Последняя пристань Тепло и уют 5

Вывела  её  директриса  теперь    через  новую  парадную, которая  выходила  совсем  на другую  улицу,  в отличие  от старого входа.    Володя  уже поджидал  её  там.  Сев в кабину, она  тяжело вздохнула. Вот вроде  бы  всё  наладилось и здесь, вон  какая  радость у  стариков, а на душе  у неё  кошки скребут будто. 

Камень какой – то повис.  Давит в груди,  будто что – то  нехорошее случилось  у неё  самой, или же  у её близких.   Что это такое, она не могла понять и на вопрос Володи  -  Что невесела, Ивановна? -  ответила  -   что видно устала.   

Или болезнь   недавно перенесённая, даёт о себе  ещё  знать.   Володя, да, ведь я не  девочка давно,  а взрослая  женщина.    У меня  же внуки, вон  какие уже  взрослые. Да, что я говорю  тебе, сам видишь их, чуть не каждый день.  А прожитые годы, они  всё равно накладывают отпечаток, даже, если и прожиты  без проблем. У меня  же  их  было, больше, чем достаточно.   

И, всё – таки, годы  её  были здесь ни при чём.  Её  волновало   что – то  совсем другое, а    вот что, она  и сама никак не могла понять.  Она приехала  домой   разбитая и усталая, будто только что, закончила  книгу с   тяжёлым сюжетом и отвратительным концом.   Хотя сама   таких не писала.   В её книгах всё заканчивалось, как нельзя    благополучно, да и сюжет  она  подбирала, как можно  тщательнее. Чтобы   и концовку не  приходилось  долго   придумывать, и читателей  расстраивать.   

Нет, нет.  Это всё     касалось  её  посещения  своих  подопечных.  Просто не было   радости  от этой  поездки,  какой  хотелось бы  ей.    Где – то подвела её, приобретённая за столько лет интуиция.    Что – то не  срасталось  в  этой  песне, то ли  мотив был не тот, то ли  текст не совпадал. Но, что - то ей не нравилось однозначно.  Уж больно сухо, без  всяких  эмоций, присущих  старикам и детям, как правило,  прошла  эта  их встреча. 

Ведь старые любят охать, ахать, благодарить, смаковать все чувства, ощущения. А тут, какое – то безразличие, если не сказать проще,  наплевательство на всё и  вся.  А она ведь старалась.   Они  должны были  сиять от  таких  перемен. Да, они должны были  рыдать и смеяться одновременно. И кричать наперебой о своём новом  положении. 

А они, тихонько и скромно сидели за столом, будто  им  строго настрого запретили это  делать. В смысле радоваться.  Ну,  ничего,  вот поеду к ним на  восьмое марта,  нельзя ведь обидеть женщин, раз  поздравила  мужчин, уж я  постараюсь узнать,  в чём же дело.  И  я думаю, всё  будет по- другому, чем  в этот раз.  Это они   не привыкли  просто  к  своему  новому  житью, вот и вся причина  их  ступора.    Пообвыкнут, поверят, что это   теперь их    повседневная, настоящая  жизнь и  радость появится. 

И, хоть у неё  всё   равно осталось больше вопросов, чем ответов  к себе самой, она, как будто  немного успокоилась.    Дочки её несколько раз  пытались  заговорить с ней  и расспросить о поездке, но видя маму такой, не  настаивали и уходили тихонько к себе. Ничего, отойдёт к вечеру и  сама всё  расскажет обстоятельно, а пока они   довольствовались тем, что рассказал им  о поездке Володя. Хотя его познания  были слишком скромными, ведь он   не был  на  самом празднике.  Помог  разгрузить подарки и,  переехав  к  другому  парадному крыльцу,  покемарил в кабине,  пока  ждал  Нину  Ивановну.  Вот и весь  рассказ.

Но и  к вечеру,  и на другой  день,       Нина Ивановна не находила  ответа, на  мучившие  её вопросы.  И, когда все собрались за празднично накрытым столом, после  поздравлений  сильной половины, она совсем нехотя, рассказала   о своей  поездке.  Дети видели, что маму  гложет что – то,  грызут  какие  - то сомнения и не  дают   ей покоя,  поэтому  не стали  её  больше беспокоить, а постарались отвлечь  от  терзавших  её  мыслей.

