Неудачная сделка. Часть 1

      В офисе Татьяна Сливинская всегда появлялась первой, и ничто не меняло эту практику,  ни погода, ни транспортный коллапс, ни болезнь, ничто. А если коммерческий директор в командировке, в кабинете сидела помощник Софочка Безуглая, она всегда свяжет с Татьяной Васильевной, где бы та не находилась, в Калининграде или в Ставрополе, в Якутске или на Камчатке.
      Это было правило, в их конторе ставшее законом.
      И сегодня в восемь утра она на месте.
Июнь. Лето всегда радует, а летнее утро особо. Свежо, солнечно. И от этих лучиков утреннего солнца исходит комфортное тепло. Татьяна подошла к окну, подняла жалюзи, широко открыла створки, в помещение ворвался привычный шум московской жизни.
      Софочка с блокнотом в руке сидела у стола.
      – Итак, Софочка, пишите. Ростов. Укажете название фирмы. Генеральному директору. Текст я от руки набросала. Заберёте. Подпись. Москва. Торгово-финансовая фирма «Эра», Генеральный директор Сафронов Игорь Леонидович. 11 июня 1990 года. Оформите и ко мне, я у шефа подпишу.
      Скрипнула входная дверь. Появилась мордашка секретаря генерального директора Светланы. Она всегда так являлась, сначала в дверную щелку просовывает головку, затем полушёпотом – «можно» и сразу входит. Вот только вхождение отличается: если медленно, то особых дел нет, так, служебный пустячок, но если бегом – что-то срочное. Сейчас было нечто срочное.

