Торчок. Смешной рассказ из молодости моего отца...

Мой отец, Авраменко Василий Никифорович, всю жизнь увлекался охотой. Во времена СССР в прочем также, как и в современной России, у моего отца было много друзей охотников.
С 1960 по 1977 год, мой отец работал старшим продавцом - мясником в магазине "Маяк" в городе Магнитогорске, Челябинская область.
У моего отца были два ученика, вернее их за 17 лет работы было много в подмастерье у отца, но эти два были ещё и охотниками, и так же как и отец любили побаломутить! И по совместительству эти мужики были сменщики на рубке мяса. Один из них был молодой мужик лет 28 - 30, мастер спорта по боксу между прочем, звали его Володя, фамилию не помню и не знаю, знаю, что только отец с друзьями называли его всегда по прозвищу - Торчок!
 Этот Володя - Торчок, всегда говорил своим приятелям:
- Ну что?! Поторчим?! В смысле выпить всегда предлагал своим корешам, и таким образом - выражался! Так его и прозвали Торчок, так он Торчком и умер, в молодом возрасте, лет 40 прожил по-моему, со слов отца.
Второго мужика, мясника, ученика и сменщика моего отца звали Юра.
В семидесятые годы, отец с друзьями ездили часто на охоту в Башкирию, в посёлок Тирлян.
 В Тирляне у отца жил друг, уже пожилой мужик был по тем временам, он тоже охотником был. Отец часто у него останавливался на ночлег.
Вот, в один из зимних дней, Отец с Торчком и с друзьями охотниками, в количестве пяти человек, приехали на поезде в город Белорецк, а там пересели на дрезину, дрезина - это тележка, которая двигалась по рельсам на бензиновом мотоциклетном двигателе, или в некоторых случаях маленький поезд на узкоколейке (поезд на узких рельсах, в данное время встречается очень редко в России).
 Отец рассказывал:
 На станции в Белорецке к ним подошёл мужик, с виду на начальника похож - в пальто, в костюме, в галстуке, в ботинках, в ондатровой шапке, и с портфелем. Этот мужик попросился попутно до Тирляна на дрезине с мужиками доехать, отец ему не отказал, мало того - батя ему сказал:
- Вы как руководитель и начальник я вижу! …  Вы должны спереди на почётном месте ехать! – сказал ему мой отец.
- Да! Спасибо вам! – поблагодарил он моего батю.
- На улице градусов 25 мороза, с ветерком, - рассказывал отец мне, а сам со смеху уливается!
- Вот мы с мужиками уселись на дрезину, машинист сзади за управлением, возле двигателя, «начальник» впереди всех, на самом ветру, я за ним спрятался, мужики охотники за мной. – рассказывает отец мне и смеётся!
Отец машинисту крикнул:
- Давай побыстрей! Начальника везём!
- Понял Василий! – крикнул уже знакомый машинист дрезины и на всех парах помчался по рельсам в сторону Тирляна. Расстояние от Белорецка до Тирляна 30 км. Около часа езды.
- Вот прошло минут 20! – рассказывает отец, – Вижу я «начальник наш» съёжился весь! Сгорбился! Воротник в пальто поднял! В ондатровой шапке уши опустил и на подбородке шнурками завязал! Портфель свой двумя руками обнял!
 - Мы с мужиками переглядываемся! И со смеху умираем! – рассказывает отец.
- Прошло больше часа! Пока мы доехали через леса и поля, мимо гор, до Тирляна!
Отец продолжил рассказ:
- Вот Дрезина остановилась, мы слезли с мужиками, а «начальник наш» сидит сгорбившись, в обнимку с портфелем. Я ему говорю:
- Товарищ начальник вам помочь?! 
- Да! Помоги мне встать! – сказал попутчик.
- Лёша! Если бы я сам не видел! То никогда не поверил бы! - сказал мне отец и продолжил...
Отец подошёл к нему спереди и увидел на его носу большую длинную сосульку – образовавшуюся из соплей и слёз в области ноздрей! Отец мне рассказывает, а сам продолжает смеяться!
- Помог я встать и слезть ему с дрезины, а сам смеюсь еле сдерживаюсь! Мужики увидели эту картину и за животы со смеху взялись! Бедный «начальник» даже руки подать не смог, пошёл он на местную ЖД станцию, только на последки сказав:
- Холодно!
Отец с мужиками закинули рюкзаки и ружья за спину, и пошли к Кузьме, так звали друга отца, который жил с женой в Тирляне.
- Пришли мы! – рассказывает отец, - расположились, время было уже часов шесть вечера, вот хозяйка Маша, так звали жену Кузьмы, пригласила нас за стол, я достал три бутылки водки, бутылку коньяка, колбасу, рыбу, мужики консервы достали, тушёнку, Мария картошки наварила целую бадью, Кузьма литр самогона на стол поставил. Весело и сытно посидели.
Вот мы с Торчком договорились разыграть Кузьму и Машу…
Отец продолжил:
- Торчок, когда служил в армии СССР, получил большую дозу радиации, попросту облучился за время службы в ракетной части. И его голова была абсолютно без волос, полностью лысая! Он носил парик, потому как в советское время молодым было стыдно ходить лысыми, (так же и артист Иосиф Кобзон, - много лет носил парик на голове, до самой смерти).
Все мужики об этом знали, да и раньше кроме Торчка, все уже бывали в Тирляне с отцом.
Батя мне рассказывает:
- У меня был с собой стартовый пистолет, мы с мужиками вышли в туалет и договорились пошутить над стариками – хозяевами дома.
 Вот зашли мы с улицы и сели за стол, я говорю Марии:
- Тётя Маша! Я хочу вам фокус показать!
- Ой смешно наверно! Интересно будет! – крикнула Мария.
- Да! Очень страшно будет и удивитесь вы! – сказал отец Марии и Кузьме.
Мужики все сделали серьёзный вид.
- Тёть Маша у вас есть платок? – спросил отец.
- Да! Сейчас! - Мария открыла сундук, и достала оттуда новый платок разноцветный.
Вот Юра, - так звали одного из охотников, подошёл к Торчку и накинул ему платок на голову.
Отец смеётся и рассказывает:
- Я достал из кармана стартовый пистолет и крикнул! - Приготовься!
Повисла тишина.
Выстрел в потолок из стартового пистолета!
Юра снимает платок с головы Торчка, а голова у него лысая как колено!
Старики начинают креститься, тетя Маша молитву читать начала, мы виду не подаём стараемся держаться серьёзно!
- Вот я опять выстрелил! – говорит отец.
Юра накинул платок на голову Торчку, тем самым незаметно одев парик ему на лысину, и затем резко подняв платок с головы. Перед всеми открылась картина, Торчок опять в чёрной кудрявой шевелюре на голове!  Маша с Кузьмой опять креститься начали и молитву причитать!
Отец кричит:
- Тётя Мария!!! Хочешь мы тебе по выстрелу избу новую поставим!!!
А Мария упала на колени и запричитала:
- О Господи! Милочки! Вы мне хоть эту избу сохраните и не развалите! Ничего мне нового больше не надо!
Долго все потом смеялись по доброму!…

Вот такой рассказ, такая история из жизни моего отца.







 


Рецензии