Глава 27
 За столом  были все  родные.  Дочки  её,  внуки, зятья, Володя, Арина (подруга)  хозяйки дома.   Арина    вернулась из  длительной    заграничной   командировки,   где  оттачивала  самые  тонкие  штрихи  своей  профессии и  попала, как раз к празднично накрытому столу.   

Арина Петровна знала то, что  иногда  не знали, даже дочки   Ниночки.  Дружили они много лет и были роднее сестёр. Когда Арина овдовела, подруга  подставила ей плечо и уговорила, переехать жить к ним. Что  ей одной  маяться, как неприкаянной, а у них  она  живёт полноценной, насыщенной   жизнью. 

Занимается  своим любимым делом, ландшафтным дизайном, благо территория  под  домом и двором,  позволяет ей  упражняться в этом, хоть день и ночь.    И она,  конечно же,    не  упускала  такой  возможности,  почти каждый месяц,   меняя  окружающий их  дизайн. 

Да, что там через месяц! Иногда  Ниночка не узнавала  свой  дом и двор прямо назавтра, возвращаясь из  очередной  своей  благотворительной поездки.   Уезжая, она  видела одно,  а возвращаясь, вскрикивала     восхищённо  от  красоты какого – нибудь новшества, появившегося  у них   в усадьбе.   

Она знала, что это дело рук Аринушки и радовалась многократно и  на  новшество, и на  золотые руки, выдумки, и  профессиональное  умение   подруги.  Да, эта подруга и с внуками Нины  возилась,  и вела себя  с ними, точно она  одна из них.   

Худенькая,  сохранившая подвижность, она легко взбиралась в свои пятьдесят на дерево, да,  ещё и умудрялась оттуда стрелять из   детского автомата ли,   карабина, чем завоевала у детей огромный  авторитет. Она участвовала во всех их  затеях и начинаниях, они не отставали от неё и платили ей  сторицей. И все были счастливы и довольны друг  другом. 

Своих детей у Арины не было,  и она  была безмерно благодарна своей подруге и её дочкам за внуков.   Получалось, что и она  была бабушкой. Хотя  чаще всего  дети   называли её просто   Аришей, без этого  подчёркивающего - бабушка. 

Ну, какая она бабушка, если на равне с ними лазает по деревьям, стреляет из  автомата;   прячется, играя с  ними  в жмурки. Да, как прячется  то!  Её  не так  - то легко  найти.  Это их  заводило ещё больше,  и они  даже не замечали, что она,   ну очень взрослый человек, в отличие от них самих.   

Арина  знала все секреты  своей  приятельницы и часто, они  секретничали, уединившись  где – нибудь в саду, или же в беседке из  живой  изгороди.   Всё  это   детище   Арины.    Двор она  поделила на три части,  если,  конечно же,  не считать сада. 

Парадная зона, зона отдыха с водоёмом, и  так называемая  - интимная.  В парадной  зоне: цветы в  рабатках, подвесных  кашпо,   низкорослые красивоцветущие    кусты.   Всевозможных  расцветок  гортензии.  Вереск,  дейция,    будлеи,  сортовая  сирень.    Керрия,  багульник,  кольквиция.  Жимолость съедобная,  на радость  внукам, да и взрослым членам этой  большой и  дружной   семьи. Где  абсолютно все  дружили и можно, даже сказать без ложной скромности, любили  друг  друга.

Глава 28
 Дорожки из  камня,  фонтан в виде лотоса. И всё это освещается  вечером  висячими фонарями  на солнечных  батареях.  Вечерний  чай  в беседке, в таком  дизайне,  это непередаваемые  ощущения от всей  этой красоты, аромата, дружеской семейной  атмосферы.   

Зона отдыха:  прудик с лежаками, зонтами,   шезлонгами.   Бассейн  для     малышни.      Грамотно обустроенные  спуски   к воде.    Берега   обсажены    влаголюбивыми  красивоцветущими   растениями.    Тут же натянута сетка для   игр в волейбол.   

Самая  интересная, красивая и значимая для всех  обитателей дома, интимная зона.   С  северной  стороны  она  обсажена   вечнозелёными кипарисами,  узкой  конической  формы,  уходящими, будто в  раскалённое (летом), или застывшее  в остальные времена  года  небо.   

Большая  часть территории состоит из  так называемых  беседок  из  живой  изгороди,  всё  той же  жимолости, барбариса  и бирючины.  Благодаря теневыносливости и высокой восстановительной способности  этих неприхотливых  кустарников, что   являются прекрасным материалом для формирования,  как стригущихся, так и свободно растущих, и  красивоцветущих изгородей.