      1.
      – Татьяна Васильевна, Игорь Леонидович вас ищет.
      Она глянула на часы.
      – А что искать, рабочий день через полчаса и начинается. А он где, у себя?
      – Да, у себя.
      Татьяна поднялась на второй этаж и прошла в кабинет генерального директора.
      Шеф ждал.
      – Садись, Татьяна, дело есть. Минералку, чай?
      И нетерпеливо махнул рукой, десть, ладно, всё потом.
      – Ты помнишь, неделю назад испанцы приезжали. Да, да, сеньор Арсенио Перес. Так вот, испанцы оказались скорыми на подъём. Уже через неделю в наш адрес поступит сантехническая продукция на сумму…
      Сафронов оглянулся по сторонам, подошёл к двери, плотнее её прикрыл.
      – Сумма будет замечательной. Я пока не могу конечные цифры назвать. Но то, что продавать будем этот товар оптом и по вполне приличным ценам, это точно.
Татьяна пожала плечами. На подобного рода спичи шефа у неё всегда были встречные пожелания.
      – Игорь Леонидович, в рыночной терминологии нет понятия «приличной цены». Есть просто цена товара. И чтобы её определить, надо понять ассортимент, цену продавца, сравнить его стоимость с аналогами, понять  преимущество этих, пардон, унитазов и, с учётом наших интересов, установить цену. Вот и всё.
      Сафронов ехидно усмехнулся.
      – И всё? А я и не знал что всё так просто. Ладно, не философствуй. Давай лучше прикинем, как и кому можно эту продукцию отдать, сроки, гарантии и прочее. Вот перечень. От некоторых позиций можно отказаться, но вообще-то, если посмотреть на ситуацию по сантехнике в Москве, даже мне, человеку не столь знающему этот вопрос, ясно, прибыль может быть неплохой.
      Татьяна взяла документы, а их было немало. Пошелестела бумагами.
      – Нет, Игорь Леонидович, на скорую руку дело не пойдёт. Давайте я сначала изучу, прикину, что к чему, а вечерком будут и предложения.
      Она посмотрела на шефа. Тот ёрзал от нетерпения, но Сливинская была права. Просто тупо назначать цену нельзя. Да и схема реализации такого количества товара непонятна. Действительно надо изучить вопрос.
      – И что мне Пересу этому, Арсеньчику... Что сказать? Он с утра телефон обрывает. Мы ведь сами просили поставить эту продукцию. Они готовы и теперь он ждёт наш ответ.
      – Что сказать? Ответьте, мол, изучаем вопрос. Они не дураки, поймут, о чём речь.  Как я понимаю, в Испании, на замечательных «берегах кроликов», народ не ломится в очередях за унитазами, а значит, мы для них новый рынок и, следовательно, не нервничать они должны, а радоваться, что клиент думает. Раз думаем, значит, далеко смотрим.
      Сафронов удивлённо вскинул брови.
      – Да, Татьяна, знал, что ты растёшь, но что бы так стремительно, не предполагал, – и залился звонким смехом.
      Тотчас открылась дверь кабинета. Появилась Светлана.
      – Вызывали, Игорь Леонидович.
      Пришёл черёд удивляться Татьяне.
      – Светик, ты смех шефа от просьбы принести кофе не отличаешь. Пора в отпуск.
      Девчушка покраснела.
      – А что, кофе надо?
      Сафронов встал из-за стола, одёрнул полы пиджака.
      – Ладно, девчата, пошутили и хватит. Татьяна, вечером жду предложения.
      Забрав документы, Татьяна прошла в менеджерскую. Десятый час. В конторе жизнь кипела. Впрочем, так было всегда. И  этот дежурный, точнее рабочий гомон радовал. Шумят, значит, трудятся.
      – Всем здравствуйте. Андрианов! Алексей, можно тебя?
      С чашкой кофе подошёл молодой человек. Андрианов руководил отделом продаж. Парень толковый, Госплан прошёл, это ещё при советской власти. В бизнесе года полтора, а в постсоветский период, когда в экономике страны полный развал, эти полтора года много значили. Нынче год идёт за три, как на войне.   Как-то Алексей признался, что кроме работы на фирме ещё содержит конторку – «купи-продай». Что же – делу не мешает, и на здоровье. Она только просила об этом никому больше не говорить, – «иначе нарвешься на неприятности». Сейчас на помощь Алексея Татьяна очень рассчитывала.
      – Лёша, шеф задачку подкинул, пойдем, переговорим.
      Часа через три стали понятны и цена продукции, и схема работы по её реализации. Кстати и компании Алексея местечко в этой схеме вполне можно было отвести.
      Теперь к шефу.
      – Игорь Леонидович. Вот предложения по цене товара, а насчёт его реализации, соображения такие. Покупатель просит не более трёх недель на реализацию, в то же время объём поставки велик. Значит надо раздробить партию не менее чем на три части и отдать под реализацию проверенным клиентам. Такие у меня есть. Это общая схема, она проста. Но здесь нюанс. Надо поставщика просить прислать фуры груженные товаром в ассортименте. Проще так, нам не нужны отдельно ванные, отдельно унитазы, биде, рукомойники и так далее. Нам нужен товар именно в ассортименте, чтобы продавец мог предложить своему покупателю комплектовать ванную комнату в целом. Если этого не будет, фуры придётся здесь перегружать. А это время, значит и деньги.
      Сафронов слушал внимательно, однако по лицу шефа было видно, он недоволен необходимостью передавать товар нескольким оптовикам.
      – Не пойдёт. Так мы будем вечность деньги  ждать. Надо отдать всё одному человеку. Конечно надёжному и проверенному. Неужто таковой не найдётся?
      Да, это аргумент, но Татьяна была готова поспорить.
      – Игорь Леонидович, вы календарь гляньте, на дворе 1990 год, страна разваливается, люди о рублях забыли, в руках что угодно – купоны,  талоны, доллары, но не рубли. Если два месяца продавать, ничего не заработаем, инфляция всё съест. В конце концов, унитаз не булка хлеба. Чувствуете разницу? Испанская сантехника вещь конечно интересная, надёжная, добротно и богато сделана, но это не предмет первой необходимости. Так что предложенный мною вариант вполне разумен.
