычки, порой ожесточённые, с французами и англичанами, которые, совершая вылазки, пытались в обширной буферной зоне раздобыть фураж и продовольствие. 4 декабря 1855 г. Сводный черноморский конный полк заманил вышедших из Керчи турок близ дер. Китай в засаду и, атаковав, опрокинул; лишь темнота спасла противника от полного истребления. 11 декабря конные казаки под начальством командира Сводного полка полковника Жилинского вновь обратили турок в бегство, захватив при этом в плен 6 чел. 18 августа 1855 г. четыре сотни 6-го пешего батальона при поддержке взвода 11-й конно-артиллерийской батареи сорвали высадку англо-французского десанта у дер. Ахманай, близ крепости Арбат. После заключения мира 9-й пеший батальон полковника Голуба был передвинут на Инкерманские высоты и содержал наблюдательные посты между Севастополем и Балаклавой. Одна рота батальона несла военно-полицейские функции в колонии союзников. По словам И.Д. Попко, французские и английские солдаты охотно знакомились с казаками, угощали их рисом и галетами и, убираясь восвояси, подарили им свои старые мундиры. Операции отряда ген. Врангеля не отличались особой масштабностью, что нисколько не умаляет действий казаков, честно выполнявших свой служебный долг. ...Но вернёмся к началу 1854 г. Общая неподготовленность России к войне проявилась, в частности, в неспособности Черноморской береговой линии противостоять вооружённым силам противника. Укрепления были устроены против горцев и никак не годились против внешнего врага. Поэтому начальник линии вице-адмирал Л.М. Серебряков уже в феврале 1854 г. предупредил начальников Новотроицкого, Тенгинского, Вельяминовского, Лазаревского, Головинского, Навагинского укреплений (а это протяженность в сто миль) о возможной эвакуации.

Она произошла в первой декаде марта, а 30 числа был оставлен и Геленджик. Оставались крепости – Анапа и Новороссийск, гарнизоны которых могли уйти сухим путём в Черноморию. Военная операция англо-французских войск против Новороссийска началась 26 февраля 1855 г. Однако поражение союзного флота под Новороссийском не изменило общего неудачного хода кампании – потеря Керченского пролива заставила русское командование оставить город-крепость, а затем и Анапу. Защиту берегов Чёрного и Азовского морей и общее командование Донским, Черноморским и Азовским казачьими войсками осуществлял наказной атаман войска Донского генерал-адъютант Хомутов. 24 января 1855 г. он предписал исправлявшему должность наказного атамана ЧКВ ген. Кухаренко действовать самостоятельно, сообразуясь с местными условиями. Кроме того, он приказал защитить косы Тузла и Чушка, Тамань, Фанагорию и Темрюк. Тогда же, в январе 1855 г., начались военные действия в пределах ЧКВ. 31 января с неприятельского парохода, сторожившего пролив Чёрного моря у Тузлы, было направлено 4 баркаса на перехват почтовой лодки, шедшей из Керчи. Казаки успели пристать к берегу и разгрузиться, а команда пластунов отогнала десант из 40 чел. 10 февраля вражеский фрегат открыл пушечный огонь по Бугазской косе. Сотня казаков войскового старшины Барыш-Тищенко рассредоточилась цепью за возвышенностью. С фрегата спустили на воду 3 баркаса, но заметив подходившее к казакам подкрепление, убрались обратно. 10 и 12 февраля в устье Кубани англо-французский десант разрушил ряд населённых пунктов. С середины февраля неприятельские суда стали постоянно крейсировать у берегов Таманского п-ова. 12 мая 1855 г. англо-французское командование начало масштабную операцию в Керченском проливе. 50 паровых и 25 парусных судов обрушили всю мощь своего огня на Керчь. Русские батареи были подавлены, и 13 мая противник занял город.

В тот же день 22 корабля подошли к казачьей батарее на косе Чушка и начали её обстреливать. Командир артиллеристов сотник Майборода заклепал тяжёлые орудия, а лёгкие - казаки зарыли в землю и сами отошли в глубь полуострова. Жители станиц Таманской, Ахтанизовской, Вышестеблиевской, Старотитаровской были эвакуированы в станицу Полтавскую. Потеря Керченского пролива заставила русское военное командование 15 мая оставить Новороссийск. 21 мая на военном совете из-за нехватки вооружённых сил (всего имелось 15 батальонов пехоты, 11 казачьих полков и 40 орудий) решено было оставить и Анапу. Защищать город, побережье Таманского п-ова и Черноморскую кордонную линию в виду разбросанности малочисленных сил было невозможно и даже грозило катастрофическими последствиями. К тому же стало известно, что турецкие офицеры готовят горцев к нападению на Екатеринодар. 25 мая войска анапского гарнизона выступили форсированным маршем к Темрюку. В результате удалось соединиться там с Таманским отрядом, что предотвратило высадку крупного неприятельского десанта. Корабли ушли, «ведя с каждым пароходом на буксире по 10 и более баркасов» (112). В течение лета 1855 г. неприятель у побережья Тамани ограничивался действиями небольших разведывательных групп, а в сентябре приступил к более крупным операциям. В 9 утра 12 сентября союзники из 15 кораблей начали высадку нескольких батальонов пехоты (до 6 тыс. чел.) вблизи Фанагории (пос. Сенной). Попытка десантирования неприятельских войск у береговой линии станицы Тамань, небольшим отрядом пластунов сотника Дудника была пресечена. При этом, метким огнём казаков из единственной 4-фунтовой пушки один катер был потоплен, другой повреждён - остальные повернули обратно. В ответ противник обрушил шквал огня по Тамани и практически за день превратил населённый пункт в руины.