С помощью густой, мягкой живой стены можно отделить детский уголок или сделать зеленую комнатку для отдыха. И  в   этой комнатке тебе так уютно, так  комфортно. Ведь  растения, они, как и люди. Есть колючие, холодные, с тяжёлой энергетикой. А есть, как в нашем случае -   нежные, ласковые,  подпитывающие тебя  позитивом. Они будто очаровывают тебя,  расслабляют,  располагают.  Или наоборот, дают энергию и закаляют в  жизненной позиции.  В общем,  как ты к ним, так и они к тебе.

Стенки из жимолости, также прекрасный фон для цветника   Они напоминают лабиринт.   Это отдельные  зелёные отсеки, где стоят  скамеечки со столиками.   Или   диванчики под  большими зонтами.   В  некоторых  есть, как детские, так и взрослые качели.    А,  главное, они дают тебе раскрепоститься и вести себя естественно. Быть самим собой, даже, если ты в жизни  совершенно другой человек. Здесь же можно, как бы  проверить себя на   своеобразном  детекторе. Кто ты есть на самом деле.  Уединение, как и одиночество,   дают каждому разобраться в самом себе.  А это, не маловажно в наше   космическое время.

 Дальше  расположен газон,   посреди   которого    расположился  вальяжный  представитель  семейства кошачьих  -  лев.      Он, как бы  охраняет  эту  зону и каждый  может  смело  уединиться здесь, зная, что он под  охраной  самого царя зверей. 

С южной  стороны  расположен розарий.   Когда    цветут  эти  царицы цветов,  это просто не передать словами.   Аромат  забивает  все  остальные  запахи, ну,   а  красота  захватывает дух.  Ни один   цветок не смеет  равняться с ними, да это и  невозможно.    Они вне конкуренции.   

Все три зоны отгорожены друг от  друга,  плетистыми и   вьющимися   розами,  клематисами,  кампсисом,  вьющейся и ползучей    жимолостью. Одно   время  в  этом  участвовал  девичий  виноград, но его пришлось  убрать, так как он  оказался  зелёным  агрессором и чуть  не  засорил  весь участок.    

Хотя  у всего на земле есть свой шарм, обаяние, изюминка. Как у живых существ, так и   всё, что с ними связано в этой жизни на земле.  Осенью,   он   был  похож  на   зарево  пожара,   или  закат,  спустившегося во двор   самого главного на земле светила.  Солнца. Но, что делать? Пришлось всё же расстаться с ним, как ни горько и ни обидно всем было.

 Устал ты  от жгучего солнца у  прудика,  откинь  пару  свисающих   лиан, вместо калитки и очутишься  в прохладном  оазисе  кипарисов, которые, одним своим  стройным и  величественным  видом, запахом свежести   обдают тебя  прохладой.   Они,  как строгие экзаменаторы, или же стражи.   Одновременно, как  бы  обезопасивают тебя и, в то же время, вроде  бы  спрашивают.   А, уж, что тебе делать в данный момент, ты реши сам.

Глава 29
Уединись  в  одном из   отсеков  лабиринта   и,   ты получишь ни с чем несравнимое  удовольствие.   Прохлада  от    болшемеров,  очарование  от  цветущих  роз,     сверкающий  изумрудно  зелёный  газон  навеют тебе  сказочное  ощущение  райского блаженства. 


Ещё  у них  есть  старый  сад.  Его, конечно   же,   нужно было давным давно  выкорчевать, но  все  так  привыкли  к  нему, да и ни у кого  из    домочадцев  не налегает рука  срубить, хотя бы  одно  дерево.   Ведь  все  три девочки,   дочки  Нины  Ивановны,  а затем и их дети росли вместе с ним. Хотя,  как сад  он  давно  уже утратил свою  функцию. 

Так,  если только   прогуляться  среди  плодовых  деревьев, или  покачаться  подружкам     тихонько  на качелях, под  старой яблоней.   Никто не  мешал двум   приятельницам делиться  здесь   своими  взрослыми секретами, или решать  проблему, что была не по силам  им по  -  одиночке. 