      – Ты вот что, подруга, страху на меня не нагоняй. Есть люди. Хотя бы Олег Петрович Любинский. Я с ним, кстати, только сегодня разговаривал, он с удовольствием берётся реализовать товар за две недели. Слышишь, за две недели!  И это вполне разумный срок…
      Татьяна замахала руками.
      – Какой Любинский! Вы хоть знаете, чем он занимается? Полгода назад преподавал в техникуме, а теперь, видите ли, крупный бизнесмен. Можете, ему отдавать, но не взыщите, потом санкции испанцы включат – без штанов останемся.   А с Любинского, что с него возьмёшь? Ему рассчитываться нечем.
      – Ладно, успокойся. Решим вопрос. Давай твои записи, посмотрю на досуге.
      А как было успокоиться? Татьяна знала, шефа нередко «несёт», упёртый он. Ладно, по мелочам пролететь можно, да и не страшно, всё же молодой российский бизнес такое порой прощает. Тем более пролёты, это и наука. Недаром о бизнесе говорят – «полосатый» он, сегодня полоса чёрная, завтра белая: сегодня, пролетел, а завтра на пустом месте миллионы приплыли. Однако здесь иная ситуация, здесь международный контракт, и ответственность иная. А впрочем, какое ей дело, примет шеф решение отдать Любинскому, пусть отдает, но и выкручиваться будет сам.
      Татьяна вернулась в менеджерскую. Алексей ожидал.
      – И что, как Сафронов отреагировал на предложения?
      – Пока никак. Чувствую, это очередной разговор на тему: «Давай помечтаем». Ладно, трудись Лёша, я к девочкам пошла.
      Она нашла ведущего менеджера, и они принялись разбираться с заказами и договорами.
      Прошла неделя. О поставках сантехники шеф не говорил ни слова. Правда, за эту неделю у Сафронова несколько раз подолгу сиживал Любинский.  Офисная публика глазастая, всё видит, вот и Алексей обратил на это внимание.
      – Татьяна, а что этот кубаноид  здесь ошивается. На родине видать дела совсем плохи, раз у шефа постоянно торчит.
      Татьяна только руки развела. Шеф в свои дела не всегда посвящал. Но она чувствовала, он замыслил отдать этому безродному пришельцу из Краснодара испанскую сантехнику. С одной стороны недоверие обижало, но с другой, женским чутьём она понимала: то, что Сафронов сам ведёт эти «унитазные переговоры», освобождало её от всех негативных последствий сделки и это успокаивало.
      Однако не всё так просто.
      Куда без неё? Договора, вопросы поставок и продаж в любом случае она визировала.
      И вот договор на реализацию товара лёг на стол. Секретарь принесла. И здесь ей стало по-настоящему страшно и обидно. Страшно глядя на сумму сделки -  две сотни тысячи баксов! А обидно, по этой же причине, по такой сделке  мог бы и сам пригласить обговорить договор. Ан нет, бери Светик бумажки и неси, пусть Сливинская подпишет.
      Татьяна почёркала договор и, не подписав, отдала секретарю.
      Через пять минут Сафронов был у неё.
      – Как это понимать? Что тебя не устраивает в договоре? Обиделась, что без тебя обошёлся?
      Татьяна улыбнулась.
      – Почему обиделась. Просто в договоре нет элементарных вещей. Смотрите. Курс доллара не зафиксирован, санкций в случае невыполнения обязательств нет, логистика вообще не оговорена, будто Господь товар повезёт. А что это за контора «Торговый дом LOP», вы хоть документы: расчётный счёт, реквизиты этой фирмы видели? Ну и так далее.
      Сафронов был смущен напористостью Татьяны.
      – Ладно, не кипятись. Я же тебе набросок дал, посмотри, подправь, пригласи юриста, Олега Петровича, всё сделайте, как положено. Но имей ввиду, фуры уже в Москве.
      Тот день был бесконечен. Из кабинета в кабинет перемещались Сафронов, Татьяна, Любинский, и биржевой юрист Николай Петрович. И эта
беготня напоминала сюжет фильма «Двенадцать стульев», где мадам Грицацуева гоняется за Остапом Бендером. 
      К восьми вечера, с деловым видом и папкой в руках, Любинский умчался на склады, где  его дожидались машины и грузчики.
      Офис опустел.
      К выходу устремилась и Татьяна. Уборщица, тётя Полина, покачала головой вслед, муж, наверно, голодный дома ждёт, а она ещё на работе. Через минуту в коридор вышел  Сафронов. Постоял. Спустился на первый этаж, нерешительно дёрнул ручку двери кабинета Татьяны. Дверь закрыта. «И обмыть не с кем», – обижено вздохнул и вернулся к себе.
      Несколько дней о сантехнике не вспоминали. Татьяна была серьёзно занята. Шли сделки по металлу, сахару, растворимому кофе и прочим позициям. Надо было готовиться к международной выставке, так что действительно не до унитазов. А Сафронов не был спокоен. Сделку он замкнул на себя, и потому названивал Любинскому часто и по несколько раз в день. Хорошей новость было то, что фуры без особых проблем доехали до Краснодара. Да, это была хорошая весточка, но она была последней. Дальше телефон Олега Петровича молчал. Ещё день ждал Сафронов. Звонил в  Краснодар уже чуть ли не ежечасно, звонил и из дому.
      Тишина!


      Продолжение следует.


Рецензии
Хорошие воспоминания из будней бизнесмена.А то некоторые думают что бизнес это пачки долларов,малиновый пиджак,пляж на Майями,красотки,правда иногда стреляют,могут морду набить.А бизнес это все таки труд!
Приглашаю прочитать у меня серию рассказов "про бизнес"
С уважением Талгат.

Талгат Алимов   12.01.2021 19:15     Заявить о нарушении
Постараюсь. Спасибо за приглашение. Удачи вам!

Александр Махнев Москвич   12.01.2021 20:20   Заявить о нарушении