Какой путь избрать?

        В ночь на Праздник Крещения к Храму подъехал новый солидный автомобиль чёрного цвета. Странно, почему все солидные люди предпочитают именно чёрные цвета?

        Из него вышли две стройные, раскошно-одетые, ухоженные дамы лет около пятидесяти.Первая дама имела длинные, крашенные в светлый цвет, красивые волосы. Её и саму можно было назвать красивой. Назовём её Мариной. Следом за ней шла  Наталья. Волосы у неё были короткие, тёмные и худоба её была кричащей. В отличии от Марины красавицей её назвать было нельзя. Впрочем, к нашему повествованию это отношения не имеет.

          Лица у обеих были злые. Не знаю, что могло им испортить настроение в этот сказочный вечер. Возможно, мороз. Курточки на них были очень модными и дорогими, но слишком уж короткими и не рассчитанными на долгое пребывание на продуваемом со всех сторон перекрёстке.

    Они уверенно направились ко входу в Храм. На пути у них стояли двое попрошаек. Раньше их называли нищими на паперти. Сейчас называют просто попрошайками. Да и слово Паперть, мне кажется, никто уже не употребляет. Марина сунула первому бумажку в сто рублей и решительно направилась дальше. Второй попрошайка жалобно пропел: "И мне". Марина ничего не ответила, но Наталья бросила ему в коробку десять рублей, здраво рассудив, что от десяти рублей она никак не обеднеет и, возможно, именно эти десять рублей её когда-нибудь спасут.

       В свечной лавке Марина купила самую дорогую свечу и ещё пожертвовала крупную купюру на общую свечу. Служба вот вот должна была начаться. Храм был полон людей. Слева стояли женщины. Их было много. Находиться среди них было неуютно, тесно. Потому наши дамы выбрали места справа, среди мужчин, у задней стены помещения. От самой, увешанной иконами стены их отделял ряд лавок, поставленных для тех, кому было трудно долго стоять на ногах.

       В положенное время служба началась. Хор, священники, прихожане читали молитвы, славили Господа Бога. Марина механически повторяла за всеми. Постепенно настроение у неё улучшилось. Она увидела мир в более радостном цвете. Мысли её приняли более радужный характер.

      " Ах, какая я молодец! Удалось мне  выполнить своё обещание и посетить ночную службу! Хотя было столько препятствий! И муж не отпускал. И дети так некстати раскапризничались. И Наталью ещё уговаривать пришлось! Нет, все-таки Господь Бог меня любит! По всему это видно. Всё Он мне дал. И богатого на хорошей должности мужа. И прекрасных здоровых детей. Скоро они закончат школу и отправятся в столицу учиться. Возможно, и за границу. Родители мои живы. Живём в достатке. Можно смело сказать больше, чем в достатке. Всё у меня есть, всем я довольна. Жаль характер у меня взрывной, скандальный, но ничего с этим поделать не могу. Трудно приходится мужу со мной. Но он меня любит, а это главное".

      Пока такие вот приятные мысли занимали голову Марины, кто - то протискался вдоль стены и занял случайно освободившееся место на лавке, практически сразу за Мариной. "Как жаль, что я во-время не заметила свободного места. Придётся теперь стоять до конца. А ноги гудят. Да, возраст уже говорит о своём". Ноги ногами, но Марину ждала ещё и другая неожиданность-от того, кто присел позади неё, несло чем-то неприятным. Она не могла разобрать какой конкретно это был  запах. Скорее всего это был сборный запах овчины, табака и квашеной капусты. Она не могла не оглянуться, а оглянувшись, узнала того второго попрашайку. Видимо, он крепко продрог на морозе и потому решил зайти и обогреться в тепле. Он сегодня мало собрал и надеялся, что после Праздничной службы каменные сердца оттают и надают ему целую гору монет.

    "Как хорошо, что я прошла мимо него. Пожалуй, он мне своим ужасным запахом всю службу испортит. Я не смогу думать больше ни о чём кроме этой вони!". Толкнув Наталью в бок, они начали протискиваться сквозь толпу подальше от этого невзрачного и давно немытого бедолаги.


     Многоголосый хор пел красивый тропарь:

   "Во Иордане крещающуся Тебе, Господи,
 троическое явился поклонение.
 Родителев бо глас свидетельствоваше Тебе,
 возлюбленного Тя сына именуя,
 и Дух в виде голубине,
 извествоваше словесе утверждение.
 Являйся Христе Боже,
 и мир просвещей, Слава Тебе".