В это время наказной атаман ЧКВ ген. Филипсон производил реорганизацию всех вооружённых сил, находящихся в Черномории. Были созданы отряды: Екатеринодарский - ген. Я.Г. Кухаренко, затем из-за болезни его сменил барон Сталь, Таманский под командой полковника Бабича и Средний (Резервный) ген. Дебу. Военно-оперативную обстановку этого периода тонко проанализировал известный историк М.В. Покровский. Падение Темрюка должно было открыть неприятельскому флоту вход в устье Кубани. Канонерские лодки и другие лёгкие суда, имея прикрытие в лице союзных войск и конницы Сефер-бея, после этого могли свободно продвинуться вверх по реке вплоть до её среднего течения. Под действием огня их артиллерии жалкие «плетневые» укрепления Черноморской кордонной линии должны были пасть… Предполагаемое овладение Екатеринодаром англичанами и французами могло иметь серьёзные последствия. Ещё 12 сентября, одновременно с занятием Фанагории, враг начал военные действия у Темрюка. Они были не столь успешными. Пластуны сотника Чернышева не допустили высадки десанта и в ходе упорного боя сумели геройски удержаться до подхода частей подполковников Посполитаки и Коржевского, а также войскового старшины Кольбикова и капитана Карского. С наступлением вечера 5 вражеских кораблей ушли в море, а 8 остались у Голубицких хуторов. Полковник Бабич оставил у хуторов сотника Чернышева с пехотой, а кавалерию, оружие и две роты пехоты разместил на подступах к Темрюку. 19 сентября попытался переправиться на правый берег Кубани четырёх тысячный отряд Сефер-бея при двух орудиях. В ходе боя неприятель был отброшен. Особо отличились хорунжий 1-го пешего Черноморского казачьего батальона Никифор Ступак и нижние чины. Ведущую роль в отражении нападения сыграли меткие выстрелы трёх казачьих орудий. 20-21 сентября Сефер-бей пытался штурмом взять Варениковское укрепление, но потерпел неудачу и отошёл с отрядом вверх по течению Кубани.

Все эти дни не бездействовали и казаки особого отряда (240 чел.) сотника Колесникова. Пластуны осуществляли неожиданные нападения на лагерь союзников в Фанагории и на партии, высылавшиеся оттуда для мародёрства в сожжённую Тамань. Были захвачены в плен два француза и два англичанина. В ночь с 20 на 21 сентября полковник Бабич приступил к реализации плана по деморализации гораздо более многочисленного неприятеля. Войсковой старшина Герко с двумя сотнями казаков восточнее Фанагории разложил многочисленные костры, «означающие прибытие крупного подкрепления». Около двух часов ночи ко рву Фанагории тихо подползли пластуны и охотники и с криком «ура!» открыли ружейный огонь. Неприятель переполошился и в ответ открыл бешенную беспорядочную стрельбу. Пластуны и охотники выждали во рву некоторое время, а затем также незаметно отползли от крепости, не потеряв при этом ни одного человека. Тем временем на помощь войскам в крепости с Керченского рейда подошла союзная эскадра и также начала обстрел. Огонь продолжался до рассвета, а затем началось бегство (погрузка на пароходы). Союзники подожгли здания в Фанагории и ушли на кораблях в Керчь. Ещё несколько недель суда крейсировали у нашего побережья, но неудача Таманской экспедиции союзников для всех уже была очевидной. К крупным эпизодам крейсирования кораблей по Азовскому морю стала бомбардировка г. Ейска и кратковременное в нём пребывание англичан и французов. В ночь с 16 на 17 декабря 1855 г. почти 2-х тысячный отряд конных и пеших черкесов напали в Екатеринодаре на штаб 10-й конно-артиллерийской батареи и ворвался в соседние с ней кварталы. Услышав стрельбу, конная учебная команда войскового старшины И.А. Шелеста (погиб) прискакала к месту боя и, соединившись с жителями города, вытеснила нападавших за р. Кубань. Неудачу союзных войск на Таманском п-ове обусловили разные причины.

Продолжение следует в части  84                http://proza.ru/2020/05/22/997


Рецензии