Они  наслаждались  ароматом  цветущего ли сада, или же,  уже  поспевающими фруктами и  решали  жизненные проблемы каждой из них.     Осенью они    собирали    разноцветные листья и даже  находили  иногда  яблоко, или грушу, которую делили на двоих.   Зимой  торили    заснеженные   тропинки   и  вдыхали  морозный,   чистый и какой – то необыкновенно вкусный  и  от   этого, будто  пьянящий    воздух.   

Арина  любила  Ниночку за её  доброе и отзывчивое сердце, готовое помочь любому, не  взирая ни на ранги, ни на почести.  Да, какие ранги, ведь её подопечные в большей степени это  малые, старые, больные, брошенные или обиженные судьбой ли, или людьми.   Готовность её помочь любому в трудную минуту, Арина  разделяла вместе  с подругой, негодуя только, когда Ниночку пытались  обмануть ловкие  людишки. 

Ведь она знала, как  нелегко прожила её подруга  свои годы. И что здоровьем она не блещет, да и проблем житейских  хватало  через край, как и у всех.   Но всё же,  она  сумела  остаться   человеком и,  когда её  материальное положение  улучшилось на несколько  уровней.  От этого она стала, только ещё добрее и внимательнее к людям.

Ведь она,   почти,   что содержала и своих родителей  - стариков, и братьев, сестёр и  многочисленных  племянников, которые почему – то считали, это обязательным.   Она же  ни  кому   не выставляла   счета, просто помогала по мере  своих сил и возможности.   

Нередко  они  обижали  её завистью или неблагодарностью, но она  всё и всем прощала. Ну, а как же,  ведь они все родные её.  Да и кто им  ещё поможет, если не она?  Значит  вселенной  так  угодно, чтобы  она и только   она, взяла на себя  часть их  проблем.  Поэтому,   наверное,    и  наградила  её  этим  даром и этим  благосостоянием.    Да,   ведь помогать, это  же   так    прекрасно!   

Если бы можно было  знать, что с  каждым из нас  будет  в   будущем. Да, что там в будущем.  Никто не знает, что с ним  будет  завтра, через час, минуту.  Наверное,   поэтому мы и  делаем  неприглядные поступки, думая,  что  жизнь  ещё так длинна,  и    мы успеем  ещё  всё  исправить. 

Глава 30
А жить нужно действительно  так  -  уходя, не забудь  посмотреть  на  своего близкого  так, как,   если бы  это было в последний раз.  Скажи ему, что – то хорошее, тёплое.  Чтобы он помнил  это в любую  минуту своей жизни,  вспоминая  тебя  теплом.  Помоги   материально, если у тебя есть такая  возможность. 

У  подруг  был  такой  случай в жизни, который  им не забыть никогда.    Как  - то они  гуляли в  городском   парке.  Недалеко от них, также прогуливалась  кампания  из  пяти человек.  Это были люди  сразу  из  трёх поколений, по  всей видимости -   родители, дети и внучка.   Вот  они все  уже, видно    собрались домой и вышли из  парка.   Мужчины стояли  на тротуаре ближе к парку и курили,   женщины с ребёнком  ближе к проезжей  части  улицы.   Приятельницы, чуть в стороне от них и находясь ещё на территории парковой зоны. 

Никто  не успел, ни сориентироваться, ни ойкнуть, ни ахнуть, как на тротуар выскочила  легковая машина на такой скорости, что никакой   бегун профессионал не смог бы ни убежать, ни  увернуться от неё.

Все трое: пожилая женщина, молодая и совсем маленькая девочка оказались в раз,  под колёсами. Машина тут  же умчалась, а мужчины   ещё долго стояли,   оцепенев и не поняв,  наверное, как следует, что же случилось.     Нина  Ивановна и Арина  Петровна  пришли в себя раньше их и  вызвали скорую.

Когда    карета скорой помощи подоспела, пожилая  женщина  была уже  мертва. Двое других, были в  тяжёлом состоянии, но,  слава богу, живы. И потом из   сообщений   массовой информации они узнали, что мама и девочка выздоровели.   

Гуляя снова здесь, немного позже, они  вдруг увидели в высокой траве, под  деревом  паспорт.   Должно быть, это был паспорт той женщины, что погибла.   А может  быть,  он  был  совершенно   из   другой  истории, произошедшей в этом парке. Возможно,  его просто обронили. 