     Марина всё это время со свойственной ей злостью думала о том, кто чуть не испортил ей праздник. Одно её успокаивала - она ничего ему не подала. Иначе бы ему худо пришлось. Сделать это было не трудно - позвать охрану и попросить того покинуть Храм. Рядом ещё стоял парень. Он пытался расставить руки в стороны ладонями к верху и высоко подняв голову о чём - то горячо просил нашего Создателя. Но в такой тесноте это было не просто, и он всё время рукой задевал Марину. Это также выводило её из себя.

     "Бог наш сам знает кому и что дать. И как руки не раздвигай от этого ничего не изменится. Тем более, это мешает окружающим".

Да, трудный человек была наша Марина.

      После Великого освящения  подруги набрали целебной воды, вышли из Храма и сели в свой дорогой автомобиль. Водитель развёз их уставших и валившихся с ног по домам, вернее,по огромным шикарным квартирам.

     Супруг, дети спали. Марина прошла на кухню. Ноги продолжали гудеть. Чтобы как - то снять накопившуюся усталость, хозяйка достала из шкафа хорошего вина, наполнила бокал и не спеша, сидя за кухонным столом, осушила его. Вино ударило в голову и красивые светлые волосы оказались на столе. Марина полностью отключилась.

      Описать место, где она очнулась мне сложно. Я никогда там не был и никому не желаю в нём оказаться. Это был потусторонний мир, но, к сожалению, не Рай. Вокруг всё было уныло, мрачно и отдавало безысходностью. Люди слышали об этом месте, знают, что там происходит,  кто там обитает и как туда попадают. Брать на себя смелость говорить о том, чего не видел и очень надеюсь никогда не увижу, я не буду. Любой сам может представить, что в этом самом страшном месте творится.

    Марина была потрясена. В горле у неё пересохло. Через некоторое время бедняжка пришла в себя.

  - Как я, любимица Бога и судьбы, могла здесь оказаться!? Этого просто не может быть! Здесь что-то не так. Какая-то нелепая трагическая ошибка. Да и время моё не пришло! Я почти молода, полна сил и здоровья! Ответьте мне, если кто меня слышит!, - неистово кричала она в пустоту.

  - Ошибок здесь не бывает. Ты именно там, где и должна сейчас быть,- услышала несчастная ответ.

  - Но почему я здесь?

  - Если ты здесь, значит пришло твоё время.

  - Да. Но почему именно здесь? Разве я этого заслужила?

  - Что дало тебе уверенность считать, что это место не твоё?

     Марина долго думала, как ответить на этот вопрос.

  - Я всегда была уверенна, что любима тем, кто меня создал!

 - Почему ты была в этом уверенна?

  - Всё было так прекрасно в моей жизни. Всё у меня получалось и ни в чём не было недостатка.


 - Разве это может о чём-то говорить, кроме того, что Кому больше дано, с того больше и спрашивается?Но я не сделала ничего по - настоящему плохого.

 - Возможно и так. Но и по-настоящему хорошего не много оставила после себя. Ведь сказано:"Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому в Царствие Небесное". Вспомни свою последнюю ночь в Храме. Просящему у ворот ты подала, а второго грубо проигнорировала. Свечу самую дорогую купила, на общую свечу пожертвовала, но денег этих ты не заработала, взяла у супруга. Он их тоже не заработал. Ему их принесли в обмен на подпись под документом. А угодна ли такая жертва Господу Богу об этом ты не задумалась.

Праздничную службу всю выстояла, но разум свой от злых мыслей не освободила и любовь Божью в сердце своё не пропустила. Своими действиями ты всегда руководствовалась разумом, но не сердцем. Разум людям говорит пройти мимо чужой беды, чтобы не нарушить личный покой. Сердце же просит поднять упавшего, помочь погибающему. Важна не форма, но содержание. Впрочем, об этом ты знаешь и сама.

 - Так что же мне теперь делать?

 - Ничего. Обратной дороги от сюда нет. У тебя остались воспоминания о яркой  красивой жизни на Земле. Память у тебя никто не отберёт, живи воспоминаниями, если у тебя, конечно, будет для этого время.

