Убиенные дети, первые жертвы кровавых девяностых

    Убиенные дети: первые жертвы кровавых девяностых.
  Ночь. Бессонница. И опять воспоминания.
   Девяностые годы.  Я, учительница немецкого языка, каждодневно в своём кабинете, у школьной доски. А за окнами бушует новая жизнь, тревожная своей непривычностью.
   В школе же всё пока по-старому: учителя, ученики, уроки, перемены...
   И вдруг в один из зимних дней школу потрясает страшная весть: убит пятиклассник. Я не учила этого ребёнка, но видела его на переменках: спокойного, одетого в чистый пиджачок черноглазого малыша с умненьким лицом.
   Его отец был в числе первых частных предпринимателей в нашем городке. И кому он не угодил? Перед кем так провинился, что расправились с ребёнком, его сыном?

   Вика Белоусова, девочка моя, где сейчас твоя душенька? В каких просторах Вселенной? Мой возраст стёр из памяти многие имена, лица, факты жизни. Но тебя, Вика, я помню и сейчас - семиклассницу, сидящую за первой партой, девочку-брюнетку, крупную, спокойную, обаятельную.
   Закончился очередной учебный год. Лето. И вдруг в июле вижу на столбе объявление о пропаже ребёнка и...  портрет Вики. Меня как током пронизало: сердце подсказало неизбежность беды.
   Растерзанное тельце Вики, засыпанное мусором, обнаружили только через год, летом, в соседнем Енисейске при проведении строительных работ.
    Сколько же ты натерпелась страху, моя девочка, какие нечеловеческие муки приняла, пока этот недочеловек, это двуногое чудовище издевался над тобой, прежде чем лишить тебя жизни!..

    Эта история конца девяностых-начала двухтысячных годов тоже своего рода примета времени.
   Жила в Красноярске одна семья: муж, его вторая жена и их дочка-подросток. Я не буду называть подлинные имена героев этой истории: публикацию могут случайно прочесть их родственники. Дочка была у Марии (так условно назовём героиню повествования) поздним ребёнком. До перестройки она работала в партийных структурах; была человеком серьёзным и ответственным. Настя, как и многие красноярские дети, училась в школе, занималась в кружках и в спортивной секции. Однако у подростков, живущих без братьев и сестёр, потребность в друзьях и приятелях особенно остра. И Настя нашла себе подружку в спортивной секции - девочку из семьи что называется неблагополучной, не обременённой нравственными установками.
   Однажды девчонки забрели после спортивных занятий во вновь открывшийся гипермаркет. Подружка Насти схватила с полки два чупа-чупса и сунула себе в карман. Однако была замечена работницей магазина. Тут же вызвали охранника, милиционера(милиция была переименована в полицию позднее); записали личные данные подружек, сделали им грозное внушение и сказали, что доведут всё это до сведения родителей. Думаю сейчас: вряд ли бы они выполнили это своё обещание.
   Вечером до прихода отца и матери с работы  Настя выбросилась из окна девятого этажа. На столе осталась записка, написанная дрожащей детской ручонкой: "Мамочка, простите, что я вас так опозорила". Так ребёнок, воспитанный в строгих и правильных нравственных заповедях, не выдержал первого столкновения с суровой реальностью жизни.
    В день сороковин Насти её поступок повторила и сама Мария. Глава семьи умер через год с небольшим: отказало сердце.
    Так в Красноярске ушла из жизни целая семья.
   
    Набережная вдоль Енисея - любимое место отдыха жителей южной части нашего городка. При её асфальтировании была сохранена по бокам часть природного ландшафта, поэтому сейчас мы, гуляя, созерцаем не только прелесть и могущество Енисея, но и красоту сибирских сосен, нежность лиственниц, берёз, осинок.
    На набережной  памятник горожанам, павшим в годы Великой Отечественной войны, а метрах в ста от него памятник солдатам, погибшим при исполнении воинского долга много позднее. Это танк на постаменте. Памятник возведён усилиями местной общественной организацией "Афганцы". На постаменте скорбные списки погибших солдат-лесосибирцев, начиная с Афганистана и кончая Таджикистаном и даже... Либерией. Самый большой список - погибших в Чечне.
     В списке и Романов Евгений Геннадьевич. Я же помню его Женей, учеником нашей школы №2 - миловидным, резвым мальчишкой, открытым и коммуникабельным. Многие в нашей округе знали Женьку, помнили его детские проказы. Но время бежит быстро. Вот Жене уже и 18 лет. А это армия и... на войну в Чечню - неоперившегося, необстрелянного мальчишку.
     Через год всю нашу округу взбудоражила,  потрясла страшная весть: в город пришёл первый  "груз 200" с телом бойца Евгения Романова. Его мать Галина сразу стала в свои 37 лет старушкой, а отец вскоре умер.
     Такого количества провожавших в последний путь я в нашем городе больше не видела. Молодые мужчины долго несли Евгения на руках, что в наши дни тоже редкость. Траурная процессия остановилась возле нашей школы. И для Жени во второй раз зазвенел долгий последний звонок, который рвал сердца людей.
    


Рецензии
Интересно, существует ли статистика, скольких людей, взрослых и маленьких, мы лишились в эти годы? Возможно, счет идет на миллионы.

Елена Молчанова 10   28.07.2021 14:46     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.