 Женщины    принялись вспоминать  её  облик.   С фото   на них  смотрела  пожилая, смуглая  женщина.   С густой,  как у самой  Нины Ивановны  копной волос, только  седовласая.    Вроде похожа.   А, возможно и нет.   Уж больно  темнокожая.    Штамп регистрации был под размыт,  наверное,  от дождей  и  было  трудно  прочитать адрес   места жительства. Но,  всё же не невозможно.

Они написали  по этому  адресу,   дали объявление в газету, на телевидение, но за паспортом так никто и не пришёл. Сдать его в  паспортный стол, или же хотя бы в милицию,  как – то не  получилось за  множественными проблемами своей жизни.   И паспорт этот,   так и остался  у них, как напоминание о той страшной  катастрофе и о том, что мы, так малы  в  этом  мире  и  живём  одним мигом.  Раз и нет тебя.   

Песчинки, заброшенные на эту планету, которые ветер судьбы  носит в своём направлении. Куда он считает нужным.   Имя  этой женщины  было необычным  - Эврита.     Береговая  Эврита  Арнольдовна.   Что означало   оно?  Эврика?    Или  это имя  заграничного  лада?   Кто знает.  Ведь мы иногда  в этом  так  изощряемся, что и сами потом  удивляемся, как могли додуматься до такого абсурда, или   супер прекрасного.  Не редко, подруги  думали  об этом, причём одновременно, проверив  друг друга лишь кивком головы.   

Глава 31
Много  позже,  Нина  Ивановна  узнала,  что имя это греческое.  Его носила  нимфа,   дочь  царя  Гипподаманта,   которая  родила  от  бога  Посейдона    сына, по имени    Галлирофий.  Но,  он   оказался   впоследствии    нехорошим   персонажем  истории   и  вошёл в число  отрицательных  героев  греческого эпоса.    Но, это проблемы  греческого эпоса, у нас  же всё  происходило  тихо и мирно.   

А вот и пришло время, праздновать женщинам свой праздник.  Как же  необыкновенно  хорош  этот день! Ведь ещё совсем  холодно в наших  краях, а земля будто   зацвела  прежде времени, не смотря  на    весеннюю   прохладу.   

Всюду цветы, цветы, цветы и женские радостные улыбки. И глаза полные нежности, доверия, прощения и очарования.      Мужчины   спешат домой, кто – то с надеждой на прощение,  кто – то на согласие.   Кто – то ждёт этот праздник, как манну небесную  в пустыне, чтобы помириться,   наконец – то, а то ссора затянулась на многие месяцы и надежды на примирение уже никакой. А тут этот   замечательный праздник, этот глоток  свежего воздуха, после  которого будет видно  - да, или нет?

 А сколько   будет признаний  в  любви,  предложений  руки и сердца?  После него задышется легко и свободно  многим. Или   же  они поймут, что это не для них и отступятся со  спокойной душой. Ну, не моё это.   

Да,  этот праздник  ставит многим  точки над  I и это   правильно.  Лучше горькая,  правда, чем  красивая ложь.   Ну, разве  же это не самый  чудесный праздник, который мирит  всех и даёт надежду и радость?   

И,  поэтому    мужчины  терпеливо стоят  у киосков  с  цветами, у ювелирных  отделов  магазинов, и  отделов  нижнего женского белья. Где в обычное время их близко не увидишь. Разве только  ревнивцев, или  стопроцентных  собственников, а то   скряг  невозможных,  которые  и нижнее бельё жене, покупают сами. 

В  семье Нины  Ивановны, так же любили  этот  великолепный праздник.  Здесь никто и никогда не ссорился, поэтому и мириться не нужно было.  Его любили просто так.  Мужская половина   с раннего утра делилась на  несколько  групп и  у каждой были свои обязанности.

Кто – то бежал за цветами,  другие   убирались в комнатах,  хотя в них и так  всегда царил почти идеальный порядок,  стараниями  девочек, не смотря, что  жильцов было предостаточно. Да, ещё же и дети  были разных возрастов. 

Ещё одна группа готовила  праздничный обед, водрузив на голову  колпаки и   подвязав  фартуки.   Малышня  во всём помогала взрослым, причём и девочки.  Они очень любили, когда   домашними делами занимались папы и дяди.   

Нина Ивановна, как и в праздник  мужчин,  собралась ехать к своим подопечным, поэтому встала    ни свет, ни заря.  Ей  хотелось  поехать, как и   в прошлый раз, заранее, но  из  -  за презентации её очередной книги,  не получилось.  Пришлось  договориться с руководителями  всех  трёх  заведений,   поздравить  их всех   прямо на сам праздник. Да, это и прекрасно.  Говорят, дорого  расписное яичко к обеду.   