Это было последнее, что сказал голос. После этого из темноты появились два безобразных уродливых существа и не говоря ни слова, грубо схватили Марину и поташили туда, откуда пришли. Чем дальше они шли, тем гуще становился мрак. Отовсюду слышались крики, просьбы о помощи и проклятия. Марина пыталась сопротивляться, вырывалась из цепких мерзких конечностей этих существ, кричала и просила дать ей последний шанс. Тут она оступилась и уже одна полетела в какую - то бездну, у которой, казалось, не было конца. Неожиданно раздался страшный грохот. Очнувшись, Марина нашла себя за кухонным столом. Высокий бокал, из которого она пила вино, лежал на полу, вернее, то, что от него осталось. Видимо, звон разбитого стекла и разбудил спящую.

      После такого сна баловень судьбы долго не могла придти в себя. Ночи зимою длинные и вся семья ещё спала. Ноги совсем затекли и онемели. Подняться на них не было никакой возможности. Поколотив по ним кулаками, Марина кое как привстала, но через секунду опять опустилась. Так прошло много времени.

 - Значит это был сон. Я не на шутку перепугалась. Всё было так реально.

Мозг лихорадочно работал. Мысли приносились одна за другой.


 - А если это был не сон, но предупреждение? Если меня действительно ожидает тот ужас, что я наблюдала ещё пол часа назад?! Это и ужасом назвать нельзя. Язык человеческий не придумал слов, чтобы дать верное название этому кошмару.

    "Так жить больше нельзя". Это был единственный вывод, к которому Марина пришла.

        Утром она объявила мужу, что подаёт на развод, уходит из семьи, детей оставляя на попечение супруга. Вчера ещё счастливый отец семейства остолбенел от такого поворота событий, долго спорил, убеждал супругу одуматься, но всё было бесполезно. Марина стояла на своём. Он даже позвонил Наталье, пытаясь у неё выяснить, что же произошли с ними прошедшей ночью. Невыспавшаяся подруга ничего толком не могла понять, а объяснить тем более. Всё, по её словам, было прекрасно, и никакого повода для резкой смены настроения у Марины не было.

      Олег, так звали супруга, решил переждать, справедливо полагая, что время, как правило, лечит. Но на этот раз он ошибался.

      Утром Марина отправилась в Храм в надежде встретить у ворот обойдённого ею вчера бедолагу. Того на месте не оказалось. Распросив других попрошаек (на этот раз их было много), она выяснила, что живёт он у кого - то на окраине города. Приблизительный адрес ей дали, так что вскоре её розыски увенчались успехом.

        Андрей Сергеевич действительно жил в чужом доме на том условии, что всю пенсию будет отдавать хозяевам. Питался же он с того, что собирал при Храме. Марина прибрала в комнате, купила какой - то еды, оставила на расходы тысячу рублей и обещала на днях принести новую одежду, но перед этим попросила обязательно посетить баню. Андрей Сергеевич согласился.
 
        Вернувшись домой, Марина застала семейный совет в лице её родителей. В основном, говорила мама.

 - Что случилось? Это правда то, что нам рассказал Олег?

 - Да, абсолютная. Я ухожу из семьи и уезжаю из города. Надеюсь, на всегда.

 - Кто - то тебя обидел и ты не можешь этого перенести? В жизни разное случается , но всё поправимо и со временем забывается.

 - Нет, из людей меня никто не обижал. Скорее наоборот, всех обижала я. Теперь  решила положить этому конец и потому оставляю всё и всех. Прошу извенить меня за всё то зло, что невольно вам когда - то причинила.

 - Не надо ни в чём извиняться. Мы тебя любим такой, какая ты есть.

 - Это бесполезный разговор. Давайте поговорим о чём - нибудь другом.

Но подумав немного, Марина прибавила:


 - Хотя я устала и хочу спать. Потому покидаю вас и пройду в свою спальню. Олег, надеюсь, ты останешься ночевать в зале на диване.


     Через месяц Марина оформила в суде развод, детей оставила мужу. На имущество не претендовала. Единственно, попросила оставить за ней одну из нескольких принадлежавших семье квартир. Супруг согласился. Он всё ещё надеялся, что блажь эта пройдёт и рано или поздно, но всё станет на свои места, и они опять будут жить вместе.

 - Послушай. Если ты вдруг решишь вернуться,- сказал Олег при расстовании, - знай, что двери моего дома и сердца всегда будут открыты для тебя.

 - Этого никогда не случится, - не глядя супругу в глаза, приговорила Марина, - ты следи как следует за детьми. Я надеюсь, они меня когда-нибудь поймут.

 Перед тем, как начать новую жизнь беглянка переселила Андрея Сергеевича в оставленную ей мужем квартиру, оплатила за несколько лет вперёд коммунальные услуги и уехала послушницей в один из женских монастырей.


Рецензии