А так, как  всё же праздник, это святое, то она и решила  ехать   прямо  с  утра,   чтобы  и  подопечным  своим не портить  праздничной программы. И  свою  семью  не нервировать задержкой, сесть за  праздничный   стол вовремя.      Ведь мест, где ей  нужно побывать,   не  мало, и значит нужно выехать пораньше. 

Глава 32
Хорошо, что все  подарки были  куплены и уже упакованы, всё теми же,  бессменными   её  дочками и зятьями.   Володя  уже суетился    возле  своего  железного коня, проверяя,  нет ли каких   накладок. 

Все, кого она   должна  была поздравить, были предупреждены, как и следовало заранее.  Хотя  Нине Ивановне хотелось, хоть разочек,  застать кого нибудь врасплох.

Но это,  как нибудь потом. Только не в этот раз. Пусть праздник  пройдёт без  всяких  там  инсинуаций. Зачем устраивать  проверки в такие   дни.  Этому  найдётся  своё время.  Они, как нибудь нагрянут  с Ариной внезапно, извинившись за свой внезапный визит и,  чтобы не обидеть никого,   сославшись  на  какую нибудь  ситуацию, вынудившую их  это сделать.   Ей очень хотелось увериться   окончательно, что   всё    идёт,   как надо и ей  не  вешают на уши  лапшу  быстрого приготовления. 

А сегодня они  ехали  с Володей сначала в детский дом, затем  в онкоцентр и уж потом в «Тепло и   уют».   Как же хорошо   на душе   от  этих  слов, - думала  Нина Ивановна.  Ведь так  и должно быть человеку, уютно и тепло. И тогда  жизнь не будет казаться ему такой  трудной и прожитой.  Главное, что о тебе   кто – то  заботится.   Что ты не    одинок в этом мире.

Старый  ли  ты, малый, или же в  расцвете лет,    это не важно.  Человек  всегда    должен ощущать, что он  кому  - то нужен в этой жизни. Что он не один, как перст.    Как  ненужный элемент,  выпавший  из  механизма жизни.   Это самое главное и самое важное.  Если бы это понимали  все, жизнь была бы просто прекрасна.  И мы бы не жили, а радовались каждому  мгновению.    

Одарив  младшее поколение, они мчались по запруженным  транспортом улицам    столицы. Володя  был  весь внимание  и  Нине Ивановне никто не мешал думать. А думать  было о чём.  Сколько же  горя на  земле и нельзя его искоренить, видно никогда,   пока  будут  вот такие  родители у детей,    у которых  она, только что была.  И пока будут  такие дети у людей, к  которым она теперь ехала,  размышляла  она.   

Онкоцентр золотая середина. Там  борются   и дети, и их родители. Ни одного  малюсенького  пациента нет  одинокого. Там все сплочены, там боль непременно  уйдёт, раз ей  противостоят таким образом. А платить будет она и такие, как она.   Их же   дело сопротивляться.  И они должны победить.   Как ни страшно от ситуации, но они   здесь  все защищены тем, что  нужны  друг  другу,   своим близким. 

А, вот в двух  других  случаях этого нет и в помине. Там  карабкаются за выживание в одиночку и это – то  и страшно, и ужасно.  Один ведь в поле не воин, это каждый знает, в то же время остаётся один, когда  совсем нельзя  быть одному.   Но  человек  предполагает, а  бог располагает,  и жизнь продолжается, в пику одним, и в фору другим.  И от   этого нельзя  ни убежать, ни спрятаться. Куда убежишь от себя? Это судьба,    наверное. 

За этими думками  она  не  заметила, как впереди показался объект  их  назначения.    Как и в прошлый  раз  их  встречали  толпой, во главе  с  Маргаритой  Сергеевной,  только    теперь уже у нового, главного входа. Но, вывеску  так    не повесили. 

Времени уже было много, поэтому    всей этой же  толпой  быстренько   разгрузили  подарки,  и всё повторилось точь в точь, как в тот, раз, когда она приезжала на двадцать третье февраля.   Ну,  просто один в один, как по заученному сценарию.   Просто зеркальное отражение, двухнедельной давности.  продолжение следует


Рецензии